Майкл Коннелли

В погоне за удачей

«Chasing the Dime» 2002, перевод В. Абашкина

Глава 1

Голос в трубке напоминал шепот — одновременно сдавленный и возбужденный.

Генри Пирс ответил, что звонивший ошибся номером, но сиплый мужской голос настойчиво повторил:

— Где она?

— Не знаю, — произнес Пирс, — мне ничего о ней неизвестно.

— Но это же ее номер. Я нашел его на сайте.

— Нет, вы ошиблись. Здесь нет никакой Лилли. И ни о каком сайте я не знаю. Понятно?

Ничего не сказав в ответ, звонивший прервал разговор. Раздраженный, Пирс тоже положил трубку. Его подключили к новому телефону пятнадцать минут назад, а он уже успел получить два звонка по поводу какой-то Лилли.

Пирс поставил телефон на пол и оглядел полупустую квартиру. Все, что в ней было, это черный кожаный диван, на котором он сейчас сидел, шесть картонных коробок с его визами в спальне да этот злополучный телефон, неожиданно превратившийся в настоящую проблему.

Почти все забрала Никол: мебель, книги, компакт-диски — в общем, все их добро осталось в доме на Эмэлфи-драйв. Точнее, это не она все забрала, а Пирс отдал. Как расплату за свою вину и за то, что все так мерзко получилось. Да, прежнее жилье выглядело симпатичнее. Новая, светлая и добротная квартира в одном из престижных районов Санта-Моники. Но ему пришлось ее оставить. Так же, как и женщину, продолжавшую жить в том доме.

Пирс бросил взгляд на радиотелефон, лежавший на светло-коричневом паласе рядом с диваном, прикидывая, позвонить ли Никол и сообщить, что он переехал из гостиницы на квартиру и у него новый номер. Но лишь покачал головой — он уже переслал ей свои новые координаты электронной почтой. И звонить Никол было против правил, которые она установила, а Пирс обещал выполнять их во время последней встречи прошлым вечером.

Снова раздался телефонный звонок. Наклонившись, он прочел надпись, высветившуюся на дисплее. Снова звонил из Каса-дель-Мар тот же мужчина. Пирс решил не поднимать трубку и записать сообщение на автоответчик, но, поразмыслив, все-таки взял телефон и нажал разговорную кнопку.

— Послушай, парень, что тебе нужно? Ты просто ошибся. Тут нет никого с таким именем...

Звонивший опять повесил трубку, ничего не ответив.

Пододвинув рюкзак, Пирс вытащил оттуда желтый блокнот, в который его ассистентка должна была записать инструкцию по пользованию новым телефоном. Именно Моника Перл договаривалась с телефонной службой, поскольку Пирс был очень занят и всю неделю просидел в лаборатории, готовя доклад к предстоящей презентации. Да и вообще это входило в обязанности секретаря.

Он попытался разобрать ее записи в тусклом свете уходящего дня. Диск солнца уже коснулся переливающейся тихоокеанской глади, а в гостиной Пирса еще не установили светильники. Большинство квартир теперь строится с утопленными в потолке лампами, но эта оказалась исключением. Сама квартира полностью отремонтирована — с новой кухней и окнами, но здание старой конструкции. Установка внутренней проводки в панельном потолке в стоимость ремонта не входила. Пирс не подумал об этом, когда арендовал квартиру. Ему больше были нужны светильники, размещенные вблизи пола.

Быстро пробежав инструкцию по пользованию автоматическим определителем номера и встроенной телефонной книжкой, он понял, что Моника заказала для него полную конфигурацию — с автоматическим определителем имени и координат звонившего, программированием набора нужных номеров, функцией дозвона, пересылкой сообщений и прочими услугами. Отдельно она напомнила, что уже отправила его новый телефонный номер электронной почтой на коммуникационный А-сервер. В этом списке уже были номера 80 абонентов — тех, с кем Пирс был готов говорить в любое время. Почти все они являлись деловыми партнерами — его собственными или его приятелей.

Снова нажав разговорную кнопку, Пирс набрал номер, который Моника указала для настройки доступа к базе телефонных сообщений. В соответствии с инструкцией он установил код входа в базу, выбрав 92102 — тот день, когда Никол объявила, что их трехлетней совместной жизни пришел конец.

Пирс решил не записывать личного приветствия на автоответчик. Лучше пока спрятаться за бесстрастным голосом электронного диктора, который сам сообщит номер и попросит абонента оставить сообщение. Да, такое обращение выглядит обезличенным, но окружающий мир обезличен куда больше.

Когда Пирс закончил программную настройку автоответчика, механический голос сообщил, что на его номер уже поступило девять сообщений. Пирса удивила столь обильная почта — этот телефон был подключен лишь сегодня утром — но тут же мелькнула слабая надежда: а вдруг один из этих звонков от Никол? А может, даже несколько. Что, если она передумала и простила его. Он тут же представил, как отменяет заказ на мебель, сделанный секретаршей, перевозит коробки со своей одеждой назад в дом на Эмэлфи-драйв...

Но увы, от Никол не было ни единого слова. Так же, как ни одного сообщения от партнеров по бизнесу. Вообще лично для Пирса нашлось лишь стандартное приветствие от фирмы по поводу подключения телефона, произнесенное тем же казенным голосом.

Остальные восемь сообщений предназначались некоей Лилли, но ее фамилия не упоминалась. Той, по поводу которой ему уже три раза подряд звонил этот парень. Да и все остальные сообщения были от мужчин. По большей части они содержали названия гостиниц, где они остановились, и номера телефонов, по которым просили связаться. Упоминался и номер сотового телефона какой-то частной фирмы. Кроме того, многие из них сообщали, что нашли ее номер в электронной базе данных или на Интернет-сайте.

Прослушав очередное сообщение, Пирс тут же стирал его. Закончив проверку почтового ящика, он раскрыл блокнот и записал имя этой женщины, Лилли. Поглощенный своими мыслями, Пирс машинально несколько раз подчеркнул его. Лилли — кто бы она ни была, — по-видимому, когда-то и в самом деле пользовалась этим номером, который снова был запущен в ход телефонной компанией, доставшись в конце концов ему, Пирсу. Оценивая возбужденный и одновременно требовательный тон сообщений — преимущественно от мужчин, остановившихся в гостиницах, их довольно однообразное содержание и количество звонков, Пирс решил, что Лилли, очевидно, проститутка. Возможно, компаньонка по найму, хотя какая разница. Неожиданно он почувствовал любопытство и легкую заинтригованность, словно включил камеры наблюдения у себя на работе, видя на экранах, что происходит в коридорах и местах общего пользования его конторы.

Пирс прикинул, сколь долго телефонный номер мог оставаться без пользователя до того, как его подключили к этому телефону. Судя по количеству звонков всего за один день, этот номер еще где-то хранился в памяти — наверное, на том сайте, на который ссылались звонившие, — и люди думают, что это телефон Лилли.

— Вы ошиблись номером, — машинально произнес Пирс, хотя нечасто разговаривал сам с собой, если только не смотрел на экран компьютера или не был увлечен экспериментом.

Он снова раскрыл блокнот, взглянул на сделанные Моникой записи и нашел номер сервисной службы телефонной компании. Пирс спокойно мог — имел полное право — попросить заменить номер. Конечно, он понимал, какие неудобства возникнут в связи с этой мелкой, но раздражающей процедурой, однако внутренний голос убедил его не торопиться со сменой телефонного номера. Пирс еще раз отметил, что слегка заинтригован. Что это за Лилли? И почему, официально отказавшись от номера, она все-таки оставила его на сайте? Похоже, во всем этом была какая-то логика. Интересно, как же она собирается заниматься своим бизнесом, если сохранила в базе данных для потенциальных клиентов неверный телефонный номер? Нет, сама она не могла этого сделать, да и ни к чему. Что-то было не так, и Пирсу захотелось выяснить, что именно и почему.

Был вечер, пятница, поэтому он решил оставить все до понедельника. А номер он всегда успеет поменять.

Встав с дивана, Пирс пересек гостиную и прошел в спальню, где у стены громоздилось шесть картонных коробок с его одеждой, а на полу валялся сложенный спальный мешок, которым он последний раз пользовался года три назад, когда вдвоем с Никол посещал Йосемитский национальный парк. В те добрые времена, когда он спокойно занимался любимым делом, еще не начался этот бег наперегонки и цель была ясна.

Пирс вышел на балкон, окинув взглядом холодный и синий океан. Его квартира была на двенадцатом этаже. Перед ним простиралась широкая панорама — от городка Венис на юге, далее вдоль горного хребта, опускающегося к самому морю, и до Малибу на севере. Солнце уже скрылось за горизонтом, но в небе еще переливались фантастические всполохи оранжевого и фиолетового оттенков. Влажный и прохладный океанский бриз заметно бодрил. Пирс сунул руки в карманы брюк. Слева пальцы нащупали монетку, и он извлек ее на свет — десять центов. Еще одно символическое напоминание, во что превратилась его жизнь.

Были видны повторяющиеся вспышки неоновых огней на колесе обозрения в районе приморского парка. Невольно вспомнились события двухлетней давности, когда их фирма арендовала этот парк аттракционов для проведения вечеринки в честь получения первой партии патентов по конструированию молекулярной памяти. Никаких билетов и очередей, катайся на любом аттракционе сколько влезет. Они с Никол выбрали одну из открытых желтых гондол на колесе обозрения и крутились не меньше получаса. В тот вечер тоже было довольно прохладно, поэтому они сидели, плотно прижавшись друг к другу и наблюдая, как солнце медленно опускается в океан. И теперь Пирс смотрел на пристань и на солнечный закат, вспоминая о том вечере.

Поразмыслив, он вдруг понял, что снял эту квартиру во многом из-за вида за окном, который напоминал о Никол. Типичная подсознательная патология, которую Пирс не собирался сейчас анализировать.

Положив монету на ноготь большого пальца, он щелчком подбросил ее и несколько мгновений наблюдал, как она растворяется в сумерках. Под ним находился сквер — полоска зелени между жилыми кварталами и пляжем. Пирс заметил, как внизу мелькают силуэты бездомных, устраивающихся на ночлег в своих спальных мешках. Возможно, кому-то из них и достанется этот десятицентовик.

Снова зазвонил телефон. Вернувшись в гостиную, он взглянул на мерцавший в темноте светодиодный экранчик. Пирс поднял трубку и прочитал показания определителя — звонок был из отеля «Плаза». Переждав еще пару звонков, он произнес:

— Вы опять насчет Лилли?

Последовала длинная пауза, но было ясно, что кто-то мнется с ответом. В трубке раздавались приглушенные звуки работающего телевизора.

— Вам нужна Лилли?

Наконец мужской Голос ответил:

— Ну да, она там?

— Ее сейчас нет. Можно узнать, где вы взяли этот номер?

— На сайте.

— Каком сайте?

Трубку повесили. Еще несколько секунд подержав трубку около уха, Пирс тоже положил ее и задумчиво зашагал по комнате. Но не успел он ее пересечь и пару раз, как телефон снова зазвонил. Пирс сразу включил разговорную кнопку, даже не взглянув на дисплей.

— Вы ошиблись номером! — раздраженно выпалил он.

— Послушай, Эйнштейн, это ты?

Пирс улыбнулся — наконец-то позвонили и хозяину телефона. Он узнал этот голос, принадлежавший Коуди Зеллеру, одному из тех, кто был внесен в его личный список абонентов. Зеллер нередко называл Пирса Эйнштейном — одним из прозвищ, которые тот получил от друзей в колледже. Зеллер был для него в первую очередь другом и лишь потом — деловым партнером. Коуди работал консультантом по компьютерной безопасности и за прошедшие годы — по мере того как компания решала все более крупные задачи, — разработал для Пирса множество защитных программных продуктов.

— Прости, Коуди, — извинился Пирс. — Я думал, это кто-то другой. На мой новый номер приходит множество звонков на чужое имя.

— Новый номер, новый адрес. Уж не хочешь ли ты сказать, что свободен и снова одинок?

— Полагаю, да.

— Эй, парень, а что там с Ники?

— Не знаю. И не хочу об этом говорить.

Пирс чувствовал, что обсуждение этой проблемы с друзьями может привести к полному разрыву их отношений.

— Тогда я скажу тебе, что случилось, — продолжил Зеллер. — Слишком много времени в лаборатории и слишком мало под одним одеялом. Я же тебя предупреждал, старик.

Зеллер рассмеялся. Он всегда находил выход, умел трезво взглянуть на любую ситуацию, точно выделить суть и отбросить шелуху. Искренний смех на другом конце провода подсказал Пирсу, что друг не слишком-то сочувствовал ему. Сам Зеллер был холост, и Пирс не мог припомнить, чтобы у него были сколько-нибудь долгие отношения с подругами. Сразу по окончании колледжа он поклялся Пирсу и остальным приятелям, что никогда не будет сторонником примитивной моногамии. Зеллер был неплохо знаком с Никол. По роду своей деятельности — как эксперт по вопросам безопасности — он анализировал присылаемые на компьютер заявления желающих устроиться в фирму, а также предложения инвесторов. По этому поводу ему часто приходилось иметь дело с офицером службы информационной безопасности компании Никол Джеймс, которая теперь уже не занимала эту должность.

— Да, знаю, — ответил Пирс, хотя ему не хотелось продолжать разговор на эту тему с Зеллером. — Но это я слышал и раньше.

— Что ж, может, теперь ты наконец стряхнешь с себя пыль, и мы развлечемся в один из ближайших выходных?

Зеллер жил в Малибу и почти каждый день занимался серфингом. Прошло почти десять лет с тех пор, как Пирс регулярно укрощал с ним прибрежные волны. Фактически у него сейчас даже не было доски, которая осталась в доме на Эмэлфи-драйв и валялась в гараже рядом с байдаркой.

— Не знаю, что ответить, Коуди. Мне надо еще повозиться с проектом. И не думаю, что мой распорядок сильно изменится, потому что она...

— Это точно. Ведь она для тебя была всего лишь невестой, а не проектом.

— Я не это имею в виду. Просто не думаю, что...

— А как насчет сегодняшнего вечера? Предлагаю расслабиться. Прошвырнемся по городу, как в старые добрые времена. Не забудь надеть свои черные джинсы, приятель.

Зеллер раскатисто рассмеялся, но Пирсу было не до веселья. Для него те старые деньки не казались такими уж добрыми. У него никогда не было азарта настоящего игрока. И его стилем были синие, а вовсе не черные джинсы. Он предпочел бы провести бессонную ночь в лаборатории рядом со сканирующим туннельным микроскопом, чем торчать в ночном клубе или заниматься сексом, подогревая себя спиртным.

— Пожалуй, я пас, старик. У меня полно работы, и сегодня вечером придется зайти в лабораторию.

— Хэнк, дай своим молекулам небольшую передышку хотя бы этой ночью. Давай разомнемся, ты придешь в себя и расшевелишь свои молекулы. Заодно расскажешь, что там у вас с Ники случилось, ну а я, естественно, выражу тебе свои искренние соболезнования.

Зеллер был единственным человеком, который называл его Хэнком, чего Пирс не мог терпеть от других. Но у Пирса хватало ума, чтобы сообразить — стоит ему попытаться остановить Зеллера, как это ненавистное имя прилипнет к нему навсегда.

— Позвони мне в другой раз, ладно?

Но Зеллер продолжал настаивать на своем, и Пирс пообещал ему выкроить один из вечеров в следующие выходные для совместных развлечений. Ничего определенного по поводу серфа он так и не ответил. Коуди наконец повесил трубку, то же самое сделал и Пирс. Потом поднял с пола рюкзак и направился к выходу.

Глава 2

С помощью кодовой магнитной карты Пирс открыл гараж, примыкавший к «Амедео текнолоджиз», и поставил свою «БМВ-540» на привычное место. При его приближении к зданию лаборатории двойные двери раздвинулись, за ними Пирса встретил ночной охранник, сидевший на небольшом возвышении за столом.

— Спасибо, Рудолфо, — сказал Пирс, проходя мимо.

Пользуясь электронным кодом, он поднялся в лифте на третий этаж, где размещались административные службы. Потом бросил взгляд на видеокамеру, висевшую в углу, и слегка кивнул, хотя сомневался, что Рудолфо наблюдает за ним. Просто, как обычно, ведется запись, если в будущем вдруг понадобится.

В коридоре третьего этажа Пирс открыл шифровой замок своего кабинета и вошел.

— Свет, — привычно произнес он, направляясь к столу.

Зажглось верхнее освещение. Пирс включил компьютер и ввел загрузочный пароль. Перед тем как приступить к работе, подключился к телефонной линии и быстро проверил электронную почту. Было восемь часов вечера. Ему нравилось работать по вечерам, когда вся лаборатория находилась в его распоряжении.

Из соображений безопасности Пирс никогда не оставлял компьютер включенным или подсоединенным к телефонной линии, когда отлучался даже ненадолго. По той же причине у него не было ни сотового телефона, ни пейджера, ни электронного органайзера, хотя изредка он пользовался ноутбуком. Пирс был очень мнительным — недаром Никол шутливо называла его шизофреником, — но вместе с тем крайне предусмотрительным и прагматичным в своей исследовательской работе. Он понимал, что, как только подсоединялся к внешней линии связи, возникавший риск утечки информации можно было сравнить с опасностью напороться на корягу на дне незнакомого озера или подцепить триппер от случайной незнакомки. Никогда не знаешь, какая сволочь залезет в информационную систему твоего компьютера. Есть немало типов, которые испытывают от этого сексуальное возбуждение. Но такое примитивное удовольствие ничто по сравнению с одержимостью уместить весь мир на крошечной монетке.

Ему пришло несколько сообщений, но лишь три из них он решил прочитать сразу. Первое было от Никол, поэтому он открыл его первым, по-прежнему в глубине сердца храня слабую надежду, но осознал, что становится уж слишком сентиментальным.

Однако письмо было совсем не такое, как он ожидал, деловое и холодное и никак не связанное с их личной размолвкой. Всего лишь последнее деловое сообщение от бывшей сотрудницы, которая отправилась на поиски лучшей доли — как в смысле карьеры, так и любви.

Хьюлетт,

Я отсюда отваливаю.

Все, что тебе понадобится, найдешь в папках. Кстати, дело Бронсона вызвало шумиху в печати — первой отреагировала «СХМН». В целом, ничего нового, но, возможно, ты захочешь взглянуть.

Спасибо за все и желаю удачи,

Ник

Пирс еще несколько секунд разглядывал письмо. Он заметил, что сообщение отправлено в 16.55, всего несколько часов назад. Отвечать никакого смысла не было, поскольку уже в 17.00 Никол сдала свою магнитно-кодовую карту и ее электронный адрес был удален из системы. Можно быть твердо уверенным, что, как только она ушла, система тут же вычеркнула ее имя из списков.

В письме Никол называла его Хьюлетт, что Пирса весьма удивило. Ведь раньше она использовала это обращение лишь в минуты нежности как тайное имя любимого. Все дело было в его инициалах — ХП, от «Хьюлетт-Паккард», названия гигантской фирмы по производству компьютеров, которая сейчас выступала в роли Голиафа, а компания самого Пирса на ее фоне выглядела легендарным Давидом. Никол всегда произносила это прозвище с милой улыбкой. Только ей могло прийти в голову окрестить его именем одного из главных конкурентов. Но любопытно, почему она так обращается к нему в этом последнем письме? Интересно, улыбалась ли Никол, когда писала его? Улыбка пополам с горечью? А может, она еще сомневается в своем решении? И есть шанс все поправить?

Пирс и раньше не понимал, какими мотивами руководствуется Никол, не мог понять это и сейчас. Он коснулся руками клавиатуры и сохранил это сообщение, отправив его в папку, где собирал электронные письма Никол за три года их знакомства. Всю их историю — с радостными и грустными страницами, развивавшуюся от обычных деловых отношений до любовной связи, — можно было легко проследить по этим письмам. Около тысячи сообщений. Пирс сознавал, что хранить такую почту глупо, но ничего не мог с собой поделать. Он также хранил и некоторые сообщения своих партеров по бизнесу. Да и папка Никол начиналась как деловая переписка, но постепенно от делового партнерства они, как ему думалось, перешли к партнерству по жизни.

Он пробежал глазами весь список посланий от Никол Джеймс, обращая внимание прежде всего на рубрику «Предмет сообщения», как обычно мужчина просматривает фотографии бывшей подруги. Некоторые из них вызвали у него невольную улыбку. Никол всегда была мастерицей по придумыванию остроумных и саркастических подзаголовков. Позднее в случае необходимости она писала резко и лаконично, а иногда могла и поддеть, причем весьма едко. Внимание Пирса привлекла одна строчка — «Куда ты провалился?» — и он открыл это сообщение, которое пришло четыре месяца назад и, пожалуй, служило верным индикатором того, что с ними случилось потом. В его сознании это письмо отложилось как стартовая точка окончательного разлада.

Мне просто интересно, где ты теперь обитаешь, потому что я не видела тебя на Эмэлфи-драйв уже четверо суток.

Похоже, у нас ничего на получается, Генри. Надо бы поговорить, но ты никогда не бываешь дома. Может, зайти к тебе в лабораторию, чтобы обсудить наши общие дела? Если так, то весьма печально.

Пирс припомнил, как после этого письма сразу отправился домой, чтобы поговорить с ней, в результате чего и произошел их первый разрыв. Он прихватил чемодан с вещами, четыре дня прожил в гостинице, непрерывно забрасывая Никол электронными сообщениями, цветами, и, наконец, ему милостиво разрешили вернуться в дом на Эмэлфи-драйв. Он прилагал дьявольские усилия, чтобы сохранить стабильность, и всю неделю возвращался домой не позже восьми, пока снова не выбился из режима и почти целыми сутками не стал торчать в лаборатории.

Пирс закрыл сообщение, а затем и всю папку. Он собирался когда-нибудь распечатать все эти письма, перечитать, как роман. Он понимал, что эта будет избитая и не слишком оригинальная история о том, как мужская одержимость своим делом погубила любовь. А сам роман можно было бы назвать «История величиной с монету».

Вернувшись к текущей почте, Пирс наткнулся на послание от своего сотрудника Чарли Кондона. Это было обычное напоминание, сделанное перед выходными по поводу рабочих планов на ближайшую неделю. В строке «Предмет сообщения» имелась ссылка на проект «Протей», о котором Пирс сообщил Чарлзу пару дней назад.

Это дело касалось самого «Бога», который должен был приехать в среду и пробыть у них до 10.00 четверга. Гарпун наточен и готов к бою. И попасть надо точно в цель, а не то останешься в дураках.

* * *

Пирс не спешил с ответом. «Бог» так и так припрется. Да, они очень рассчитывали на встречу с этим господином. Более того, на эту встречу поставлено практически все, что у них было на данный момент. Под «Богом», подразумевался Морис Годдар[1] — их потенциальный инвестор из Нью-Йорка. Прежде чем принять окончательное решение, он хотел ближе познакомиться с проектом «Протей». Уже в ближайший понедельник им надо подготовить все документы для патентования, чтобы начать интенсивные поиски инвесторов, если этот «Бог» вдруг откажется.

* * *

Последнее сообщение было от Клайда Вернона, возглавлявшего в «Амедео» службу безопасности. Пирс заранее попробовал угадать, о чем это послание, и не ошибся.

Целый день пытаюсь добраться до тебя. Надо бы потолковать насчет Никол Джеймс. Позвони, как освободишься.

Клайд Вернон

Пирс прекрасно понимал: Вернон хотел узнать, что именно было известно Никол и причину ее неожиданного ухода. И разумеется, как самому Вернону следует действовать в этой ситуации.

Пирс ухмыльнулся, заметив, что глава службы безопасности подписал письмо своим полным именем, и, решив не терять времени на оставшиеся сообщения, выключил компьютер, не забыв сначала отключиться от телефонной линии. Покинув свой кабинет, он вышел в коридор, направляясь к кабинету Никол. Бывшему кабинету.

Пирс знал шифры всех дверей на третьем этаже и воспользовался одним из них, чтобы войти в ее офис.

— Свет, — сказал он по привычке.

Но верхние светильники не отреагировали, ведь звуковые сенсоры были еще настроены на голос Никол. Вероятно, настройку поменяют уже в ближайший понедельник. Пирс нащупал стенной выключатель и зажег свет.

Ее письменный стол был пуст. Никол сказала, что покинет «Амедео текнолоджиз» в пятницу в 17.00, и выполнила свое обещание в точности, послав Пирсу на прощание последнюю электронную весточку.

Он присел в кресло, ощущая слабый аромат знакомых духов — с приятным сиреневым оттенком. Открыл один из ящиков ее стола: там не было ничего, кроме пустой папки. Итак, Никол ушла, никаких сомнений. Он проверил другие ящики, все они были пусты. Лишь на дне одного Пирс обнаружил небольшую коробку, которая была наполовину заполнена ее визитными карточками. Он взял одну и прочитал:

Никол Р. Джеймс

Начальник информационного отдела,

инспекция общественной информации

Амедео текнолоджиз

Санта-Моника, Калифорния

Пирс сунул карточку в коробку, задвинув ее поглубже в ящик, потом поднялся и подошел к стеллажам с папками напротив письменного стола.

Никол требовала, чтобы оставляли печатные копии всех важных информационных сообщений. В результате четыре больших шкафа были доверху набиты сведениями по тематике их исследований. Взяв ее ключи из стола; Пирс открыл шкаф и выдвинул ячейку с надписью «Бронсон», откуда извлек синюю папку. Самую важную информацию о конкурентах Никол всегда хранила в папках синего цвета. Быстро перелистав копии статей и фотографии, он заметил свежую вырезку из «Сан-Хосе меркьюри ньюс». Кроме этой статьи, все остальные материалы были ему знакомы.

В репортаже сообщалось об одном из их конкурентов — частной фирме, получившей кредит для продолжения работ. В общих чертах Пирс уже знал об этой сделке от Никол. В мире высоких технологий сведения распространяются быстро. Намного быстрее, чем обычные новости. Статья повторяла то, что уже было известно, но вместе с тем было и кое-что свеженькое.

«Бронсон» получает субсидии от японцев

Рауль Пьюг

Базирующаяся в Санта-Круз фирма «Бронсон текнолоджиз» подписала партнерское соглашение с японской «Тагава корпорэйшн», согласно которому последняя берется финансировать проект по разработке молекулярной электроники, о чем обе стороны объявили в понедельник.

Условиями соглашения предусмотрено, что в ближайшие четыре года «Тагава» предоставит 12 млн. долларов для проведения исследовательских работ. За это японской стороне обещано 25% прибыли от реализации проекта.

Эллиот Бронсон, президент основанной шесть лет назад компании, сообщил, что выделяемые средства позволят его фирме выйти на лидирующие позиции и создать первую действующую модель компьютера на основе молекулярной электроники. Бронсон и другие совладельцы этой фирмы, включая несколько университетов и правительственных агентств, участвуют в разработке оперативных запоминающих устройств (ОЗУ) молекулярного типа и создании на их основе интегральных электронных схем. Хотя поиски в области практической молекулярной электроники начались не более десяти лет назад, считается, что принципиально новые типы ОЗУ и каналов связи вызовут коренной переворот во всей электронике. Помимо прочего, новые системы представляют явную угрозу многомиллиардным прибылям компаний — производителей традиционных компьютеров на кремниевых микросхемах.

Потенциальная значимость и область практического применения молекулярных компьютеров представляются безграничными, что и вызывает такую лихорадочную научно-технологическую гонку среди компаний-конкурентов. Молекулярные микросхемы будут намного мощнее и одновременно компактнее по сравнению с используемыми сейчас кремниевыми чипами.

«От диагностических микрокомпьютеров, которые могут быть встроены в стенки кровеносных сосудов, до „умных улиц“, когда такие устройства вводятся непосредственно в дорожное асфальтовое покрытие и управляют движением, — таков примерный диапазон использования новых устройств, в результате чего окружающий мир должен полностью измениться, — сообщил Эллиот Бронсон во вторник после подписания договора. — И наша компания старается максимально приблизить эти перемены».

Среди основных конкурентов Бронсона следует выделить «Амедео текнолоджиз» из Лос-Анджелеса, а также «Мидас молекьюлар» из г. Роли, шт. Сев. Каролина. Кроме того, можно упомянуть знаменитую «Хьюлетт-Паккард», которая сотрудничает в этой области с Калифорнийским университетом (Лос-Анджелес). Помимо упомянутых компаний, работами в области нанотехнологий[2] и молекулярных ОЗУ занимается более десятка университетских лабораторий и частных фирм. Частично в таких разработках задействовано и агентство по поддержке перспективных научно-исследовательских работ при министерстве обороны США.

Вместо разработки этих проектов правительственными организациями или университетами было решено опереться на исследования передовой группы частных компаний. Сам Бронсон объяснил, что достигнутое соглашение позволит его фирме существенно ускорить экспериментальные исследования без необходимости обращаться за финансовой поддержкой к правительству или университетскому руководству.

«Эти правительственные конторы и крупные университеты неповоротливы, как крупные морские линкоры, — заметил Бронсон. — Чтобы выйти на верное направление и не напороться на мель, они непрерывно оглядываются и осторожничают. Каждый маневр и выход на курс у них занимает слишком много времени. Но в нашей области все меняется чрезвычайно быстро, поэтому в данный момент выгоднее использовать юркие катера».

Меньшая зависимость от правительственных и университетских чиновников одновременно означает и большую свободу в патентовании, что для таких разработок имеет очень большое значение, особенно в долгосрочной перспективе.

За последние пять лет в молекулярной компьютеризации достигнуты заметные результаты, особенно это касается компании «Амедео текнолоджиз», которая является несомненным лидером по уровню практических достижений. «Амедео» — старейшая компания в этой области. Ее основал и возглавляет Генри Пирс, 34 года, выпускник Стэнфордского университета, химик по специальности. Им уже получено несколько патентов на разработку молекулярных каналов связи, молекулярной памяти и логических элементов — базовых компьютерных блоков.

Но Бронсон надеется, что финансовая поддержка со стороны «Тагавы» позволит их компании обойти конкурентов и укрепить свои позиции.

«Думается, нас ожидает напряженная и долгая борьба, но мы рассчитываем первыми выйти на финишную прямую, — заявил он журналистам. — При такой мощной поддержке успех гарантирован».

Поиски надежных и крупных источников финансирования — «китов» на жаргоне специалистов в области передовых технологий — особенно актуальны для небольших по размерам компаний. Бронсон в этом смысле идет по стопам «Мидас молекьюлар», которая в начале этого года добилась кредита в размере 10 млн. долларов от одной канадской фирмы.

«Чтобы сохранить свою конкурентоспособность, другого пути просто нет, — говорит Бронсон. — Поскольку все основные инструменты и приборы для наших исследований очень дороги, для оборудования лаборатории и начала работ необходимо потратить не менее миллиона долларов».

Хотя руководство «Амедео текнолоджиз» не подтверждает эту информацию напрямую, но ходят упорные слухи, что фирма также подыскивает крупного инвестора.

«Сейчас все охотятся на китов», — шутливо заметил Дэниел Ф. Дейли, совладелец «Дейли и Миллз», инвестиционной компании из Флориды, которая проявляет интерес к разработкам в области нанотехнологий. «Вливания в несколько десятков тысяч долларов тратятся слишком быстро, поэтому все хотят „заправить полные баки“, чтобы добраться до конечной станции без остановок, — то есть найти одного крупного инвестора, который согласился бы профинансировать целиком весь проект».

Пирс положил на место газетную вырезку и захлопнул папку. В этой заметке он нашел не слишком много нового, однако его заинтриговала фраза, брошенная Бронсоном по поводу молекулярной диагностики. Пирс задумался: или Бронсон просто старался подать свои работы в более привлекательном для публики виде, или же ему было известно что-то о разработках Пирса. И не попытка ли это бросить вызов, опираясь на полученные японские деньги?

Если это и в самом деле так, то очень скоро ему предстоит испытать потрясение. Пирс положил папку на место и закрыл ящик.

— Не продешеви, дружище Эллиот, — негромко проговорил он.

Выходя из кабинета, Пирс выключил свет.

Шагая по коридору, он мельком взглянул на доску объявлений, которую все шутливо называли «стеной славы». Почти шесть метров занимали вырезки статей о фирме «Амедео» и самом Пирсе, включая сообщения по поводу полученных патентов и исследовательских результатов. В рабочие часы он здесь не останавливался, лишь когда никого рядом не было, он бросал на эту стену взгляд, испытывая легкую гордость. Ведь это являлось своеобразной летописью его достижений. Большая часть статей была из научных журналов, и обывателю они мало что могли сказать. Но изредка информация о компании и ее достижениях просачивалась в печать.

Пирс остановился перед листком, который вызывал у него наибольшую гордость. Это была обложка журнала «Форчун» пятилетней давности. На ней была его фотография — тогда Пирс собирал волосы в «хвостик», — где он держал в руках пластиковую модель простого молекулярного канала связи, за изобретение которого только что получил очередной патент. Заголовок справа от снимка вопрошая: «Самый значительный патент следующего тысячелетия?» А в небольшой приписке внизу говорилось: «Именно так думает 29-летний вундеркинд Генри Пирс, держащий в руках молекулярный переключатель каналов, который является ключом к новой эре компьютеризации и электроники».

Прошло пять лет, но, глядя на эту журнальную обложку, Пирс испытывал ностальгию по тем временам. Именно тогда он избавился от дурацкого имиджа вундеркинда и впервые предстал перед широкой публикой совсем в ином виде. А яростная гонка за результатами пошла на полном серьезе. К нему стали наведываться инвесторы, причем чаще, чем к конкурентам. Самое лучшее воспоминание о тех днях касалось момента, когда Пирс лично подписал чек на покупку сканирующего электронного микроскопа.

Но одновременно очень выросли нагрузки и ответственность. И это ощущение постоянного давления — как можно быстрее закончить очередной этап и тут же перейти к следующему. А затем к другому, и так до бесконечности. Но даже если можно было бы все поменять, он все равно не стал бы возвращаться назад. Да и возможности такой попросту нет. Но Пирсу нравилось мысленно оглядываться на тот памятный момент в своей судьбе. И в этом не было ничего порочного.

Глава 3

Лабораторный лифт опускался так медленно, что было невозможно понять, двигается ли он вообще. И лишь цифры на верхней панели давали об этом хоть какое-то представление. Лифт специально спроектировали таким образом, чтобы максимально снизить уровень вибрации в здании. Колебания были главными врагами высокоточных измерений, и особенно микроэлектронной спектроскопии.

Наконец двери медленно открылись, выпустив Пирса в коридор подвального этажа. Опять воспользовавшись кодовой магнитной картой, он вошел в дверь, расположенную сразу за шлюзом-пропускником, и затем через короткий проход — во вторую дверь с шифровым замком, за которой и находилась собственно лаборатория.

Она состояла из нескольких лабораторных помещений меньшего размера, сгруппированных вокруг центрального, или, как они его называли, «дневного», заяа. В ней не было ни единого окна, а все стены изнутри были покрыты электромагнитным изолятором из медных пластин для защиты от наружных электронных шумов. Снаружи стены большой комнаты были украшены рамками с увеличенными копиями иллюстраций из книги Доктора Суса «Хортон слышит вас!»[3].

Слева от входа располагалась химическая лаборатория. Это была «чистая комната», где получали охлажденные химические растворы молекулярных переключателей. Там же размещался и инкубатор для проекта «Протей», который сотрудники называли фермой по выращиванию клеток.[4]

Напротив химической была проводниковая лаборатория (на их жаргоне «печное отделение»), к которой примыкала лаборатория электронной микроскопии, или «изобразительная», как чаще ее называли. В дальнем углу центрального зала находился вход в лазерную лабораторию, где была усиленная медная защита от электронных помех. Сейчас лабораторный зал выглядел опустевшим — все компьютеры выключены, у испытательного стенда тоже пусто, но Пирс уловил знакомый запашок горелого углерода. Заглянув в журнал регистрации, он обнаружил, что Грумс загрузил в печь очередную партию, но еще не вытащил ее. Подойдя к монтажной комнате, Пирс заглянул через стеклянный глазок, но ничего толком не рассмотрел, открыл дверь и вошел. В нос ему сразу ударил жар и густой запах. Вовсю работала вакуумная печь, в которую, судя по всему, недавно заложили партию углеродных проводов для прокалки. Вероятно, Грумс решил, пока жарятся провода, немного перекусить. В этом не было ничего странного. Действительно, запах каленого углерода довольно трудно переносить, особенно без привычки.

Пирс закрыл дверь печного отделения, подошел к компьютеру, стоявшему рядом с измерительным стендом, и включил его, введя соответствующий пароль. Потом быстро пробежал глазами таблицу результатов испытаний, к которым Грумс приступил после того, как Пирс отъехал домой, чтобы установить телефон. Судя по всему, он уже успел провести две тысячи испытаний новой комбинации из двадцати переключателей. Химически синтезированные переключатели являлись базовыми электронными фильтрами, которые в один прекрасный день могут — и будут — использоваться в каналах связи нового поколения компьютеров.

Пирс придвинулся поближе к экрану. Он заметил полупустую кружку с кофе, забытую на соседнем столе. Кофе был черный, значит, кружка принадлежала Ларраби, иммунологу, занимавшемуся проектом «Протей». Все остальные в этой лаборатории обычно пили кофе со сливками.

Пирс прикидывал, что лучше — продолжить анализ результатов испытаний новых фильтров или же посетить лабораторию электронной микроскопии и ознакомиться там со свежими данными по «Протею», которые подготовил Ларраби. При этом его взгляд машинально скользил по стене за монитором, где он заметил десятицентовик, прикрепленный к стенке скотчем. Кто-то из сотрудников приклеил эту монету еще несколько лет назад. На первый взгляд дурацкая шутка, а на самом деле — символ их главной цели. Иногда даже кажется, что монета их поддразнивает, а отчеканенный Рузвельт намеренно отворачивает свой гордый профиль.

И тут до Пирса дошло, что сегодня вечером ему не удастся толком поработать. Он провел множество вечеров и даже ночей в стенах этой лаборатории, потеряв свою Никол и много чего другого. Теперь же, когда Пирс был свободен и мог работать сколько угодно, не опасаясь упреков и обвинений, он вдруг понял, что трудиться, по крайней мере в данный момент, не способен. И если ему когда-нибудь еще удастся поговорить с Никол, он обязательно скажет об этом. Очевидно, это означает, что он изменился. А может, и для нее это будет важно.

Сзади громко хлопнула входная дверь, и от неожиданности Пирс даже подпрыгнул на стуле. Он обернулся, ожидая увидеть вернувшегося с перерыва Грумса, но вместо этого заметил, как через пропускник в лабораторию пробирается Клайд Вернон. Это был коренастый широкоплечий мужчина с узким венчиком седых волос вокруг черепа. Лицо постоянно имело воспаленно-красноватый оттенок, отчего казалось, будто он чем-то взволнован. В свои пятьдесят пять лет Вер-нон был самым пожилым сотрудником их компании. Наверное, сразу за ним по возрасту шел Чарли Кондон, которому не было и сорока.

Похоже, в данный момент Вернон был и в самом деле возбужден.

— Клайд, ты меня напугал, — произнес Пирс.

— Я не хотел.

— Мы проводим здесь очень чувствительные аналитические измерения. Такой сильный дверной стук может легко сорвать эксперимент. Хорошо еще, что я просто просматривал результаты, а не занимался измерениями.

— Прошу прощения, доктор Пирс.

— Не называй так меня, Клайд. Просто Генри. А теперь попробую угадать причину твоего появления; похоже, ты меня разыскивал, потом Рудолфо тебе сообщил, что я здесь, и ты примчался из дома. Надеюсь, ты живешь не очень далеко отсюда, Клайд?

Но Вернон проигнорировал блестящий дедуктивный метод Пирса. Вместо этого он сказал:

— Нам надо поговорить. Ты прочитал мое сообщение?

Они только начали узнавать и притираться друг к другу. Вернон был старейшим по возрасту работником «Амедео», но одновременно являлся и новичком. Пирс уже обратил внимание, что Клайд с трудом соглашается обращаться к нему по имени. Возможно, из-за разницы в возрасте. Хотя Пирс являлся президентом компании, но он был на двадцать лет моложе Вернона, который появился у них лишь несколько месяцев назад, до этого отработав двадцать пять лет в ФБР. Похоже, Вернон считал неприличным обращаться к начальнику по имени, а груз прожитых лет и жизненный опыт сопротивлялись обращению «мистер Пирс». Зато «доктор Пирс» казалось вполне соответствующим научному положению и званию, поэтому Вернон предпочитал именно такую форму обращения. Кроме того, его наивная хитрость состояла в том, чтобы по возможности никогда не обращаться к Пирсу по имени. Хотя бы в тех случаях, когда это формально приемлемо, особенно в электронных сообщениях и телефонных разговорах.

— Я просмотрел твое письмо всего пятнадцать минут назад, — сказал Пирс. — Меня не было в офисе. Я собирался тебе позвонить, как только здесь закончу. Ты хотел поговорить насчет Никол?

— Да. Что с ней случилось?

Пирс неопределенно пожал плечами.

— Случилось то, что случилось, — она уволилась. Ушла с работы, а заодно, хм, и от меня. Хотя ты, наверное, можешь сказать, что в первую очередь от меня.

— Когда все это произошло?

— Трудно точно сказать, Клайд. Все это тянулось некоторое время наподобие оползня. Но теперь все это прошлогодний снег. Она согласилась поработать до сегодняшнего дня. И этот день настал. Я помню, как ты предостерегал нас, когда только пришел, что не стоит «гоняться за рыбкой в собственном бассейне». По-моему, именно так ты выразился. Думаю, ты был прав.

Приблизившись к Пирсу, Вернон спросил:

— Так почему же ты об этом не сообщил? Надо было меня предупредить.

Пирс заметил, как щеки Вернона еще гуще залились краской. Он был раздосадован, но старался взять себя в руки. Дело было не столько в Никол, сколько в стремлении упрочить свои позиции в компании. В конце концов, не затем он покинул ФБР, чтобы тыкаться в потемках по прихоти босса-зазнайки, который по выходным предпочитает обжигать свои вонючие горшки.

— Послушай, возможно, мне и вправду стоило тебе сообщить, но, поскольку здесь были завязаны личные отношения, я просто... В общем, мне не хотелось об этом говорить. Признаюсь, я не собирался тебе сегодня звонить, потому что до сих пор не хочу обсуждать эту тему.

— И все-таки нам придется поговорить об этом. Ведь она заведовала в компании сбором и защитой информации. И не относится к числу тех сотрудников, которым по окончании контракта дозволено как ни в чем не бывало выйти на улицу и направиться по своим делам.

— Все ее папки остались на месте. Я лично проверил, хотя в этом и не было особой нужды. Ники никогда не могла бы сделать то, на что ты намекаешь.

— Ни на что я не намекаю, а лишь проявляю необходимую осторожность и хочу разобраться в ситуации. Вот и все. Не знаешь, она нашла новую работу?

— Нет, насколько я понял из нашего последнего разговора. Тем не менее Никол подписала с нашей фирмой контракт, в котором обязалась не сотрудничать с нашими конкурентами. Об этом не стоит беспокоиться, Клайд.

— Что ж, если так... А каковы финансовые условия расторжения ее контракта с фирмой?

— Почему это тебя интересует?

— Потому что человек, лишенный средств к существованию, становится уязвимым перед лицом обстоятельств. И в мои обязанности входит знать, насколько прочно жизненное положение не только теперешних, но и бывших сотрудников. Пирса начали раздражать острые и настойчивые вопросы Вернона, да еще задаваемые весьма снисходительным тоном, хотя и сам Пирс именно в такой манере ежедневно общался с начальником службы безопасности.

— Во-первых, ее сведения о проекте были заведомо ограниченны. Она собирала информацию о конкурентах, а не о нашей фирме. Чтобы сделать это, ей пришлось бы как следует разобраться, чем мы здесь занимаемся. Но я не думаю, что при своей должности она могла толком понять, что мы делаем и на что именно направлены наши проекты. Кстати, точно так же, как и ты, Клайд. Так безопаснее.

Сделав небольшую паузу и внимательно взглянув на Вернона, Пирс продолжил:

— А во-вторых, отвечу на тот вопрос, который ты явно собирался мне задать. Нет, при личных встречах я никогда не обсуждал с Никол подробности нашей научно-технической деятельности. В этом не было необходимости. Я не думаю, что это ее интересовало. Она откосилась к своей работе, как и к любой другой службе. Вероятно, именно с этим и были связаны возникшие между нами проблемы. Ведь сам я считаю свою работу частью собственной жизни... Что-нибудь еще, Клайд? Мне бы хотелось немного поработать.

Пирс надеялся, что его многословное и довольно резкое по тону объяснение удовлетворит Вернона.

— А когда Чарли Кондон узнал об этом? — поинтересовался тот.

Кондон возглавлял в компании финансовый отдел, но в данном случае важнее был тот факт, что именно он нанял на работу Вернона.

— С ним мы говорили об этом вчера, — ответил Пирс. — Кроме того, я слышал, что сегодня перед уходом Никол с ним беседовала. И если Чарли не сообщил тебе об этом, то мне тем более нечего добавить. Полагаю, он просто не посчитал необходимым поставить тебя в известность.

Для Вернона это был болезненный сигнал о том, что его собственный наниматель скрыл от него важную информацию.

Но опытный фэбээровец, бывавший и не в таких переплетах, лишь слегка насупился и направился к выходу.

— Ты так и не ответил, — произнес он уже с порога, — она получила выходное пособие?

— Разумеется. Полугодовая зарплата плюс двухгодичная медицинская и обычная страховки. Кроме того, она может продать дом. Тебя устраивает? Вряд ли такое жизненное положение называется непрочным и уязвимым. За один дом она выручит больше сотни тысяч.

Похоже, Вернон немного успокоился. Осознание того, что Чарли Кондон в курсе ситуации, вселяло в него определенную уверенность. Пирс знал, что Вернон считал Чарли самым практичным человеком в их компании, а самого Пирса — талантливым, но не очень солидным предпринимателем. Талант ученого по шкале ценностей Вернона располагался заметно ниже деловых качеств таких людей, как Кондон. И если уж тот подписал заявление об уходе сотрудницы, значит, все в порядке.

Теперь Вернон был в некоторой степени удовлетворен, но не хотел показывать это Пирсу.

— Мне жаль, если тебе не понравились мои вопросы, — сказал он, собираясь уходить. — Но это моя работа, и в мои обязанности входит обеспечение безопасности не только нашей фирмы и проводимых здесь исследований. Ведь речь идет о защите инвестиций многих людей и компаний, вложивших свои средства в это дело.

Вернон специально подчеркнул это, чтобы оправдать свое беспокойство. Почти год назад Чарли Кондон взял его в фирму с дальним прицелом. Своим опытом и профессионализмом Вернону предстояло убедить потенциальных инвесторов, что реализуемые при их финансовой поддержке проекты имеют достаточно высокий уровень безопасности и степень защиты от конкурентов, а поэтому за судьбу инвестиций можно не беспокоиться. Послужной список Вернона, неизменно вызывавший уважение у партнеров, имел для фирмы даже большее значение, чем мероприятия по укреплению самой безопасности.

Когда их впервые посетил Морис Годдар (тот самый «Бог»), прибывший из Нью-Йорка, чтобы в общих чертах ознакомиться с положением в «Амедео текнолоджиз» и обсудить взаимные предложения, ему представили Клайда Вернона, с которым он провел личную двадцатиминутную беседу по проблеме кадров и системы безопасности лаборатории.

Еще раз взглянув на Клайда Вернона, Пирс почувствовал, что ему хочется заорать на него, чтобы тот понял, насколько близко они подошли к возможности получить по-настоящему солидное финансирование и как не вовремя он лезет со своей маниакальной бдительностью.

Но Пирс сдержал эмоциональный порыв.

— Я целиком разделяю твою обеспокоенность, Клайд, но не думаю, что стоит так уж тревожиться по поводу Никол. По-моему, все нормально.

Вернон кивнул в ответ и согласился с Пирсом, очевидно, заметив в его глазах растущие напряжение и злость.

— Наверное, ты прав.

— Благодарю.

— Ты упомянул, что собираешься продавать дом.

— Я только сказал, что она собирается сделать это.

— Ну да, понятно. Ты уже переехал? И у тебя есть новый номер, по которому можно с тобой связаться?

Пирс немного помедлил с ответом. Он не включил Вернона в свой А-список абонентов, которые знали его новый телефон и почтовый адрес. Да, уважение — это всегда улица с двусторонним движением. Объективно оценивая Вернона и уважая его профессионализм, Пирс не забывал, что четверть века тот отирался не где-нибудь, а в самом ФБР. Из этих двадцати пяти лет большую половину Вернон провел в лос-анджелесском филиале своей конторы, расследуя должностные преступления крупных чиновников и бизнесменов, а также случаи промышленного шпионажа.

Но вместе с тем Пирс прекрасно сознавал и то непростое положение, в которое был поставлен Клайд Вернон. Он находился в постоянном движении, хлопая дверьми и внимательно проверяя все коридоры и закоулки здания, как и полагается настоящему профессионалу. Однако в этом подвальном помещении, где, собственно, все главные секреты и сосредоточены и куда из тридцати трех сотрудников фирмы имели право заходить лишь десять человек, его полномочия ограниченны.

— Да, у меня новый телефон, но я не помню точный номер, — ответил Пирс. — Я дам его тебе позже.

— А как насчет адреса?

— Жилой комплекс «Пески», что около пляжа. Квартира 1201.

Вытащив из кармана небольшой блокнот, Вернон записал полученную информацию. Он был похож на пожилого полицейского из старого фильма. Когда он чиркал ручкой, казалось, записная книжка навсегда утонула в его огромных ладонях. Какого черта эти копы так любят крохотные блокнотики? Первым обратил на это внимание Коуди Зеллер еще в студенческие годы.

— Мне надо бы немного поработать, Клайд. Ведь к встрече с инвесторами надо подготовиться, не так ли?

Оторвав взгляд от блокнота, Вернон вопросительно вздернул бровь, словно пытался понять, не подшучивает ли над ним Пирс, и после секундной паузы произнес:

— Ясно. Что ж, не буду мешать.

Но как только начальник службы безопасности покинул лабораторию, Пирс еще отчетливее осознал, что сейчас ему не до работы. Пожалуй, впервые за три года ничто не отвлекало его от нее вне стен лаборатории, и он мог спокойно заниматься любимым делом. Но так же в первый раз за те же три года Пирсу этого не хотелось.

Он выключил компьютер и вслед за Верноном через шлюз-пропускник направился к выходу из лаборатории.

Глава 4

Снова поднявшись к себе в кабинет, Пирс уже включил свет вручную. Эти сенсорные звуковые выключатели он считал полной блажью. Их установили с единственной целью произвести впечатление на посетителей, особенно потенциальных инвесторов, делегации которых раз в несколько недель осматривали офис в сопровождении Чарли Кондона. Это была всего лишь забавная диковинка, как и все видеокамеры наблюдения, установленные по распоряжению Вернона. Но Чарли считал это необходимым для успешной работы, поскольку такие штуки якобы подчеркивали, что компания ведет исследования на самом переднем крае науки и техники. Как он выражался, это помогает инвесторам получить более полное представление об уровне проработки и значимости реализуемых проектов. После чего они со спокойной душой подписывали кредитные чеки. Но в результате такой показной модернизации Пирсу высокотехнологичный офис иногда казался холодной и бездушной конторой. Основанная им компания сначала размещалась в бывшем складском здании, арендованном за довольно умеренную цену в районе Уэстчестера, где измерения можно было проводить лишь в паузах между взлетом и посадкой самолетов в соседнем аэропорту. Тогда у Пирса еще не было сотрудников. Зато теперь есть что вспомнить и сравнить. В те времена у него был раздолбанный «фольксваген» с допотопной решеткой на радиаторе, а сейчас он разъезжает на новенькой «БМВ». Можно уверенно сказать, что они с «Амедео» прошли уже немалый путь.

Пирс вдруг поймал себя на мысли, что все чаще вспоминает тот обшарпанный склад рядом со взлетно-посадочной полосой № 17. Его приятель Коуди Зеллер, большой любитель и знаток кино, однажды пошутил, что когда-нибудь Пирс прошепчет холодеющими губами название этой самой полосы наподобие героя картины «Гражданин Кейн»[5] с его знаменитыми предсмертными словами — «розовый бутон». Ему подумалось, что эта шутка вполне может оказаться провидческой.

Пирс присел за свой рабочий стол, хотел позвонить Зеллеру и предупредить, что его планы по поводу встречи изменились. Ему также не терпелось позвонить Никол и узнать, согласна ли она с ним поговорить, но он понимал, что делать этого не стоит. Ему лишь оставалось покорно ждать, что бы ни случилось.

Пирс извлек из рюкзака записную книжку и набрал номер своего домашнего телефона, чтобы прослушать сообщения на автоответчике. После того как он ввел пароль, электронный голос бесстрастно сообщил, что имеется лишь одно сообщение. Пирс включил прослушивание, и до него донесся нервный, прерывающийся голос незнакомого мужчины:

«Привет, меня зовут Фрэнк Бемер. Мне нужна Лилли. Я нашел этот номер в Интернете и хотел бы сегодня вечерком с ней встретиться. Понимаю, уже довольно поздно, но я готов возместить все неудобства. Я остановился в отеле „Полуостров“, в Беверли-Хиллз, перезвони мне туда, когда сможешь. Повторяю, меня зовут Фрэнк Бемер, 410-й номер».

Пирс тут же стер это сообщение, но сразу ощутил легкое волнение от того, что оказался невольным свидетелем чужих тайн. Задумавшись на несколько секунд, он позвонил в справочную, чтобы узнать телефон отеля «Полуостров», расположенного в районе Беверли-Хиллз. Фрэнк Бемер так нервничал, когда звонил, что забыл оставить номер телефона.

Дозвонившись до отеля, Пирс попросил соединить его с Фрэнком Бемером из номера 410. Трубку подняли только после пятого звонка.

— Привет, кто там?

— Мистер Бемер?

— Ну?

— Это вы звонили Лилли?

Бемер слегка замялся с ответом.

— А кто это?

Тогда Пирс решил идти напролом и ответил:

— Меня зовут Хэнк. Я прочитал сообщение для Лилли. В данный момент она занята, но я постараюсь передать ей вашу просьбу, чтобы она с вами связалась.

— Я оставил для нее сообщение на пейджере, но ответа так и не получил.

— А на какой номер пейджера вы посылали свое сообщение?

— На один из тех, что нашел на сайте.

— Но дело в том, что ее координаты имеются сразу на нескольких сайтах. А вы не помните, где именно нашли ее телефон? Нас интересует, какой из сайтов наиболее эффективен. Надеюсь, вы понимаете, что я имею в виду.

— Я наткнулся на нее на сайте «Красотки Лос-Анджелеса».

— Понятно. Это один из наших лучших сайтов.

— Ведь это она там, точно? На фотографии?

— Да, сэр, она.

— Очаровашка.

— Разумеется. Ну ладно, как я и обещал, скажу ей, чтобы она позвонила вам, когда освободится. Надеюсь, ждать придется недолго. Но должен предупредить: если в течение часа вы не дождетесь звонка от Лилли или от меня, значит, ничего не выгорело.

— Вот как?

В его голосе прозвучала явная досада.

— Понимаете, она очень загружена, мистер Бемер. Но сделаю все, что могу. Спокойной ночи.

— Ладно, скажите ей, что я в городе по делам на несколько дней и ей не придется жалеть ни о чем. Если вы, конечно, понимаете, что я имею в виду.

Теперь в его голосе ощущалась почти мольба о встрече. Пирс даже почувствовал укол совести за свое мошенничество. Ему показалось, что, не желая того, он узнал слишком много о бедняге Бемере и его интимных пристрастиях.

— Мне ясно, что вы имеете в виду, — произнес Пирс. — До свидания.

— Пока.

Пирс положил трубку, пытаясь отмести легкие опасения, роившиеся в его душе. Он не вполне отдавал себе отчет, что и зачем делает, но что-то неудержимо толкало его на этот скользкий путь. Перезагрузив компьютер, Пирс снова подсоединился к телефонной линии, вышел в Интернет и набрал адрес: www.la-darlings.com.

На первой странице был текст стандартного содержания — обычное предостережение, в котором говорилось, что этот сайт предназначен исключительно для взрослых. Щелкнув клавишей «вход», посетитель был обязан подтвердить, что ему или ей больше восемнадцати лет и он или она не подвергались наказанию за нудизм и половые преступления. Не дочитав инструкцию до конца, Пирс нажал на «вход», и на экране появилась главная страница. С левой стороны помещалась серия фотографий обнаженных женщин, слегка прикрытых полотенцами и прижимавших палец к губам, словно предупреждая «не говори никому». Заголовок сайта был набран большими ярко-красными буквами:

«КРАСОТКИ ЛОС-АНДЖЕЛЕСА»

Бесплатный справочник развлечений и специальных услуг для взрослых

Под заголовком размещалось несколько красных ярлычков с указанием предоставляемых услуг — от компаньонок и компаньонов по найму, разделенных на категории по расовому признаку и цвету волос, до специалистов по массажу и фетишизму — обоих полов и всех видов сексуальной ориентации. Был даже отдельный указатель по найму профессиональных порнозвезд для частных мероприятий. Пирс знал, что подобных сайтов было бесчисленное множество по всему Интернету. И скорее всего в любом, даже самом занюханном городке, имелся по крайней мере один такой сайт — своего рода информационно-электронный бордель, работающий в режиме реального времени. У Пирса никогда не было времени заглянуть хотя бы на один из них, но он помнил, как Чарли Кондон через такой сайт однажды заказал подружку для сопровождения потенциального инвестора. Кстати, потом он горько раскаивался в этом и уже никогда не пользовался подобными услугами. Ведь в результате инвестора опоили снотворным и обобрали до нитки, причем до секса дело так и не дошло. Стоит ли говорить, что после такого неожиданного приключения этот бедняга окончательно исчез из списка инвесторов «Амедео текнолоджиз».

Пирс щелкнул мышью по ярлыку с надписью «Подруги-блондинки», почему-то решив, что именно здесь он и встретит Лилли. Открывшаяся страница состояла из двух половин. С левой стороны помещалась серия небольших, размером с ноготь, фотографий блондинок с указанием их имен. Стоило щелкнуть по одному из этих мини-снимков, как справа появлялось увеличенное изображение потенциальной компаньонки.

Пирс внимательно просмотрел всю панель в поисках нужного имени, но среди четырех десятков блондинок не было ни одной с именем Лилли. Захлопнув это окошко, он перешел к брюнеткам. На середине просмотра он наткнулся на имя Тигрица Лилли. Он щелкнул по крошечной картинке, и справа возникла увеличенная копия, но указанный рядом телефон не совпадал с его собственным, а значит, и с бывшим номером Лилли.

Закрыв страничку, Пирс вернулся к каталогу брюнеток. Почти в самом низу экрана он обнаружил еще одну подружку, которую звали просто Лилли. Он снова щелкнул по картинке и проверил появившийся на экране телефонный номер. На этот раз номер совпадал с его домашним телефоном. Похоже, он разыскал ту самую Лилли.

С рекламной фотографии на него смотрела молодая красивая женщина лет двадцати пяти. У нее были длинные, до плеч, темные волосы, карие глаза и загорелое тело. Она сидела на кровати с изящной бронзовой спинкой, опершись на колени. Сквозь черную кружевную накидку аппетитно просвечивала обнаженная плоть, особенно хороша была грудь идеальной формы. На фоне загара выделялся черный треугольник, укрывшийся между точеных бедер. Лилли смотрела прямо в камеру, а ее полные губы застыли в изгибе, обозначавшем недвусмысленное приглашение.

Если фото не заменили и на нем действительно была Лилли, то ее смело можно было назвать красавицей. Или, по меткому выражению Фрэнка Бемера, очаровашкой. Просто фантастика — компаньонка, о которой можно только мечтать. Теперь Пирс понял, почему телефон разрывался от звонков, как только его подключили. Вряд ли Лилли могли составить особую конкуренцию другие кандидатки с этого сайта, да, пожалуй, и с большинства других тоже. Почти любой мужчина, листающий такие каталоги в поисках подходящей женщины, наткнувшись на этот роскошный цветок, не преминет записать ее телефон и позвонить.

Под фотографией был небольшой синий ярлычок, щелкнув по которому, Пирс увидел надпись: «Подлинность фотографии гарантируется». Это означало, что модель на снимке — реальная женщина, давшая объявление. Другими словами, при желании вы получите для развлечения подругу, представленную на этом снимке. Хорошо, если так.

— Гарантия подлинности, — пробормотал Пирс. — Неплохо придумано.

Его внимание привлекла еще одна приписка, помещенная под снимком Лилли, он прочел и ее:

Заветные желания

Привет, джентльмены. Меня зовут Лилли, я самая ласковая и услужливая компаньонка во всем Уэстсайде. Мне 23 года, мои данные: 86-64-86[6] (все натуральное), рост 155 см, вес 48 кг, не курю. Частично испанка, частично итальянка и стопроцентная американка! Так что, если вы ищете, с кем провести время, позвоните и навестите меня в моем безопасном и уютном коттедже рядом с пляжем.

Я никогда не тороплюсь, поэтому удовольствие гарантировано. Любые желания будут удовлетворены. А если вы хотите получить двойное удовольствие, посетите страничку моей подруги Робин в разделе «Блондинки». Мы работаем одной командой — с вами вместе или просто вдвоем!

Мне нравится моя работа, я люблю ее. Звоните!

По предварительному звонку. Только для особо важных персон.

* * *

Под объявлением был указан номер телефона, который теперь принадлежал Пирсу, а также номер для передачи сообщений на пейджер.

Пирс взял телефон и набрал номер пейджера. После трех звонков в трубке раздался женский голос:

— Привет, это Лилли. Оставьте ваше имя и координаты, я с вами свяжусь. Предупреждаю, по платным линиям не звоню. Если вы живете в отеле, не забудьте оставить ваше полное имя, в противном случае нас не соединят. Благодарю. Надеюсь, скоро увидимся. Пока.

* * *

Пирс позвонил, не зная заранее, что собирается сказать. Но тут прозвучал сигнал автоответчика, и он начал говорить:

— М-м, да, Лилли, меня зовут Генри. У меня возникли кое-какие проблемы из-за твоего старого телефонного номера. Я хочу сказать, что этот номер мне дала телефонная компания — это теперь мой домашний номер. И мне хотелось бы переговорить с тобой по этому поводу.

Он продиктовал свой номер и повесил трубку.

— Дьявол!

Пирс понимал, что выглядит полным идиотом. Он даже не мог объяснить, зачем ей звонил: если Лилли действительно сдала свой телефонный номер, то теперь ничем не могла ему помочь, разве что убрать этот номер с сайта в Интернете. И тут невольно опять возникал главный вопрос: а почему она до сих пор этого не сделала?

Пирс снова взглянул на фото, высвеченное на экране компьютера, и внимательно изучил его. Лилли была ослепительно красива, Пирс даже почувствовал прилив сладострастия. Но одновременно голову сверлил один простой вопрос: Куда он, к черту, лезет?

Это был четкий и вполне своевременный вопрос. Он понимал: все, что ему следует сделать, это выключить компьютер, в понедельник поменять номер домашнего телефона и полностью сосредоточиться на работе, забыв про эту ерунду.

Но он так и не смог оторваться от своего идиотского расследования. Закрыв страничку с фотографией Лилли, Пирс снова вернулся на главную страницу сайта, открыл панель с блондинками и отыскал там снимок с подписью «Робин».

Увеличив его, он увидел ту самую подружку из команды Лилли. На просторной кровати, лежа на спине, раскинулась миловидная блондинка. Она была обнаженной, но почти все тело было покрыто розовыми лепестками, которые интригующе прикрывали плоский живот и самые интимные части — грудь и промежность. На ярко накрашенных губах застыла приветливая улыбка. Под фотографией был знакомый синий ярлык, символизирующий гарантию подлинности этого снимка. Пирс заглянул и в текст самого объявления.

Американская красавица

Привет, джентльмены. Я — Робин, девушка вашей мечты. Натуральная блондинка с голубыми глазами и настоящая американка. Мне 24 года, мои параметры: 96-76-91, рост 182 см. Не курю, но обожаю шампанское. Могу приехать к вам, или вы можете навестить меня. Это все равно, потому что я работаю без суеты!

Абсолютно покладистая ПДО. А если вам захочется удвоить свое удовольствие, посетите страничку моей подружки Лилли в разделе «Брюнетки». Мы работаем дружной командой — вместе с вами или друг с другом!

Так что звоните. Удовольствие обеспечено!

Только для особо важных персон.

Внизу, как обычно, напечатаны номера контактного телефона и пейджера. Пирс переписал координаты Робин в свой блокнот и снова уставился на снимок. Робин оказалась довольно привлекательна, хотя не в той степени, как Лилли. У блондинки были твердо очерченные губы, четкий разрез глаз и холодный волевой взгляд. Она больше соответствовала тому образу, который Пирс мысленно нарисовал для женщин ее профессии.

Пирс еще раз пробежал глазами текст объявления, прикидывая, что бы могла означать эта фраза — «абсолютно покладистая ПДО». Ничего подходящего в голову не лезло. Он вдруг сообразил, что, судя по стилю, оба объявления — Робин и Лилли — были написаны одним человеком. Об этом свидетельствовали повторяющиеся фразы и сама структура текста. Кроме того, Пирс обратил внимание, что на обоих снимках присутствовала одна и та же бронзовая кровать. Чтобы убедиться в этом, он снова переместился на страницу с фотографией Лилли.

Да, кровать была та же. Пирс пока не понимал, что еще это могло бы означать, помимо того, что обе девушки действительно работали вместе.

Разница, которую он уловил между двумя объявлениями, заключалась в том, что Лилли принимала клиентов только у себя дома. Робин же предлагала оба варианта — либо у нее, либо у заказчика. Пирс не мог сообразить, имеет ли эта разница какое-то значение в том специфическом мирке, где живут и работают эти дружные подружки.

Пирс слегка откинулся на спинку кресла, не отрывая взгляда от экрана и размышляя, что делать дальше. Потом посмотрел на часы — было уже почти одиннадцать вечера.

Он решительно взял телефонную трубку, быстро пролистал свои записи и позвонил на пейджер Робин. Пирс очень нервничал и уже после четвертого звонка собирался бросить трубку, когда ему ответил заспанный женский голос.

— М-м, это Робин?

— Да.

— Прошу прощения, я тебя разбудил?

— Нет. Я не спала. Кто это?

— Меня зовут Хэнк. Я увидел твой снимок на сайте «Красотки Лос-Анджелеса». Я не слишком поздно звоню?

— Нет, все нормально. А что это за «Амедео текно»?

До Пирса дошло, что у нее установлен АОН, и он испугался. Он боялся скандала, который могут разжечь люди наподобие Вернона, если проведают о его секретах.

— На самом деле полное название фирмы — «Амедео текнолоджиз».

— Ты там работаешь?

— Да.

— Ты и есть мистер Амедео?

Пирс невольно улыбнулся.

— Нет, никакого мистера Амедео не существует. По крайней мере больше не существует.

— В самом деле? Очень жаль. А что с ним случилось?

— Амедео — это знаменитый химик Амедео Авогадро. Он жил примерно двести лет назад и первым установил разницу между атомами и молекулами. Это было очень важное открытие, но люди до самой смерти Авогадро не воспринимали его всерьез. Он был человеком, опередившим свое время. Компанию назвали в его честь.

— И что вы там делаете? Возитесь с этими самыми атомами и молекулами?

Пирс слышал в трубку, как она зевнула.

— Что-то в этом роде. Я тоже химик. Мы хотим создать компьютер из молекул.

Она снова зевнула.

— Вот как? Классно.

Пирс снова улыбнулся. Похоже, ее этот актуальный технический вопрос не волновал.

— Причина, по которой я звоню, состоит в том, что ты работаешь в паре с Лилли. Подруга-брюнетка?

— Работала.

— Ты хочешь сказать, что больше не работаешь с ней?

— Нет.

— А что случилось? Я пытался ей дозвониться, но...

— Я не стану разговаривать с тобой по поводу Лилли. Ведь я тебя даже не знаю.

Ее тон заметно изменился, голос стал холоднее и резче. Пирс подумал, что она может оборвать разговор, если он не найдет верную линию поведения.

— Ладно, прости. Я спросил просто потому, что она мне нравилась.

— Ты бывал с ней?

— Да, несколько раз. Она показалась мне великолепной девчонкой, поэтому мне захотелось разыскать ее. Вот и все. Во время нашей последней встречи она предложила в следующий раз пригласить тебя и провести время втроем. Как ты думаешь, ей можно как-нибудь передать сообщение?

— Нет. Она уже далеко, а что с ней случилось... то и случилось. Вот и все.

— Что ты хочешь сказать? И что с ней на самом деле произошло?

— Знаешь, мистер, ты меня уже достал своими расспросами, и я не желаю больше с тобой беседовать на эту тему. Думаю, тебе лучше провести ночь со своими молекулами. — И она бросила трубку.

Пирс сидел в кресле, машинально держа трубку около уха. Он хотел перезвонить, но почувствовал, что его попытка наладить контакт с Робин обречена на неудачу. Своим неподготовленным звонком он все испортил.

Наконец Пирс положил трубку на место и еще раз взглянул на фотографию Лилли на экране, прикидывая, что же ему удалось узнать. Врезалась в память брошенная Робин фраза о том, будто с Лилли что-то случилось.

— Что же с тобой, детка, могло случиться? — пробормотал Пирс.

Он снова вернулся на главную страницу сайта и щелкнул по окошку, озаглавленному «Присылайте свои объявления». Открылась страница с инструкцией, как направить предложение. Для этого, помимо текста самого объявления, необходимо указать номер кредитной карточки и приложить копию фотографии в цифровом формате. Но чтобы удостоиться голубой полоски-сертификата, заявительница должна доставить все необходимые материалы лично в офис, где будет проверена их подлинность. Офис располагался в кирпичном здании на бульваре Сансет в районе Голливуда. Судя по всему, именно там побывали в свое время Робин и Лилли. Тут же были указаны рабочие часы: с понедельника по пятницу — с девяти утра до пяти вечера, а в субботу — с десяти до трех.

Пирс записал адрес и часы работы в свой блокнот. Он уже собирался выходить с сайта, но решил напоследок еще раз открыть страничку с фотографией Лилли, чтобы отпечатать с нее цветную копию на струйном принтере. После этого он отключился от телефонной линии и выключил компьютер. Снова внутренний голос предупредил, что Пирс залез слишком далеко, надо быть осторожнее, поскорее сменить опасный телефонный номер и забыть обо всем.

Но другой, не менее настойчивый голос — из прошлого — подталкивал его совсем в другую сторону.

— Свет, — по привычке произнес Пирс.

И офис погрузился во тьму. Пирс не сразу направился к выходу. Он любил темноту. Именно в такие моменты его посещали самые лучшие мысли.

Глава 5

На лестнице темно, и мальчику страшно. Бросив взгляд на улицу, он увидел стоявший автомобиль. Сидевший за рулем отчим, заметив его нерешительность, высунул руку из окна и помахал, приглашая сесть в машину. Но мальчик, пристально всматриваясь в темноту по направлению света от своего фонаря, начал медленно продвигаться вперед.

Луч фонаря он направил вниз, на лестничные ступеньки, чтобы не спугнуть никого своим приближением и не осветить случайно комнату наверху. Но на середине лестницы одна ступенька под ногами предательски заскрипела. Он замер от страха, слушая, как громко бьется сердце в его груди. Он подумал об Изабелл и о страхе, который та должна была испытывать — каждый день и каждую ночь. Но отогнал эти мысли и продолжил осторожный подъем.

За три ступеньки до верхней площадки он выключил фонарь, чтобы глаза привыкли к темноте. На несколько секунд ему показалось, что из-под двери выбивается полоска тусклого света.

Колеблющиеся языки зажженной свечи плясали по стенам и потолку. Прижавшись к боковой стене, он почти прыжком преодолел последние ступеньки.

Комната была просторная, но плотно забитая мебелью и разным хламом. Напротив длинной стены стояли две импровизированные кровати, на которых валялись груды тряпья, напоминавшие очертаниями спящих людей. В дальнем конце комнаты горела свеча, и на ее пламени какая-то девочка — по виду всего на несколько лет старше его и выглядевшая явно неумытой — подогревала металлический колпачок от бутылки с какой-то жидкостью. В неверном свете он пытался разглядеть ее лицо, но понял, что это не Изабелл.

Продвинувшись к центру комнаты, он оказался между спальными мешками и кипами газет. Он внимательно осматривал комнату, пытаясь отыскать знакомое лицо. Было довольно темно, но он обязательно узнал бы ее, если бы только увидел.

Он дошел уже до самого конца, приблизившись к девочке с крышкой от бутылки, но Изабелл нигде не было.

— Кого ты здесь ищешь? — спросила девочка.

Она засасывала шприцем из ложки противную черно-коричневую жидкость, пропуская ее через сигаретный фильтр. В тусклом свете мальчик успел заметить зарубцевавшийся шрам у нее на шее.

— Одного человека, — ответил он.

Удивленная его голосом, она отвлеклась от своего занятия и взглянула на него. Перед ней стоял мальчик с засаленными волосами, в камуфляжном комбинезоне, который ему был явно велик.

— Ты еще очень молод, — проговорила она. — И тебе лучше убраться отсюда, пока хозяин не вернулся.

Мальчик понял, что она имела в виду. В притонах Голливуда у каждого был свой бизнес. Хозяин. Он потребует заплатить деньгами, наркотой или плотью.

— Если он найдет тебя, то надерет твою розовую попку, а потом вышвырнет вон...

Неожиданно осекшись, она задула свечу и оставила его в кромешной тьме. Он повернулся и стал пробираться назад к двери пытаясь добраться до лестницы. Но вдруг его парализовал ужас, словно безжалостная рука, смявшая хрупкий цветок. На лестничной площадке он заметил мужской силуэт. Рослый и крепкий мужчина с длинными, всклокоченными волосами. Хозяин. Непроизвольно отступив, мальчик споткнулся о чью-то ногу и упал. Фонарь выпал из рук, стукнулся об пол и укатился в темноту.

Стоявший в дверях мужчина повернулся, направляясь в его сторону.

— Хэнки, мой мальчик! — заорал он. — Иди же сюда, Хэнк!

Глава 6

Пирс проснулся на заре, и только лучи восходящего солнца освободили его от кошмарного сна, в котором он пытался убежать от мужчины, чьего лица не мог рассмотреть. В квартире еще не было штор, поэтому свет, свободно льющийся сквозь окно, коснулся лица Пирса и разбудил его. Он выполз из спального мешка, взглянул на фото Лилли, которое оставил на полу, и поплелся в душ. Закончив водные процедуры, он вытерся двумя хлопчатобумажными футболками, которые нашел в одной из картонных коробок с вещами, — забыл купить полотенца.

Потом Пирс отправился на Мэйн-стрит выпить кофе, съесть цитрусовый десерт со взбитыми сливками и полистать субботнюю газету. Он читал, медленно прихлебывая кофе, и ощущал себя виноватым, поскольку большинство субботних рассветов встречал в стенах лаборатории.

Когда Пирс покончил с газетой, было около девяти. Он вернулся в свои «Пески» и сел в припаркованную рядом с домом машину, но на этот раз поехал не в лабораторию, как обычно.

Голливудский адрес, который Пирс выписал из сайта «Красотки Лос-Анджелеса», удалось разыскать только без четверти десять. Контора располагалась в многоэтажном здании строгой конструкции и внешне выглядела как обычный офис. Представительство «Красоток» размещалось в офисе № 310. На двери из массивного стекла Пирс увидел солидную вывеску, на которой крупными буквами было выведено «Зрелищные проекты — общество с неограниченной ответственностью». А ниже, уже более мелким шрифтом, шел перечень десяти различных веб-сайтов, включая «Красоток», которые находились под крышей этой ассоциации. Судя по названиям сайтов, можно было не сомневаться, что все они ориентированы на интимные услуги, или, изящно выражаясь, на теневые стороны Интернета из области развлечений для взрослых.

Дверь была еще закрыта, потому что Пирс пришел на несколько минут раньше положенного. Он решил немного прогуляться по коридору, а заодно прикинуть, как себя лучше вести и что говорить, чтобы добиться нужного результата.

— Я уже здесь, сейчас открою.

Он обернулся на голос девушки, которая подошла к двери со связкой ключей. Ей было лет двадцать пять, а ослепительно желтые волосы у нее на голове торчали во все стороны, словно иглы дикобраза. Она была в потертых джинсах, босоножках и короткой рубашке, из-под которой выглядывал пупок с вставленным в него металлическим колечком. Через плечо висела сумочка, достаточная по размерам, чтобы вместить пачку сигарет, но вот для спичечного коробка места уже не оставалось. И судя по заспанному виду девушки, десять утра для нее было явно рановато.

— Вы ранняя пташка, — обратилась она к нему.

— Да, — ответил Пирс. — Я выехал из Уэстсайда пораньше, боялся попасть в пробку.

Он вошел вслед за ней. Это была комната ожидания с приемной конторкой, которая отгораживала от посетителей вход в задние помещения офиса. С правой стороны виднелась неохраняемая закрытая дверь с надписью «Только для персонала». Пирс наблюдал, как девушка вошла за конторку и сунула свою сумочку-кошелек в ящик письменного стола.

— Вам придется подождать пару минут, пока я немного разберусь. Сегодня я здесь одна.

— По субботам дел немного?

— Да, как правило.

— Кто же тогда управляется со всей вашей техникой, если вы одна?

— Ну, в задних комнатах всегда кто-нибудь есть. Я просто хотела сказать, что здесь, в приемной, сегодня я в одиночестве.

Она заняла место на стуле за конторкой. Металлическое кольцо снова привлекло взгляд Пирса, напомнив ему о Никол. Та уже больше года работала в «Амедео», когда они случайно встретились в кофейне на Мэйн-стрит в одно из воскресений. Никол возвращалась с тренировки, на ней были серые трикотажные лосины и закрытый спортивный бюстгальтер, а в пупок воткнуто золотое пирсинговое колечко. Так Пирс неожиданно соприкоснулся с тайной давно знакомого ему человека. Она и раньше казалась ему довольно привлекательной, но та встреча в кофейне все перевернула. Он влюбился в Никол, постоянно поглощенный страстным желанием увидеть спрятанные на ее теле татуировки и другие секретные аксессуары.

Пока секретарша за стойкой занималась тем, что она называла «немного разобраться», Пирс бродил по приемной, украдкой поглядывая по сторонам и прислушиваясь. Он уловил тихое гудение загружаемого компьютера и стук ящиков письменного стола. На одной стене были указаны координаты всех веб-сайтов, управляемых «Зрелищными проектами». Помимо «Красоток», здесь было еще несколько названий. Большей частью порнографические сайты, подписка на которые стоила порядка десяти долларов в месяц, за что клиент получал неограниченный доступ к тысячам фотографий с любимой «клубничкой». Все эти названия бесстыдно красовались на стене, словно хвастаясь своей абсолютной законностью. И какой-нибудь Pink.Mink.com[7] выглядел, как примитивная реклама средства от перхоти.

Сразу за этим списком находилась дверь для персонала. Оглянувшись на девушку за стойкой, Пирс заметил, что та возится с компьютером. Тогда он осторожно повернул дверную ручку. Дверь оказалась не заперта, и Пирс приоткрыл ее. Перед ним был вход в длинный неосвещенный коридор, по левой стороне которого располагались три мощные двойные двери.

— Эй, послушайте! — окликнула его секретарша. — Вам туда ходить не надо.

На табличках, укрепленных над каждой из дверей, он успел прочесть: «Студия А», «Студия В» и «Студия С».

Прикрыв за собой дверь, Пирс вернулся к стойке. Он заметил, что секретарша успела нацепить карточку со своим именем.

— Мне показалось, это туалет. А что там на самом деле?

— Это фотостудии. Здесь нет мест общего пользования. Их можно найти внизу в вестибюле.

— Я могу и подождать.

— Чем могу помочь?

Он оперся локтями о стойку.

— У меня вот какое дело, Уэнди. Одна из девушек, разместивших объявление на сайте «Красотки Лос-Анджелеса», указала там мой номер телефона. В результате приглашения, посланные в ее адрес, приходят ко мне. Но думаю, если бы я вместо нее появился в одном из номеров отеля, мне бы вряд ли очень обрадовались.

Пирс улыбнулся, но, похоже, секретарша ничего смешного в его шутке не усмотрела.

— Очевидно, просто опечатка? — предположила она. — Я могу проверить.

— Это не опечатка.

И Пирс рассказал ей, как получил от телефонной компании новый номер и случайно узнал, что такой же номер закреплен в Интернете за этой Лилли. Девушка, сидевшая за конторкой, окинула его долгим, подозрительным взглядом.

— Если вы только что получили этот номер, то почему сразу же не поменяли?

— Да потому что не сообразил, какие могут возникнуть проблемы, а кроме того, я только что сменил визитные карточки на новые — с другим адресом и телефоном. А это мероприятие довольно накладное и требует времени. Уверен, если вы скажете мне, как найти эту девушку, я уговорю ее исправить телефон на сайте. Ведь из-за этой ошибки с ее собственным бизнесом могут возникнуть проблемы, не так ли?

Уэнди покачала головой, давая понять, что объяснения Пирса ее не убедили.

— Ладно, я должна кое-что уточнить.

Повернувшись к компьютеру, она вошла на сайт «Красоток» и открыла страницу с брюнетками. Щелкнула по снимку Лилли и проверила ее координаты.

— Вы утверждаете, что это ваш номер, но здесь он числится за ней.

— Да.

— Но если она поменяла телефонный номер, то почему нам не сообщила?

— Понятия не имею. Но за этим я сюда и пришел. Вы не могли бы дать мне другой контактный номер этой подруги?

— Нет, это не в наших правилах. Информация о наших клиентах строго конфиденциальна.

Пирс кивнул. Так он и думал.

— Ясно. Но тогда не могли бы вы сами с ней связаться и решить эту проблему?

— А как насчет пейджера?

— Я уже пытался, но там только автоответчик. На всякий случай я оставил для нее сообщение с просьбой позвонить, но она до сих пор молчит.

Уэнди еще раз взглянула на фотографию Лилли, высвеченную на экране компьютера.

— А она довольно сексапильна, — произнесла она с легкой завистью. — Держу пари, ваш телефон не умолкает.

— Новый телефон установлен только вчера, но меня уже замучили эти непрерывные звонки.

Уэнди решительно поднялась со стула.

— Пойду кое-что проверю. Я скоро вернусь.

Она вышла из-за стойки, обогнула ее и скрылась в дальнем коридоре, стуча каблуками босоножек. Немного подождав, Пирс перегнулся через конторку и внимательно осмотрел поверхность рабочего стола. Он полагал, что, помимо Уэнди, здесь трудились и другие сотрудники — минимум два-три штатных диспетчера. И каждому из них приходилось держать в голове пароль для входа в компьютерную сеть.

Он проверил, нет ли наклеенных на компьютер листков с записями, затем осмотрел обратную стенку конторки, но ничего там не обнаружил. Наклонившись пониже, он приподнял со стола блок самоклеящихся листков для заметок и увидел под ним долларовую купюру. Пирс порылся в подносе со скрепками, но и там ничего не нашел. Еще раз внимательно оглядел стойку в поисках подставки для шариковых ручек и карандашей, и тоже безрезультатно.

Пока он собирался с мыслями, из дальнего коридора послышались знакомые шаги — секретарша возвращалась. Пирс быстро сунул руку в карман и отыскал там бумажный доллар. Перегнувшись через стойку, он сгреб лежавшую на конторке купюру, не глядя спрятал ее в карман, а под пачку с листками положил свой собственный доллар. Он едва успел отдернуть руку, когда девушка появилась из коридора с тощей папкой в руках и снова заняла место за стойкой.

— Я, кажется, начинаю понимать, в чем дело, — сказала она.

— И в чем же?

— Эта девушка перестала платить за свое объявление.

— А когда это случилось?

— В июне она заплатила сразу за три месяца, по август включительно, а вот за сентябрь деньги до сих пор не поступили.

— Тогда почему ее страница остается на сайте?

— Потому что, во-первых, на ликвидацию всегда нужно некоторое время. А во-вторых, надо принимать во внимание, как аппетитно выглядит эта девица.

При последних словах она ткнула принесенной папкой в сторону экрана и положила ее на конторку.

— Меня не удивит, если мистер Венц оставит ее на сайте, даже если она перестанет платить. Когда мужчины видят в нашей коллекции таких милашек, им наверняка хочется заглянуть туда еще разок.

Пирс согласно кивнул.

— А количеством обращений на сайт определяется его рейтинг, не так ли?

— Вы правильно все уловили.

Пирс задержал взгляд на экране. Выходит, Лилли продолжает работать. Если не на себя, то на эту самую «крышу» — «Зрелищные проекты с неограниченной ответственностью». Он снова посмотрел на Уэнди.

— А мистер Венц сейчас там, куда вы ходили? Мне надо бы поговорить с ним.

— Нет, ведь сегодня суббота. Его и в будни-то трудно здесь поймать, а уж по выходным я его никогда не видела.

— Ладно, так что же нам делать? Мой телефон просто разрывается.

— Я могу оставить записку, и в понедельник кто-нибудь...

— Послушай, Уэнди. Мне не хочется ждать до понедельника, эту проблему надо решить не затягивая. И если мистера Венца здесь нет, то должен быть специалист, ответственный за этот сервер. Он спокойно может зайти на сайт, отредактировать или совсем убрать ненужную страницу. Это ведь совсем нетрудно.

— Да, один такой парень имеется. Но не думаю, что он уполномочен проводить подобные операции. К тому же, когда я сейчас мимо него проходила, он, судя по всему, дремал.

Приблизившись к конторке, Пирс постарался придать своему голосу более решительный тон.

— Уэнди, послушай меня. Я настаиваю, чтобы ты сейчас же пошла туда, разбудила этого парня и привела сюда. Ты должна кое-что понять. С точки зрения закона вы ставите себя под удар. Как я уже говорил, один из номеров на вашем веб-сайте совпадает с моим телефонным номером. Из-за этой ошибки я постоянно получаю телефонные звонки с предложениями, которые, с моей точки зрения, носят оскорбительный и даже возмутительный характер. Настолько возмутительный, что я был вынужден примчаться в вашу контору сегодня рано утром, еще до ее открытия. Хочу, чтобы ты это поняла. И если ты отложишь решение этой проблемы до понедельника, то я подам в суд на тебя, твою компанию, мистера Венца и любого, кто причастен к этому делу. Соображаешь?

— Ну, на меня-то вы не можете подать в суд. Я всего лишь наемная работница.

— Уэнди, в нашей стране можно привлечь к суду кого угодно.

Сверкнув глазами, она вскочила со стула и скрылась в двери за конторкой. Пирсу было наплевать, что он расстроил девчонку. Его очень интересовала папка, оставленная на конторке. Как только шаги Уэнди стихли, он протянул руку и взял ее. Там лежала копия фотографии вместе с отпечатанным экземпляром объявления и заполненной формой заявителя с его координатами. Вот это Пирсу и было нужно. Чтение данной информации вызвало у него прилив адреналина в крови. Он постарался все точно запомнить.

Итак, ее полное имя Лилли Куинлан. Для контакта были указаны уже знакомые Пирсу по веб-сайту номера телефона и пейджера. В строке «Адрес» сообщался номер дома в районе Санта-Моники. Быстро и внимательно перечитав все бумаги три раза подряд, Пирс сунул их в папку и в ту же секунду услышал звук приближающихся шагов Уэнди, на сей раз в сопровождении незнакомых мужских.

Глава 7

Вернувшись к машине, Пирс выхватил из пепельницы шариковую ручку и записал на ладони адрес Лилли Куинлан. Затем достал из кармана похищенную долларовую купюру и тщательно ее осмотрел. Под пачкой бумаги она лежала лицевой стороной вниз, и сначала он ничего особенного не заметил. Теперь же, спокойно изучив ее с обеих сторон, обнаружил надпись, сделанную поперек портрета Джорджа Вашингтона, — «Арбадак-Арба».

— Абра-Кадабра, — еле слышно проговорил Пирс, читая слова в обратном порядке.

Он решил, что именно в этих словах скрыты имя пользователя и пароль для входа в компьютерную сеть «Зрелищных проектов». Но к радости от вероятной удачи с расшифровкой пароля примешивалась неуверенность: удастся ли ему воспользоваться полным именем Лилли и ее адресом, которые он обнаружил в анкете.

Немного подумав, Пирс включил двигатель и направился в сторону Санта-Моники. Судя по адресу в анкете, дом Лилли Куинлан располагался на бульваре Уилшир неподалеку от Третьей улицы. Добравшись до бульвара, он сбавил скорость, пытаясь отыскать нужный дом, но осознал, что по адресу, который он выписал из ее информационного листка, нет никаких жилых строений. Наконец Пирс остановился перед зданием, номер которого совпадал с записанным у него на ладони. Это было представительство частной почтовой компании «Всеамериканская почта». А номер квартиры, который Лилли указала в анкете, похоже, был всего лишь номером ее почтового ящика. Пирс припарковался у тротуара, еще не зная толком, что делать дальше, — похоже, он оказался в тупике. Но, поразмыслив еще пару минут, все-таки разработал приблизительный план и не мешкая приступил к его выполнению.

Войдя в помещение почты, он сразу направился в отсек, где располагались стеллажи с абонентскими ящиками. Пирс рассчитывал, что в этих ящиках будет застекленное окошко, через которое он рассмотрит почту, пришедшую на адрес Лилли Куинлан, а может, и ее точный адрес. Но, увы, никаких стеклянных окошек или даже «глазков» не оказалось. Когда Пирс просматривал ее анкету, то решил, что 333 — это номер квартиры. Но перед ним был почтовый ящик с номером 333, и некоторое время он пристально его разглядывал, словно тот мог дать какую-то подсказку. Но металлический сундук молчал.

Наконец Пирс покинул отсек и подошел к служащему за стойкой. Угреватый юноша, которого, судя по карточке на футболке, звали Керт, спросил, чем может помочь.

— Тут некоторым образом замешан фатализм, — начал Пирс. — В общем, мне нужен абонентский ящик, но с особым номером, который ассоциировался бы с названием моей фирмы — «Три-Куб продакшнс».

Парень выглядел слегка озадаченным.

— И какой же номер вы желаете?

— Триста тридцать третий. Я видел, у вас есть ящик с таким номером. Его можно занять?

К сожалению, ничего лучшего Пирс придумать не сумел. Наклонившись, Керт достал толстую папку в синей обложке и раскрыл ее на странице с указателем номеров всех ячеек, а также их текущего состояния. Его палец заскользил по колонке с номерами и остановился напротив одного из них.

— Ах, этот, — пробормотал он.

Пирс попытался разобрать, что написано рядом с номером, но папка лежала очень далеко от него.

— Так что там?

— Видите ли, в данный момент этот ящик занят, но не исключено, что он скоро освободится.

— Что это значит?

— Это значит, что ящик пока принадлежит женщине, но за этот месяц она еще не заплатила. Временно ячейка оставлена за ней. Если она объявится и заплатит, то сохранит ящик за собой. Если же до конца месяца она этого не сделает, то он перейдет к вам — конечно, если согласитесь подождать.

Пирс изобразил озабоченность.

Мне не хотелось бы так долго ждать, лучше решить все побыстрее. Вы не знаете телефон или адрес этой особы? Можно с ней связаться и узнать, нужен ли ей этот почтовый ящик.

— Мы уже посылали ей два почтовых уведомления, а одно положили прямо в ее ячейку. У нас не принято звонить клиентам.

Пирс заволновался, но виду не подал. Если верить Керту, у Лилли Куинлан был совсем другой адрес. Но еще больше его раздражало, что он не знал, как выбить из этого прыщавого юнца нужные сведения.

— А телефон у нее есть? Может, вы прямо сейчас позвоните ей и сообщите, что я хотел бы арендовать ее ячейку. Обещаю заплатить за год вперед.

— Хорошо, мне надо взглянуть. Это займет пару минут.

— Ладно, я подожду. Мне удобнее решить этот вопрос на месте, чем снова возвращаться сюда.

Керт подошел к письменному столу, стоявшему у стены за конторкой, и сел на стул. Затем выдвинул ящик стола и вытащил оттуда пухлую папку с бумагами. Он сидел слишком далеко от Пирса, чтобы тот мог что-нибудь разобрать в лежавших на столе документах. Водя пальцем по одной из бумаг, Керт задержал его на нужной строке. Другой рукой он потянулся к телефону, но в этот момент его отвлекла посетительница, с шумом ввалившаяся в почтовую контору.

— Мне надо отправить срочный факс в Нью-Йорк! — заверещала она.

Керт встал и направился к стойке. Достав снизу бланк на отправку факса, он протянул его даме для заполнения и вернулся к столу. Держа палец напротив найденного телефонного номера, он поднял трубку.

— А при отправке факса надо платить и за этот бланк? — не успокаивалась суетливая клиентка.

— Нет, мэм. Только за документ, который вы отправляете.

Он произнес эту фразу привычным голосом, как произносил до этого уже миллионы раз. Пирс пытался отследить, какие цифры набирает почтальон, но тот действовал слишком быстро. Терпеливо подождав около минуты, Керт продиктовал сообщение на автоответчик:

— Информация для Лилли Куинлан. Прошу вас позвонить во «Всеамериканскую почту». Срок аренды вашего абонентского ящика закончился, поэтому, если вы с нами не свяжетесь, мы будем вынуждены передать эту ячейку другому клиенту. Меня зовут Керт. Большое спасибо.

Продиктовав свой номер и положив трубку, он снова направился к стойке, где женщина уже нетерпеливо размахивала факсом.

— Я очень спешу! — воскликнула она.

— Сейчас я вами непременно займусь, мэм, — успокоил ее Керт.

Он взглянул на Пирса и покачал головой.

— Я попал на автоответчик. Похоже, мы действительно ничего не сможем сделать до конца месяца, если только она сама не объявится. Таковы правила.

— Понимаю. Благодарю за содействие.

Керт снова принялся водить пальцем по строчкам регистрационного журнала, что-то выискивая.

— Вы не хотите оставить свой телефон, чтобы я мог вам позвонить в случае чего?

— Пожалуй, лучше я сам с вами свяжусь.

И взяв из пластиковой коробки на стойке визитную карточку фирмы, Пирс направился к выходу. Керт окликнул его, когда он уже подходил к двери:

— А как насчет номера двадцать семь?

Пирс обернулся.

— Что?

— Я говорю «двадцать седьмой», ведь это как раз три в кубе.

Пирс нехотя кивнул. А этот Керт оказался смышленее, чем он думал.

— Если хотите, можете взглянуть на этот ящик, он открыт.

— Мне надо подумать.

Пирс неопределенно махнул рукой и открыл дверь. Выходя, он слышал, как дамочка выговаривала Керту, что тот не должен заставлять клиентов так долго ждать. В машине Пирс сунул визитную карточку в карман рубашки и посмотрел на часы. Был почти полдень. Ему пора возвращаться домой, чтобы встретиться там с Моникой Перл, своей секретаршей. Она согласилась проследить за доставкой и установкой заказанной им мебели. Время доставки — с полудня до четырех, и Пирс еще в пятницу утром решил заплатить кому-нибудь, чтобы тот проследил за ней. А сам собирался поработать в лаборатории с бумагами и как следует подготовиться к встрече с Годдаром. Сейчас Пирс сомневался, что ему удастся полностью выполнить свой план, но Моника уже ждала его, и надо было спешить. Кроме того, он собирался привлечь ее к другому делу.

Добравшись до «Песков», Пирс увидел, что Моника уже стоит в вестибюле. Охранник не имел права пропустить ее на двенадцатый этаж, не получив подтверждения от жильца квартиры.

— Прошу прощения, — извинился Пирс. — Ты давно ждешь?

— Всего пару минут, — ответила Моника, которая просматривала принесенные с собой журналы.

Пройдя к лифтовому отсеку, они стали ждать кабину. Моника была высокой стройной блондинкой с очень бледной кожей, и казалось, достаточно слабого прикосновения, чтобы оставить на ней след. Ей было не больше двадцати пяти, но общий стаж в компании уже перевалил за пять лет. Личной секретаршей Пирса она стала лишь полгода назад по рекомендации Чарли Кондона, но даже за это короткое время Пирс убедился, что ее внешняя хрупкость и уязвимость обманчивы. Моника была женщиной организованной, волевой и целеустремленной.

Дверь лифта распахнулась, и они вошли в кабину. Пирс нажал кнопку с цифрой 12, и они стали подниматься — одновременно быстро и плавно.

— Ты уверен, что тебе здесь понравится, ведь можно найти жилье и получше? — спросила Моника.

— Этот инженерный проект заслужил оценку восем-ноль, — ответил Пирс. — Сам проверил перед тем, как снять здесь квартиру. А науке, как ты знаешь, я доверяю.

— Потому что сам ученый?

— Наверное.

— Ты думаешь, строители беспрекословно следуют всем научным рекомендациям?

Пирс не знал, что на это ответить. Дверь бесшумно скользнула в сторону, приглашая их в холл двенадцатого этажа.

— Ты уже прикинул, куда что ставить? — поинтересовалась Моника. — Может, составил какой-нибудь план или схему набросал?

— Нет. Просто скажи рабочим, чтобы расставили мебель по твоему вкусу. Но у меня к тебе есть просьба по поводу еще одной услуги.

Он открыл дверь.

— Какой услуги? — с подозрением спросила Моника.

Пирс предположил, что она подумала, будто он собирается посягнуть на ее девичью честь, ведь с Никол он разошелся. У Пирса была теория, что все привлекательные женщины считают, будто любой мужчина готов на них наброситься, как только ему представится такая возможность. Он чуть не рассмеялся вслух, но сумел сдержаться.

— Всего лишь один телефонный звонок. Сейчас я тебе дам номер.

Войдя в гостиную, Пирс быстро подошел к телефону и проверил автоответчик. На этот раз там было всего одно сообщение — от Керта из «Всеамериканской почты», которое он тут же стер.

Поставив телефонный аппарат на диван, Пирс сел рядом и вывел на чистой страничке своего блокнота имя Лилли Куинлан. После чего достал из кармана рубашки визитную карточку почтовой компании.

— Я хочу, чтобы ты позвонила и представилась Лилли Куинлан. Попроси к телефону Керта и скажи ему, что, получив его сообщение, с удивлением узнала о просроченной оплате. А потом спроси, почему он не прислал уведомление по почте.

— Но зачем, и что все это значит?

— Сейчас я не могу все объяснить, но поверь, это очень важно.

— Не понимаю, с какой стати мне надо представляться чужим именем. Ведь это не...

— Это абсолютно никому не повредит. Такие приемы у хакеров называются социальной инженерией. Так вот, Керт сообщит, что уже посылал предупреждение на твой адрес. Ты удивишься: «В самом деле? А по какому адресу вы направили письмо?» И он зачитает тебе адрес. Вот это мне и нужно — адрес. Затем можешь спокойно положить трубку. Мне нужен только адрес.

Она посмотрела на него с таким выражением, какого он не мог припомнить за все шесть месяцев ее работы в качестве личной секретарши.

— Ну давай же, Моника. В этом нет ничего трудного. И никому не принесет вреда. Зато кое-кому может очень помочь. Да я почти уверен, что поможет.

С этими словами Пирс положил ей на колени свой блокнот и ручку.

— Итак, ты готова? Набираю номер.

— Доктор Пирс, мне кажется...

— Не называй меня доктор Пирс. Ведь раньше ты ко мне так не обращалась.

— Хорошо, Генри. Но я не хочу это делать, пока не узнаю, с чем все это связано.

— Ладно, попробую объяснить. Ты ведь знаешь, что у меня новый номер телефона?

Моника кивнула.

— Ну так вот, раньше он принадлежал одной женщине, которая исчезла, или с ней что-то случилось. Мне постоянно приходят звонки на ее имя, поэтому я и пытаюсь выяснить, что же с ней произошло. Понимаешь? И звонок, о котором я тебя прошу, поможет узнать, где она жила. Вот и все, что мне нужно. Потом я собираюсь туда съездить и убедиться, что с ней все в порядке. Ну, теперь-то ты позвонишь?

Моника покачала головой, словно отмахиваясь от обрушившейся на нее информации. У нее было такое выражение лица, словно она только что узнала, как инопланетяне затащили Пирса на свою летающую тарелку и там коллективно изнасиловали.

— Просто бред какой-то. С какой стати ты затеял расследование? Ты знал эту женщину раньше? И с чего решил, что она исчезла?

— Нет, я узнал о ней совершенно случайно. Из-за этого злополучного номера. Но сейчас мне уже достаточно много известно, и я должен разобраться, что с ней случилось, или же убедиться, что все в порядке. Ты согласна мне помочь, Моника?

— А почему бы просто не сменить номер телефона?

— Обязательно поменяю. И попрошу тебя прямо в понедельник решить этот вопрос с телефонной компанией.

— А пока неплохо бы позвонить в полицию.

— У меня еще недостаточно информации, чтобы звонить в полицию. Что я им скажу? Они посчитают меня просто кретином.

— И возможно, будут недалеки от истины.

— Послушай, ты наконец сделаешь это или нет? Моника нехотя кивнула.

— Ну, если это осчастливит тебя и позволит сохранить мне работу...

— Черт возьми! Я же тебя не пугаю возможным увольнением. Если не хочешь помочь, то я попрошу кого-нибудь другого. Твоей работы это никак не коснется. Все выяснили по этому вопросу?

— Да. Но ты не злись так, я согласна. Только напомни еще раз, что мне надо спросить.

Повторив инструкции, Пирс набрал номер «Всеамериканской почты» и передал трубку Монике. Она попросила к телефону Керта и повторила все, что велел Пирс, лишь пару раз слегка сбившись от смущения. Наблюдая, как она записывает в блокнот адрес Лилли, Пирс испытывал плохо скрываемый восторг. Закончив разговор, Моника протянула ему блокнот.

Пирс проверил записанный ею адрес — где-то в районе Вениса, — вырвал страничку из блокнота, сложил и сунул в карман.

— Керт произвел впечатление неплохого парня, — заметила Моника. — Мне было неприятно его обманывать.

— Ты всегда можешь навестить его и договориться о свидании. Я с ним встречался, и, поверь, одного свидания с такой девушкой ему хватит для воспоминаний на всю оставшуюся жизнь.

— Так ты его видел? Очевидно, о тебе он сейчас и говорил. Керт сказал, что какой-то мужчина хотел получить мой почтовый ящик. Вернее, ящик Лилли Куинлан.

— Да, это был я. Именно так я и...

Зазвонил телефон, Пирс взял трубку, но звонивший не захотел разговаривать. Пирс посмотрел на дисплей АОН — звонили из прибрежного отеля «Ритц-Карлтон».

— Вот еще что, — сказал Пирс. — Чтобы пропустить грузчиков с мебелью, охранник должен сначала позвонить в квартиру и проверить, куда они направляются, поэтому старайся не занимать линию. Но должен предупредить — ты получишь множество звонков на имя этой Лилли. А поскольку ты женщина, они могут принять тебя за нее. Поэтому тебе придется отвечать что-нибудь типа «это не Лилли, вы набрали неверный номер».

— Может, мне лучше сделать вид, что я — это она, и тогда я получу больше информации?

Порывшись в рюкзаке, Пирс достал цветную копию фотографии Лилли.

— Вот это Лилли. Не думаю, что стоит дурачить ее поклонников, будто ты — это она.

— Бог мой! — воскликнула Моника, взглянув на портрет. — Она проститутка?

— Ты не ошибаешься.

— В таком случае какого черта ты хочешь разыскать эту проститутку, когда тебе лучше бы...

Она осеклась на полуслове. Пирс внимательно смотрел на нее, ожидая, чем она закончит начатую фразу. Но Моника так и не нашла, что сказать.

— Ну? — спросил он. — Так что мне лучше сделать?

— Ничего. Это не мое дело.

— Похоже, ты уже беседовала с Ники по поводу наших с ней отношений?

— Нет. Послушай, не знаю даже, что и сказать. Мне кажется очень странным, что ты пытаешься разыскать эту проститутку и убедиться, что с ней все в порядке. Здесь что-то не так.

Пирс снова сел. Он чувствовал, что Моника лжет по поводу Никол. Они дружили и часто обедали вместе, когда Пирс не мог уйти из лаборатории — а такое случалось почти каждый день. И с какой стати им прекращать эти встречи, если он с Ники уже расстался? Вероятнее всего, они продолжают общаться, обсуждая Пирса и их разрыв с Никол.

В принципе ему было на это наплевать, а кроме того, он знал, что в данный момент движется в верном направлении. Другое дело, что это был только начальный участок пути и впереди было еще много ям и поворотов. Жизнь и профессиональная карьера Пирса строились вокруг удовлетворения собственного любопытства. На последнем курсе Стэнфордского университета он слушал лекцию о следующем поколении микросхем. Профессор увлекательно рассказывал о наночипах, таких крошечных, что компьютеры завтрашнего дня будут размером с десятицентовую монету. С тех пор это сравнение, прочно засевшее в голове Пирса, постоянно подстегивало его любопытство в сторону главной цели — уместить весь мир на маленькой монетке.

— Сейчас я смотаюсь в Венис и проверю этот адресок, — сообщил он Монике. — Просто посмотрю, как там дела, но вмешиваться не стану.

— Обещаешь?

— Да. Можешь позвонить мне в лабораторию после того, как привезут мебель и ты соберешься уходить.

Он поднялся с дивана и перекинул рюкзак через плечо.

— Если будешь говорить с Ники, не рассказывай ей ничего об этом, договорились?

— Обещаю, Генри.

Пирс понимал, что особо рассчитывать на ее обещание не приходится, но делать было нечего. Он направился к выходу и, когда уже подходил к лифту, вспомнил недавние слова Моники, намекавшей на разницу между частным расследованием и навязчивой идеей. Между этими понятиями имелась вполне четкая граница, но трудно было определить, с какой стороны этой границы он сам сейчас оказался.

Глава 8

Адрес сразу показался Пирсу необычным, но он никак не мог сообразить, что конкретно его тревожило. Он ломал голову всю дорогу, пока ехал в Венис, но так ничего путного и не придумал. Словно через полупрозрачную занавеску в душе просвечивал чей-то размытый силуэт, но определить, чей именно, не удавалось.

По адресу Лилли Куинлан, который она оставила в офисе «Всеамериканской почты», на Алтаир-авеню располагался аккуратный летний домик, а неподалеку от него раскинулся бульвар Эббот-Кинни, застроенный антикварными магазинами и фешенебельными ресторанами. Это был небольшой белый дом с верандой, украшенный светло-серыми полосками по контуру и такого же цвета наличниками, поэтому напомнил Пирсу большую морскую чайку. На газоне перед домом выстроились в ряд роскошные королевские пальмы. Пирс остановил машину на противоположной стороне и несколько минут наблюдал за домом, пытаясь обнаружить признаки жизни.

Дом и площадка перед ним выглядели чрезвычайно ухоженными. Если он сдавался внаем, значит, своим внешним видом обязан в первую очередь владельцу. Ни на подъездной дорожке, ни в открытом гараже не было никаких машин, а на газоне рядом с дорогой не валялся мусор. Снаружи все выглядело слишком чисто и благообразно.

Наконец Пирс решился на активную разведку. Он вышел из «БМВ», пересек улицу и направился по дорожке к парадному входу. Нажав кнопку дверного звонка, Пирс услышал откуда-то изнутри приглушенный звон колокольчика. Подождал немного. Никого и ничего. Еще раз нажал кнопку, потом постучал в дверь. Подождал — и снова безрезультатно.

Пирс внимательно оглядел фасад здания. Жалюзи были плотно закрыты. Повернувшись спиной к входной двери и стараясь скрыть волнение, он окинул взглядом улицу и дома на противоположной стороне, одновременно пытаясь повернуть у себя за спиной дверную ручку. Но дверь была заперта.

Не желая заканчивать свое дневное путешествие на столь безрадостной ноте — без новой информации или открытия, — Пирс обогнул дом с левой стороны и прошел по дорожке к гаражу, который размещался в глубине двора. Дом выглядел просто игрушечным рядом с огромной сосной, корни которой, судя по глубоким трещинам на асфальте и торчащим деревянным суставам, тянулись к дому и уже упирались в фундамент. Пирс прикинул, что еще лет пять, и строение окажется под угрозой. Тогда придется выбирать между домом и деревом.

Гараж был открыт. Его массивная деревянная дверь выгнулась от времени и собственного веса. Похоже, она давно пребывала в таком состоянии. Внутри было пусто, не считая нескольких банок с красками, сложенных у задней стенки.

Справа от гаража был крошечный дворик размером чуть больше почтовой марки. Однако, судя по окружавшей его высокой и прочной ограде, это была надежно охраняемая частная собственность. На лужайке стояли два пластиковых шезлонга. Тут же виднелась пустая кормушка для птиц. Шезлонги напомнили Пирсу о загорелой Лилли на фотографии с веб-сайта.

Задержавшись на несколько секунд у лужайки, Пирс прошел к черному входу и снова постучал в дверь. Верхняя часть двери была застеклена. Не рассчитывая, что кто-нибудь отзовется, он приставил ладонь козырьком к стеклу и заглянул внутрь. Перед ним была кухня, чистая и ухоженная. Небольшой обеденный стол у стены пустовал. На одном из двух стульев аккуратной стопкой были сложены газеты.

На полке рядом с тостером стояла большая ваза, наполненная какими-то темными ломтями, по форме которых Пирс определил, что это сгнившие фрукты.

Это уже было кое-что. То, что не вписывалось в стандартные рамки и вызывало подозрение. Пирс постучал по застекленному окошку двери, хотя уже знал, что внутри не было никого, кто мог бы ответить. Обернувшись, он внимательно осмотрел задний двор в поисках предмета, которым можно было бы разбить стекло, машинально схватился за дверную ручку и повернул ее.

Дверь была не заперта.

Пирс судорожно огляделся вокруг. Держась за ручку, он толкнул дверь, и та приоткрылась. Он постоял пару секунд в ожидании сигнальной сирены, но его вторжение не нарушило тишины. Почти сразу в нос ударил тошнотворно-сладковатый запах сгнивших фруктов. Пирс тут же подумал, что у этого запаха мог быть и другой источник. Надавив на дверь, он распахнул ее пошире и крикнул, правда, не слишком громко:

— Лилли? Лилли, это я, Генри.

Пирс не вполне отдавал себе отчет, делал он это для соседей или же для самого себя, однако выкрикнул имя девушки еще пару раз, прислушиваясь в ожидании ответа, но результат был прежний. Перед тем как войти, он сел на приступку спиной к двери, прикидывая, стоит ли прямо сейчас заходить в дом. Он вспомнил, как отреагировала Моника, когда узнала, чем он занимается, предложив ему просто позвонить в полицию.

Теперь наступил подходящий момент последовать ее совету. Здесь явно что-то было не в порядке, и Пирсу было чем подкрепить свой звонок. Но правда состояла в том, что он не собирался прерывать разведку на полпути. По крайней мере сейчас. Пока это было его личное дело, и он хотел в нем разобраться. И дело, как Пирс чувствовал, было не только в Лилли Куинлан. Реальные причины лежали глубже, уходя корнями в прошлое. Он понимал, что его притягивает настоящее, которое может помочь разобраться в прошлом. И сейчас у него появился шанс выполнить то, что он не сделал раньше.

Решительно поднявшись с крыльца, Пирс вошел в кухню и плотно прикрыл за собой дверь.

Из дальней комнаты доносились приглушенные звуки музыки. Пирс немного постоял, еще раз внимательно осмотрел кухню и ничего особенного не обнаружил, не считая вазы со сгнившими фруктами. Открыв дверцу холодильника, он увидел там картонную пачку сока и пластиковую бутыль обезжиренного молока. Судя по штампу на бутылке, срок годности молока истек еще 18 августа. Примерно такая же дата стояла и на соке. Значит, последний раз этими продуктами пользовались больше месяца назад.

На стуле Пирс увидел выпуск «Лос-Анджелес таймс» за 1 августа. Затем вошел в расположенный слева коридор, который вел из кухни в переднюю часть дома. Еще издалека Пирс заметил объемистую стопку газет под почтовой щелью у парадной двери. Но перед тем как направиться туда, он проверил, что находится за тремя дверьми, выходившими в коридор. За одной была ванная комната, где полки были тесно забиты женской парфюмерией и косметикой, и все это покрывал толстый слой пыли. Выбрав маленький зеленый флакончик, Пирс отвернул крышку и понюхал. Это был хорошо знакомый ему легкий аромат сиреневых духов, которыми обычно пользовалась Никол. Он сразу узнал этот пузырек по форме и цвету. На мгновение задумавшись, Пирс завернул крышку, поставил духи на место и вернулся в коридор.

Две другие двери вели в спальни, из которых одна, судя по всему, принадлежала хозяйке. Оба шкафа в комнате были открыты и доверху набиты одеждой, висевшей на деревянных вешалках. Музыка, которую Пирс слышал еще на кухне, доносилась из радиоприемника, встроенного в электрический будильник, стоявший на ночном столике справа от кровати.

Соседняя спальня, похоже, использовалась в качестве тренажерного зала. Кровати здесь не было. На полу, застеленном соломенной циновкой, стояли два тренажера — «подъем по лестнице» и «гребля», а в углу — небольшой телевизор. Открыв дверь единственного здесь шкафа, Пирс убедился, что и тот до отказа заполнен дамской одеждой. Он уже собирался захлопнуть дверцу, но заметил, что это была довольно специфическая коллекция. Почти все пространство гардероба было отдано малообъемным деталям женской одежды — легким халатикам, маечкам и колготкам. Тут он увидел что-то знакомое и снял одну вешалку. Перед ним был черный кружевной пеньюар, в котором Лилли позировала на своем рекламном фото в «Красотках».

Вдруг Пирс вспомнил еще кое-что и, убрав вешалку на место, быстро вернулся в первую спальню. Нет, кровать была явно не та, что на фотографии, — стильная, с красивой бронзовой спинкой. Пирс наконец понял, что его беспокоило, когда он ехал сюда. В объявлении Лилли говорилось, что она принимает клиентов в чистом и безопасном коттедже в районе Уэстсайда. Этот же летний домик находился в другом конце города, да и кровать была совсем другая. Значит, у Лилли Куинлан имелся другой адрес, который ему еще предстояло отыскать.

Услышав какой-то шум со стороны фасада, Пирс похолодел от страха. Он понял, что влип, как классический растяпа-любитель, взявшийся не за свое дело. Надо было быстро осмотреть комнаты и валить отсюда, а не бродить по дому.

Пирс подождал несколько секунд, но, кроме стука и шуршания, словно от катившегося по деревянному полу предмета, больше ничего не услышал. Тогда он медленно приблизился к выходу из спальни и выглянул в коридор. Около передней двери беспорядочно громоздилась корреспонденция по крайней мере за несколько недель.

Выбирая участки, где деревянный пол не так сильно скрипел под ногами, Пирс стал пробираться к входной двери. Слева по коридору размещалась гостиная, а справа — столовая. Больше никаких комнат ему не встретилось. Он не заметил ничего такого, что могло бы объяснить причину недавнего шума.

Аккуратно убранная гостиная была обставлена стильной мебелью, которая удачно вписывалась в интерьер всего дома. Единственное, что нарушало общий стиль, это стеллаж, уставленный высококлассной аудио— и видеоэлектроникой, а также висящий над ним плазменный телевизор с огромным экраном. Этот музыкальный центр — мечта меломана — стоил никак не меньше двадцати пяти тысяч долларов.

Пирс решил покопаться в груде сваленной у порога почты. В основном это был рекламный мусор, который обычно суют в почтовые ящики постоянных жильцов. Он заметил и два конверта от «Всеамериканской почты» — наверное, с предупреждением об оплате. Тут же лежали расчетные чеки по кредитным карточкам и сообщения из банков о состоянии счетов. На одном объемистом пакете стоял обратный адрес университета Южной Калифорнии. Пирс попытался отыскать конверты со счетами телефонной компании, но ни одного не нашел. Вначале это показалось ему странным, но потом он решил, что, вероятно, счета приходили на абонентский ящик Лилли.

Пирс вспомнил о возможной ответственности за нарушение федерального закона о неприкосновенности частной корреспонденции, но решил не изводить себя неприятными размышлениями на эту тему и сунул в задний карман джинсов одно из банковских уведомлений и счет по оплате через карту «Виза».

Тут его внимание привлек канцелярский стол с откидной крышкой, стоявший в дальнем конце гостиной. Присев на стул, он откинул крышку и быстро просмотрел все ящики, сразу сообразив, что это и был ее расчетный центр. В центральном ящике лежали чековые книжки, марки и авторучки. Все остальные отсеки были заполнены конвертами от кредитных компаний, счетами, квитанциями. Пирс обнаружил стопку конвертов от компании «Зрелищные проекты», на которых был указан номер абонентского ящика Лилли. На каждом конверте она аккуратно записывала дату и номер платежки. Но и здесь, к его удивлению, не было никаких счетов по оплате телефонных разговоров с ее старого номера. Даже если счета не приходили на этот почтовый адрес, она все равно должна была их оплачивать. Но никаких телефонных квитанций в столе он не нашел, так же как и конвертов от них со сделанными отметками об оплате.

У Пирса не было времени для тщательной проверки всех счетов, но он и не надеялся с их помощью выяснить, что же случилось с Лилли Куинлан. Он снова заглянул в центральный ящик и быстро перелистал все чековые книжки. Судя по записям, последний раз они использовались еще до начала августа. В одной он обнаружил копию чека об оплате телефонного счета, датированного июнем. Значит, все-таки Лилли сама оплачивала свои телефонные разговоры и, вероятнее всего, занималась оформлением счетов вот за этим столом. Но никаких следов ее телефонной активности он больше не обнаружил.

Подгоняемый ситуацией, Пирс отбросил эти разноречивые мысли и закрыл ящики. Он уже взялся за ручку, собираясь поставить крышку стола на место, когда в одном из дальних отделений, устроенных в самой крышке, углядел небольшую записную книжку, заполненную многочисленными именами, названиями и телефонами. Не раздумывая, Пирс засунул блокнот в задний карман джинсов — к документам, которые он конфисковал раньше.

Наконец, установив на место крышку письменного стола, Пирс поднялся и еще раз внимательным взглядом обвел все помещения в передней части дома. И почти сразу заметил чью-то тень, мелькнувшую за опущенными жалюзи. Кто-то приближался к парадному крыльцу.

Пирса прошиб холодный пот. Он не мог решить, что лучше — спрятаться или быстро скрыться через заднюю дверь. Он стоял, будто парализованный, не в силах оторвать ноги от пола и слыша, как приближаются шаги.

От неожиданного металлического скрипа он чуть не подпрыгнул. В дверной щели показалась небольшая стопка почтовых конвертов и тут же шлепнулась на пол.

— О Господи, — прошептал Пирс, прикрыв глаза и пытаясь успокоить дыхание.

Тень за окном снова пересекла гостиную — но уже в обратном направлении — и растаяла. Сделав несколько шагов вперед, Пирс окинул взглядом свежие почтовые поступления, лежавшие на полу. Он заметил новые счета, но в основном это была реклама. Потом перевернул ногой один из конвертов, в левом углу которого значилось имя «В. Куинлан», но обратного адреса не было. Почтовая марка замялась, и на штампе Пирс разобрал лишь «...па, Флорида». Наклонившись, он проверил печать на задней стороне и решил, что конверт можно незаметно вскрыть.

Почему-то знакомство с частной перепиской показалось Пирсу более серьезным преступлением, чем все, что он сделал ранее. Но замешательство длилось недолго. Аккуратно подковырнув край конверта ногтем, он извлек на свет небольшой, сложенный пополам листок бумаги. Письмо, судя по дате, было написано четыре дня назад.

Лили,

Я очень волнуюсь за тебя. Если получишь это сообщение, пожалуйста, дай мне знать, что у тебя все в порядке. Прошу тебя, дорогая. С тех пор как перестала мне звонить, я не могу ни о чем другое думать. Меня очень тревожит твоя судьба и твоя работа. Да, в нашей жизни не все идет, как хотелось бы, и сама я не всегда вела себя правильно, но мне кажется, как мать, я имею право знать о твоих делах. Прошу тебя, позвони, как только получишь мое письмо.

С любовью, мама.

Дважды перечитав это короткое послание, Пирс снова сложил его и убрал в конверт. Ничто в этом доме, включая сгнившие фрукты, не вызвало у него более сильного ощущения близости к роковым событиям, чем это материнское послание. И еще он подумал, что В. Куинлан уже вряд ли дождется телефонного звонка или письма от дочери.

Как можно аккуратнее запечатав конверт, он быстро сунул его под стопку корреспонденции, сложенной у порога. Нарушенная Пирсом тайна переписки явилась последней каплей, максимально обострившей чувство опасности от пребывания в этом доме. С него хватит. Развернувшись, он быстро направился по коридору на кухню и далее к выходу.

Выйдя через заднюю дверь, он плотно прикрыл ее, но замок не защелкнул. Когда Пирс уже огибал дом, направляясь к машине, он услышал грохот свалившейся на крышу увесистой сосновой шишки, которая через секунду подкатилась к его ногам. Стал понятен источник того странного шума, который так напугал его, когда он был в доме. Пирс удовлетворенно кивнул — хотя бы один вопрос он уже выяснил.

Глава 9

— Свет.

Сев за стол в своем кабинете, Пирс достал из рюкзака все, что прихватил в доме Лилли Куинлан. Квитанцию об оплате кредитной картой «Виза», уведомление о состоянии ее банковского счета и телефонную книжку.

Начал он с записной книжки. Несколько страниц были заполнены мужскими именами, а вместо фамилий стояли лишь инициалы. Телефонные номера включали широкий спектр региональных кодов. Были и местные номера, но все-таки большая их часть находилась за пределами Лос-Анджелеса. Тут же был перечень местных отелей и ресторанов на нескольких листах, а также координаты голливудской конторы по продаже и обслуживанию «лексусов». Пирсу попался на глаза телефон Робин, а на соседней странице он нашел номера под заголовком «ЗП», что, судя по всему, означало «Зрелищные проекты» — уже знакомое ему общество с неограниченной ответственностью.

Под общим заголовком «Даллас» были собраны телефоны нескольких отелей и ресторанов, а также имена или инициалы группы тамошних джентльменов. Имелась подобная страничка и под шапкой «Лас-Вегас».

Наконец Пирс наткнулся на телефон Вивьен Куинлан с региональным кодом 813 и точным почтовым адресом в городе Тампа, штат Флорида. Таким образом удалось расшифровать и полустертый штамп на конверте. Почти в самом конце блокнота он обнаружил телефон и адрес некоего Уэйнрайта, который проживал в Венисе недалеко от дома Лилли на Алтаир-авеню.

Пирс снова открыл страничку с буквой "К" и набрал телефон Вивьен Куинлан. Женщина взяла трубку после второго сигнала. Голос у нее был сиплый и грубый.

— Слушаю!

— Миссис Куинлан?

— Да.

— Здравствуйте, я звоню из Лос-Анджелеса. Меня зовут Генри Пирс, я...

— Вы насчет Лилли?

В ее голосе слышалось явное отчаяние.

— Да. Я пытаюсь разыскать ее и подумал, что вы мне поможете.

— Слава Богу, наконец-то! Вы из полиции?

— М-м, нет, мэм. Я не из полиции.

— Мне все равно. Хорошо, хоть кому-то есть до этого дело.

— Я просто хочу найти ее, миссис Куинлан. Когда вы о ней последний раз слышали?

— В том-то и дело, что прошло уже больше семи недель, а это на нее не похоже. Она регулярно о себе сообщает. Поэтому я очень беспокоюсь.

— Вы обращались в полицию?

— Да, я звонила туда, в отдел по поиску пропавших людей. Они не выказали интереса, поскольку она уже взрослая и учитывая занятие, которым она зарабатывает на жизнь.

— А чем она занимается, миссис Куинлан? Чувствовалось, как мать Лилли замялась, подбирая слова.

— Мне кажется, вы сами должны знать о ее работе.

— Я всего лишь ее знакомый.

— Она сопровождает джентльменов, которые в этом нуждаются.

— Понятно.

— Никакого секса или чего-нибудь в этом роде. Лилли рассказывала, что в основном посещает рестораны в компании важных джентльменов в смокингах.

Пирс спокойно воспринимал ее слова как естественное желание матери не замечать очевидного и выдавать желаемое за действительное. Он часто встречался с чем-то подобным и в своей семье, когда жил с родителями.

— А что вам сказали в полиции, мэм?

— Вероятно, она отъехала куда-нибудь с одним из своих клиентов и наверняка скоро вернется.

— И когда это было?

— Месяц назад. Понимаете, обычно Лилли звонит мне каждую субботу после обеда. И когда от нее не было звонков целых две недели, я решила обратиться в полицию. После третьей недели я опять позвонила и поговорила с сотрудником отдела по поиску пропавших людей. Они даже не составили протокола или другого официального документа, а просто предложили мне подождать. Им нет никакого дела.

Неожиданно в памяти Пирса всплыло давнишнее событие из его собственной жизни. Это был вечер, когда он вернулся домой из университета. Мать ждала его, сидя в темноте на кухне, чтобы сообщить печальные новости об Изабелл.

И когда говорила мать Лилли Куинлан, Пирс будто слышал голос своей матери.

— Тогда я обратилась к частному детективу, но без толку. Он сказал, что не может ее найти.

Последняя фраза вернула Пирса к реальности.

— Миссис Куинлан, отец Лилли с вами? Нельзя ли с ним поговорить?

— Нет, он сейчас далеко. Его нет здесь уже двенадцать лет — с того дня, как я застала их вместе.

— Он в тюрьме?

— Нет, просто уехал и все.

Пирс не знал, что ей сказать.

— А когда Лилли перебралась в Лос-Анджелес?

— Года три назад. Вначале она окончила курсы стюардесс в Далласе, но не смогла найти работу и уехала в Лос-Анджелес, хотя я очень хотела, чтобы она работала бортпроводницей. Я предупреждала ее, что в таком бизнесе, как сопровождение одиноких мужчин — даже если никакого секса в действительности нет, — все равно все будут думать, что он был.

Пирс невольно кивнул, услышав еще одну типично материнскую сентенцию. Он представил грузную, утомленную женщину с длинными волосами и дымящейся в углу рта сигаретой. Понятно, что Лилли сбежала от этой тоски куда подальше. Его даже удивило, что она отважилась на это лишь три года назад.

— А где вы наняли частного детектива, у себя в Тампе или Лос-Анджелесе?

— Там, у вас. Здесь его нанимать не было смысла.

— А как вы его отыскали?

— Мне дал список полицейский из отдела по поиску пропавших людей, и я выбрала одного.

— А вы сюда, к Лилли, приезжали когда-нибудь, миссис Куинлан?

— Я не очень хорошо себя чувствую. Врач нашел у меня эмфизему легких, поэтому я все время с кислородной подушкой и привязана к одному месту. Да и что мне там делать?

Пирс мысленно уточнил визуальный образ матери Лилли. Сигарета изо рта исчезла, а на ее месте появился мундштук от кислородной подушки. Длинные волосы пока остались. Он прикинул, что бы еще спросить и какую информацию получить.

— Лилли однажды говорила мне, что посылает вам деньги. Это была всего лишь догадка, но, учитывая отношения матери и дочери, она имела под собой определенную основу.

— Да, и если вы встретите ее, то скажите, что у меня сейчас с этим проблемы. Я на мели, а мне еще надо заплатить мистеру Глассу.

— Кто это?

— Тот частный детектив, которого я наняла. Но я давно с ним не общалась. Мне сейчас нечем платить.

— Вы не могли бы сообщить его полное имя и номер телефона?

— Надо посмотреть.

Она положила трубку и вернулась через пару минут, продиктовав Пирсу телефон и адрес частного сыщика. Его звали Филип Гласс, а контора находилась в Калвер-Сити.

— Миссис Куинлан, а есть ли у вас еще какие-нибудь сведения о знакомых Лилли в Лос-Анджелесе? Например, ее друзьях или коллегах по работе?

— Нет, она никогда не давала мне телефонов и даже не рассказывала о своих приятелях. Разве что как-то упомянула о девушке по имени Робин, с которой иногда вместе работала. Робин была из Нового Орлеана, и Лилли говорила, что у них много общего.

— Она не объяснила, что именно?

— По-моему, у обеих были одни и те же проблемы с мужчинами в семьях, где прошло их детство. Думаю, именно это она имела в виду.

— Понимаю.

Пирс попробовал поставить себя на место детектива. Вивьен Куинлан казалась ему важным фрагментом мозаики, которую предстояло сложить, однако он не знал, о чем еще ее спросить. Ведь она — как в прямом, так и переносном смысле — находилась за пять тысяч километров от своей дочери и ее интересов. Бросив взгляд на телефонную книжку Лилли, лежавшую на столе, Пирс наконец решил задать еще один вопрос.

— А имя Уэйнрайт говорит вам что-нибудь, миссис Куинлан? Может быть, ваша дочь или мистер Гласс рассказывали вам об этом человеке?

— Пожалуй, нет. Гласс не упоминал этого имени. А кто он такой?

— Пока не знаю. Похоже, просто один из ее знакомых. Ну вот и все. Говорить больше было не о чем.

— О'кей, миссис Куинлан. Попробую разыскать Лилли и сразу попрошу вам позвонить.

— Признательна вам за это, но не забудьте напомнить и насчет денег. У меня сейчас тяжелое материальное положение.

— Хорошо, скажу.

Положив трубку, Пирс задумался, обобщая полученную информацию. Похоже, о Лилли он уже выяснил немало. И эти знания действовали на него все более угнетающе. Оставалось надеяться, что кто-нибудь из богатых клиентов увез ее с собой, обещая роскошную жизнь и блестящее будущее. Возможно, Лилли уже на Гавайях или в особняке своего состоятельного покровителя где-нибудь в Париже. Но в глубине души Пирс в этом сильно сомневался.

— Джентльмены в смокингах, — вполголоса произнес он.

— Что-что?

Он оглянулся. В двери, которую Пирс забыл закрыть, стоял Чарли Кондон.

— А, ничего особенного. Разговариваю сам с собой. А что ты здесь делаешь?

Внезапно Пирс вспомнил о лежавшей на столе телефонной книжке и других документах, принадлежавших Лилли Куинлан. Стараясь выглядеть как можно более естественно, он придвинул к себе еженедельник-планировщик и, сделав вид, что уточняет какие-то даты и мероприятия, прикрыл этим объемистым блокнотом стопку конвертов перед собой.

— Я звонил тебе домой по новому телефону и попал на Монику. Она сказала, что, наверное, ты здесь, а она ждет у тебя в квартире грузчиков с заказанной мебелью. Но ни в лаборатории, ни в твоем кабинете никто не отвечал, поэтому я и пришел сюда.

Чарли оперся о дверной косяк. Это был стройный загорелый мужчина довольно привлекательной наружности. В свое время он даже проработал несколько лет фотомоделью в Нью-Йорке, пока ему не надоело и он не поступил в училище, готовившее бухгалтеров высокой квалификации. С ним Пирса познакомил банкир, который кредитовал один из его проектов. Он рекомендовал Кондона как специалиста, хорошо разбирающегося в тонкостях инвестиционных процессов и поиска инвестиций для частных компаний. Чарли привлек Пирса тем, что обещал подыскать надежных инвесторов для «Амедео текнолоджиз» и при этом не утратить контроль над прибылью от реализации проектов. В обмен на это Чарли получал десять процентов акций фирмы, что могло в перспективе превратиться в сотни миллионов долларов — если им удастся победить в этой гонке и выставить свои акции на открытую продажу.

— Я не слышал твоего звонка, — сказал Пирс. — Я лишь недавно пришел сюда — по дороге остановился, чтобы перекусить.

— Мне казалось, ты собирался в лабораторию.

Чарли явно намекал, что неотложные дела Пирса ждут именно в лаборатории. Там еще многое предстоит сделать, и времени мало. Чтобы забить своего финансового «кита», им надо тщательно подготовиться к презентации проекта. Ведь из кабинета за монеткой не угонишься.

— Не беспокойся, я как раз туда собираюсь. Мне просто надо проверить почту. И ты примчался сюда, только чтобы проверить меня?

— Не совсем так. Но уже к четвергу надо собрать все, что мы наработали, в одну красивую кучу с бантиком и показать ее Морису. Я просто хотел лишний раз убедиться, что все идет как надо.

Пирс прекрасно понимал, как много поставлено на эту встречу с Морисом Годдаром. Даже шутливая ссылка на «Бога» в электронном сообщении Чарли Кондона была вызвана подсознательным ощущением важности предстоящего события. И можно точно сказать, что предстоящее в четверг «выступление дрессированных собачек маэстро Пирса» затмит все другие представления такого рода. Но вместе с тем Пирсу вдруг показалось, что Кондон ощущает неуверенность в успехе разработанного ими плана «китовой охоты». В данный момент они рассчитывали на инвестора, который согласится вносить по 4 миллиона долларов в течение как минимум трех-четырех лет подряд. Капитал Годдара, как удалось выяснить благодаря стараниям Никол, составлял порядка 250 миллионов долларов и был нажит за счет успешных инвестиций в разработки таких компаний, как «Майкрософт». Значит, деньги у Годдара водились. Но если после презентации в четверг он не отважится на серьезные финансовые вливания в «Амедео», то придется искать другого инвестора. А это уже забота Кондона.

— Не беспокойся, — повторил Пирс. — Мы успеем. А Джейкоб собирается заехать по этому поводу?

— Да, он будет.

Джейкоб Кац занимался в компании юридической экспертизой патентов. У них уже было пятьдесят восемь зарегистрированных патентов и поданных заявок, и сразу после представления проекта Кац займется оформлением девяти новых изобретений. Патенты были важным козырем в соревновании с конкурентами. Контролируя патентную ситуацию в своей области, обретаешь твердую почву под ногами, и рано или поздно забираешь в свои руки контроль над рынком производства и сбыта. Девять новых патентных заявок были только первыми ласточками в реализации проекта «Протей». Они должны вызвать настоящий шок в мире нанотехнологий. Пирс даже улыбнулся при этой мысли. Кондон, похоже, догадался, о чем подумал его шеф.

— А ты уже просмотрел заявочные материалы? — поинтересовался Чарли.

Протянув руку под стол, Пирс ударил кулаком по мощной крышке стального сейфа, который был надежно прикреплен болтами к бетонному полу. Именно там хранились патентные заявки. Пирсу еще предстояло проверить их до того, как они будут сброшюрованы и отправлены на оформление. Но это было довольно нудное чтение, а кроме того, его постоянно отвлекали другие дела, даже не считая судьбы Лилли Куинлан.

— Вот они, здесь. Собираюсь заняться ими сегодня, а, если не успею, завтра.

Из соображений безопасности в компании не разрешалось уносить материалы по заявкам домой для просмотра. Кондон улыбнулся:

— Отлично. Значит, все в порядке? Никаких проблем?

— Под проблемами ты, наверное, имеешь в виду Никол?

Чарли кивнул.

— Можно сказать, да. По крайней мере я спокоен. Сейчас меня больше интересуют другие вещи.

— В первую очередь дела в лаборатории, я полагаю?

Пирс откинулся на спинку стула, широко раскинул руки и улыбнулся, подумав, о чем же успела наболтать Моника, когда сегодня говорила с Чарли по телефону.

— В общем, пока я здесь.

— Ну и отлично.

— Кстати, Никол перед уходом нашла свежую публикацию по поводу сделки компании Бронсона с корпорацией «Тагава». Копия статьи хранится в ее кабинете.

— Что-нибудь новенькое?

— Ничего особенного, но Эллиот обмолвился о перспективе биологического применения разработок. В самых общих словах, но кто знает. Не исключено, что он учуял запах нашего «Протея».

Разговаривая с Кондоном, Пирс посмотрел ему за спину, на висевший на стене плакат из фильма «Фантастическое путешествие», снятого еще в 1966 году. На постере была изображена белая подлодка «Протей», пробивающаяся через многоцветную толщу физиологических жидкостей внутри человеческого тела. Это был подлинный рекламный плакат тех времен, который ему когда-то подарил Коуди Зеллер, купивший его на мемориальном интернетовском аукционе.

— Эллиот просто любит почесать языком, — заметил Кондон. — Не думаю, чтобы он мог пронюхать что-то о «Протее». Но уже через десять дней он наверняка услышит о нем. А уж тогда точно обделается. Да и «Тагава» поймет, что поставила не на ту лошадку.

— Да, я тоже на это надеюсь.

Они сами пытались завязать финансовый роман с «Тагавой» в начале этого года, но японцы позарились на слишком большой кусок от будущего пирога, поэтому переговоры прервались на ранней стадии. И хотя на этих первых встречах имя «Протей» упоминалось несколько раз, однако никто из представителей корпорации не видел самой лаборатории и о сути этого проекта ничего не знал. Сейчас Пирс пытался вспомнить, что именно в тот раз говорилось по поводу «Протея», поскольку оттуда информация могла просочиться к новому партнеру японцев Эллиоту Бронсону.

— Если что понадобится, дай мне знать, я все сделаю, — сказал Кондон.

Его слова отвлекли Пирса от раздумий.

— Благодарю, Чарли. Ты сейчас домой?

— Мы с Мелиссой собираемся вечерком поужинать в ресторане «Кружка». Не хочешь к нам присоединиться?

— Нет, вряд ли, но спасибо. Сегодня мне должны привезти мебель, и надо будет ее расставить.

Чарли кивнул и на секунду замялся, собираясь задать еще один вопрос.

— Ты собираешься поменять свой номер телефона?

— Придется. Это первое, что Моника сообщила тебе сегодня утром?

— В общем, да. И еще она сказала, что этот номер раньше принадлежал проститутке, которой постоянно звонят мужики.

— Она — компаньонка по найму, а не проститутка.

— Не вижу разницы.

Пирс удивился своей готовности защищать женщину, с которой был даже незнаком, и почувствовал, как его лицо заливает краска.

— Что ж, возможно, разницы действительно нет. Скорее всего в понедельник я дам тебе свой новый номер, о'кей? Мне предстоит здесь кое-что закончить, а потом я спущусь в лабораторию.

— Ладно, старик. До понедельника.

С этими словами Кондон вышел, закрыв за собой дверь. Пирс прикинул, как много ему успела натрепать Моника и не разнесла ли она уже весть о его странной детективной деятельности. Он хотел позвонить ей, но отложил звонок.

Пирс снова взял в руки телефонную книжку Лилли и перелистал ее. Почти на последней странице он увидел еще одну группу телефонных номеров под общим заголовком УЮК. Пирс тут же вспомнил объемистый конверт, валявшийся среди неразобранной корреспонденции в доме на Алтаир-авеню. Он набрал один из этих номеров. В трубке послышалось сообщение автоответчика из приемной канцелярии университета Южной Калифорнии. По выходным офис был закрыт.

Пирс положил трубку. Похоже, Лилли собиралась подать документы для поступления в университет. И возможно, намеревалась оставить свой нынешний бизнес компаньонки по найму. Не исключено, что это и стало причиной ее исчезновения. Отодвинув записную книжку в сторону, Пирс изучил уведомление о платежах по кредитной карте. Выяснилось, что за весь август ею ни разу не пользовались, общий долг по карте составлял чуть больше 354 долларов, а погасить задолженность надо было еще 10 августа.

Затем пришла очередь сообщения из Вашингтонского сберегательно-кредитного банка. В нем отражалось состояние сразу двух счетов — сберегательного и текущих платежей. И хотя два последних месяца новых вкладов на эти счета не поступало, однако финансовое состояние Лилли Куинлан особой тревоги не вызывало. За ней числилось 9240 долларов на чековом счете и 54 542 доллара — на сберегательном. На четыре года обучения в УЮК этого было маловато, но для начала вполне достаточно, если, конечно, Лилли твердо решила изменить свою карьеру.

Пирс еще раз взглянул на банковское уведомление и приложенные к нему копии чеков, высланных по почте. Заметив среди них чек на имя Вивьен Куинлан на сумму 2000 долларов, он предположил, что это был один из регулярных переводов Лилли на содержание больной матери. Еще один чек, на сумму 4000 долларов и с припиской «аренда», был адресован Джеймсу Уэйнрайту.

Пошлепав чеком себя по подбородку, Пирс пытался сообразить, что бы это значило. Четыре тысячи долларов казались ему слишком большой суммой за месяц проживания в крошечном домике на Алтаир-авеню. Может, это была плата не за один месяц?

Он положил чек в общую стопку, закончив просмотр банковских счетов. Ничто другое его здесь больше не заинтересовало, и он сложил все документы в конверт.

Копировальная комната располагалась тут же, на третьем этаже, сразу за кабинетом Пирса. Кроме копира и факса, здесь стоял мощный резак для уничтожения ненужных документов. Войдя в комнату, Пирс открыл рюкзак, достал прихваченные из дома Лилли бумаги и сунул их в измельчитель. Аппарат громко зажужжал, неприятно подвывая, и проглотил все бумажки. Его шум вполне мог привлечь внимание охранника, но тот не среагировал. Пирс опять ощутил укол совести за свой поступок. Он понятия не имел о наказании, полагающемся за кражу федеральной почты, но сознавал, что теперь к тому преступлению добавилось новое — уничтожение частной корреспонденции.

Закончив свое противозаконное дело, Пирс просунул голову в дверь, дабы убедиться, что он один. Потом вернулся в копировальную, открыл шкаф, где хранились расходные канцелярские материалы, достал телефонную книжку Лилли Куинлан и засунул ее в дальний угол шкафа между двух стопок писчей бумаги. Он решил, что там она спокойно пролежит целый месяц, не привлекая ничьего внимания.

Покончив с уничтожением и сокрытием следов преступления, Пирс спустился в лифте в подвал и через шлюз-пропускник прошел в лабораторию. Заглянув в регистрационный журнал, он установил, что сегодня здесь уже побывали Грумс и Ларраби, а также несколько младших сотрудников, но все они ушли. Пирс взял ручку, чтобы записать время прихода, но, подумав, отложил.

Он включил компьютер, ввел субботний пароль из трех слов и открыл протоколы испытаний по проекту «Протей». Пирс приступил к чтению отчета по результатам недавних опытов конверсии клеточной энергии, выполненных сегодня утром под руководством Ларраби, но внезапно остановился на середине текста. Он снова не мог толком заняться делом — просто не удавалось сосредоточиться. Голова была забита совсем другими мыслями, а Пирс прекрасно знал по прошлому опыту — и одним из примеров была работа над проектом «Протей», — что сначала лучше разобраться с тем, что мешает работе, а уж потом вернуться к главному делу.

Он выключил компьютер и покинул лабораторию. Вернувшись в свой кабинет, достал из рюкзака блокнот и набрал номер частного детектива Филипа Гласса. Как чаще всего и бывает в выходные дни, он наткнулся на автоответчик, поэтому пришлось оставить сообщение:

— Мистер Гласс, это Генри Пирс. Мне хотелось бы с вами поговорить, и как можно скорее, по поводу Лилли Куинлан. Ваше имя и номер телефона мне дала ее мать. Надеюсь скоро услышать ваш голос. Звоните в любое время.

Оставив для связи оба номера — домашний и рабочий, Пирс положил трубку. Он понимал, что Гласс наверняка сразу обратит внимание на совпадение его домашнего телефона с номером Лилли Куинлан.

Он задумчиво побарабанил пальцами по краю стола, пытаясь продумать последующие шаги. Пирс решил, что надо бы навестить Коуди Зеллера, проживавшего на побережье. Но для начала он позвонил к себе домой и услышал в трубке сердитый голосок Моники.

— Что?

— Это я, Генри. Мое барахло уже на месте?

— Они только прибыли. Наконец-то. Первой они принесли мебель для спальни. Послушай, ты, наверное, будешь меня ругать за то, как я решила все расставить.

— Скажи мне только одно — они уже занесли мебель в спальню?

— Разумеется.

— Тогда уверен, что меня все устроит. А почему ты такая сердитая?

— Да это все проклятый телефон, каждые пятнадцать минут очередной говнюк просит Лилли. Я вот что тебе скажу: кем бы ни была эта Лилли, она должна очень хорошо зарабатывать.

Пирс подумал, что там, где сейчас Лилли Куинлан, деньги ей вряд ли нужны, но решил промолчать.

— Значит, звонки все продолжаются? Они обещали мне убрать ее страницу с веб-сайта к трем часам.

— Последний звонок был всего пять минут назад. Я даже не успела объяснить, что я не Лилли, а этот мужик спросил меня, умею ли я делать массаж простаты. Я просто бросила трубку. Это уж слишком.

Пирс усмехнулся, но постарался сохранить серьезный тон.

— Приношу свои извинения. Надеюсь, эти работяги не долго провозятся и ты скоро освободишься.

— Хотелось бы!

— Перед тем как вернуться домой, мне надо съездить в Малибу.

— Малибу? Зачем?

Пирс пожалел, что проговорился. Он забыл о реакции Моники на его действия и несогласии с его планами.

— Не беспокойся, это никак не связано с Лилли Куинлан, — солгал он. — Я просто собираюсь навестить Коуди Зеллера и поговорить с ним.

Он понимал, что его ответ прозвучал не слишком убедительно, но ничего лучше придумать не мог. Пирс положил трубку и засунул блокнот в рюкзак.

— Свет! — бросил он, закрывая дверь.

Глава 10

Дорога на север по Тихоокеанскому шоссе была хоть и не очень скоростной, зато живописной. Трасса послушно следовала за прихотливой линией берега, оранжевое солнце за левым плечом Пирса уже готовилось к погружению. Было не жарко, однако он ехал с опущенными стеклами на окнах и приоткрытым люком на крыше. Пирс не мог припомнить, когда последний раз совершал подобную поездку. Наверное, когда, прихватив в обеденный перерыв Никол, отправился вместе с ней в ресторан «У Джеффри» в Малибу, откуда открывался прекрасный вид на океан и где любила собираться киношная публика.

Добравшись до крайней улицы прибрежного городка, откуда вид закрывали сплошные строения, он сбросил скорость и принялся искать дом Зеллера. У Пирса не было с собой точного адреса, поэтому он выискивал дом по памяти, хотя последний раз был здесь больше года назад. Дома стояли вплотную друг к другу и выглядели одинаково, словно обувные коробки. Никаких лужаек или газонов, лишь узенькая полоска тротуара.

Ему повезло, что он заметил шикарный черный «ягуар», гордость Зеллера, стоявший перед въездом в закрытый гараж.

Собственный гараж Зеллер уже давно незаконно превратил в мастерскую, поэтому арендовал гараж у соседа, где и прятал свои 90 тысяч долларов на колесах. А тот факт, что эта драгоценность стояла снаружи, означал, что хозяин только что прибыл домой или же собирался уезжать. Значит, Пирс прибыл вовремя. Развернувшись, он аккуратно припарковался сзади «ягуара», стараясь не задеть бампер, потому что Коуди буквально молился на своего железного коня.

Входная дверь распахнулась еще до того, как Пирс к ней приблизился. Либо Зеллер заметил его благодаря одной из видеокамер, установленных под крышей, либо двери среагировали от датчика, реагирующего на движение. Зеллер, пожалуй, единственный из всех друзей и знакомых Пирса, кто в такой степени был одержим идеей абсолютной автоматизации. Он помнил это еще со времен учебы в Стэнфорде. Тогда Зеллер, например, утверждал, что Рейган после покушения на него в первый год президентства пребывал в коме, а его место занял двойник и даже не двойник, а электронная марионетка. Теория была довольно забавной и не раз вызывала смех у друзей, но сам Коуди воспринимал ее вполне серьезно.

— Доктор Стрейнджлав[8]! — приветствовал его Зеллер.

— Я приехал, мой фюрер, — отвечал Пирс.

Это было их стандартное приветствие еще с той поры, когда они вместе смотрели фильм на ретроспективе в Сан-Франциско. Они обменялись особыми рукопожатиями, которые когда-то придумали вместе с приятелями в студенческие годы. Сами себя они тогда называли думстерами[9], как подростков из романа Росса Макдональда, бросивших вызов официальному обществу и неистово бороздивших на досках прибрежные воды калифорнийских пляжей.

Во время такого рукопожатия приятели сцепляли полусогнутые пальцы ладоней и делали три быстрых пожимания, напоминавших движения донора, когда тот стискивает резиновый шарик, чтобы усилить кровоток, — думстеры в романе продавали свою кровь, а на вырученные деньги покупали пиво, марихуану, компьютерные игры и программы.

Пирс не видел Зеллера несколько месяцев, и, похоже, с тех пор тот так и не встретился с парикмахером. Его длинные нечесаные волосы прикрывали всю шею и заметно выгорели на солнце. Коуди был в футболке с эмблемой местной бейсбольной команды, шортах до колен и кожаных сандалиях. От частого пребывания на свежем воздухе его кожа приобрела стойкий красновато-медный оттенок. В их студенческой компании Коуди выглядел образцовым думстером, и многие старались на него походить. Но теперь такая приверженность юношеским увлечениям казалась немного курьезной. В свои 35 он смотрелся как престарелый серфингист, который никак не мог расстаться с любимым занятием, что вызывало у Пирса симпатию. В этом отношении сам Пирс чувствовал себя в некотором роде предателем. Он восхищался независимым отношением Зеллера к жизни.

— Похоже, мистер Стрейнджлав навсегда покончил с прошлым. Старик, я что-то не вижу непромокаемого костюма и доски для серфа. Тогда чем же вызван столь неожиданный и приятный визит?

Кивком пригласив Пирса зайти, Коуди Зеллер провел его в просторный, но беспорядочно обставленный дом, который был разделен на две половины — жилую часть слева и рабочую зону справа. Задняя стена была целиком застеклена. Через нее открывался вид на веранду и дальше, на океанские просторы. Зеллер однажды говорил Пирсу, что в этом доме можно уснуть, лишь заткнув уши ватой и сунув голову под подушку.

— Да вот решил прогуляться и заодно проверить, как ты тут поживаешь.

По буковому полу они приблизились к стеклянной стене, словно распахнутой в густую океанскую синеву. В таких домах обычно использовались полупрозрачные, зеркальные стекла, поэтому любоваться завораживающим пейзажем можно было незаметно для окружающих. Пирс заметил легкую дымку на горизонте, но не увидел ни одной лодки. Подойдя ближе и глянув вниз через поручни веранды, он обратил внимание на сильные волны. На берегу расположилась небольшая группа подростков в разноцветных костюмах, они сидели на своих досках в ожидании подходящей погоды. Пирс ощутил легкий ностальгический укол. Когда-то давно и он сидел на том же месте, напряженно всматриваясь вдаль. Он уже давно заметил, что ожидание подходящих волн в компании друзей имеет куда большее значение, чем само скольжение по волнам прибоя.

— Это мои знакомые ребята там внизу, — сказал Зеллер.

— Они похожи на команду пляжных спасателей Малибу.

— Точно. Как и я сам.

Пирс кивнул. Чувствовать себя молодым и всегда оставаться молодым — вот главный жизненный лозунг Малибу.

— Все время поражаюсь, как здорово ты здесь устроился, Коуди.

— Да, с тех пор как ушел из колледжа, не жалуюсь. По крайней мере торговать собственной плотью по двадцать пять баксов за порцию больше не приходится.

Он имел в виду сдачу крови в студенческие годы. Пирс с трудом отвел взгляд от морского пейзажа за окном. В жилой части дома стояли два со вкусом подобранных серых дивана, а рядом с камином — изящный кофейный столик. За ним в глубине виднелась кухня. Слева от входа была спальня.

— Как насчет пивка, старик? Есть «Пасифика» и «Сент-Майк».

— С удовольствием. Все равно какое.

Пока Зеллер ходил на кухню, Пирс заглянул на рабочую половину. Огромный — от пола до потолка — стеллаж был напичкан электроникой, которая управляла не только внешним освещением, но и работой всех электрических приборов в доме. Здесь же стояли два письменных стола, а на стене висели полки с программным обеспечением, кодировочными справочниками и системными указателями. Отодвинув пластиковую занавеску и открыв дверь, ведшую в бывший гараж, Пирс по ступенькам спустился в святая святых Коуди Зеллера — компьютерный центр, снабженный мощной климатаческой установкой. Здесь вдоль стен располагались два полных компьютерных терминала, каждый из которых имел несколько дисплеев. В данный момент обе системы находились в рабочем режиме. По всем экранам бодро ползли строчки с цифрами, немного напоминая неутомимых беленьких червячков. Эти трудолюбивые существа работали над очередным проектом Коуди Зеллера. Все стены и потолок в гараже были покрыты черным пенистым пластиком, защищающим помещение от внешних шумов. В полутьме загадочно перемигивались многочисленные фотодиоды. Откуда-то из глубины лилась музыка со старого диска «Оружие и розы», который Пирс не слышал уже лет десять.

Задняя стенка гаража была оклеена ярлыками компаний-производителей и этикетками с названием их продукции. В основном это были привычные марки бытовой техники, которая уже настолько распространилась по всему миру, что названия прочно срослись с именами самих компаний. С последнего посещения Пирса здесь появилось немало новых наклеек. Он знал, что Зеллер помещал очередную этикетку только в том случае, если ему удавалось влезть в компьютерную сеть этой фирмы. Это были своего рода памятные насечки на его охотничьем ружье.

Будучи высококлассным хакером, Зеллер зарабатывал по 500 долларов в час. Обычно он работал в независимом режиме, выполняя заказ одной из бухгалтерских компаний «Большой Семерки», которые интересовались прочностью финансового состояния своих клиентов. По сути дела, все это было сродни рэкету. Системы, которые Зеллеру не удавалось взломать, попадались довольно редко. После успешного проникновения в компьютерную сеть той или иной фирмы заказчик заключал выгодный и надежный контракт с этой компанией на разработку системы цифровой безопасности данных, а Зеллеру перепадал от этого заказа очередной жирный кусок. Он однажды сообщил Пирсу, что разработка систем электронно-информационной безопасности является самым развивающимся сектором современных финансовых технологий. Зеллеру часто поступали предложения от крупных фирм перейти к ним на постоянную работу, но он всегда отказывался, предпочитая работать на себя. Однажды по секрету он признался Пирсу, что такая независимость, кроме прочего, позволяет ему избежать проверок на потребление наркотиков, которые крупные фирмы периодически проводят среди своего персонала.

Зеллер вернулся с двумя коричневыми бутылками пива. Перед тем как выпить, они дважды чокнулись — еще одна традиция. Пиво показалось Пирсу совсем недурным — холодным и бархатистым. Он ткнул бутылкой в направлении красно-белого квадратика, который вдруг заметил на стене. Это была легко узнаваемая эмблема известной фирмы, производившей миллионы литров всевозможных напитков по всему миру.

— Это что-то новенькое, не так ли?

— Да, я только недавно ее наклеил. Провернул одну работу по заказу из Атланты. Ты ведь знаешь, сейчас для производства массового пойла используются всякие секретные формулы. Они там вводили...

— Ну да, кокаин.

— Нет, это все выдумки. Во всяком случае, они просили, чтобы я проверил, насколько надежно защищена их новая рецептура. И я обнаружил там настоящую пробоину. На это у меня ушло семь часов, после чего я направил формулу электронной почтой их исполнительному директору. А тот не знал, что мы проводили испытание системы защиты — оказывается, это была инициатива его подчиненных. В общем, как мне сказали, его чуть удар не хватил, когда он представил, что секретная формула преспокойно болтается в сети и запросто может попасть в зубы всяких «Пепси» и прочих акул.

Пирс понимающе улыбнулся.

— Классно. Сейчас тоже над чем-то потеешь? Похоже, агрегаты на полном ходу. — И он показал бутылкой на батарею светящихся дисплеев.

— Так, ничего особенного, небольшая разведка. Пытаюсь отыскать того, кто наверняка прячется за всем этим.

— Кого же?

Внимательно взглянув на приятеля, Зеллер слабо улыбнулся:

— Если я назову его имя, мне придется тебя убить.

Таковы суровые законы бизнеса. Зеллер не раз говорил ему, что благоразумие — краеугольный камень всей его работы. Да, они были приятелями со студенческих времен, знававшими и добрые, и самые трудные — по крайней мере в биографии Пирса — времена. Но дело есть дело.

— Понимаю, — медленно произнес Пирс. — Не буду вмешиваться, но хотел бы кое-что обсудить. Ты сейчас очень занят, чтобы взяться еще за одно дело?

— А когда надо приступить?

— Пожалуй, вчера было в самый раз.

— Довольно шустро. Но я люблю быструю работу, тем более на «Амедео текнолоджиз».

— На этот раз не на компанию, а на меня лично. И плачу тебе я.

— Это мне еще больше по душе. Так что тебе нужно?

— Для начала надо разобраться в некоторых людях и в том, чем они занимаются. А дальше — в зависимости оттого, что удастся узнать.

Зеллер задумчиво кивнул и спросил:

— Крутые ребята?

— Точно не знаю, но думаю, следует проявлять осторожность. Они работают в области, как принято выражаться, интимных услуг.

На этот раз Зеллер расплылся в улыбке, а на загорелой коже в уголках глаз появились лукавые морщинки.

— Эй, дружок, уж не хочешь ли ты сказать, что влез не в свое дело?

— Нет, ничего подобного.

— Тогда что же?

— Пойдем-ка присядем и поговорим подробнее.

В гостиной Пирс передал Коуди все, что удалось узнать о Лилли Куинлан без упоминания лишь того, откуда она приехала в Лос-Анджелес. Он также попросил Зеллера выяснить все, что удастся, по поводу общества с неограниченной ответственностью «Зрелищные проекты» и Венца, который, судя по всему, там всем заправлял.

— А как его имя?

— Не знаю. Просто Венц. Не думаю, что в этом бизнесе много людей с такой фамилией.

— Итак, полное сканирование?

— Все, что сумеешь раскопать.

— Но при этом оставаться в рамках?

Пирс заколебался. Зеллер внимательно за ним наблюдал. Ему надо было выяснить, насколько жестко, по мнению Пирса, он должен оставаться в пределах законности. По своему опыту Пирс отлично понимал, что значительно больше Зеллер узнает, если не будет скован рамками закона и сможет проникнуть в систему, вход в которую посторонним запрещен. А Зеллер в таких делах был мастак. Все думстеры из их компании могли в этом убедиться еще на втором курсе колледжа. В те годы компьютерное хакерство только входило в моду, а их команда — под предводительством Зеллера — уже выделывала весьма непростые трюки. Пожалуй, самой забавной проделкой были проникновение в информационный банк местной телефонной компании и замена номера службы доставки компании «Пицца „Домино“» — ближайшей к их студенческому городку — на домашний номер декана факультета электронно-вычислительной техники.

Но эта забава одновременно привела и к самым печальным для них последствиям. В результате их загребла полиция, и думстеры были наказаны. Всех шестерых тогда приговорили к шестимесячному испытательному сроку и отстранили на один семестр от учебы. Пирс после отбытия наказания вернулся в колледж. По требованию полиции и школьной администрации его перевели с электронно-вычислительного факультета на химический, и он уже никогда не оглядывался назад.

Зеллер тоже не оглядывался. Однако в Стэнфорд он в отличие от друзей так и не вернулся, а сразу поступил на работу в компанию, занимавшуюся компьютерной безопасностью, причем с очень приличным заработком. Как и любой одаренный спортсмен, покинувший стены колледжа, чтобы стать настоящим профессионалом, Коуди уже просто не мог снова сесть за парту. Он испытал наслаждение от солидных и честно заработанных денег, а кроме того, получил возможность заниматься любимым делом.

— Я вот что тебе скажу, — наконец ответил Пирс. — Делай все, что сочтешь нужным. А что касается этих «Зрелищных проектов», то мне кажется, здесь должна помочь эта самая «абракадабра» или ее варианты. Попробуй ввести ее как пароль в обратном порядке.

— Спасибо за эту зацепку. Когда тебе нужна информация?

— Будет прекрасно, если вчера.

— Понял. Тогда надо поторопиться. Скажи, ты точно не совался не в свое дело?

— Нет.

— А Никол в курсе?

— Нет. Да и зачем — ведь Никол ушла от меня, ты забыл?

— Ну-ну. Но может, в этом и состоит причина ее ухода?

— До тебя никак не дойдет?! Она здесь абсолютно ни при чем.

Пирс допил свою бутылку и встал. Он не собирался долго рассиживаться и хотел, чтобы Зеллер побыстрее взялся за дело, которое он ему поручил. Но, похоже, тот не слишком спешил.

— Может еще пивка, командор?

— Нет, я — пас. Мне надо домой. Там сейчас моя секретарша возится с грузчиками, которые привезли мебель. А кроме того, ведь ты хотел приступить к работе, не так ли?

— Да, старик. Обязательно начну. — И он сделал широкий жест в сторону компьютерного зала. — Пока все мои машинки загружены. Но я возьмусь за дело уже сегодня вечером.

— Договорились, Коуди. Спасибо.

На прощание, как и при встрече, они троекратно потискали друг друга за полусогнутые ладони. Братья по крови, Думстеры снова вместе.

Глава 11

Когда Пирс добрался до своей квартиры, грузчики уже уехали, но Моника еще не успела уйти. Схема, по которой она расставила мебель, была в целом сносной, однако оказался частично закрытым прекрасный вид на океан через просторные — от пола до потолка — окна гостиной и столовой. Но Пирса это не расстроило. Он понимал, что ему не удастся проводить в этой квартире много времени.

— Что ж, выглядит совсем неплохо, — ободрил он Монику. — Спасибо.

— Пожалуйста. Надеюсь, тебе понравится. Я как раз собиралась уходить.

— А почему осталась?

Она держала в руках стопку принесенных журналов.

— Да вот думала дочитать эти журналы.

Пирс не был уверен, что причина именно в этом, но промолчал.

— Послушай, перед тем, как уйдешь, хочу попросить тебя кое о чем. Присядь на минуту.

Моника с явным беспокойством ожидала новой просьбы. Возможно, она решила, что ей опять придется выдавать себя за проститутку. Тем не менее она села на один из кожаных стульев рядом с диваном.

— Какая просьба?

Пирс устроился напротив нее на диване.

— Как думаешь, в чем состоит твоя работа в «Амедео текнолоджиз»?

— Что ты хочешь сказать? Ведь сам прекрасно знаешь.

— Мне надо проверить, понимаешь ли ты это.

— Ну, я выполняю обязанности личного секретаря президента, а что?

— А то, что я должен тебе напомнить — ты являешься личным помощником, а не просто секретарем.

Моника часто заморгала и пристально взглянула на него перед тем, как ответить.

— Хорошо, Генри, но что случилось?

— Мне не нравится, когда ты обсуждаешь с Чарли Кондоном мои личные проблемы с телефоном и что я собираюсь сделать по этому поводу.

Моника выглядела ошеломленной.

— Я этого не делала, — не очень уверенно произнесла она.

— А вот он говорил мне совсем другое. И если ты ему не рассказывала, то откуда он мог все это узнать?

— Послушай, я действительно сказала ему, что тебе достался бывший номер этой проститутки, которой постоянно звонят. А получилось так потому, что, когда Чарли позвонил сюда, я не узнала сразу его голос, а он не узнал меня. А когда он спросил: «Кто это?», я огрызнулась, поскольку думала, что говорю с очередным поклонником этой Лилли.

— Хм-м, вот как.

— И я не смогла с ходу соврать. У меня это не получается, как у других людей. Ложь, социальная инженерия и как ты там это еще называешь. В общем, я вынуждена была сказать правду.

Пирс отметил, что в начале разговора Моника столь же решительно отрицала, что разболтала его секреты Чарли, но пока промолчал.

— Значит, ты рассказала ему только о том, что мне достался телефон той женщины. И это все? Ты, случайно, не поделилась с ним, как раздобыла для меня ее адрес и что я поехал к ней домой?

— Нет, об этом он не знает. Да и что здесь особенного? Ведь вы с ним, насколько я понимаю, партнеры? — Она поднялась. — Теперь можно уйти?

— Моника, подожди. — Он указал на стул, и она нехотя вернулась на место. — Особенное тут то, что длинные языки нередко топят корабли, это ты понимаешь?

Она передернула плечами и отвела взгляд. Пирс посмотрел на стопку журналов, которые она держала на коленях. На обложке одного из них он заметил портрет актера Клинта Иствуда.

— Все мои действия отражаются на успехах компании, — продолжил Пирс. — Особенно в данный момент и даже все связанное с моими личными делами. А если то, что я делаю, будет представлено в черном свете или искажено, это может серьезно сказаться на положении нашей фирмы. В данный период, Моника, «Амедео» не приносит никакой прибыли, и мы целиком зависим от инвесторов, которые кредитуют наши исследования, оплачивают аренду помещения и все прочее. И если спонсоры вдруг почувствуют шаткость нашего положения, у нас возникнут огромные проблемы. Поэтому, если сведения, касающиеся лично меня — правдивые или ложные, — попадут к дурным людям, нам придется туго.

— Я не думала, что Чарли относится к дурным людям, — угрюмо проговорила она.

— Он — нет. Чарли достаточно надежный человек, поэтому меня не особенно беспокоит, что ты ему наговорила. Но мне очень не хотелось бы, чтобы ты делилась с другими, чем я занимаюсь. Ни с кем, Моника, ни с сотрудниками, ни с посторонними.

Пирс надеялся, до Моники дошло, что он имел в виду Никол и других людей, с которыми она ежедневно общалась.

— Хорошо, обещаю. Ни одна живая душа не узнает. Но прошу тебя, не втягивай меня в свои личные дела. Мне бы не хотелось больше наблюдать за доставкой твоих вещей или заниматься чем-то еще вне должностных обязанностей.

— Прекрасно. Больше не буду тебя просить ни о чем подобном. Это была моя ошибка, и я не думал, что возникнут проблемы. Ведь ты сама согласилась поработать сверхурочно.

— Да, я могу поработать сверхурочно, но меня не устраивают все эти неожиданные сложности.

Пирс внимательно взглянул на нее.

— Моника, а ты хоть понимаешь, чем мы занимаемся в «Амедео»? Я имею в виду, тебе известно, на что нацелен наш проект?

Она передернула плечами.

— В определенной мере. Я знаю, что это связано с разработкой молекулярных компьютеров. И читала копии статей и другую информацию, которая висит на стене в лаборатории. Но эти статьи какие-то уж очень... научные, и вообще все сильно засекречено. Но я никогда не задавала лишних вопросов, а занималась своими делами.

— Сам проект несекретный, закрытыми являются лишь связанные с ним изобретения и новые разработки. А это большая разница.

Пирс наклонился к Монике, пытаясь доходчиво объяснить ситуацию, стараясь не смущать ее и избегать закрытой информации. Он решил прибегнуть к тактическому приему, который Чарли Кондон часто применял при обработке потенциальных инвесторов, которых могли смутить сложные научные термины. Подобный ход Чарли использовал, например, когда обсуждал проект с Коуди Зеллером. Коуди увлекался кино. Впрочем, как и Пирс, который, однако, в последние годы очень редко посещал кинотеатры.

— Ты видела «Криминальное чтиво»?

Прищурившись, Моника бросила на него подозрительный взгляд.

— Да, но при чем здесь...

— Помнишь, в этой картине рассказывается о гангстерах, которые занимаются своими делишками — стреляют в людей, нюхают кокаин и все такое прочее. Но в центре сюжета находится портфель. И хотя ни разу не показано, что находится в портфеле, однако все очень хотят его заполучить. И когда портфель приоткрывают, точно определить, что там лежит, невозможно. Видно лишь таинственное сияние, напоминающее блеск золота. Ты просто видишь это сияние, которое буквально завораживает всех, кто смотрит на этот портфель.

— Да, припоминаю.

— Ну так вот. То же самое происходит и у нас в «Амедео». Мы видим это сияние, которое исходит от золота, но до самого золота пока не добрались. Мы жадно охотимся за этим золотом — и целая куча других людей тоже хочет его заполучить, — потому что все уверены, что оно перевернет мир.

Подождав немного, Пирс посмотрел на Монику, но та выглядела явно растерянной.

— Сейчас абсолютно все в мире электроники построено на микросхемах, сделанных из кремния. На данный момент это стандартный вариант, понимаешь?

Она снова передернула плечами.

— Ну да.

— И то, чем мы занимаемся у себя в «Амедео текнолоджиз» — а параллельно с нами «Бронсон техно», «Мидас молекьюлар» и десятки других фирм, университетов и правительственных организаций по всему миру, с которыми мы конкурируем, — это создание нового поколения компьютерных чипов на молекулярной основе. Такие микросхемы будут состоять из органических молекул. И молекулярные компьютеры, которые рано или поздно родятся в химических колбах, смогут воспроизводить себе подобных по соответствующим рецептам в тех же химических реакторах. Речь идет о компьютерах, в которых не будет ни кремния, ни каких-либо магнитных материалов. Это будут невероятно дешевые и более мощные вычислительные машины, в которых одна чайная ложка молекул обладает большей памятью, чем самый мощный современный компьютер.

Моника подождала из вежливости, желая убедиться, что Пирс закончил.

— Ого! — воскликнула она, хотя и не слишком уверенно.

Пирс улыбнулся ее непонятливости и подумал, что его объяснение больше походило на рекламное предложение уличного продавца, точнее, Чарли Кондона в качестве коммивояжера. И он решил зайти с другой стороны.

— Моника, ты немного представляешь, что такое компьютерная память?

— В общем, да.

Но по ее лицу он понял, что она притворяется. Как и большинство людей в наше время, Моника принимала компьютер как нечто само собой разумеющееся, не особенно вникая в принципы его работы.

— Я хочу коротко объяснить, как он работает, — продолжил Пирс свою лекцию. — Это всего лишь последовательность нулей и единиц. Любая информация, цифра или буква представлены в виде определенной последовательности нулей и единиц. Сочетание этих последовательностей дает тебе слово, число и т.д. Сорок лет назад компьютер, занимавшийся простейшими арифметическими вычислениями, был размером вот с эту комнату. А теперешние персональные компьютеры — на кремниевых чипах и куда большей мощности — уже размером с телевизор. — Он соединил большой и указательный пальцы, а затем развел их, оставив просвет. — Но мы сможем сделать их еще меньше, примерно вот такими.

Моника кивнула, однако Пирс так и не понял, дошло до нее или она сделала это по инерции.

— Ну да, за счет молекул, — пробормотала она.

— Именно так, Моника. Поверь мне, тот, кто сделает это первым, изменит весь мир. И вполне вероятно, именно мы сумеем создать первый компьютер, который по размерам будет меньше одного кремниевого чипа. То есть сумеем сжать несколько компьютеров, которые сейчас занимают почти целую комнату, до размеров дайма, маленький десятицентовой монетки. Это наша главная цель, которую у нас в лаборатории называют — мир величиной с монетку. Уверен, тебе уже приходилось слышать это выражение от сотрудников.

Она тряхнула головой.

— Но кому нужен такой маленький компьютер, размером с монету? Ведь на нем даже ничего не прочтешь.

Пирс чуть не рассмеялся, но сдержался. Он понимал, что не следует обижать женщину. Лучше убедить ее и привлечь на свою сторону.

— Это всего лишь пример. Одна из возможностей. Суть в том, что новая технология позволит изготавливать компьютеры, практически не ограниченные по своей емкости и быстродействию. Ты права, никому в принципе не нужен компьютер величиной с монету. Но подумай, какие огромные преимущества такие молекулярные наночипы обеспечат при создании новых видов ноутбуков или компьютерных записных книжек и органайзеров. Можно создать вычислительные машины, которые совсем не будут занимать места ни на столе, ни в сумке. Такой компьютер легко разместить в пуговице твоей блузки или оправе очков. А в офисе и дома компьютеры будут стоять не на столе или полке, а просто их растворят в краске, которой покрыты стены. И ты сможешь обращаться к стене, а оттуда слышать нужный тебе ответ.

Моника покачала головой, и Пирс понял, что до конца она так и не поверила в такие фантастические возможности и нарисованные перспективы. Она просто не могла оторвать свое сознание от мира, в котором сейчас жила и который ее вполне устраивал. Он достал из заднего кармана бумажник, вытащил оттуда кредитную карту «Американ экспресс» и протянул ей со словами:

— Что, если бы вот эта карта была компьютером? И ты могла бы свободно записать на этом чипе все свои покупки, сделанные с помощью этой карты, включая дату, время, названия и адреса магазинов? Причем здесь уместится информация за все время жизни пользователя, Моника. Бездонный источник памяти размером с маленькую пластиковую карту.

Моника смущенно пожала плечами.

— Полагаю, это было бы классно.

— Мы работаем над этой задачей всего пять лет, но уже создали молекулярное ОЗУ — оперативное запоминающее устройство. Сейчас мы опробуем логические фильтры. Рабочие каналы связи. Скоро мы соединим их вместе — память и логику — и получим интегральную схему. Вот так, Моника.

Упоминание о практической значимости молекулярных наночипов не на шутку разгорячило Пирса. Он положил карточку обратно в бумажник и сунул его в карман. Все это время Пирс не спускал глаз со своей секретарши, понимая, что она еще не созрела окончательно. Однако все-таки решил закруглить свою короткую лекцию и перейти к главному.

— Моника, все дело в том, что мы не одни в этой области. У нас множество конкурентов. В том числе и частных компаний типа нашей «Амедео текнолоджиз». Некоторые крупнее и богаче нас. А ведь еще есть университеты, АППНИР и...

— АППНИР? Что это такое?

— Агентство по поддержке перспективных научно-исследовательских работ при министерстве обороны. Его сотрудники отслеживают все важные технологические разработки. Оборонщики поддерживают сразу несколько проектов в нашей области. Я сознательно с самого начала отказался от патронажа со стороны правительственных организаций. А вот большинство наших конкурентов не брезгуют жирными подачками от властей, хотя и в ущерб собственной свободе. Поэтому, чтобы не проиграть эту гонку и остаться на плаву, нам нужна постоянная и мощная финансовая подпитка. И если эти вливания прекратятся, мы тут же пойдем ко дну, и об «Амедео текнолоджиз» все забудут.

— Понятно, Генри.

— Одно дело, если бы мы занимались производством автомобилей или чего-то в этом роде. Но мне представляется, что своей работой мы способны перевернуть весь мир. Невозможно представить команду лучше той, которую мне удалось собрать в этой лаборатории. И нам надо...

— Я поняла, Генри. Но если все это действительно так важно, то, наверное, и тебе самому надо с большей ответственностью относиться к тому, что ты делаешь. Утром я уже говорила тебе об этом. А вместо этого ты едешь к ней домой и занимаешься каким-то тайным расследованием.

Пирса захлестнула злость, и он выждал пару секунд, чтобы успокоиться.

— Послушай, меня просто заинтересовала эта история, и я хотел убедиться, что с женщиной все в порядке. Если ты считаешь, что я занимался тайной операцией, пусть так и будет. Но на данный момент с этим покончено. Я хочу, чтобы в ближайший понедельник ты позаботилась о смене моего телефона, и надеюсь, на этом все прекратится.

— Вот и хорошо. Ну теперь-то я могу уйти?

Пирс кивнул. Он сдался.

— Да. Спасибо, что дождалась грузчиков с мебелью. Желаю хорошо провести выходные, хотя бы их остаток. Увидимся в понедельник.

Последние слова Пирс произносил, уже не глядя на Монику. Она встала и вышла молча, что еще больше его разозлило. Он тут же решил, что в ближайшее время подберет нового личного секретаря, а Монику вернет в общую канцелярию.

Пирс сидел на диване, обдумывая ситуацию и дальнейшие планы, но от этих мыслей его оторвал очередной телефонный звонок. Еще один любитель «клубнички» жаждал встретиться с Лилли.

— Вы опоздали, любезный, — ответил Пирс. — Она завязала с этим делом и поступила в университет. — И положил трубку.

Немного погодя он снова придвинул к себе телефон и набрал номер Джеймса Уэйнрайта в Венисе. Мужчина ответил уже после второго гудка. Пирс подошел с трубкой к окну.

— Мне нужен владелец дома, который сейчас снимает Лилли Куинлан, — начал Пирс. — Того, что на Алтаир-авеню в Венисе.

— Да, это я.

— Меня зовут Пирс. Я пытаюсь разыскать Лилли и хочу узнать, не встречались ли вы с ней в течение последнего месяца или около того.

— Ну во-первых, не уверен, что знаком с вами, господин Пирс. А во-вторых, не имею привычки отвечать на вопросы незнакомцев по поводу своих жильцов. Для начала вам следует объяснить причину своего любопытства и убедить меня, что я могу быть с вами откровенен.

— Справедливо, мистер Уэйнрайт. И буду рад лично встретиться с вами, если вы на этом настаиваете. Я друг их семьи. Мать Лилли, Вивьен, очень беспокоится за судьбу дочери, от которой уже около полутора месяцев не получала вестей. И она попросила меня выяснить, в чем дело. Могу дать вам ее телефон во Флориде, если хотите позвонить и проверить мои слова.

Пирс определенно рисковал, но решил, что это поможет быстрее вызвать Уэйнрайта на разговор. А кроме того, это было не так уж далеко от истины. Все та же социальная инженерия — повернуть правду немного другой стороной и в результате извлечь из этого пользу.

— У меня есть телефон ее матери в анкете. Но мне ни к чему звонить, поскольку не располагаю ничем, что могло бы вам пригодиться. Лилли Куинлан заплатила до конца месяца. И у меня нет поводов встречаться или говорить с ней, по крайней мере в ближайшие пару месяцев.

— До конца месяца? Вы уверены?

Пирс понимал, что это никак не стыковалось с тем чеком на имя Уэйнрайта, который он нашел в доме Лилли на Алтаир-авеню и внимательно изучил.

— Именно так, как я сказал.

— А как она внесла последнюю плату — чеком или наличными?

— Это не ваше дело.

— Нет, мистер Уэйнрайт, это мое дело. Лилли исчезла, и ее мать поручила мне ее разыскать.

— Это вы так говорите.

— Позвоните ей.

— У меня нет времени ей звонить. У меня тридцать два дома и квартиры. Вы думаете, мне...

— Послушайте, а кто следит за территорией вокруг дома? С ним я могу побеседовать?

— Именно с ним вы сейчас и разговариваете.

— А вы видели ее, когда бывали там?

— Я помню, что она часто выходила из дома и здоровалась со мной, когда я подстригал лужайку или налаживал разбрызгиватели. Иногда она выносила мне пепси или лимонад. А один раз даже угостила холодным пивом. Но вот в последнее время я ее не замечал. И машины тоже не было на месте. Но мне в голову ничего особенного не пришло. Мало ли какие дела у людей.

— Какая у нее машина?

— Золотистый «лексус». Не знаю точно, какая модель, знаю только, что «лексус». Классная тачка. И она за ней хорошо следит.

Пирс не знал, что бы еще спросить. От этого Уэйнрайта было не слишком много толку.

— Мистер Уэйнрайт, так вы заглянете в ее анкету и позвоните матери? Хотелось бы, чтобы вы перезвонили мне по этому поводу.

— Здесь уже полиция завязана? И составлен протокол об исчезновении?

— Ее мать обращалась в полицию, однако не слишком рассчитывает на их активность, поэтому она и попросила меня помочь. У вас есть чем записать?

— Найдется.

Пирс на секунду заколебался, вспомнив, что его домашний номер совпадал с бывшим номером Лилли и Уэйнрайт мог это заметить. Поэтому он дал прямой рабочий телефон в свой офис и, поблагодарив, положил трубку.

Он сидел, уставившись в пол и прикидывая, что же ему удалось узнать. Всякий раз напрашивались одни и те же выводы. Уэйнрайт вел себя очень уклончиво. Он явно либо знал что-то, либо хотел скрыть. А вероятнее всего, и то и другое.

Пирс вытащил их рюкзака блокнот, в котором был записан номер телефона Робин, партнерши Лилли.

Услышав женский голос в трубке, Пирс вдохнул побольше воздуха, пытаясь придать голосу глубину и солидность. Он надеялся, что так ей не удастся узнать в нем вчерашнего абонента.

— Не могли бы мы встретиться сегодня вечерком?

— О да, я свободна, милый. А мы раньше никогда не встречались? Что-то мне твой голос знаком.

— Хм-м, нет. Раньше вряд ли.

— А чем бы ты хотел заняться?

— Ну, можно для начала поужинать, а потом пойти к тебе. Не знаю, что-нибудь в этом роде.

— Отлично, дорогой, я беру четыре сотни за час. Большинство ребят предпочитает отказаться от ужина и сразу зайти ко мне, или же я сама к ним отправляюсь.

— Тогда я тоже так поступлю.

— Прекрасно. Как тебя зовут?

Он уже знал, что у нее был АОН с указателем имени звонившего, поэтому не стал врать.

— Генри Пирс.

— И когда примерно ты собираешься подъехать?

— Как насчет семи часов?

К этому времени Пирс намеревался подработать план действий и заехать в банкомат. У него было немного наличных, но этого не хватило бы. По карточке Пирс мог снять со счета не более 400 долларов в сутки.

— Отлично, кто рано начнет, того удача ждет, — проворковала Робин. — И мне удобно, и тебе не придется платить по специальной таксе.

— Договорились. Куда мне ехать?

— Карандашик есть?

— Уже готов.

— Надеюсь, малыш, у тебя достаточно твердый карандаш.

Робин расхохоталась и продиктовала ему адрес кондитерского магазина на Линкольн-стрит в районе Марина-дель-Рей. Она велела Пирсу зайти в кондитерскую, взять клубничный десерт со взбитыми сливками и позвонить ей из телефона-автомата, который расположен у самого входа, без пяти минут семь. А когда он поинтересовался, зачем нужна такая сложная процедура, она объяснила:

— Обычная предосторожность. Мне надо сначала взглянуть на тебя, перед тем как пригласить. И кроме того, я люблю эту клубничную штучку. Для меня это все равно что цветы, сладкий мой. И попроси добавить побольше порошка-энерджайзера, не забудешь? Мне почему-то кажется, что нам с тобой придется сильно поработать.

Робин снова рассмеялась, но смех ее показался Пирсу уж очень притворным и вызвал неприятное ощущение. Обещав прихватить для нее заказанный десерт и поблагодарив, он положил трубку. После разговора его охватило смутное беспокойство. Он вспомнил пламенную воспитательную речь, с которой недавно обратился к Монике, и как та умело перевела разговор с себя на него самого.

«Ну не идиот ли?» — подумал он.

Глава 12

В условленное время Пирс подошел к телефону-автомату, который висел снаружи кондитерской, и набрал номер Робин. Оглянувшись через плечо, на другой стороне Линкольн-стрит он увидел жилой комплекс под названием «Приморские башни», квартиры в котором сдавались в аренду. Однако сами здания совсем не походили на башни или даже башенки. Это были широкие и довольно приземистые строения — три жилых этажа над гаражом. Комплекс занимал полквартала, и фасады всех домов были выкрашены в три цвета — розовый, голубой или желтый, что придавало всей улице определенное своеобразие. На транспаранте, свисавшем с карниза, сообщалось о возможности краткосрочной аренды и бесплатной уборке квартир. Пирс сразу понял, насколько удобен этот квартал для женщин, промышляющих проституцией. Жилой комплекс был настолько многолюден, а смена жильцов проходила так часто, что мало кто из простых обитателей обращал внимание на постоянно входящих и выходящих мужчин.

Робин взяла трубку на третьем гудке.

— Это Генри. Я звонил...

— Эй, детка, дай-ка мне посмотреть на тебя!

Стараясь, чтобы его действия не выглядели слишком очевидными, он медленно обвел взглядом окна на противоположной стороне улицы, надеясь обнаружить того, кто за ним наблюдал. И хотя никого заметить не удалось и даже ни одна штора на окнах не дрогнула, Пирс обратил внимание, что в некоторых квартирах были зеркальные стекла. Он предположил, что, кроме Робин, в этом доме проживают и другие жрицы любви.

— Я вижу, ты захватил для меня десерт, — сказала она. — А про энерджайзер не забыл?

— Да, у них это называется «ракета-носитель». Ты этого хотела?

— Именно этого. Ладно, ты вроде неплохо смотришься. А ты, случаем, не коп?

— Нет, крошка.

— Точно?

— Разумеется.

— Тогда повтори это еще раз. Я запишу на магнитофон.

— Я не полицейский.

— Ладно, теперь двигай сюда. Переходи улицу, зайди в парадную дверь и нажимай двести третью кнопку. До скорого.

— Иду.

Повесив трубку, Пирс пересек улицу и последовал указаниям Робин. У парадной двери рядом с кнопкой № 203 было припечатано «Птичка»[10]. Наверное, из-за имени, подумал Пирс. Робин не стала лишний раз спрашивать, кто к ней пришел с визитом. Как только он нажал кнопку звонка, замок загудел, и дверь распахнулась. Лестницы внутри Пирс не обнаружил, поэтому поднялся на второй этаж лифтом. Робин открыла дверь еще до того, как он успел постучать. Должно быть, высмотрела его через «глазок». Взяла у него из рук стаканчик клубники со сливками и пригласила войти внутрь.

Квартира была обставлена очень скромно и выглядела какой-то обезличенной. Пирс заметил лишь диван, стул, кофейный столик и торшер. На стене висела копия старинной картины в рамке. Похоже, что-то средневековое — два ангела влекут душу умершего к освещенному выходу из туннеля.

Войдя, Пирс сразу обратил внимание на стеклянную дверь, ведущую на балкон и оклеенную светоотражающей пленкой.

— Я тебя могла видеть, а ты меня — нет, — сказала Робин у него за спиной. — Видела, как ты озирался.

Он обернулся к ней.

— Мне просто было любопытно, как это все устроено. Всякие специальные приемы...

— Зато уж теперь ты все знаешь. Давай-ка присядем.

Робин подошла к дивану и жестом пригласила Пирса сесть рядом с ней. Он сел и огляделся внимательнее. Комната напомнила Пирсу гостиничный номер, но, судя по всему, это не имело особого значения для дела, которым здесь обычно занимались. Пирс почувствовал, как Робин пальцами жестко взяла его за подбородок и повернула лицом к себе.

— Ну как, тебе нравится то, что ты видишь перед собой? — спросила она.

Теперь он был почти уверен, что перед ним женщина, которую он видел на веб-сайте. Хотя и трудно было сказать наверняка, поскольку он не рассматривал ее фотографию так долго и тщательно, как снимок Лилли. Робин была босая, в светло-голубой футболке без рукавов и красных вельветовых шортах, таких коротких, что по сравнению с ними даже купальник выглядел монашеской одеждой. Сквозь тонкую футболку выпирали мощные соски величиной с крупный изюм. Светлые волосы, разделенные пробором посередине, мягкими локонами спадали на плечи. Пирсу показалось, что она была не накрашена.

— Нравится, — ответил он.

— Некоторым я напоминаю актрису Мег Райан.

Пирс кивнул, хотя особого сходства не заметил. Кинозвезда была хоть и старше, но с куда более теплым взглядом.

— А ты не забыл мне кое-что принести?

Он подумал, что она говорит о десерте, но вспомнил о деньгах.

— Да, вот они.

Пирс слегка приподнялся, чтобы достать из заднего кармана бумажник. Он специально приготовил для Робин толстенькую пачку новых двадцатидолларовых купюр, которые ему выдал банкомат. Пирс заранее продумал, как себя вести. Он не особенно переживал о четырех сотнях долларов, с которыми придется расстаться, однако не хотел отдавать их сразу, чтобы Робин не вытолкала его взашей, узнав об истинной причине его визита.

Пирс вытащил деньги так, чтобы она могла их видеть перед собой, ощущая их приятную близость и горя желанием забрать.

— В первый раз, малыш?

— Что?

— Я говорю, с компаньонкой впервые?

— Как ты догадалась?

— Потому что обычно такие вещи кладут в конверт, как подарок. Ведь это всего-навсего подарок, не так ли? И ты мне ни за что такое не платишь.

— Ну разумеется, подарок.

— Спасибо тебе, милый.

— Выходит, буква "П" в «ПДО» означает подарок? Робин только улыбнулась в ответ.

— Похоже, ты и в самом деле новичок в этом деле. ПДО, дорогой, означает «ПоДруга, имеющая необходимый Опыт». Покладистая подруга с опытом. Это просто значит, что ты получишь все, что пожелаешь. Как от своей девушки, пока она не стала твоей женой.

— Я не женат.

— Это не имеет значения.

По ходу своего объяснения Робин протянула руку к пачке с долларами, однако Пирс не выпустил деньги из рук.

— До того, как ты заберешь... этот подарок, я должен кое-что тебе объяснить.

Он заметил, как она мгновенно насторожилась.

— Не бойся, я не коп.

— Ты хочешь сказать, что не желаешь пользоваться резинкой? Забудь про это. Это правило номер один.

— Нет, я не о том. Я вообще не собираюсь заниматься с тобой сексом. Ты довольно привлекательна, но мне от тебя нужна только информация.

Робин резко выпрямилась и стала выше ростом, хотя продолжала сидеть.

— Что ты, черт возьми, городишь?

— Я ищу Лилли Куинлан. И ты можешь мне помочь.

— Какая Лилли Куинлан?

— Не придуривайся. Ее имя указано на твоей странице на веб-сайте. Двойное удовольствие. Что, уже забыла?

— Так это ты звонил вчера вечером?

Пирс кивнул.

— Тогда выметайся к чертовой матери отсюда!

Она вскочила с дивана и бросилась к двери.

— Робин, не торопись открывать. Если не хочешь ответить мне, тебе придется поговорить с полицией. Мне ничего другого не остается.

Она резко обернулась.

— Да полиции начхать на это!

Но дверь все-таки не открыла и застыла, яростно схватившись за дверную ручку.

— Может быть, и не сразу, но они заинтересуются, если я им намекну.

— Какого черта, ты кто такой?

— У меня есть кое-какие связи, — соврал Пирс. — Имей это в виду. И если я им шепну, они обязательно придут за тобой. Учти, они не будут так обходительны с тобой, как я... и, уж конечно, не предложат тебе четыре сотни за беседу.

Пирс положил пачку с деньгами на то место, где Робин только что сидела. Он заметил, как она жадно посмотрела на доллары.

— Мне нужна от тебя только информация и больше ничего. Обещаю, она не пойдет дальше меня.

Выждав несколько секунд, Робин молча подошла к дивану, быстро сгребла деньги и сунула их в карман своих узких шорт. Пирс даже удивился, где там нашлось для них место. И снова застыла у двери в напряженной позе со сложенными руками.

— Какая информация? Я с ней была едва знакома.

— Но кое-что тебе все-таки известно. Недаром же ты говоришь о ней в прошедшем времени.

— Я и вправду ничего не знаю. Мне о ней лишь известно, что она исчезла.

— Когда это случилось?

— Больше месяца назад. Она как-то очень неожиданно пропала.

— Почему же ты до сих пор не убрала со своей страницы имя Лилли, если ее так долго нет?

— Ты же сам видел ее фотографию. Она очень нравится клиентам, которые, не найдя ее, иногда соглашаются и на меня.

— Понятно. А почему ты думаешь, что она именно скрылась? Может, просто спокойно собралась и уехала?

— Да потому что буквально за несколько минут до этого мы говорили с ней по телефону, а после Лилли так и не появилась на нашем совместном представлении.

— Каком представлении?

— Ну, мы должны были работать в паре, как часто делали и раньше. Лилли договорилась и пригласила меня. А сама не приехала, и мы развлекались с клиентом вдвоем, а ему наскучило. В тот раз вообще все пошло кувырком. Сначала я не могла долго припарковаться, потом Лилли не оказалось дома, и я уже хотела найти другую партнершу и отвезти клиента к себе. Но такую девушку, как Лилли, сразу не очень-то найдешь, из-за чего мужик здорово разозлился. В общем, полный пролет.

— А где это было?

— У нее дома, на ее площадке. Больше она нигде не работала. Ни по каким вызовам. Даже здесь, у меня. Мне всегда приходится тащиться к ней. Даже если мои собственные клиенты хотят групповухи, надо ехать к ней, иначе она не соглашается.

— У тебя есть ключи от ее дома?

— Нет. Послушай, ты уже достаточно получил за свои четыре сотни. Мне было бы проще переспать с тобой и забыть. Вот так-то, детка.

Чуть не рассвирепев, Пирс полез в карман и достал оттуда остатки наличных. Всего там оказалось 230 долларов. Он пересчитал их еще в машине, поэтому сразу протянул ей.

— Тогда возьми и эти, потому что мы еще не закончили. С Лилли явно что-то случилось, и мне надо это выяснить.

Робин схватила деньги и сунула в карман, даже не пересчитав.

— А какое тебе до этого дело?

— Наверное, просто потому, что никто другой этим не интересуется. Ну да ладно, продолжим. Если у тебя нет ключей от ее квартиры, откуда ты знаешь, что в тот раз ее не было?

— Да потому что я звонила и стучала в дверь долбаные четверть часа, а потом еще двадцать минут ждала в машине с этим парнем. Точно тебе говорю, ее там не было.

— Возможно, ранее у нее было еще какое-нибудь мероприятие?

Перед тем как ответить на этот вопрос, Робин на несколько секунд задумалась.

— Кажется, Лилли говорила, что у нее было какое-то дело, но я не уверена, что оно связано с клиентом. Я сразу предложила начать пораньше, но она сказала, что будет в это время занята. Поэтому мы условились на время, которое Лилли устраивало, и она должна была успеть. Но так и не появилась.

Пирс пытался сообразить, о чем бы на его месте спросил полицейский, но было трудно сразу переместиться из одного мира в другой. Он понимал, что задает вопросы с методичностью ученого, последовательно решающего проблему и разрабатывающего теорию.

— Тогда где же у Лилли была назначена встреча до начала вашего представления? — спросил он. — Предположим все-таки, что она встречалась с клиентом. А поскольку ты утверждаешь, что вне дома она не работала, значит, должна была встретиться с ним у себя в квартире. Не так ли?

— Наверное.

— Значит, когда ты приехала туда и постучала в дверь, Лилли вполне могла находиться внутри — либо одна, либо с этим клиентом — и просто не отвечать.

— Да, только у нее не было никогда такой привычки, и она обязательно бы ответила. Тем более мы договорились. Поэтому, вероятнее всего, никакого клиента не было.

— А может быть, ей не разрешили ответить. Или она не могла ответить.

При этих словах Робин надолго задумалась, поняв, насколько близко прикоснулась к тайне судьбы своей подруги.

— А где ее дом? Ну, эта квартира?

— В Венисе, рядом с автострадой.

— А точный адрес?

— Не помню. Просто знаю, как туда добраться.

Пирс кивнул и подумал, о чем бы еще спросить. У него создалось ощущение, что остался последний выстрел. И второго шанса может не быть.

— А как вы с ней состыковались на эти парные... шоу?

— Через веб-сайт. Если кто-то хотел нас обеих, то просто оставлял заявку, а мы созванивались, если были свободны.

— Я имею в виду, как вы с ней создали эту команду?

— Однажды случайно пересеклись на прогоне, там и договорились. Вот и все.

— На прогоне? Что это значит?

— Позирование для съемок. В тот раз фотографировались девушка с девушкой. В студии мы и встретились.

— Снимались для журнала?

— Нет, для веб-сайта.

Пирс сразу припомнил тот коридор с тремя мощными двойными дверьми, который он видел в офисе «Зрелищных проектов».

— Для сайта «Зрелищных проектов»?

— Послушай, какое тебе дело?

— Как назывался сайт?

— Что-то типа «фетиш, точка» и так далее. Не помню. У меня нет компьютера. Да и какая тебе разница?

— А где проходил прогон? В «Зрелищных проектах»?

— Да, в студии.

— Значит, ты получила работу через «Красоток Лос-Анджелеса» и мистера Венца?

Пирс увидел, как при упоминании последнего имени глаза Робин мгновенно вспыхнули, но сделал вид, что не заметил.

— Вот о нем я с тобой толковать не собираюсь. И ты не сможешь сказать ему, будто что-то узнал от меня, ясно?

Пирсу показалось, что теперь в ее глазах мелькнул откровенный испуг.

— Я уже говорил: все, что ты мне здесь расскажешь, останется между нами. Обещаю. Как его имя?

— Слушай, у него большие связи, его поддерживают очень влиятельные особы. Он имеет большое влияние, поэтому мне совсем не хочется говорить о нем.

— Просто назови его имя, и на этом покончим.

— Билли Венц. Но большинство зовут его Билли Винс[11] из-за того зла, что он постоянно причиняет людям. Теперь все?

— Спасибо.

Пирс встал и еще раз оглядел квартиру. Небольшой коридор из гостиной вел, судя по всему, в спальню. Он удивился, заметив не одну, а сразу две спальни, разделенные ванной.

— Зачем тебе две спальни?

— Мы снимаем эту квартиру с другой девчонкой. У каждой своя спальня.

— Она тоже с веб-сайта?

— Да.

— Как ее зовут?

— Клео.

— Это Билли Венц поселил вас вместе?

— Нет, Грейди.

— Какой Грейди?

— Он работает с Винсом. Фактически это его дом.

— Тогда чего же ты не создашь пару с Клео? Ведь это было бы гораздо удобнее.

— Наверное, так и придется сделать. Но я уже говорила тебе, с Лилли дела у нас шли отлично. И трудно отыскать вторую такую шикарную деваху.

Пирс кивнул.

— Ты ведь здесь не живешь, не так ли?

— Нет, только работаю.

— А где же обитаешь?

— Этого я тебе не скажу.

— Хранишь здесь кое-какую одежду?

— Что ты имеешь в виду?

— У тебя ведь есть какая-то одежда, кроме этой? И конечно, обувь. — Пирс показал на ее босые ноги.

— Да, я переоделась, когда пришла сюда. По улицам я так не хожу.

— Вот и отлично. Переодевайся, и поехали.

— О чем это ты? Куда поехали?

— Я хочу, чтобы ты показала мне, где живет Лилли. Или жила.

— Эй, парень! Ты узнал, что хотел, а теперь отваливай!

Пирс посмотрел на часы.

— Слушай, ты говорила, что берешь четыре сотни за час. Я здесь не пробыл и двадцати минут. Это значит, что осталось еще сорок минут, или выкладывай назад мои наличные.

— Так дела не делают.

— Именно так их и делают.

Окинув его долгим злым взглядом, Робин молча прошла в спальню, чтобы переодеться. Пирс подошел к балкону и стал изучать дом на другой стороне Линкольн-стрит.

Он заметил мужчину, который звонил из телефона-автомата рядом с кондитерской, держа в руке сливочно-фруктовый десерт и периодически поглядывая на окна дома, в котором сейчас находился Пирс. Интересно, сколько еще жриц любви устроились в этом бетонном гнезде? Неужели все они работают на Венца? Может, все это место ему и принадлежит? Не исключено, что и кондитерская составляет часть его пирога.

Обернувшись, чтобы спросить об этом Робин, Пирс увидел сквозь коридор и приоткрытую дверь угол освещенной спальни. Робин была безо всего, пытаясь втиснуть свои пышные бедра в тесные голубые джинсы. Ее крепкая загорелая грудь тяжело покачивалась в такт энергичным движениям.

Когда она выпрямилась, чтобы застегнуть молнию на плоском животе и курчавом золотистом островке под ним, то встретилась взглядом с Пирсом, но даже не вздрогнула. Наоборот, вызывающе посмотрела на него, потом взяла с кровати белую футболку и натянула через голову, даже не пытаясь отвернуться или как-то скрыть свою наготу. Вернувшись в гостиную, Робин сунула ноги в босоножки, которые стояли под кофейным столиком.

— Понравилась? — спросила она.

— Нет слов. Полагаю, не стоит лишний раз говорить, что у тебя изумительное тело.

Робин прошла мимо Пирса в кухню, открыла шкафчик над мойкой и достала оттуда небольшую черную сумочку.

— Поехали. У тебя осталось тридцать пять минут. Подойдя к входной двери, Робин открыла ее и вышла в коридор. Пирс последовал за ней.

— Ты захватишь свой десерт?

Нетронутый стаканчик так и стоял на кухонном столе.

— Нет. Ненавижу сливки. Слишком жирные. Предпочитаю пиццу. В другой раз принеси мне пиццу.

— Тогда какого черта ты просила эту клубнику со сливками?

— Просто для того, чтобы проверить тебя и узнать, что ты можешь для меня сделать.

Ну, а главное — установить контроль, подумал Пирс, но промолчал. Контроль, который заканчивается, как только деньги заплачены и одежда сброшена.

Выйдя в коридор, Пирс обернулся, чтобы еще раз посмотреть на жилище, вернее, рабочее место Робин, и ощутил неловкость, даже горечь. Он вспомнил ее страничку на веб-сайте. Вот, значит, где обитают абсолютно покладистые подруги с опытом.

Он захлопнул дверь, проверив, что замок защелкнулся, и догнал Робин, уже стоявшую в ожидании лифта.

Глава 13

Пирс вел машину, а Робин показывала дорогу. По автостраде от ее дома до Вениса было совсем недалеко. Он постарался максимально использовать это короткое время, хотя и понимал, что Робин совсем не расположена с ним беседовать.

— Значит, тебя вряд ли можно назвать независимой, не так ли?

— Что ты хочешь сказать?

— Ты работаешь на Венца — того парня, который контролирует этот веб-сайт. Он, наверное, один из тех, кого называют электронными сводниками. Он дает каждой из вас по страничке и следит, как идут дела. Сколько он с вас берет? В объявлении на сайте сказано, что за каждый месяц размещения одной фотографии он кладет в карман четыреста баксов, но у меня такое ощущение, что этим все далеко не ограничивается. Судя по всему, именно Венцу и его друзьям принадлежат и квартира, которую ты снимаешь, и кондитерская через дорогу.

Робин ничего не ответила.

— Из тех четырех сотен, что ты получила от меня, он ведь заберет свою долю?

— Слушай, я не собираюсь о нем трепаться, а то меня тоже прикончат. Ты меня достал, и, когда приедем на место, я с тобой попрощаюсь. Возьму такси.

— Тоже прикончат?

Робин молчала.

— Так что же тебе известно по поводу случившегося с Лилли?

— Ничего.

— Тогда почему ты сказала «тоже»?

— Послушай, любезный, если не хочешь неприятностей, держись от всего этого подальше. Возвращайся в свой благополучный мирок, где все тихо и безопасно. Ты совсем не знаешь этих людей и на что они способны.

— У меня есть идея.

— Да что ты? Какая еще идея?

— У меня когда-то была сестра...

— Ну и?..

— Можно сказать, она занималась тем же, что и ты.

Оторвав взгляд от дороги, Пирс оглянулся на Робин. Та смотрела прямо перед собой.

— Однажды утром шофер школьного автобуса обнаружил ее тело у железнодорожного переезда недалеко от Малхолланда. Я тогда учился на втором курсе Стэнфорда. — Пирс снова перевел взгляд на дорогу. — Забавный все-таки у нас город, — продолжил он после паузы. — Она лежала там на виду, совсем раздетая... и полицейские утверждали, что пробыла в таком состоянии не менее двух-трех дней. Я всегда удивлялся, сколько людей, видевших ее, даже пальцем не пошевелили, чтобы хоть что-то сделать. Никто не позвонил. Подчас этот город абсолютно бездушен.

— Как и любой большой город.

Оглянувшись на Робин, он заметил тоску в ее глазах, словно она читала главу из книги о собственной жизни. Возможно, финальную часть своей биографии.

— Они нашли того, кто это сделал? — спросила она.

— Нашли в конце концов. Но только после того, как он убил еще четверых.

Робин тряхнула головой.

— Куда ты лезешь, Генри? Подобная история никого из этих типов не напугает.

— Я сам не знаю, что делаю. Просто... следую по цепочке событий.

— Верный способ нарваться на неприятности.

— Послушай, никто не узнает, о чем мы с тобой говорили. Просто расскажи, что тебе известно о Лилли?

Тишина в ответ.

— Она ведь хотела уйти, не так ли? Скопила достаточно денег, собиралась заняться учебой и порвать с вашим бизнесом.

— Каждый не прочь отвалить. Ты думаешь, мне это доставляет удовольствие?

Пирсу стало неловко. Его жесткий подход не слишком отличался от того, как с ней обращались обычные клиенты.

— Прости меня, — проговорил он.

— Не за что. Ты ведешь себя, как и все остальные. Хочешь добиться желаемого и готов для этого на все. Мне намного легче удовлетворить другие потребности, чем то, о чем ты просишь.

Он промолчал.

— Поверни здесь налево и поезжай до конца. Около ее дома можно припарковать только одну машину. Лилли всегда оставляла парковочное место для клиента.

Пирс съехал с автострады на аллею, протянувшуюся вдоль небольших одно-двухэтажных коттеджей, выстроившихся с обеих сторон. Дома были рассчитаны на четыре-шесть комнат и отделены друг от друга лишь узкими асфальтовыми дорожками примерно метр шириной. Это был один из тех районов, где собака своим лаем может разбудить всю округу. Когда они доехали до крайнего коттеджа, Робин заметила:

— Тут уже стоит чья-то тачка.

— Это ее машина?

— Нет, у нее «лексус»

Точно. Ведь и Уэйнрайт говорил ему то же самое. Рядом с домом был припаркован фургон «вольво». Пирс подал назад, еле втиснув свою «БМВ» между двух канав. В принципе это было нарушением, но дальше по аллее уже никто не мог проехать, а, кроме того, он не собирался здесь долго торчать.

— Надо подняться наверх и зайти с другой стороны.

— Хорошо. Спасибо.

Пирс вышел и придержал дверцу, пока Робин поднималась с сиденья. Выбравшись из машины, она тут же зашагала назад, в сторону шоссе.

— Постой, — пытался остановить ее Пирс. — Нам же сюда.

— Ну уж нет. С меня хватит. Я возвращаюсь на шоссе и поймаю такси.

Пирс хотел возразить, но потом решил отпустить ее.

— Ладно, спасибо за помощь. Если разыщу ее, то дам тебе знать.

— Кого разыщешь — Лилли или свою сестру?

От неожиданности он задумался.

— А с тобой ничего не случится? — крикнул он ей вслед.

Робин резко остановилась, развернулась и подошла к нему. Ее глаза снова горели нескрываемой яростью.

— Послушай, только не делай вид, что ты обо мне заботишься! От твоей дерьмовой опеки меня тошнит больше, чем от мужиков, которые предлагают заняться оральным сексом. Они по крайней мере искренни в своих желаниях.

Робин снова повернулась и быстро зашагала вниз по аллее. Пирс еще несколько секунд наблюдал за ней, надеясь, что она обернется, но так и не дождался. Не останавливаясь, она вытащила из сумки мобильный телефон, чтобы вызвать такси.

Проходя мимо «вольво», Пирс заметил в салоне две картонные коробки и какие-то объемистые свертки, прикрытые одеялами. Он поднялся по ступенькам, ведущим к парадному входу в квартиру Лилли. Уже около крыльца он увидел, что дверь приоткрыта. Перегнулся через перила и посмотрел вдоль аллеи, но Робин была уже достаточно далеко, чтобы до нее докричаться. Вернувшись к входу, Пирс приложил ухо к дверному косяку, но ничего не расслышал. Тогда легонько толкнул дверь, продолжая оставаться на крыльце. За дверью его взору предстала скромно обставленная гостиная, у дальней стены которой была лестница, ведущая на второй этаж. Под лестницей виднелась застекленная дверь в небольшую кухоньку, где Пирс заметил какого-то мужчину, суетливо укладывающего в картонный ящик бутылки со спиртным.

По-прежнему не заходя в дом, Пирс просунул голову подальше, пытаясь лучше рассмотреть, что творится внутри. Он заметил на полу гостиной три картонные коробки. Похоже, в квартире никого не было, кроме этого человека на кухне, который явно занимался уборкой и упаковывал все в коробки.

Выпрямившись, Пирс постучал по входной двери и громко позвал:

— Лилли?

Он увидел, как мужчина от испуга чуть не выронил бутылку с джином, но успел подхватить ее и бережно поставил на кухонную стойку.

— Ее здесь больше нет! — крикнул он. — Она уехала.

Но продолжал стоять, застыв в ожидании. Пирсу показалось это странным — похоже, тот не хотел показывать свое лицо.

— Тогда кто вы такой?

— Я хозяин этого дома и очень занят. Вам лучше зайти в другой раз.

Сопоставив услышанное, Пирс вошел в дом, направляясь на кухню. Перед ним стоял мужчина с длинными седыми волосами, собранными на затылке в конский хвост. Он был в замызганной белой футболке и еще более грязных белых шортах. Кожа у него была покрыта густо-коричневым загаром.

— С какой же стати мне заезжать в другой раз, если она и в самом деле уехала?

Мужчина опять показался Пирсу испуганным.

— Я просто хотел сказать, что вам не стоит сюда входить. Ее нет, а у меня много дел.

— Как вас зовут?

— Это не важно. Покиньте мой дом.

— Ведь ваше имя Уэйнрайт, не так ли?

Мужчина настороженно взглянул на Пирса.

— Кто вы такой?

— Моя фамилия Пирс, мы с вами сегодня уже говорили по телефону. Именно я и сообщил вам, что она исчезла.

— О да, вы оказались правы, мистер Пирс. Она давно куда-то уехала.

— Значит, Лилли платила вам сразу за две квартиры. Четыре штуки. Вы мне об этом не говорили.

— Но вы и не спрашивали.

— Так вы утверждаете, что этот дом принадлежит вам, мистер Уэйнрайт?

— Я не стану отвечать на этот вопрос.

— А может, его собственником является Билли Венц, а вы всего лишь управляющий?

И вновь, судя по вспыхнувшим глазам Уэйнрайта, Пирс попал в цель.

— Ладно, проваливайте. Убирайтесь отсюда.

Пирс покачал головой.

— Мне еще рано уходить. Но если вы собираетесь звонить в полицию, милости прошу. Посмотрим, что они скажут, когда увидят, как вы пакуете веши Лилли, хотя она заплатила вам до конца месяца. И не исключено, что копы захотят проверить, что у вас под одеялами на заднем сиденье машины. Держу пари, что там они найдут плазменный телевизор, который висел в ее квартире на Алтаир-авеню. Его вы наверняка прихватили в первую очередь, я не ошибся?

— Она съехала с той квартиры, — раздраженно пробормотал Уэйнрайт.

— И уверен, вас это сильно перепугало, так перепугало, что, полагаю, вы тут же тщательно прибрали брошенную квартиру и быстро сдали ее за половинную цену, ведь так? Отличное место в отличном районе. Вы уже нашли другого постояльца? И как легко предположить — очередную красотку из «Красоток Лос-Анджелеса». Я угадал?

— Не вам учить меня, как делать бизнес.

— Ну, об этом я даже не мечтаю.

— Что вам угодно?

— Мне угодно разобраться в этом деле. Понять, что же произошло.

— В таком случае поторопитесь. Как только я здесь закончу, сразу уеду и запру дом.

Сделав несколько шагов в его сторону, Пирс вошел в кухню и проверил содержимое коробки, стоявшей на столе. Она была заполнена бутылками спиртного и разрозненной стеклянной посудой, в общем, ничего стоящего. Вытащив бутылку коричневого стекла, Пирс прочитал на этикетке, что это виски 16-летней выдержки. Совсем недурной напиток. Он со стуком поставил бутылку на место.

— Эй, полегче! — запротестовал Уэйнрайт.

— А Билли в курсе, что вы зачищаете эту квартирку?

— Не знаю никакого Билли.

— Вы продолжаете утверждать, что дом на Алтаир-авеню и этот коттедж — ваша собственность. А что еще принадлежит фирме «Уэйнрайт и К°»?

Решительно сложив руки на груди, Уэйнрайт молча стоял, прислонившись спиной к стене. Пирсу вдруг страстно захотелось схватить одну из бутылок и разбить о его физиономию.

— А как насчет «Приморских башен» на Линкольн-стрит? Это тоже ваши владения?

Уэйнрайт достал из нагрудного кармана пачку «Кэмел». Вытащив сигарету, он убрал пачку, включил одну из автоматических газовых конфорок и прикурил. Затем, порывшись в коробке, вытащил оттуда стеклянную пепельницу, поставил на стойку и ткнул в нее сигаретой.

Пирс с интересом прочел надпись, выгравированную на пепельнице:

Украдено в День независимости из бара «Саранча»

Голливуд, штат Калифорния

Он слышал об этом баре. Низкое место для высоких людей. Там обычно оттягивались любители низкопробных развлечений и «клубнички» из числа наиболее обеспеченной голливудской публики. Этот притон располагался неподалеку от конторы «Зрелищных проектов». Очевидно, здесь что-то завязано? Но Пирс пока не мог сообразить, что именно.

— Мне надо кое-что осмотреть, — обратился он к Уэйнрайту.

— Ладно, валяйте. Только быстро, я ждать не буду.

Под звяканье посуды и стук бутылок, которые Уэйнрайт укладывал в коробки, Пирс вышел в гостиную и присел на корточки рядом с коробками, которые уже были заполнены. В одной из них находились кухонная посуда и столовые приборы. В двух других были, судя по всему, вещи из кладовки наверху. В том числе несколько пар туфель на высоких каблуках. Кожаные хлысты и ремни. Кожаная маска с вырезами для глаз и рта. На своей страничке в «Красотках» Лилли умалчивала о каких-либо садомазохистских аттракционах. Пирс тут же подумал, что, возможно, имеется еще один сайт — уже покруче и напрямую связанный с ее исчезновением.

Последняя из проверенных им коробок была плотно набита нижним бельем, включая бюстгальтеры, пеньюары и мини-юбки. Эта коллекция одежды сильно напоминала ту, что Пирс уже видел в одном из шкафов на Алтаир-авеню. Он задумался: для чего все это дамское барахло понадобилось Уэйнрайту? Он хотел устроить дворовую распродажу? Или просто убирался, чтобы сдать квартиру новому постояльцу?

Закончив с коробками, Пирс решил осмотреть второй этаж. Случайно подняв глаза на входную дверь, он заметил, что замок запирался и открывался ключом с обеих сторон. Теперь он понял, что имел в виду Уэйнрайт, когда грозил запереть дверь независимо от того, закончит Пирс свою проверку или нет. Если у вас не было ключа, то вас могли закрыть как изнутри, так и снаружи. Пирс прикинул, что бы это значило. Лилли запиралась со своим клиентом изнутри? Чтобы гарантировать, что он не улизнет, не заплатив. А возможно, и ничего вовсе не значило.

По лестнице вдоль стены Пирс поднялся на второй этаж. Здесь под крышей было небольшое застекленное окошко, из которого открывался вид на подъездную аллею, полоску пляжа и дальше на океан. Отсюда Пирс рассмотрел и свою машину. Переведя взгляд на шоссе, он успел заметить, как Робин села в желто-зеленое такси, хлопнула дверцей и умчалась.

Пирс оторвал взгляд от чердачного окна и осмотрелся. Общая площадь второго этажа не превышала двадцати квадратных метров, включая небольшую ванную комнату с душем. В воздухе неприятно пахло тяжелой смесью ароматических благовоний и чего-то еще, что Пирс не мог определить одним словом, но это напоминало спертый воздух из давно не мытого холодильника. Однако висевший в воздухе мощный запах благовоний заглушал эту раздражающую вонь.

Здесь же стояла королевского размера кровать без спинки. Она занимала практически весь второй этаж, оставляя немного места для прикроватного столика со светильником. На столике Пирс заметил кадильницу для благовоний, выполненную в форме скульптуры на темы «Камасутры». Композиция изображала толстяка и стройную красотку, совокуплявшихся «по-арабски». Поднос, на котором стояла эта динамичная скульптура, был переполнен пеплом от сгоревших палочек с благовониями. Пирса очень удивило, что Уэйнрайт не прихватил эту скульптуру. Ведь он хватал все, что попадалось ему на глаза.

Кровать, стоявшая на бежевом паласе, было накрыта светло-голубым покрывалом. Подойдя ближе, Пирс обратил внимание, что постель очень аккуратно заправлена, а покрывало подоткнуто под матрас. А вот подушек почему-то не было. Он решил, что это еще одно из правил работы компаньонок по найму. Как говорила Робин, первое правило в их нелегком деле — безопасный секс. Возможно, правило номер два — отсутствие подушек, поскольку ими легко можно придушить. Пирс опустился на ковер и заглянул под кровать. Там не было ничего, кроме толстого слоя пыли. Но вдруг он обратил внимание на большое темное пятно, расплывшееся по ковру. Заинтересовавшись, Пирс выпрямился и попробовал отодвинуть кровать от стены. Один из роликов заело, и ему пришлось здорово попотеть, чтобы это сделать.

Какая бы жидкость ни пролилась на ковер, она уже давно высохла. Пятно было коричневато-черного цвета, и Пирсу не хотелось к нему прикасаться, ибо он подозревал, что это следы крови. Стала ясна и причина того неприятного запаха, который с трудом перекрывался ароматом благовоний. Снова поднявшись на ноги, Пирс вернул кровать на место.

— Какого черта вы там делаете? — послышался снизу голос Уэйнрайта.

Пирс промолчал, потому что вплотную приблизился к ответу на очень важный для себя вопрос. Потянув за угол покрывала, он откинул его, ожидая увидеть под ним матрас. И еще раз удивился, не найдя там ни одеяла, ни простыней.

Чтобы как следует рассмотреть весь матрас, Пирс принялся стягивать покрывало. Простыни и одеяла легко можно было унести из квартиры, чтобы выкинуть или уничтожить. С подушками тоже не было особых сложностей. А вот королевского размера матрас — другое дело.

Сейчас Пирс полностью доверял своему инстинкту, хотя не мог точно сказать, что рассчитывал увидеть. Но по мере того, как покрывало соскальзывало с матраса, у Пирса холодело в животе. Центр матраса почернел, пропитанный какой-то свернувшейся и высохшей массой цвета смерти. Это могла быть только кровь.

— Боже праведный! — воскликнул Уэйнрайт.

Он уже поднялся по лестнице, чтобы проверить, что там передвигает Пирс, и стоял у него за спиной.

— Это то, что я думаю?

Пирс не ответил. Он просто не знал, что сказать. Только вчера его подключили к новому телефону, и уже через тридцать шесть часов он совершил это ужасное открытие.

— Неверный номер, — пробормотал он.

— Что? — переспросил Уэйнрайт. — Что вы сказали?

— Так, ничего особенного. Здесь есть телефон?

— Нет, насколько мне известно.

— А мобильный?

— В машине.

— Пошли звонить.

Глава 14

Подняв голову, Пирс увидел, что в кабинете появился детектив Реннер. Он старался максимально сдерживать свое раздражение, прекрасно понимая, что от его хладнокровия и выдержки зависит, когда он отсюда выберется и попадет домой. Пирс и так начал терять терпение, проведя целых два часа в этой полицейской комнатушке размером три на три метра, где не было ничего, кроме листка со сводкой спортивных новостей недельной давности. Он уже дважды давал показания. Сначала патрульным полицейским, которых вызвал Уэйнрайт, а потом Реннеру и его напарнику, прибывшим на место. После чего один из патрульных доставил его в участок и запер в комнате для допросов.

Реннер присел к столу напротив Пирса и открыл принесенную с собой папку. Пирс заметил, что это полицейский протокол, заполненный патрульным. Детектив еще некоторое время изучал лежащий перед ним документ, потом откашлялся и поднял глаза на Пирса. Он выглядел, как бывалый полицейский, повидавший намного больше преступлений, чем его сослуживцы. Своим угрюмо-молчаливым поведением он напоминал Пирсу Клайда Вернона.

— Итак, вам тридцать четыре года?

— Да.

— Проживаете по адресу Оушен-уэй, дом 28/100, квартира 1201?

— Да.

Последнее слово он произнес с плохо скрытым раздражением. Реннер бросил на него быстрый взгляд и снова уставился в бумагу.

— Но в ваших водительских правах указан совсем другой адрес.

— Я недавно переехал и теперь живу на Оушен-уэй. А раньше жил на Эмэлфи-драйв. Послушайте, уже полночь. Вы мариновали меня здесь два часа, чтобы задать эти очевидные вопросы? Я же сделал заявление и подписал протокол. Что вам еще нужно?

Откинувшись на спинку стула, Реннер мрачно посмотрел на Пирса.

— Нет, мистер Пирс, я оставил вас здесь, потому что нам необходимо провести тщательное расследование случившегося. Уверен, вы не станете возражать против сотрудничества с нами в этом деле.

— Против этого я не возражаю. Но я против того, чтобы меня держали здесь как подозреваемого. Я пробовал открыть эту дверь. Она заперта. Я стучал, но никто не открыл.

— Сожалею об этом. Просто в кабинете никого из следователей не было. Вы сами сказали — середина ночи. Однако патрульному не следовало запирать дверь, ведь вы не арестованный. Если хотите подать официальную жалобу на него или на меня, могу дать заполнить необходимую форму.

— Я не собираюсь жаловаться, понятно? И не надо никаких форм. Нельзя ли с этим побыстрее закончить, чтобы я мог уйти домой? Там была ее кровь?

— Какая кровь?

— Ну, на кровати.

— А с чего вы решили, что это кровь?

— Я так полагаю. Что же это еще могло быть?

— Это я и хотел бы от вас услышать.

— Что?

— Я просто задал вопрос.

— Вы сами только что сказали, что я не подозреваемый.

— Я сказал, что вы не арестованы.

— Значит, вы говорите, что я не под арестом, но меня подозревают?

— Ничего я не говорю, мистер Пирс. Я всего лишь задаю вопросы, пытаясь выяснить, что случилось в той квартире и происходит сейчас.

С большим трудом подавив готовую выплеснуться злость, Пирс на несколько секунд замолчал. Подождав немного, Реннер снова вернулся к полицейскому протоколу и обратился к Пирсу, не поднимая головы:

— Далее. В своем заявлении вы сообщаете, что номер вашего телефона на Оушен-уэй раньше принадлежал женщине, в квартире которой вы оказались сегодня вечером.

— Именно так. Поэтому я туда и поехал узнать, что с ней случилось.

— Вы знакомы с этой женщиной, Лилли Куинлан?

— Нет, никогда не встречал.

— Никогда?

— Никогда в жизни.

— Тогда что побудило вас этим заняться? Вы так встревожились, что даже отправились к ней домой. Почему бы вам просто не поменять свой телефонный номер? Чего ради вы так о ней заботитесь?

— Что ж, попробую объяснить. Последние два часа я сам пытаюсь ответить на этот вопрос. Только представьте — вы хотите узнать, что случилось с человеком, и, возможно, помочь ему. И что за это получаете? Вас запирают на два часа в полицейском участке.

Реннер молча слушал, давая Пирсу выговориться.

— Какая разница, почему это меня встревожило и была ли у меня причина действовать таким образом? А вы сами не захотели бы выяснить, что с ней случилось, оказавшись в такой ситуации? Какого черта вы меня расспрашиваете? Не лучше ли посадить на мое место Билли Венца? Я уже говорил вам о нем.

— С Билли Венцем мы еще разберемся, мистер Пирс. Не волнуйтесь. Но в данный момент я разговариваю с вами. — После небольшой паузы Реннер поскреб двумя пальцами по лбу и продолжил: — Расскажите еще раз, как вы узнали о той квартире, где все это обнаружили.

Свои первые показания Пирс изложил хоть и туманно, пытаясь оставить в тени формальную незаконность приемов, которые использовал, но все-таки близко к истине. А вот история с отысканием квартиры недалеко от автострады была им придумана от начала до конца — с тем, чтобы оставить Робин в стороне от расследования. Пирс полностью выполнил свое обещание, избавив ее от возможных допросов по этому делу. Из всего, что он наболтал за последние четыре часа, это было единственное, что не портило ему настроения.

— Как только я подключил телефон, мне стали непрерывно звонить мужчины, желавшие побеседовать с Лилли. Некоторые были ее бывшими клиентами, пытавшимися снова с ней встретиться. Я пробовал их разговорить, чтобы узнать о ней побольше. Один рассказав об этой квартире и дал адрес. Вот я и приехал.

— Понятно. А как звали мужчину, давшего вам адрес?

— Не знаю. Он не представился.

— Ведь у вас есть автоматический определитель имени и номера абонента?

— Да, но он звонил из отеля. Единственное, что могу сказать, это был «Ритц-Карлтон». Но там, полагаю, не один номер.

Реннер кивнул.

— Мистер Уэйнрайт упоминал, что вы уже звонили ему сегодня по поводу Лилли Куинлан и другой квартиры, которую она снимала у него.

— Да. Дом на Алтаир-авеню. Она там только жила, а работала в квартире рядом с автострадой. Именно там Лилли и принимала клиентов. Как только я сообщил ему о том, что она исчезла, он отправился туда, чтобы забрать ее вещи.

— Вы бывали в этой квартире раньше?

— Нет. Никогда. Я уже вам говорил.

— А как насчет дома на Алтаир-авеню? Там вы были когда-нибудь?

Пирс тщательно подбирал слова, словно передвигаясь по минному полю.

— Да, ездил туда, постучал в дверь, но никто не ответил. Тогда я позвонил Уэйнрайту.

Он надеялся, что Реннер не заметил, как дрогнул его голос. Детектив задавал значительно больше вопросов, чем когда Пирс давал свои первые показания. Он понимал, что оказался на очень зыбком участке. И чем меньше подробностей, тем больше шансов, что его не расколют.

— Я пытаюсь восстановить всю цепочку событий, — объяснил Реннер. — Вы говорили, что вначале отправились в офис голливудской фирмы «Зрелищные проекты». Там вы узнали полное имя этой женщины, Лилли Куинлан, и координаты ее почтового ящика в Санта-Монике. Приехав туда, вы воспользовались приемом, который назвали социальное инспирирование, чтобы...

— Социальная инженерия, — поправил Пирс.

— Пусть будет так. И сынженерили у почтового служащего ее адрес. Сразу отправились туда, а потом позвонили Уэйнрайту. Я ничего не путаю?

— Нет, все так и было.

— Теперь дальше. В обоих ваших заявлениях, сделанных сегодня вечером, сказано, что вы постучали в дверь, но дома никого не было, и поэтому вы уехали. Так?

— Да.

— А теперь ответьте, мистер Пирс: в промежутке времени между тем, как вы постучали, убедившись, что никого нет дома, и покинули это место, вы не заходили в квартиру на Алтаир-авеню?

Вот так вопрос! Отвечать надо только «да» или «нет». Оставалось либо рассказать правду, либо соврать. Пирс сообразил, что наверняка в доме остались отпечатки его пальцев. Почему-то сразу припомнилась откидная крышка письменного стела. И почта, в которой он копался.

Адрес квартиры на Алтаир-авеню он сообщил им еще два часа назад. У них было время смотаться туда и снять отпечатки пальцев. В таком случае вопрос был стандартной западней.

— Дверь была открыта, — произнес Пирс после паузы. — И я зашел убедиться, что Лилли там действительно нет. Или она нуждается в помощи.

Реннер слегка наклонился вперед, поднял голову и внимательно посмотрел на Пирса кошачьими глазами цвета хаки.

— Вы были в доме?

— Да, был.

— А почему не рассказали об этом раньше?

— Не знаю. Не думал, что это имеет особое значение. Хотелось изложить все покороче, чтобы не отнимать время.

— Что ж, благодарю за заботу о нас. И которая дверь была не заперта?

Пирс немого подождал, хотя прекрасно знал, что все равно придется отвечать.

— Задняя, — произнес он тоном подсудимого, оправдывающегося на суде. Голова опущена, голос подавленный.

— Простите, не расслышал.

— Это была задняя дверь.

— У вас привычка входить в чужие дома через заднюю дверь?

— Нет, но та дверь была не заперта. А парадный вход был закрыт. Я говорил, мне просто хотелось убедиться, что все в порядке.

— Отлично. Вы хотели выступить в роли спасителя. Стать героем.

— Это все не так. Я просто...

— И что вы обнаружили в квартире?

— Не так много. Пропавшая еда, груда почты. Сразу было видно, что Лилли давно там не появлялась.

— Вы взяли что-нибудь?

— Нет, — ответил Пирс, не раздумывая и даже не моргнув.

— К чему вы там прикасались?

Пирс пожал плечами.

— Не помню. Наверное, к каким-то конвертам из почты. Потом к письменному столу. Открывал некоторые ящики.

— Рассчитывали обнаружить в одном из них мисс Куинлан?

— Нет, просто...

Пирс не закончил, чувствуя, что ходит по краю пропасти. Отвечать надо как можно короче.

— Скажите-ка мне вот что, — продолжил Реннер. — Где вы раздобыли телефон Уэйнрайта?

— Он же домовладелец.

— Но откуда вы это узнали?

Пирс похолодел. Он понимал, что ни в коем случае нельзя упоминать о прихваченной на Алтаир-авеню телефонной книжке Лилли и нескольких конвертах с почтой. Он сразу вспомнил ту записную книжку, спрятанную между стопок с бумагой в копировальной комнате. Впервые в жизни Пирс почувствовал, как холодный пот выступил у него на лбу и висках.

— По-моему, там лежал какой-то листок. Вроде записки.

— Вы хотите сказать, лежал прямо на столе?

— Ну да, думаю так, я...

Пирс осекся, опасаясь дать Реннеру еще одну зацепку, за которую тот сможет ухватиться, и уперся взглядом в крышку стола. Он угодил в ловушку, и надо было как-то выбираться. Упоминание о записке было явной ошибкой. Но назад уже не отступишь.

— Мистер Пирс, я только что вернулся из дома на Алтаир-авеню и все перебрал в этом письменном столе, но никакой записки не заметил.

Пирс кивнул, словно соглашаясь, хотя сам только что утверждал обратное.

— Знаете, это была моя записка. Я написал ее после разговора с Вивьен. Это она рассказала мне о Уэйнрайте.

— Вивьен? Кто такая Вивьен?

— Мать Лилли. Она живет в Тампе, штат Флорида. Когда она попросила меня разыскать Лилли, то дала несколько имен и контактных телефонов. Я как раз вспомнил, что среди них было имя Уэйнрайта.

Удивленно вздернув брови, Реннер занес в протокол и эти показания.

— Каждый раз новые сведения, мистер Пирс. Вот вы сейчас упомянули, что мать Лилли Куинлан просила вас найти ее дочь, так?

— Да. Она сказала, что полиция ничего не делает, и попросила меня помочь.

Пирс почувствовал некоторое облегчение. На этот раз его ответ был правдив или по крайней мере ближе к истине, чем все сказанное им ранее. Похоже, у него появился шанс выкрутиться.

— Вы хотите сказать, что у ее матери в Тампе есть имя и телефон владельца дома, который арендует Лилли?

— Ну, я думаю, она получила целый список имен и номеров от частного детектива, которого нанимала для поисков Лилли.

— Вот как, еще и частный детектив!

Реннер осуждающе посмотрел на лежавшее перед ним заявление, словно именно бумага была виновата в сокрытии факта причастности к этому делу частного детектива.

— Можете назвать его имя?

— Филип Гласс. Номер его телефона есть в записной книжке, которую я оставил в машине. Подбросьте меня к тому дому рядом с автострадой — моя машина осталась там, — и я дам нужные координаты.

— Благодарю вас, но мне доводилось иметь дело с мистером Глассом, и я знаю, как с ним связаться. А вы сами с ним говорили?

— Нет. Я лишь оставил сообщение на автоответчике, он пока не звонил. Но, исходя из того, что мне сообщила Вивьен, он не сильно преуспел в поисках Лилли, поэтому я немногого ожидаю от беседы с ним. Трудно сказать, работал он добросовестно или же просто вытягивал из старушки деньги, вы понимаете?

У Реннера появилась возможность рассказать Пирсу то, что он знал о Глассе, но детектив ею так и не воспользовался.

— А как насчет Вивьен? — спросил он вместо этого.

— Ее номер тоже у меня в машине. Как только мы туда доберемся, вы все получите.

— Нет, я имею в виду, как вы сумели выйти на Вивьен Куинлан, живущую во Флориде?

Пирс закашлялся, как от резкого тычка в живот. Реннер снова его подловил. Опять эта чертова телефонная книжка, о которой ни в коем случае нельзя было рассказывать. Вместе с уважением к профессионализму сурового копа он почувствовал, как голова раскалывается под грузом навороченной им лжи и путаных объяснений. Теперь Пирс видел перед собой лишь один выход.

Глава 15

Пирсу все-таки пришлось назвать ее имя. Собственная ложь не оставила ему другого пути. Он пытался убедить себя, что рано или поздно Реннер добрался бы до нее и без его подсказки. Например, через Лилли Куинлан. Это было неизбежно. По крайней мере теперь он мог держать ее роль в этих событиях под контролем. И подать все таким образом, чтобы максимально выгородить ее, а позднее позвонить ей и предупредить.

— От девушки по имени Робин, — медленно произнес Пирс.

Реннер тряхнул головой, услышав неожиданное для себя продолжение.

— Вот и еще одно новое имя, — проговорил он. — Но меня это почему-то больше не удивляет, мистер Пирс. Теперь расскажите, кто такая Робин.

— На страничке Лилли Куинлан на веб-сайте упоминается имя девушки, с которой они работают в паре. Для желающих получить «двойное удовольствие». Эту партнершу зовут Робин. Там же предлагается посетить ее страницу. Так вот, я зашел на эту страницу и позвонил Робин. Она практически не смогла мне помочь и лишь рассказала, что Лилли приехала из Тампы, где у нее осталась мать. Позднее я позвонил в справочную и разыскал телефон Вивьен Куинлан, проживающей в Тампе.

Реннер кивнул.

— Но вероятно, эту фамилию даже в одной Тампе носит немало людей. Старинная ирландская фамилия Куинлан довольно распространена.

— Да, это так.

— А имя Вивьен стоит в конце алфавита[12]. Похоже, вам несколько раз пришлось запрашивать справочную в Тампе.

— Ну да.

— Случайно, не помните региональный код Тампы?

— Восемьсот тринадцать.

Сначала Пирс испытал удовлетворение, что наконец-то сумел правдиво ответить на вопрос и может не беспокоиться, как новая ложь состыкуется с предыдущей. Но увидел, как Реннер полез в карман своей мешковатой куртки за мобильным телефоном. Включив аппарат, детектив набрал справочную этого региона.

Пирс понял, что прямо сейчас его поймают на откровенной лжи, если окажется, что имя Вивьен Куинлан не внесено в список абонентов.

— Что вы делаете? В Тампе сейчас три часа ночи. Вы напугаете ее до смерти, если...

Реннер поднял руку, призывая его помолчать, и проговорил в трубку:

— Мне нужен список абонентов в Тампе. Пожалуйста, отыщите там Вивьен Куинлан.

Пока Реннер ждал ответа, Пирс наблюдал за ним. Шли томительные секунды ожидания, а кишки в животе Пирса готовы были свернуться в двойную спираль.

— Спасибо, — наконец произнес Реннер.

Захлопнув крышку, он сунул телефон в карман. Пристально взглянув на Пирса, вытащил из кармана рубашки шариковую ручку и записал на полях протокола телефонный номер.

Пирс громко выдохнул — похоже, на этот раз пронесло.

— Вы правы, — промолвил Реннер. — Пожалуй, я переговорю с ней в более удобное время.

— Да, так будет лучше.

— По-моему, я уже говорил вам, что у нас здесь, в участке, нет доступа в Интернет, поэтому я не видел тот веб-сайт, о котором вы рассказывали. Как только доберусь домой, обязательно проверю. Но вы сообщили, что на странице Лилли имеется ссылка на другую женщину по имени Робин.

— Именно так. Они работали вместе.

— И вы позвонили Робин, когда не смогли связаться с Лилли.

— Точно.

— И по телефону она сказала, что Лилли уехала в Тампу повидаться с матерью.

— Нет, она не знала, куда исчезла Лилли. Робин просто предположила такой вариант.

— А до этого телефонного разговора вы были знакомы с Робин?

— Нет.

— Я хочу кое-что прояснить, мистер Пирс. Держу пари, что эта Робин зарабатывает себе на жизнь, развлекая мужчин. Короче, проститутка. А вы мне хотите втолковать, что женщина, занимающаяся таким промыслом, откровенно беседует по телефону с незнакомцем и даже делится с ним предположениями о пропаже партнерши по бизнесу. Тут очевидная неувязка, вам не кажется?

Услышав это, Пирс чуть не застонал от досады. Реннер не отпускал его ни на шаг, безжалостно докапываясь до истины в каждом, самом мелком эпизоде из его заявления в полицию. Рано или поздно это приведет к восстановлению полной картины детективных похождений Пирса. Ему хотелось как можно быстрее покинуть полицейский участок. И он прикидывал, что лучше сказать или сделать, чтобы положить конец этой тягомотине. Пирс уже не следил за стыковкой отдельных фактов в своем рассказе. Главное — выбраться отсюда. Если он сумеет дозвониться до Робин раньше Реннера, то все ей объяснит.

— Ну... полагаю, мне удалось подобрать нужные слова и убедить ее. Видите ли, я и в самом деле очень хотел разыскать Лилли и убедиться, что с ней все в порядке. Наверное, Робин тоже беспокоило долгое отсутствие подруги.

— И все это по ходу телефонного разговора?

— Ну да, по телефону.

— Что ж, понятно. Ладно, все это мы уточним у Робин.

— Да, спросите у нее самой. Теперь я могу...

— Вы не возражаете против детектора лжи, согласны пройти испытание?

— Что-что?

— Я говорю, детектор лжи. Это не займет много времени. Смотаемся в центр и там все сделаем.

— Ночью? Прямо сейчас?

— Да, наверное, сейчас не получится. Вряд ли удастся поднять кого-нибудь с постели, чтобы заняться вами. Но сделать это надо будет утром.

— Вот и отлично. Отложим до завтра. Ну, теперь-то я могу идти?

— Нам осталось чуть-чуть, мистер Пирс.

Реннер снова уставился в протокол. Пирс считал, что они уже перелопатили все его показания. Что там еще осталось невыясненным?

— Не понимаю, о чем нам еще говорить?

Реннер взглянул на него исподлобья, не поднимая головы.

— Ваше имя мелькало пару раз в нашем полицейском компьютере. Может, поговорим об этом?

Пирс почувствовал, как к лицу прихлынула кровь. Он кипел от злости. Тот полузабытый арест он вычеркнул из своей биографии. Испытательный срок истек, Пирс даже отмотал сорок часов на общественных работах. И все это было так давно. Откуда Реннер это откопал?

— Вы имеете в виду тот случай в Пало-Альто? Там не было никакого официального обвинения. Меня просто отстранили на один семестр от занятий. Я отбыл испытательный срок и отработал на общественной службе. Вот и все.

— Но вас арестовали при попытке выдать себя за полицейского.

— Это было почти пятнадцать лет назад, я еще учился в колледже.

— Хорошо, попробую объяснить, почему меня заинтересовало то, что вы представились полицейским. Это весьма напоминает теперешнюю ситуацию. Может, у вас просто комплекс героя, мистер Пирс?

— Нет, это совсем разные вещи. Тогда я просто хотел узнать нужные мне сведения. Социальная инженерия — чтобы выяснить номер телефона. Я выдал себя за полицейского, охраняющего студенческий городок, которому якобы понадобился телефонный номер. Вот и все. Никакого геройского комплекса, обычное юношеское дурачество.

— А чей телефонный номер, позвольте узнать?

— Профессора. Мне нужен был его домашний номер, которого не имелось в общем справочнике. Ничего особенного.

— В рапорте говорится, что вы и ваши приятели воспользовались этим номером, чтобы отомстить профессору. Поиздеваться над ним. Вместе с вами задержали еще пятерых студентов.

— Это была абсолютно безвредная шутка, но администрация решила раздуть дело и устроить показательное наказание за наше хакерство, которое тогда только набирало силу. Нас всех временно отстранили от учебы и приговорили к общественным работам, но наказание было несоразмерно суровым. Мы не причинили никакого вреда. Мелкая студенческая проделка.

— Простите, но я не думаю, что попытка выдать себя за полицейского — всего лишь безвредная шалость.

Пирс собирался еще возразить, но сдержался, понимая, что ему не переубедить Реннера. Он стал ждать очередного вопроса, но вместо этого детектив перешел к другому факту из его биографии.

— Тот арест произошел через год после того, как ваше имя впервые мелькнуло в полицейской хронике и попало в компьютер.

Пирс отрицательно покачал головой.

— Нет. Кроме того случая в Стэнфорде я никогда под арестом не был.

— Я и не говорю, что вас арестовали. Просто ваше имя попало в криминальную сводку. Ведь сейчас все хранится в компьютерной базе. Вы, как опытный хакер, должны это знать. Достаточно ввести имя и тут же получишь всю информацию, связанную с ним.

— Никакой я не хакер. И давно этим не занимаюсь. Вероятно, тот протокол, где упоминается мое имя, касается совсем другого Генри Пирса. Я не по...

— Не думаю. Кестер-авеню в Шерман-Оукс? У вас ведь была сестра по имени Изабелл?

Пирс похолодел, пораженный, что Реннер обнаружил его причастность и к этому событию.

— Жертва убийства 19 мая 1988 года.

Пирс лишь молча кивнул. У него было такое ощущение, будто он услышал страшную семейную тайну из уст незнакомца или с его кровоточащей раны неожиданно сползла повязка.

— Установлено, что убийство — дело рук серийного киллера по прозвищу Кукольник, настоящее имя Норман Черч. Дело закрыто в сентябре 1999 года, когда он погиб в перестрелке.

«Дело закрыто», — подумал Пирс. Словно Изабелл была всего лишь канцелярской папкой, которую захлопнули, сунули в пыльный ящик и навсегда забыли.

Оторвавшись от грустных размышлений, Пирс снова взглянул на Реннера.

— Да, это моя сестра. Что вас интересует? Как это связано с темой нашего разговора?

Реннер немного подождал, словно в чем-то засомневался, и на его усталом лице появилась слабая улыбка.

— Мне кажется, что связано очень прочно и одновременно никак не связано.

— Не улавливаю смысла.

— А смысл есть. Ведь она была старше вас?

— На несколько лет.

— Насколько я понимаю, она убежала из дома. И вы ее разыскивали, не так ли? Поскольку эта информация с компьютера, значит, так оно и было. Той ночью вы вместе с отцом...

— Отчимом.

— Хорошо, отчимом. Он послал вас в один из этих заброшенных домов, поскольку вы были ребенком. А в таких убежищах беспризорники, как правило, от своих сверстников не бегают. Именно так отмечено в протоколе. Там же говорится, что вы ее не нашли. И никто не нашел до тех пор, когда было уже слишком поздно.

Сцепив руки, Пирс оперся грудью на стол.

— Послушайте, какое это имеет отношение к тому, о чем мы здесь говорили? Я был бы крайне признателен, если бы вы наконец закончили свой бесконечный допрос.

— А связь здесь очень простая, мистер Пирс. Получается, что вы когда-то уже разыскивали пропавшую девушку, поэтому и не стоит удивляться, как энергично вы взялись за поиски незнакомой Лилли. Понимаете, куда я клоню?

— Нет, — произнес Пирс, удивившись своему сдавленному голосу.

Реннер кивнул.

— Ладно, мистер Пирс, пока можете идти. Но позвольте быть с вами откровенным: я далек от мысли, что вы поведали мне всю правду. Моя работа в том и состоит, чтобы разобраться, когда люди лгут, а когда говорят правду. Мне кажется, что либо вы лжете, либо скрываете что-то, а может, сразу и то и другое. Но знаете, я не слишком переживаю по этому поводу, поскольку такие факты рано или поздно неизбежно всплывут. Я умею не торопить события, мистер Пирс. Согласен, я продержал вас здесь слишком долго. Тем более такого образцового и добропорядочного гражданина, как вы. Но это потому, что я делаю все тщательно и обдуманно. И довольно скоро у меня в руках будет полная картина событий. Обещаю вам. А если удастся высветить некоторые важные фрагменты этой картины, которые вы пытались затушевать, это доставит мне дополнительное удовольствие. Надеюсь, вы понимаете, о чем я говорю?

Реннер поднялся со стула.

— Я обязательно познакомлюсь с этими фотографиями на веб-сайте. На вашем месте, мистер Пирс, я бы сразу направился в новую квартиру на Оушен-уэй. И оставался там, держась от всего этого подальше.

Встав из-за стола, Пирс неловко обошел вокруг Реннера и направился к выходу, но неожиданно кое-что вспомнил.

— А где моя машина?

— Машина? Полагаю, там, где вы ее оставили. Подойдите к диспетчеру. Он вызовет для вас такси.

— Большое спасибо.

— Спокойной ночи, мистер Пирс. Я обязательно с вами свяжусь.

Пирс посмотрел на часы: было уже полпервого ночи. Он понимал, что ему надо опередить Реннера и переговорить с Робин, но ее телефон остался у него в записной книжке, а та была в машине.

Добравшись до охранника у выхода, он вдруг вспомнил, что у него совсем не осталось денег. Ведь все до последнего доллара он выложил Робин. Он на секунду задумался.

— Вам помочь, сэр? — спросил полицейский, заметивший его нерешительность.

— Нет, все в порядке.

Пирс быстро повернул к выходу и зашагал в сторону от полицейского участка. Уже на бульваре он припустил энергичной трусцой, направляясь в сторону пляжа.

Глава 16

Подходя к своей машине, стоявшей в конце аллеи, Пирс заметил, что дом Лилли Куинлан по-прежнему оставался в центре полицейской активности. Нижняя часть аллеи была занята служебными автомобилями, а установленные на их крышах прожектора ярко освещали весь дом. У входа он увидел Реннера, который обсуждал что-то со своим коллегой, имени которого Пирс не мог вспомнить. Вероятно, Реннер сразу направился по этому адресу и либо не заметил Пирса по пути, либо просто не захотел подбросить. Пирс больше склонялся ко второму варианту. Полицейский не мог не заметить одинокого бегуна, который в полной выкладке совершает полуночную пробежку. Значит, Реннер намеренно проехал мимо.

Остановившись, а может, просто скрываясь, за своей «БМВ», Пирс попытался немного остыть и восстановить дыхание. Через несколько минут Реннер с напарником зашли в дом. Дождавшись этого, Пирс нажал кнопку дистанционного управления на брелке — щелкнул дверной замок.

Он скользнул на сиденье и тихо прикрыл дверцу. Чтобы найти ключ зажигания, ему пришлось перебрать в темноте все ключи на связке. И тут до него дошло, что свет в салоне выключен. А ведь он должен сразу зажигаться, как только открывается дверца. Нащупав кнопку выключателя, Пирс нажал ее, но ничто не изменилось. Тогда он нажал еще раз, и верхний плафон наконец зажегся.

Выпрямившись, Пирс машинально взглянул на верхний светильник и задумался. Он знал, что внутреннее освещение имеет три режима, которые переключаются нажатием кнопки на потолке. Первая позиция соответствует варианту, при котором свет зажигается, как только открывается дверца, и горит пятнадцать секунд или до момента включения зажигания. Во второй позиции свет горит постоянно, даже при закрытой дверце. И наконец, в третьем варианте свет в салоне выключен постоянно.

Пирс помнил, что всегда оставлял верхний переключатель в первой позиции, поэтому салон должен был осветиться, как только он сел в автомобиль. Но в данный раз этого не произошло. Значит, переключатель находился в третьем положении, поэтому, когда Пирс нажал кнопку, свет не зажегся из-за уже закрытой дверцы. И лишь после второго нажатия — после перевода выключателя во второй режим — салон осветился изнутри.

Открывая и закрывая дверцу, Пирс провел полный цикл переключений и убедился в справедливости своих теоретических выкладок. Главный вывод сводился к тому, что в его отсутствие кто-то залез в машину и сбил переключатель.

Неприятно озадаченный своим открытием, Пирс протянул руку между передних сидений, вытащил лежавший на полу рюкзак, открыл его и тщательно проверил содержимое. Слава Богу, все блокноты были на месте, и вроде бы ничего не пропало.

Открыв бардачок, он заглянул внутрь и тоже не заметил никаких следов обыска. Однако Пирс был уверен, что в машине кто-то побывал.

Пожалуй, самой ценной вещью в салоне был сам кожаный рюкзак, но его не взяли. Из этого оставалось заключить, что в машину забирались не с целью грабежа. Тогда понятно, почему она заперта. Обычные машинные воришки, как правило, не соблюдают подобных приличий.

Еще раз взглянув в сторону ярко освещенного дома, Пирс понял, что случилось. Реннер. Полиция. Это они шмонали его машину. В этом он был уверен.

Утвердившись в этом выводе, теперь Пирс подумал о том, как им удалось проникнуть в салон и почему они допустили такой непростительный для профессионалов промах с выключателем. Ну, попасть они могли через окно с помощью полицейской отмычки. А после этого дважды нажали верхнюю кнопку и выключили свет, чтобы их не было видно снаружи.

При втором варианте «исследователь» залез в машину, а когда через положенное время свет в салоне вырубился, он нажал кнопку, чтобы опять включить освещение. Закончив обыск, он снова нажал выключатель, переведя его в то самое положение, которое и застал Пирс.

Почему-то Пирс отдавал предпочтение второму варианту. Собственно говоря, не суть важно. Он подумал о Реннере, который сейчас находился в доме. Теперь ему стало понятнее, почему детектив не подбросил его сюда. Он хотел сначала обыскать его машину, поэтому заставил Пирса добираться своим ходом, а сам поспешил сюда.

Проводить такой несанкционированный обыск полицейские не имели права, но особого раздражения по этому поводу Пирс не испытывал. Он знал, что в машине нет ничего такого, что могло бы скомпрометировать его в причастности к исчезновению Лилли Куинлан или иному преступлению. Он подумал, что Реннер, должно быть, здорово расстроился, когда ничего не обнаружил в его машине.

— Утрись, мерзавец, — довольно произнес Пирс.

Уже собираясь включить движок, он заметил, как из дома выносят объемистый матрас. Два человека — как он полагал, из отдела криминалистики — осторожно прошли через дверь со своим увесистым грузом, направляясь к автофургону с надписью «Отдел криминалистики полицейского управления Лос-Анджелеса».

Матрас был обернут толстой пластиковой пленкой, которая напоминала занавеску из душа. Сквозь прозрачную пленку отчетливо проглядывало большое темное пятно, расплывшееся в самом центре матраса. Увиденная картина угнетающе подействовала на Пирса — словно перед ним мелькнул дорожный щит с напоминанием, что он опоздал и не сумел помочь бедняге Лилли.

Матрас был слишком велик, чтобы поместиться в автофургоне, поэтому его надежно привязали к багажнику на крыше. Пирс удивился, насколько прочна пластиковая пленка, чтобы сохранить в целости столь важное вещественное доказательство.

Оторвав взгляд от фургона, он заметил Реннера, стоявшего в дверном проеме и смотревшего в его сторону. Ощутив его пристальный взгляд, Пирс включил двигатель и тронулся с места. Из-за того что почти вся аллея была занята служебными машинами, до самого выезда на шоссе он двигался задним ходом и только там смог наконец развернуться, направляясь в сторону своего дома.

Добравшись за десять минут до квартиры, Пирс сразу взялся за телефонную трубку и успел заметить, что на автоответчике есть сообщения. Но перед тем как их прослушать, он нажал кнопку автоматического дозвона, поскольку помнил, что в последний раз звонил именно Робин. Но сразу услышал голос автоответчика — либо она отключила телефон, либо уже беседовала с кем-то.

— Робин. Это я, Генри Пирс. Понимаю, я тебя здорово разозлил, но прошу внимательно меня выслушать. После того как ты уехала, я обнаружил, что входная дверь в доме Лилли открыта. Там я застал домовладельца, который прибирал квартиру. Мы нашли на кровати большое пятно, похожее на засохшую кровь, и вызвали полицию. Мне довольно долго удавалось скрывать от них твое...

В этот момент раздался сигнал об окончании записи, и связь оборвалась. Пирс снова нажал кнопку автоматического набора, чертыхаясь, почему она так мало времени отвела на запись сообщений. На этот раз, судя по коротким гудкам, линия была занята.

— Проклятие!

Он еще раз набрал тот же номер, но телефон был занят. Раздосадованный, Пирс взял трубку, стремительно пересек спальню и вышел на балкон. Морской бриз приятно охлаждал разгоряченное тело. На колесе обозрения еще вспыхивали огоньки, хотя парк уже давно закрылся на ночь. Пирс снова нажал кнопку автодозвона. В этот раз послышался длинный гудок, и почти сразу трубку взяла Робин. Голос у нее был заспанный.

— Робин?

— Да. Генри?

— Не вешай трубку. Я оставил для тебя сообщение...

— Знаю. Я сейчас его прослушала, А мое ты получил?

— Твое? Нет. Я только что вернулся домой и почти весь вечер провел в полиции. Слушай, я знаю, что уже порядком тебе надоел, но хочу предупредить: копы собираются переговорить с тобой. Во время допроса я долго пытался оставить тебя в тени и скрывал, что ты мне показала это место. Но после того как они заинтересовались, откуда я узнал, что Лилли приехала из Тампы и там живет ее мать, мне пришлось соврать, что это ты мне рассказала. У меня не оставалось другого выхода. Но не думаю, что из-за этого у тебя возникнут проблемы. Ведь все равно ваши страницы на веб-сайте связаны между собой. И рано или поздно они вышли бы на тебя.

— Ладно, все в порядке.

Пирс даже на мгновение замолчал, удивившись такой спокойной реакции.

— Я рассказал им, будто убедил тебя, что собираюсь разыскать Лилли и выяснить, что с ней случилось, а ты поверила мне и сообщила кое-какие, подробности.

— Знаешь, а ведь ты меня совсем не убедил, именно поэтому я позвонила тебе и оставила сообщение. Хорошо, что у меня есть АОН, на котором я нашла твой номер. Так вот, я хочу сказать, что сожалею о случившемся там, на аллее. В общем, все выглядело не слишком хорошо.

— Пусть это тебя не заботит.

— Что ж, благодарю.

Пару секунд оба молчали.

— Послушай, — проговорил Пирс. — Этот матрас в ее квартире... На нем было море крови. Не знаю, что там случилось с Лилли, но если она собиралась выйти из вашего бизнеса и заняться учебой... Понимаю, ты боишься Билли Венца, но тебе стоит крепко задуматься, Робин. Чем бы ты ни занималась, будь осторожна.

Она ничего не сказала.

— Тебе лучше уйти от него и завязать с этим делом. Но когда ты решишься, не говори об этом ни одной живой душе. Просто исчезни, чтобы никто из них не узнал куда. Думаю, в этом и состояла ошибка Лилли. Она, очевидно, поделилась планами с Венцем или кем-то другим, и те решили непременно удержать ее.

— Так ты считаешь, что это он сделал? Лилли ведь зарабатывала для него кучу денег. Зачем бы ему...

— Пока трудно сказать. Не знаю, что и думать. Очевидно, это совершил человек, знавший ее раньше — еще до того, как вы с ней познакомились. Возможны разные варианты. Я видел в ее квартире довольно странные вещи: всякие хлысты, маски и прочую утварь из той же серии. Кто знает, что с ней случилось, но это вполне мог быть и Венц, решивший предупредить всех остальных, что от него так просто не уходят. И хочу сказать тебе, Робин, что мир, в который ты попала, смертельно опасный. Тебе надо побыстрее выбираться из него, но следует соблюдать дьявольскую осторожность.

Робин молчала, а Пирс чувствовал, что убеждает ее в том, о чем она и без него знает. Ему даже показалось, что она плачет, хотя и не был уверен.

— С тобой все в порядке?

— Да, — ответила Робин. — Но не все так просто, ты ведь понимаешь. Это на словах легко — покончить с этим бизнесом и вернуться в нормальный мир. Да и что, кроме этого, я умею делать? А здесь я неплохо зарабатываю. Так мне нигде платить не будут. Ты предлагаешь устроиться в «Макдоналдс»? Да меня скорее всего просто не примут на работу. И что мне написать в резюме — что последние два года работала шлюхой?

Пирс не ожидал, что разговор примет такой оборот. Он покинул балкон и вернулся в гостиную. Здесь стояли два кожаных стула с высокими спинками, но он предпочел свое привычное место на старом диване.

— Робин? Я даже не знаю твою фамилию.

— Лапорт. Кстати, и зовут меня не Робин.

— А как?

— Мое настоящее имя Люси.

— Что ж, мне это больше по вкусу. Люси Лапорт. Да, мне это нравится. Неплохо звучит.

— Мне пришлось все отдать этим людям. И я решила оставить себе хотя бы имя.

— Вот что... Люси, если позволишь так тебя называть. Не теряй мой номер телефона. И когда все-таки соберешься уйти от них, позвони мне, и я что-нибудь придумаю. Уверен, я смогу тебе помочь. По поводу денег, работы, жилья — все, что понадобится, — просто позвони, и я сделаю. Все, что смогу.

— Ты ведь делаешь это из-за своей сестры, не так ли?

Пирс задумался перед тем, как ответить.

— Не знаю, наверное.

— Это не важно. В любом случае спасибо, Генри.

— Люси, мне кажется, я сейчас просто рухну в постель. Слишком долгий день, и я ужасно вымотался. Прости, что разбудил.

— Ничего. Спокойной ночи.

Наконец Пирс решил проверить полученные сообщения. Всего таких сообщений было пять. Вернее, три для Лилли, и только два для него. Ее сообщения Пирс сразу стер и начал с послания, которое прислал Чарли.

«Просто хотел узнать, как там сегодня дела в лаборатории и удалось ли тебе проверить патентные заявки. Если возникнут какие-то проблемы, нам надо их обсудить в ближайший понедельник, чтобы успеть все исправить...»

Пирс стер и это сообщение. Заявки на патентование он собирался просмотреть утром в воскресенье. Тогда и позвонит Чарли.

В завершение он прослушал сообщение от Люси Лапорт.

«Привет, это Робин. Я просто хочу сказать, что сожалею о том, что наговорила тебе при расставании. Я была вне себя от злости на весь этот мерзкий мир. На самом деле меня тоже тревожит судьба Лилли, и хотелось бы, чтобы с ней все обошлось. Возможно, я вела себя так, потому что мечтаю, чтобы в мире был человек, так же заботящийся обо мне самой. Позвони мне как-нибудь, если захочешь. Обещаю, в следующий раз я не заставлю тебя покупать этот дурацкий десерт. Пока».

Еще не зная почему, Пирс сохранил это сообщение и щелкнул кнопкой, выключив автоответчик. Он подумал, а вдруг захочет еще раз прослушать ее послание. Пирс несколько минут размышлял о Люси, машинально постукивая трубкой по подбородку. Сквозь ее хрипловатый голос отчетливо пробивалась теплая искра надежды, смешанная с горьким осознанием того, как трудно ей будет вернуться в этот мир. Он припомнил, как она выразилась по поводу чужого ей имени Робин и что имя Люси она оставила для себя.

«Мне пришлось все отдать этим людям. И я решила оставить себе хотя бы имя».

Пирсу вспомнился тот давний день, когда у них в гостиной сидел следователь, беседовавший с матерью и отчимом. И его родной отец тоже там присутствовал. Детектив сообщил им, что Изабелл, когда встречалась на улице с мужчинами, нанимавшими ее за деньги, представлялась другим именем. Кажется, Эйнджел.

Пирс понимал, что Реннер довольно метко зацепил его за самое чувствительное место. Те давние события были не так уж далеки от того, что произошло с Лилли Куинлан. Воспоминания о них, словно пузырьки со дна водоема, поднимались к самой поверхности. И фактически в желании разыскать Лилли, а может, даже спасти ее Пирсом руководило то давнее стремление найти и выручить из беды родную сестру.

Он подумал, какой же это одновременно ужасный и удивительный мир. И то, что люди делают друг с другом, а чаще всего сами с собой. И еще ему пришло в голову, что, вероятно, это и была одна из причин, по которой он добровольно запер себя в стенах лаборатории. Чтобы отгородиться от внешнего мира, не знать и не думать о таких безрадостных вещах. В лаборатории все было просто и ясно. Все поддавалось измерению и расчету. Научную теорию можно было опробовать и подтвердить или опровергнуть. Никаких полутеней. Абсолютная определенность.

У Пирса вдруг появилось страстное желание поговорить с Никол, рассказать ей, что за два последних дня он понял кое-что такое, чего не знал раньше. То, что трудно передать словами, но от чего болело в груди. Ему захотелось поведать ей, что он больше не собирается гоняться за монеткой и, насколько он понял, все это время сама монетка преследовала его.

Пирс снова взял трубку и набрал номер Никол. Ее старый номер на Эмэлфи-драйв. Она подняла трубку после третьего сигнала. Голос у нее был вполне бодрый, хотя он знал наверняка, что она уже спала.

— Никол, это я.

— Генри... что случилось?

— Понимаю, сейчас поздно, но мне...

— Нет-нет... мы уже все обсудили. И ты обещал мне, что не будешь к этому возвращаться.

— Я помню. Но мне надо поговорить с тобой.

— Ты выпил?

— Нет, просто хочу тебе кое-что сказать.

— Сейчас середина ночи, и вряд ли стоит этим заниматься.

— Сейчас самый раз. Разреши, я все объясню...

— Нет, Генри, нет. Я уже засыпаю. Если хочешь поговорить, позвони завтра. А теперь до свидания.

Никол положила трубку. Пирс был в замешательстве и почувствовал, как кровь прилила к голове. Только что он отважился на то, чего до этой ночи никогда бы себе не позволил.

Громко вздохнув, Пирс встал с дивана и подошел к окну. К северу от причала он увидел длинную цепочку электрических огней, тянувшуюся вдоль Тихоокеанского шоссе. На фоне ночного неба едва угадывались острые контуры горных хребтов. По могучему шуму прибоя Пирс чувствовал близость не видимого в темноте океана.

Он ощущал себя подавленным и невероятно усталым. Его мысли хаотически перескакивали от Никол к незнакомой женщине по имени Лилли и ее таинственной судьбе. Всматриваясь в кромешную тьму за окном, Пирс заклинал себя не забыть своих обещаний, данных Люси. Как только она отважится на окончательный разрыв со своим темным бизнесом, он обязан быть рядом и помочь ей. И это нужно не столько Люси, сколько ему самому. И кто знает, подумал Пирс, может, это будет самое лучшее, что от него останется в этом мире.

В тот момент, когда он смотрел из окна на прибрежный парк, огни на колесе обозрения погасли. Пирсу показалось это символичным, и он вернулся в гостиную. Сидя на диване, он снова взял телефон и перед тем, как лечь спать, прослушал записанное сообщение Люси.

У Пирса еще не было ни простыней, ни одеял, ни подушек, поэтому он просто бросил на новый матрас спальный мешок и залез в него. Тут он вдруг вспомнил, что за день ни крошки не брал в рот. И также впервые сообразил, что почти целый день провел вне стен лаборатории. Засыпая, он продолжал составлять план своих действий на завтра — вернее, уже на сегодня, — когда проснется.

Вскоре Пирс видел во сне темный коридор, по обеим сторонам которого располагались комнаты с распахнутыми дверьми. Проходя по коридору, он по очереди заглядывал в каждую. Все они напоминали стандартные номера в отеле — с кроватью, тумбочкой и телевизором. Все комнаты были кем-то заняты. Большая часть обитателей была Пирсу незнакома, но никто не обращал на него внимания. В основном это были семейные пары, которые обсуждали что-то, занимались любовью или плакали. За одной дверью он увидел своих родителей, хотя здесь они были старше, чем когда уже развелись. Они как раз одевались, собираясь на какую-то вечеринку.

Пройдя дальше по коридору, Пирс заглянул в следующую комнату, где увидел детектива Реннера. Тот в одиночестве бродил вокруг кровати. Простыни и покрывала с постели были сброшены на пол, а на матрасе виднелось засохшее кровавое пятно.

Пирс двинулся дальше и в следующей комнате обнаружил Лилли Куинлан, которая лежала на кровати неподвижно, словно манекен. В спальне было темно. Со своего места Пирс не мог рассмотреть телевизионное изображение, он лишь видел голубые блики на мертвом лице Лилли. Он сделал шаг, чтобы войти в комнату, как вдруг Лилли повернула голову и взглянула на него. Потом улыбнулась, Пирс улыбнулся ей в ответ и обернулся, чтобы закрыть за собой дверь, но заметил, что никакой двери не было. А когда снова посмотрел на Лилли, чтобы получить объяснение, ее там уже не было. Лишь в темноте холодно мерцал пустой экран телевизора.

Глава 17

В воскресенье ровно в полдень Пирса разбудил телефонный звонок. Мужской голос прохрипел в трубку:

— Поговорить о Лилли еще не очень рано?

— Наоборот, приятель, слишком поздно, — ответил Пирс, повесил трубку и взглянул на часы.

Он подумал про сон, который видел этой ночью, попытался, расшифровать его, но тут же тяжело вздохнул, припомнив реальные события вчерашнего вечера. И этот чертов звонок, которым он разбудил Никол после полуночи. Выбравшись из спального мешка, Пирс для начала принял горячий душ, продолжая размышлять, не позвонить ли ему бывшей подруге и не извиниться ли перед ней. Даже обжигающие водяные струи не избавили его от неловкости. Пирс решил, что лучше все оставить как есть и не пытаться еще раз объясниться. И он постарался выкинуть эту неприятную мысль из головы.

Пока он одевался, его желудок громко заявил о своей потребности в еде, но на кухне ничего не оказалось. Наличных у Пирса не было, а по карточке в банкомате деньги можно теперь получить только в понедельник. Он прикинул, что можно было бы сходить в ресторан или гастроном и расплатиться там по кредитной карте, но это отняло бы слишком много времени. Постепенно Пирс избавился от воспоминаний о неудачном звонке Никол, а горячий душ заглушил желание копаться в судьбе Лилли Куинлан, и он решил предоставить это дело полиции.

Пора было вплотную заняться работой. Пирс понимал, что дальнейшая отсрочка намеченных планов может поставить под удар все предыдущие достижения «Амедео текнолоджиз».

В час дня Пирс уже входил в офис «Амедео текнолоджиз». Холодно кивнув охраннику у входа, он не обратился к нему по имени. Этот сотрудник, которого недавно нанял Клайд Вернон, вел себя по отношению к Пирсу подчеркнуто официально, и тот был рад ответить тем же.

На столе у Пирса стоял бумажный стаканчик из-под кофе, в который он сбрасывал лишнюю мелочь. Всякий раз перед началом работы он оставлял рюкзак на столе, брал стакан с монетами и спускался по лестнице на второй этаж, где в буфете работал автомат по продаже безалкогольных напитков и легких закусок. Пирс почти опустошил стакан, купив две банки кока-колы, пару пакетов с чипсами и пачку печенья. Потом открыл стоявший рядом холодильник, чтобы проверить, не осталось ли там чего съестного. Но поживиться было нечем. Как правило, накануне выходных бригада уборщиц освобождала и мыла холодильник.

Один пакет с чипсами Пирс прикончил еще по дороге в кабинет. Он тут же открыл следующий, откупорил банку с колой и сел за стол. Потом вытащил из сейфа под столом пачку заявок на патентование. Джейкоб Кац был классным юристом по вопросам патентования, однако всегда требовал, чтобы кто-то из ученых перечитал подготовленные им введения и аннотации. Последним свою подпись на проверенных документах всегда ставил Пирс.

Все патенты, полученные Пирсом и «Амедео текнолоджиз» за последние шесть лет, касались разработок сложных молекулярно-биологических композиций с заданными свойствами. Ключ к будущим нанотехнологиям лежал в получении наноструктур, которые могли с абсолютной точностью копировать и воспроизводить подобные информационно-молекулярные схемы. Именно таким с самого начала Пирсу виделся путь «Амедео» к созданию молекулярных компьютеров.

В стенах этой лаборатории Пирс и члены его команды спроектировали и создали широкий спектр сложноструктурных молекулярных переключателей, которые благодаря точно найденным механизмам взаимодействия успешно выполняли функции логических фильтров, обязательных элементов любого компьютера. Большая часть их изобретений касалась либо этой ключевой области, либо создания ОЗУ. Остальные же патенты относились к методам получения мостиковых молекул, молекулярно-кристаллических углеродных проводников, которые должны были в один прекрасный день связать между собой сотни тысяч нанопереключателей и элементов памяти в единую компьютерную схему размером с маленькую монетку, которая по мощности превзойдет любую из современных ЭВМ на кремниевых микросхемах.

Перед тем как начать просмотр новой серии патентных заявок, Пирс откинулся на спинку стула и взглянул на стену позади монитора. Там висел шутливый рисунок, изображавший его с микроскопом в руках. Лошадиный хвост у него на голове развевался, а глаза были удивленно выпучены, словно он только что совершил фантастическое открытие. Подпись под карикатурой гласила: «Хортон слышит вас!»

Это был подарок от Никол. Она заказала рисунок уличному художнику на набережной после того, как Пирс поведал ей об одной из своих любимых историй, которые им с сестрой в детстве рассказывал отец. Еще когда родители не развелись, а отец не перебрался в Портленд, где у него появилась новая семья. И когда с Изабелл было все в порядке.

В то время его любимой книгой была фантастическая повесть Доктора Суса «Хортон слышит вас!». Это была история про слона, который обнаружил целый мир живых существ в крошечной пылинке. Тот самый наномир, о котором тогда никто не имел представления. До сих пор многие отрывки из той книги Пирс помнил наизусть, и они часто всплывали у него в голове по ходу работы.

В этой повести обитатели джунглей изгоняют Хортона из леса, считая, что он их просто дурачит. Больше всего ему достается от обезьян из банды лесных мошенников, но в конце концов он спасает от них крохотный мир своих друзей и доказывает всем остальным, что даже такие микроскопические создания имеют право на существование.

Открыв пакет с печеньем, Пирс проглотил сразу две штуки, надеясь, что сахар подпитает его мозги и поможет сосредоточиться.

Просмотр заявочных материалов, как обычно, вызвал у него волнение и радостное предчувствие. Эта пачка бумаг должна еще больше повысить авторитет «Амедео» среди конкурентов, а науку в целом поднять на новый уровень. Пирс заранее знал, какой переполох вызовет эта информация в мире нанотехнологий. Он даже улыбнулся, представив реакцию конкурентов, когда их информационные службы скопируют несекретные разделы этих заявок или прочтут в научных журналах о формулах, разработанных в рамках проекта «Протей».

Эти заявочные материалы должны защитить их права на новый тип клеточных преобразователей энергии, необходимых для создания молекулярных компьютеров. В аннотации к первой заявке, которая была изложена максимально общедоступным языком, «Амедео» претендует на приоритет в разработке системы энергопитания биологических роботов, которые будут контролировать кровяные потоки в человеческом организме и бороться с патогенными факторами, угрожающими жизни и здоровью.

Все эти разработки они объединили под общим названием «Протей», взятым из кинофильма «Фантастическое путешествие». В этой картине, снятой еще в 1966 году, команда врачей забирается в подводную лодку «Протей», которая в результате обработки специальными лучами сжимается до микронных размеров и затем внедряется в человеческое тело для обследования сосудов и удаления тромба из головного мозга неоперабельного пациента.

Эта научно-фантастическая повесть с волшебными лучами и прочими выдумками в целом была обычным плодом художественного воображения, однако сама идея активной борьбы с болезнями и патогенными нарушениями не снаружи, а изнутри — с помощью клеточных роботов — неплохо перекликалась с перспективами, которые открывались научными достижениями проекта «Протей».

Применение молекулярных чипов для диагностики и лечения было, несомненно, самым волнующим и социально значимым направлением в области нанотехнологий. Открывавшиеся при этом возможности успешной борьбы с такими смертельными болезнями, как рак и СПИД, намного превосходили по своему масштабу простой количественный скачок в быстродействии и миниатюризации. Внедрение в организм таких крошечных приборов, способных мгновенно отслеживать, фиксировать и устранять патогенные изменения путем оперативного химического воздействия, станет для всего человечества священной чашей Грааля, полученной из рук ученых.

Хотя уже несколько исследовательских групп нащупали пути создания молекулярных ОЗУ и интегральных цепей, однако перевод этих разработок из теоретической плоскости в область практического использования сдерживался самым узким участком — проблемой источников питания. Для крошечных молекулярно-компьютерных «подлодок» был нужен двигатель нового типа — надежный, сверхминиатюрный и совместимый с иммунной системой.

После бесконечной серии экспериментов Пирс и его главный специалист по вопросам иммунологии, Ларраби, сумели наконец отыскать довольно простую и вместе с тем чрезвычайно надежную формулу. Используя клетки человеческого организма — в данном случае для опытов были взяты клетки Пирса, помещенные в питательную среду и репродуцированные в инкубаторе, — двое ученых подобрали комбинацию белков, которые срастались с этими клетками и служили генераторами, преобразующими биохимические реакции в электрические импульсы. Расчеты показали, что вырабатываемой энергии должно хватить для работы молекулярно-органических наночипов. При этом отпадет необходимость во внешних источниках питания, а сами устройства будут полностью совместимы с иммунной системой организма.

Формула «Протея» была довольно проста, в чем и заключалось ее главное преимущество и одновременно научное изящество. Пирс легко мог представить, что уже в ближайшее время все экспериментальные исследования в области нанотехнологий будут базироваться именно на этой формуле. И если еще недавно всем казалось, что до практического применения молекулярных наночипов дело дойдет не раньше, чем лет через двадцать, то теперь эта цель стала чуть не вдвое ближе.

Это открытие, сделанное всего три месяца назад — в разгар разборок Пирса с Никол, — оказалось одним из самых значительных событий в его жизни.

— "Это здание для вас выглядит довольно скромным, — прошептал Пирс отрывок из любимой книги, продолжая просматривать патентные заявки. — Но с нашим ростом небольшим оно кажется огромным".

Именно так писал Доктор Сус.

Пирс остался вполне доволен просмотренными материалами. Как всегда, Кац отлично выполнил свою работу, сумев в аннотациях к каждому патенту адекватно передать научную терминологию общедоступным языком. Однако внутри каждой заявки имелись соответствующие научные выкладки, диаграммы и формулы. Эти страницы, написанные самим Пирсом и Ларраби, были многократно обоими проверены.

Пакет заявок, на взгляд Пирса, был хорошо подготовлен и вполне заслуживал дальнейшего продвижения. Он даже немного разволновался, понимая, что выпуск в свет такого мощного патентного материала в области нанотехнологий неизбежно приведет к заметному резонансу в научной среде и вызовет интерес инвесторов. Они планировали вначале познакомить со своим изобретением Мориса Годдара и заручиться его поддержкой, а уж потом приступить к официальному патентованию. Если все пройдет удачно, Годдар сообразит, что ему предоставляется отличный шанс занять место в лидирующем экипаже и стать главным финансистом всего проекта.

Пирс и Чарли Кондон тщательно расписали сценарий предстоящей презентации. Годдару надо будет как следует представить это открытие. Он сам должен «пощупать» его и даже заглянуть в туннельный электронный микроскоп, после этого у него будет двадцать четыре часа на принятие окончательного решения. В результате Пирс рассчитывал получить минимум двенадцать миллионов долларов на три года. Этого будет достаточно для сохранения лидерства. А взамен он собирается предложить Годдару десять процентов от будущей прибыли компании.

Набросав благодарственную записку Джейкобу Кацу, Пирс приклеил желтый листок на папку с патентными заявками по проекту «Протей» и убрал все материалы в сейф. Надо будет послать их в контору Каца, располагавшуюся в Сенчури-Сити, но обязательно с посыльным. Никаких факсов или электронных сообщений.

Он довольно потянулся, кинул в рот еще одно печенье и посмотрел на часы. Было уже два пополудни. Прошел час, как он появился в своей конторе, а ему показалось, что всего минут десять. От результатов проверки Пирс испытывал удовлетворение и даже легкое возбуждение. Он решил воспользоваться таким приливом энергии и не мешкая отправился на свое рабочее место — в лабораторию. Уходя, Пирс забрал со стола остатки печенья.

— Свет.

Он уже вышел в полутемный коридор, собираясь прикрыть за собой дверь, когда зазвонил телефон. Пирс вернулся, снова включил свет и взял трубку.

Лишь у немногих был его прямой телефон в офис, в том числе у Никол. Пирс быстро обогнул стол и взглянул на дисплей АОН. Там горела надпись «Частный звонок», и он понял, что это не Никол, иначе обязательно высветилось бы ее имя. Немного помешкав, Пирс вспомнил, что его рабочий телефон известен Коуди Зеллеру, и снял трубку.

— Мистер Пирс? Это был не Зеллер.

— Слушаю.

— Это Филип Гласс. Вы мне вчера звонили?

Пирс совсем забыл про частного детектива.

— Да-да. Спасибо, что позвонили.

— Я только сегодня прочел ваше сообщение. Чем могу быть полезен?

— Хотел бы поговорить насчет Лилли Куинлан. Она пропала. Насколько я знаю, ее мать наняла вас несколько недель назад. Она живет во Флориде.

— Да, но я больше не занимаюсь этим делом.

Пирс разговаривал, стоя у стола и опершись одной рукой на монитор.

— Понимаю. Но мне все-таки хотелось бы с вами побеседовать. Я получил согласие от Вивьен Куинлан. Если хотите, можете сами у нее проверить. У вас еще есть ее номер?

Гласс долго не отвечал, так долго, что Пирсу даже показалось, будто он повесил трубку.

— Мистер Гласс?

— Да, я здесь. Просто размышляю. Можете объяснить, почему вас все это так заинтересовало?

— Ну, мне хочется разыскать ее.

В трубке опять повисло томительное молчание, и Пирс понял, что у него довольно хлипкие шансы на беседу с этим сыщиком. Гласс определенно знал что-то, теперь Пирс не сомневался в этом и хотел обязательно с ним встретиться.

— Я друг их семьи, — соврал он. — И Вивьен попросила меня помочь в этом деле.

— Вы уже обращались в полицейское управление Лос-Анджелеса?

Пирс заколебался, почувствовав, что согласие Гласса на сотрудничество зависит от его ответа. Он быстро перебрал в памяти события минувшей ночи, прикидывая, известно ли о них Глассу. Реннер утверждал, что знаком с Глассом, и скорее всего захочет с ним связаться. Сегодня было воскресенье, и, вероятно, полицейский подождет со звонком до понедельника. А до этого времени Гласс о вчерашних событиях не узнает.

— Нет, — снова солгал он. — Насколько я понял из разговора с Вивьен, полиция не очень хочет заниматься этим расследованием.

— Кто вы, мистер Пирс?

— Что? Я не пони...

— На кого вы работаете?

— Ни на кого. Можно сказать, на себя.

— Вы случайно не ЧС?

— А что это такое?

— Ну давайте же, отвечайте.

— Я вас не пони... а, частный сыщик. Нет, как я уже говорил, просто приятель.

— Чем вы зарабатываете на жизнь?

— Я научный работник. Химик. Только не понимаю, при чем здесь...

— Можем увидеться сегодня. Но только не у меня в офисе. Я сегодня туда не собираюсь.

— Хорошо, тогда где? И когда?

— Ровно через час. Вы знаете это место в Санта-Монике, кафе «Катодный луч»?

— Если не ошибаюсь, это на Восемнадцатой улице? А как мы узнаем друг друга?

— У вас есть шляпа или что-нибудь в этом роде, чтобы нацепить на себя?

Выдвинув ящик письменного стола, Пирс порылся там и вытащил бейсбольную кепку, расшитую по краю ярко-синими буквами.

— На мне будет серая кепка, на которой синими нитками вышита надпись «Моли».

— Моли? Это такие мелкие вредные насекомые?

Пирс чуть не рассмеялся.

— Это сокращенно от «молекулы». «Боевые моли» — так называется студенческая команда по софтболу. Моя компания когда-то была ее спонсором, но это было давно.

— Значит, увидимся в «Катодном луче». Только, пожалуйста, приходите один. Если почувствую, что с вами кто-то есть или вы что-то задумали, то встреча не состоится.

— Задумал? Что вы...

Но Гласс уже повесил трубку, и Пирс говорил сам с собой.

Он тоже положил трубку и натянул на голову бейсболку. По дороге Пирс размышлял над теми довольно странными вопросами, которыми его осыпал частный детектив, особенно над его словами в конце разговора, и тем, каким тоном он их произнес. У Пирса создалось впечатление, что сыщик был чем-то сильно напуган.

Глава 18

В «Катодном луче» обычно собирались фанаты компьютерной техники — почти перед каждым на столе около кружки с кофе или молоком лежал либо ноутбук, либо электронный органайзер. Кафе работало круглосуточно, и у столиков были свои электрическая розетка, телефонный разъем и гнездо оптоволоконной связи для входа в Интернет. Отсюда был выход только на местных интернет-провайдеров, а вот мощные сервисные узлы в Санта-Монике, Голливуде и Уэстсайде были недоступны, также отсутствовала система корпоративного подключения. Но из-за своей дешевизны это кафе пользовалось популярностью у юнцов, зацикленных на всемирной компьютерной сети.

Пирс нередко бывал здесь и раньше, но то, что именно это кафе Гласс выбрал для встречи, удивило его. По телефону детектив показался ему человеком в годах, голос у него был надтреснутый и усталый. Если Гласс и в самом деле такой солидный, то на фоне завсегдатаев «Катодного луча» он будет смотреться довольно нелепо. А учитывая волнение, которое постоянно сквозило в его разговоре по телефону, это место выглядело еще более не подходящим для такой встречи.

Ровно в три часа Пирс вошел в «Катодный луч» и быстро осмотрел зал в поисках пожилого мужчины. Но никто не встал со своего места и даже не взглянул на него. Тогда он пристроился в очередь к стойке бара.

Покидая кабинет, Пирс проверил стаканчик-копилку на столе и высыпал остатки мелочи в карман. Стоя в очереди, он пересчитал монетки и прикинул, что хватит на средний бокал кофе и еще останется.

Получив кофе, обильно сдобренного сливками и сахаром, Пирс вышел на открытую веранду и занял пустой столик в самом углу. Он не спеша потягивал ароматный кофе, но прошло почти двадцать минут, прежде чем к нему подошел невысокий мужчина в черных джинсах и черной футболке. У него были гладко выбритое лицо и глубоко посаженные темные глаза. Детектив оказался намного моложе, чем представлял Пирс, ему можно было дать лет тридцать с небольшим. Кофе он брать не стал и направился сразу к столику Пирса.

— Мистер Пирс?

Тот протянул ему руку.

— Мистер Гласс?

Крепыш пододвинул стул и сел напротив Пирса, слегка наклонившись вперед.

— Если вы не против, хотел бы взглянуть на ваше удостоверение личности, — начал он.

Отодвинув кружку, Пирс полез в карман за бумажником.

— Неплохая идея, — произнес он. — А свое можете показать?

После того как оба убедились, что имеют дело с кем надо, Пирс откинулся на спинку стула и внимательно оглядел Гласса. У него было ощущение, будто крупного мужчину запихнули в несуразно маленькое тело. И этот здоровяк буквально выпирал из тесной оболочки. От этого кожа по всему телу натянулась, как на барабане.

— Хотите взять кофе, пока мы не начали наш разговор?

— Нет, я не употребляю кофеин.

Похоже, это он сказал просто для проформы.

— Тогда, полагаю, можем начать. Что это за боязнь привидений?

— Простите, не понял?

— Ну, все эти фразы типа «обязательно приходите один», и «чем вы зарабатываете на жизнь». Мне это показалось довольно странным.

Гласс кивнул, словно соглашаясь с Пирсом, и спросил:

— Так что вам известно о Лилли Куинлан?

— Мне известно, например, чем она зарабатывала на жизнь, если вы это имеете в виду.

— И чем же?

— Она была компаньонкой по найму. Давала объявления через Интернет. Еще я знаю, что она работала на парня по имени Билли Венц. Это своего рода компьютерный сводник. Ему принадлежит сайт, на котором Лилли разместила свою страничку. Полагаю, он использовал ее и в других местах — например, на порносайтах, и всякое такое. Не исключено, что Лилли участвовала и в садомазохистских аттракционах.

При упоминании имени Венца кожа на лице Гласса натянулась еще сильнее. Сложив руки на столе, он наклонился вперед.

— А вы сами беседовали с мистером Венцем?

Пирс отрицательно покачал головой.

— Нет, но я пытался. Как раз вчера я посетил контору «Зрелищных проектов» — так называется их «крыша». Я хотел с ним увидеться, но его не оказалось. Однако у меня такое чувство, будто я рассказываю вам то, что вы и так знаете. А ведь я здесь, чтобы спрашивать, а не отвечать на вопросы.

— Мне нечего вам рассказать. Моя специальность — розыск пропавших людей. А Вивьен Куинлан меня порекомендовал кто-то из полиции. Она заплатила мне за недельную работу, но Лилли я не нашел и ничего особенного по поводу ее исчезновения не узнал.

Пирс размышлял над услышанным. Даже он, дилетант, сумел раскопать немало нового всего за два дня. И он сомневался, что Гласс настолько глуп и неумел, как хочет показаться.

— Вы ведь знали о веб-сайте, не так ли? «Красотки Лос-Анджелеса»?

— Да, и выяснил, что она работает девушкой по найму. Это было нетрудно установить. Тем более что «Красотки» — один из самых популярных интернетовских сайтов.

— И вы нашли ее дом? Беседовали с домовладельцем?

— Нет.

— А как насчет Люси Лапорт?

— Насчет кого?

— На веб-сайте она фигурирует под именем Робин. Ее страничка рядом с объявлением Лилли.

— Ах, Робин. Ну да, я говорил с ней по телефону. Очень коротко. Она не слишком откровенна.

Пирс опять засомневался, а звонил ли он ей на самом деле. Люси наверняка упомянула бы в разговоре с ним о частном сыщике, который интересовался Лилли. И он решил обязательно проверить свою догадку с помощью Робин.

— А как давно вы звонили Робин?

Гласс передернул плечами.

— С месяц назад. В самом начале той недели, когда я взялся за это расследование. Она была одной из первых, кому я позвонил.

— Вы с ней встречались?

— Нет, было много других дел. И в конце той же недели миссис Куинлан отказалась мне платить за дальнейшее расследование. На этом все и кончилось.

— А что это за другие дела, о которых вы только что упомянули?

Гласс проигнорировал этот вопрос.

— Ну, а с Венцем вы разговаривали?

Гласс молча уставился в сложенные на столе ладони.

— Что же он вам поведал?

Наконец Гласс прочистил горло и медленно произнес:

— Выслушайте меня внимательно, мистер Пирс. Рекомендую вам держаться подальше от Билли Венца.

— Почему?

— Потому что это очень опасный человек. Вы забрались в ту область, о которой не имеете никакого понятия. У вас будут серьезные проблемы, если вовремя не одумаетесь.

— Похоже, именно это с вами и случилось? Возникли проблемы?

— Сейчас мы говорим не обо мне, а о вас.

За соседний столик сел молодой парень с кружкой охлажденного молока. Гласс обернулся и окинул его стеклянным взглядом. Не обращая внимания, тот достал из кармана компьютерный органайзер, открыл его и специальным карандашом стал выводить на мягком экране какие-то знаки.

— Я хотел бы узнать, что произошло при вашей встрече с Венцем, — продолжил Пирс.

Гласс расцепил руки и нервно потер ладони.

— А вы знаете...

Внезапно он осекся и замолчал. Пирс решил его подтолкнуть.

— Так что я должен знать?

— Знаете ли вы, что до сих пор единственная область, где Интернет действительно приносит бешеные прибыли, это так называемые развлечения для взрослых?

— Я слышал об этом. Но что...

— А то, что в нашей стране электронный секс приносит десятимиллиардные прибыли ежегодно. И большая часть этих услуг распространяется через Интернет. В этом бизнесе участвуют крупнейшие американские корпорации. Их предложения можно найти везде — в любом компьютере, в любом телевизоре. Взгляните на телерекламу и закажите себе секс по телефону через любую компанию. Или войдите во всемирную сеть и пригласите на вечер — на десерт к ужину — такую женщину, как Лилли Куинлан, которая уже через десять минут будет стоять у ваших дверей.

В голосе частного детектива ощущалась такая страстность, словно он был священником, выступавшим с воскресной проповедью.

— Знаете ли вы, что у Венца уже целая сеть подобных «Зрелищных проектов» по всей стране? Я посылал запрос. В среднем он имеет по пятьдесят тысяч баксов в каждом городе ежедневно. Его «Красоток» уже можно найти в Нью-Йорке, Лас-Вегасе, Майами, Сиэтле, Денвере... А к этим сайтам он, естественно, привязал порносайты на самый изощренный вкус — включая фетишизм и прочее. Да он...

— Мне все это хорошо известно! — оборвал его Пирс. — Но сейчас меня интересует судьба Лилли Куинлан. Какое конкретное отношение все это имеет к тому, что с ней случилось?

— Не знаю, — хрипло ответил Гласс. — Но главное, в чем я хочу вас убедить, это то, что за всем этим стоят колоссальные деньги. В общем, держитесь подальше от Билли Венца.

Пирс выпрямился и внимательно взглянул на него:

— Похоже, вас они уже убедили. И что, сильно напугали?

Гласс только покачал головой, показывая, что не хочет больше обсуждать эту тему.

— Забудем обо мне. Сегодня я пришел сюда, чтобы помочь вам. Предупредить, как близко вы подошли к огню. Подчеркиваю, не трогайте Венца. Держитесь от него подальше.

Пирс заметил в глазах сыщика предостережение и откровенный страх. У него не оставалось сомнений, что Венц каким-то образом сломал Гласса и отпугнул его от расследования исчезновения Лилли Куинлан.

— Ладно, — сказал Пирс. — Это мне решать.

Глава 19

Если до встречи с Глассом Пирс собирался вернуться в лабораторию, то теперь отказался от этой затеи, поскольку беседа с частным детективом заметно поколебала аргументы в пользу продолжения поисков, которые он сформулировал для себя всего час назад. Вместо этого Пирс отправился в универсам «Лаки-Маркет», расположенный на бульваре Оушен-парк и набрал там полную корзинку еды и других товаров первой необходимости, которых не хватало в его новой квартире. Потом расплатился за все кредитной карточкой и побросал многочисленные пакеты в просторный багажник «БМВ». И только добравшись до подземной стоянки в своем доме на «Песках», он сообразил, что ему придется сделать не менее трех поездок в лифте, чтобы переправить все покупки в квартиру. Пирс замечал, что многие соседи пользуются для этих целей сумками на колесах, и теперь подумал, что это неплохая идея. Совершив первый подъем в лифте, он прихватил из ванной комнаты пластиковую корзину для белья и набил ее внизу пакетами со съестным — в первую очередь продуктами, которые надо было побыстрее засунуть в холодильник.

Возвращаясь с полной корзиной к площадке лифта, Пирс увидел двух мужчин, стоявших у входа в одну из кладовок, которые примыкали к каждой квартире. Пирс подумал, что надо бы врезать замок и в свою кладовку, а потом перенести туда коробки со старыми записями и всякое барахло, которое пока хранилось в гараже у Никол на Эмэлфи-драйв. Заодно и доску для серфинга.

Один мужчина нажал кнопку вызова лифта. Пирс кивком головы поприветствовал обоих, предположив, что это парочка «голубых». Одному из них, коренастому и с солидным брюшком, было лет сорок. Он носил остроносые ботинки на высоком каблуке, за счет чего казался сантиметров на пять выше. Его компаньон был намного моложе, выше и здоровее, но по его поведению было ясно, что главный здесь не он, а коротышка.

Когда дверь лифта открылась, они пропустили Пирса вперед, и низкорослый поинтересовался, какой этаж ему нужен. После того как лифт тронулся, Пирс обратил внимание, что нажата лишь одна кнопка с цифрой 12.

— Вам, ребята, тоже на двенадцатый? — спросил он. — Я переехал всего несколько дней назад и незнаком с соседями.

— Мы в гости, — быстро ответил коротышка.

Пирс кивнул, продолжая наблюдать за цифрами на табло. То ли из-за недавней беседы с Глассом, то ли из-за вороватых взглядов, которыми обменялись его попутчики, а он заметил их отражение в хромированной двери, но с каждым новым этажом тревога у него в душе нарастала. Он вспомнил, как они стояли около кладовки и направились к лифту вместе с ним, будто чего-то ждали.

Или кого-то.

Наконец лифт добрался до двенадцатого этажа, и дверь открылась. Оба попутчика сделали шаг в сторону, пропуская Пирса. Держа корзину обеими руками, он кивнул, предлагая им выйти первыми.

— Выходите, ребята, — сказал он. — Не могли бы нажать для меня первый этаж? Я забыл забрать почту.

— В воскресенье почты не бывает, — флегматично заметил толстяк.

— Нет, я имею в виду вчерашнюю почту.

Пару секунд никто не двигался. Все трое стояли, поглядывая друг на друга, пока дверь лифта не начала закрываться. Верзила тут же остановил ее своей мощной лапой. Дверь задрожала и медленно приоткрылась, словно извиняясь. Коротышка отрывисто произнес:

— К черту эту дурацкую почту, Генри. Тебе пора на выход. Не так ли, Шесть-Восемь?

Не говоря ни слова, детина, похоже, получивший это прозвище за свой рост[13], крепко схватил Пирса за плечи, развернул и вышвырнул из лифта, как котенка, на площадку двенадцатого этажа. От сильного толчка Пирс пролетел через весь холл и ударился о металлический щит с надписью «Электричество». У него перехватило дыхание, корзина выскользнула из рук и с громким стуком рухнула на пол.

— Полегче, полегче. Теперь ключи, Шесть-Восемь.

Пока Пирс судорожно пробовал отдышаться, Шесть-Восемь подошел к нему, прижал одной лапой к полу, а другой ощупал карманы брюк. Почувствовав в одном из них связку с ключами, он сунул туда руку, вытащил и протянул хозяину.

— О'кей, — произнес коротышка и направился — причем явно зная, куда идти, — к квартире Пирса, а за ним последовал и сам квартиросъемщик, подталкиваемый в спину верзилой. Немного отдышавшись, Пирс попытался что-то сказать, однако тут же появилась огромная ладонь, плотно закрывшая ему рот. «Бочонок» лишь предостерегающе поднял вверх палец и даже не оглянулся.

— Не сейчас, смекалистый ты наш. Сначала войдем внутрь, чтобы не беспокоить соседей лишний раз. Ты ведь только что переехал, поэтому надо вести себя скромнее. Ведь ты не хочешь создать себе плохую репутацию.

Коротышка наклонил голову, вероятно, пытаясь отыскать нужный ключ на брелке.

— О, Бимер[14], — пробормотал он.

Пирс знал, что на дистанционном брелке есть фирменный знак производителя.

— Мне нравятся Бимеры. Полный джентльменский набор — мощь, прекрасный внешний вид и комфорт. Все это очень важно — и для бабы, и для машины.

Он обернулся и с улыбкой подмигнул Пирсу, вскинув свои лохматые брови. Они подошли к квартире, и коротышка сумел открыть дверь уже вторым ключом из связки, Шесть-Восемь снова толкнул Пирса в спину, направив его к дивану. Затем он отошел в сторону, а перед Пирсом встал низкорослый толстяк. Заметив радиотелефон, лежавший на подлокотнике, он поднял трубку. Пирс увидел, как он нажал кнопку, чтобы проверить записи на коллекторе определителя абонентов.

— Похоже, ты время даром не терял, Генри, — произнес он, просматривая список звонивших. — О, Филип Гласс... — Он обернулся к Шесть-Восемь, который так и остался стоять в прихожей, сложив на груди свои мощные руки. Лукаво прищурившись, коротышка спросил напарника: — Это парень, с которым мы беседовали несколько недель назад?

Тот молча кивнул. Похоже, Гласс сначала позвонил Пирсу на домашний телефон, а уже потом на работу в «Амедео текнолоджиз».

Коренастый продолжил просмотр списка, и вдруг его глазки снова радостно засверкали, обнаружив знакомое имя.

— Что я вижу — даже Робин сама звонит тебе. Просто чудесно.

Но Пирс сразу понял по его тону, что ничего чудесного — по крайней мере самой Люси Лапорт — это открытие не сулит.

— Ничего особенного, — попытался объяснить Пирс. — Она всего лишь оставила сообщение. Я его сохранил.

— Ты что же, никак втюрился в нее?

— Нет.

Обернувшись к Шесть-Восемь, коротышка осклабился и вдруг, резко взмахнув телефонной трубкой, со всей силы врезал Пирсу по переносице.

По глазам Пирса ударила мощная черно-красная струя, а голову пронзила обжигающая боль. И трудно было понять, зажмурился он или совсем ослеп. Пирс инстинктивно отпрянул к дивану и отвернулся, чтобы избежать следующего удара. Сквозь шум и боль в голове он слышал, как что-то выкрикивает стоявший перед ним коротышка, но слов разобрать не мог. Тут же чьи-то руки цепко обхватили его и стащили с дивана.

Пирс почувствовал, как Шесть-Восемь взвалил его на плечо и куда-то потащил. Весь рот заполнился солоноватой жидкостью, он пытался открыть глаза, но так и не смог. Пирс услышал уличные звуки, просачивающиеся через раздвинутые балконные двери, а кожей ощутил прохладный океанский бриз.

— Ч-то... — попробовал он выдавить из себя.

Жесткое плечо, больно упиравшееся ему в живот, неожиданно исчезло, и он понял, что летит головой вниз. Все мышцы напряглись, а рот широко открылся, готовясь издать последний предсмертный крик. Но в последний момент Пирс почувствовал, как руки великана крепко обхватили его за лодыжки, не давая упасть. Он с размаху ударился всем телом о шершавую стену бетонного фасада.

Но по крайней мере свободный полет прекратился.

Прошло несколько томительных секунд. Поднеся руки к лицу, Пирс осторожно ощупал нос и глаза. Из разбитого носа обильной струей вытекала кровь. Он попытался протереть и приоткрыть глаза. В двенадцати этажах под собой он увидел зеленый газон приморской аллеи. На лужайке было расстелено несколько разноцветных одеял, под которыми устроились на ночлег городские бродяги. Он видел, как вниз, на деревья летят большие кровавые капли.

— Эй, там внизу, привет. Слышишь меня?

Пирс ничего не ответил, но тут его мощно тряхнули за ноги, и он снова ударился о стену.

— Что, не хочешь говорить?

Пирс выплюнул изо рта скопившуюся там кровь и тихо ответил:

— Да, слушаю.

— Вот и славно. Полагаю, теперь ты догадался, кто я.

— Думаю, да.

— Хорошо. Значит, нет нужды лишний раз представляться. Надеюсь добиться взаимопонимания, чтобы не осталось никаких неясностей.

— Чего ты хочешь?

В висячем положении было непросто вести беседу. Вытекавшая горлом кровь периодически забивала рот и мешала говорить.

— Чего хочу? Ну, во-первых, мне не терпелось взглянуть на тебя. Когда твои следы два дня обнюхивает какой-то мерзавец, невольно захочешь посмотреть на такого героя, не так ли? И заодно кое-что ему объяснить. Шесть-Восемь!

Пирс почувствовал, как его подтягивают за ноги. Его голова оказалась на уровне балконных перил. Он увидел, как коротышка слегка пригнулся, в результате они оказались с ним лицом к лицу, разделенные лишь балконной решеткой.

— А сказать я тебе хотел, что у тебя не только неверный телефонный номер, но и что ты выехал не на ту дорогу, паренек. И у тебя осталось ровно тридцать секунд, чтобы вернуться туда, откуда ты пришел, или попасть на тот свет. Я понятно излагаю?

Пирс попытался ответить, но закашлялся.

— Я... по...имаю... мне... плохо.

— Это ты чертовски верно заметил, что плохо. Надо бы скинуть тебя, козла вонючего, с балкона. Просто лишнего шума не хочется, поэтому пока обождем. Но крепко запомни, смекалистый, если узнаю, что продолжаешь шпионить и вынюхивать, тут же продолжишь свой прерванный полет. Усек?

Пирс мотнул головой. И человек, которого, вероятнее всего, звали Билли Венц, просунул руку сквозь прутья балконной решетки и потрепал Пирса по щеке.

— Теперь веди себя хорошо.

Коротышка выпрямился и дал сигнал своему напарнику. Тот перетащил Пирса через перила и бросил на пол. Опершись на руки, Пирс отполз в угол и взглянул на нападавших.

— У тебя неплохой вид отсюда, — заметил коренастый. — Сколько платишь?

Пирс посмотрел на далекий океан, потом сплюнул сгусток крови и ответил:

— Три тысячи.

— Боже правый! Да за эти деньги я могу снять три такие квартиры.

Пирс уже терял сознание, но успел понять, что имел в виду Билли Венц: он подразумевал места для соответствующих занятий. Пирс продолжал бороться с туманом, все сильнее застилавшим сознание. Теперь — после того, как угроза его жизни отступила на второй план, — самым важным казалось защитить Люси Лапорт.

Он с трудом сплюнул накопившуюся во рту кровь на балконный пол.

— А как насчет Люси? Что вы собираетесь с ней сделать?

— Люси? Какая к чертовой матери Люси?

— Я хотел сказать, Робин.

— А, крошка Робин. Неплохой вопрос, Генри. Ведь Робин приносит хорошую прибыль, надо отдать ей справедливость. Действительно, не стоит ее слишком наказывать. Но, что бы мы с ней ни сделали, уже через пару-тройку недель она придет в себя и будет как новенькая. Никаких следов не останется.

Пирс пошевелил ногами, пытаясь привстать, но был слишком слаб для этого.

— Оставьте ее в покое, — проговорил он с максимально возможной в его положении настойчивостью. — Я сам втянул ее в это дело, а она ни о чем даже не подозревает.

В темных глазках Венца снова появился зловещий блеск, Пирс понял, что тот опять разъярился. Он видел, как Венц схватился одной рукой за перила, пытаясь успокоиться.

— И он мне еще будет говорить, чтобы я не трогал ее!

Он резко тряхнул головой, словно пытаясь сбросить избыток переполнявшей его злости.

— Пожалуйста, — произнес Пирс. — Она ведь ничего такого не сделала. Это я все начал. Не трогайте ее.

Обернувшись, Венц с улыбкой посмотрел на Шесть-Восемь и покачал головой.

— Ты веришь в то, что он мне здесь плетет? — спросил он у напарника.

Потом приблизился к лежавшему в углу Пирсу и, сильно размахнувшись, ударил его ногой под ребра.

Пирс приготовился к удару и постарался хоть немного его смягчить, прикрывшись рукой, но остроносый ботинок врезался ему в правый бок. И похоже, в грудной клетке что-то хрустнуло.

Пирс забился в самый угол, старясь прикрыться от следующего удара и чувствуя, как волна острой боли поднимается по груди. Но Венц наклонился и заорал, брызгая на него слюной:

— Ну ты, мерзавец, не смей советовать, как вести дела. Слышал, заткнись!

Он выпрямился и вытер ладони.

— И вот еще что. Если ты заикнешься кому-нибудь о нашей короткой беседе, у тебя возникнут новые неприятности. Просто ужасные неприятности. Для тебя, для Робин и для тех, кого ты любишь. Ты понял, что я сказал?

Пирс через силу кивнул.

— А теперь скажи это вслух.

— Я понимаю возможные последствия.

— Вот и славно. Пошли, Шесть-Восемь.

Пирс еще несколько минут провалялся на балконе, пытаясь обрести дыхание, ясность в голове и отыскать хотя бы искорку света в окутавшей его темноте.

Глава 20

Проковыляв в спальню, Пирс вытащил из коробки футболку и прижал ее к лицу, пытаясь остановить кровь. Потом прошел в ванную комнату и посмотрел на себя в зеркало. Залитое кровью лицо раздулось и посинело. Безобразно распухший нос мешал рассмотреть все как следует, но самые большие раны, как Пирс заметил, были на переносице и под левым глазом. Основная часть повреждений была, судя по всему, внутри. Пирс понимал, что ему надо как можно быстрее добраться до больницы, но сначала он хотел предупредить об опасности Люси Лапорт.

Он с трудом нашел телефон, валявшийся на полу в гостиной. Пирс хотел просмотреть список абонентов, но директория оказалась пуста. Тогда он нажал разговорную кнопку, но гудка не было, и трубка молчала. Похоже, телефон сломался — либо от удара по лицу, либо из-за того, что Венц швырнул трубку на пол.

Прижимая футболку к лицу, отчего на глазах выступили невольные слезы, Пирс оглядел квартиру, пытаясь отыскать коробку с комплектом первой помощи на случай землетрясения, которую должны были доставить вместе с мебелью. Еще раньше Моника показывала ему полный список аварийного набора, и он помнил, что туда входили фонари с батарейками, восемь литров воды, разнообразные сублимированные продукты питания и другие средства для выживания в экстремальных условиях, включая телефон, не нуждавшийся в электропитании. Достаточно вставить провод в телефонный разъем в стене, и он работал.

Пирс отыскал этот комплект в шкафу спальни, но, пока доставал его и рылся в коробке, все забрызгал кровью. А когда попытался выпрямиться и обрести равновесие, чуть не рухнул на пол. Он заметно терял силы — потеря крови плюс нехватка адреналина. Наконец Пирс отыскал телефон, подключил его к разъему рядом с кроватью и перевел в режим набора номера. Теперь оставалось найти телефон Робин.

Он переписывал его в свой блокнот, но сам блокнот остался в машине. Понимая, что сил у него совсем немного, Пирс не собирался спускаться в гараж. Да и ключи от машины еще надо было искать. Последний раз он видел связку с ключами в руках у Билли Венца.

Прислонившись к стене, Пирс набрал справочный телефон Вениса и назвал диспетчеру имя Люси Лапорт в нескольких вариантах написания. Но в справочнике этого имени почему-то не оказалось.

По-прежнему опираясь на стену, Пирс соскользнул на пол рядом с кроватью. Он начинал паниковать. Надо было обязательно дозвониться до Люси, и, немного подумав, Пирс позвонил в лабораторию. Но трубку там никто не поднял. Воскресенье для сотрудников было священным днем, как суббота для правоверных иудеев. Они могли подолгу работать шесть дней в неделю, но в воскресенье — лишь в виде исключения. Тогда Пирс попробовал связаться с Чарли Кондоном — как по рабочему, так и по домашнему телефонам, — но везде натыкался на автоответчик.

Пирс хотел позвонить Коуди Зеллеру, но вспомнил, что тот обычно просто не берет трубку. Практически единственным способом связи с ним был пейджер, но, пока Коуди соизволит ответить, пройдет немало времени.

Он напряженно прикидывал, что еще можно сделать. Наконец решившись, набрал знакомый номер и стал ждать. Никол ответила после четвертого сигнала.

— Это я. Мне нужна твоя помощь. Ты не могла бы...

— Кто это?

— Это я, Генри.

— По голосу этого не скажешь. Что с то...

— Ники! — выдохнул он в трубку. — Выслушай меня. Я попал в переплет, и мне нужна твоя помощь. Поговорим обо всем после, и я тебе все объясню.

— Ладно, — ответила она не слишком уверенно. — Что у тебя случилось?

— У тебя компьютер еще подключен к сети?

— Да, мне даже не приходило уведомление об отключении. Я не...

— Отлично. Тогда включи компьютер. Только быстро, прошу тебя!

Он знал, что она предпочитала протокол DSL[15] — Никол вообще была помешана на скоростных линиях связи. Но сейчас это позволит быстрее выйти на нужный сайт.

По мере продвижения по сети Интернет Никол сообщала ему заголовки, появлявшиеся на экране.

— О'кей, найди сайт "l.a., тире, darlings, точка, сот".

— Ты дурачишь меня? Это же похоже на...

— Делай, что я говорю! Из-за тебя может погибнуть человек!

— Ладно, ладно, l.a., тире, darlings...

Он ждал.

— Ну вот, я уже вошла.

Пирс старался представить экран ее компьютера.

— Теперь дважды щелкни по разделу «компаньонки» it открой папку с блондинками.

Он еще подождал.

— Ну, открыла?

— Я вхожу так быстро, как... о'кей, что теперь?

— Просмотри список с мелкими фотографиями и найди там Робин.

Пирс снова застыл в ожидании и отчетливо услышал свое тяжелое и прерывистое дыхание, сопровождаемое хриплым свистом из-за разбитого носа.

— Я нашла твою Робин. А сиськи у нее наверняка поддельные.

— Скажи мне только номер ее телефона.

Никол продиктовала номер, и Пирс сразу узнал его. Да, это был телефон Робин.

— Ладно, перезвоню позднее.

Он подержал отбойную клавишу три секунды, потом отпустил, дождался сигнала и набрал номер Робин. От слабости в голове замелькали вспышки, как дорожные огни в ночи, а в глазах все расплывалось. После пятого гудка раздался голос автоответчика.

— Проклятие!

Пирс не зная, что делать. Направить к ней полицию он не мог. Кроме того, Пирс просто не знал, где ее настоящий дом. После приветствия в трубке раздался сигнал для записи сообщения. Когда он заговорил, возникло ощущение, что язык одеревенел и не помещается во рту.

— Люси, это я, Генри. Ко мне приходил Венц. Он здорово отметелил меня и, похоже, теперь хочет встретиться с тобой. Если прочтешь это сообщение, сразу убирайся оттуда. Не мешкая! Смывайся к чертовой матери и позвони мне, как только найдешь безопасное укрытие.

Пирс продиктовал на всякий случай свой номер, положил трубку, потом поднес окровавленную футболку к воспаленному лицу и прижался спиной к стене, чтобы не упасть. Приток адреналина и эндорфинов в крови, снизивший чувствительность организма во время нападения Венца, уже иссяк, и по всему телу разлилась нестерпимая, обжигающая, как полярный холод, боль. Она пронзала его насквозь, от затылка до пяток. Было ощущение, что ноют каждая мышца, каждая связка и каждое сухожилие. Голова ритмично пульсировала от приливов и отливов крови, словно мигающая неоновая реклама. Пирс не в силах был даже пошевелиться. Ему хотелось упасть, заснуть и открыть глаза уже поправившимся, когда все придет в норму.

Стараясь не тревожить больное тело, Пирс осторожно вытянул руку, поднял трубку и поднес ее к лицу, чтобы видеть наборную панель. Нажал кнопку автодозвона и стал ждать. Снова раздался голос автоответчика. Ему захотелось громко выругаться, но это вызвало бы напряжение и дополнительную боль лицевых мышц, поэтому он только скрипнул зубами. Полуслепым взглядом он отыскал телефон и положил на него трубку.

Но не успел Пирс выпустить ее из рук, как раздался звонок, и он поднес трубку к уху.

— Алло?

— Это Ники. Ты можешь говорить? У тебя все в порядке?

— Нет.

— Мне позвонить позднее?

— Нет. Прос...о не все в пр...яд...е.

— Что случилось? Почему ты так странно говоришь? И зачем тебе понадобился телефон той женщины?

Несмотря на боль, страх и все остальное, Пирс ощутил раздражение от того, как Никол презрительно произнесла последние слова — «той женщины».

— Дли...ная... стория...и я не...

Пирс чувствовал, что совсем ослаб. И когда стал медленно сползать по стене и неловко повернулся, то острая боль прорезала его грудь и он застонал.

— Генри! Ты болен? Генри! Ты меня слышишь?

Пирс вытянул ноги и медленно улегся спиной на ковер. Напоследок в затуманенной голове вспыхнул предостерегающий сигнал. Он понял, что если останется в таком положении, то может захлебнуться в собственной крови. В голове мелькнули имена знаменитых рок-певцов, захлебнувшихся в собственной рвоте. Падая, Пирс выронил телефонную трубку, которая лежала на ковре рядом с его головой. Правым ухом он слышал, как оттуда доносится слабый отдаленный голос, повторяющий его имя. От осознания, что этот голос ему хорошо знаком, он улыбнулся. Почему-то вспомнив Джими Хендрикса, утонувшего в собственной рвоте, он успел подумать, что лучше уж задохнуться в своей крови. Он даже попытался что-то напеть едва слышным шепотом: за...рой глаза, и поцелую я тебя...

По какой-то причине Пирс не мог выговорить букву "к". Вначале это показалось ему странным, но вскоре перестало иметь значение. Слабый женский голос продолжал издалека звать его по имени, потом расплылся и вовсе растаял в темноте, которая окутала и успокоила его. А темноту Пирс всегда любил.

Глава 21

Открыв глаза, Пирс увидел рядом незнакомую женщину, которая гладила его по волосам. Но вид у нее был уж слишком спокойный и официальный. Она наклонилась к нему и, казалось, собиралась поцеловать его, но вместо этого положила руку ему на лоб. Затем взяла какой-то прибор и посветила по очереди в оба его глаза. В этот момент рядом раздался мужской голос.

— Ребра, — произнес мужчина. — Третье и четвертое. Надо сделать укол.

— Мы наложили ему маску на нос, и, похоже, у него повреждена носоглотка, — сказала женщина.

— Сейчас мы ему кое-что сделаем.

Теперь Пирс рассмотрел и мужчину. В руке, обтянутой резиновой перчаткой, тот держал шприц с иглой, из которого выдавил немного жидкости в воздух. Почти сразу Пирс почувствовал легкий укол в руку и разлившееся по всему телу приятное тепло, вытеснившее боль из груди. От облегчения он улыбнулся и чуть не рассмеялся. Спасительная игла дала ему тепло и вернула сознание. Вот они, чудеса химии! Все-таки Пирс правильно выбрал профессию.

— Нужны еще ремни, — заметила женщина. — И давайте приведем его в вертикальное положение.

Что бы это ни значило, Пирс уже закрыл глаза. И последнее, что он увидел перед тем, как провалиться в теплое забытье, был стоявший у кровати полицейский.

— Как думаете, он сможет? — спросил тот.

Ответа Пирс уже не слышал.

Когда он пришел в сознание, ему показалось, что он стоит в какой-то тесной кабине. Открыв глаза, Пирс увидел стоявших поблизости людей. Знакомого мужчину со шприцем и женщину с лампой. И все того же копа. Здесь была и Никол, из ее темно-зеленых глаз капали слезы. Но даже в таком виде она показалась Пирсу очень красивой — с нежной загорелой кожей и собранными в хвостик пшеничными волосами.

В этот момент лифт начал стремительно падать, и Пирсу вдруг показалось, что его подбросило вверх. Он хотел предупредить остальных, но не мог даже пошевелить челюстью. Было ощущение, что он намертво привязан к стене. Пирс изо всех сил попытался сдвинуться с места, но бесполезно. Он даже головой не мог покачать.

Его глаза встретились с глазами Никол. Она подняла руку и нежно провела ладонью по его щеке.

— Держись, Хьюлетт, — проговорила она. — Все будет в порядке.

Пирс обратил внимание, насколько он выше ее ростом. Раньше он не замечал этого. Раздалось гудение, эхом отозвавшееся в голове, и дверь лифта откатилась в сторону. Мужчина и женщина подхватили его с двух сторон и вынесли из кабины. Сам он идти не мог, и до него только сейчас дошло, что значило «вертикальное положение».

Пирса положили на носилки и покатили через вестибюль к выходу. За ним наблюдало множество незнакомых глаз. Когда носилки с Пирсом уже задвигали в машину «скорой помощи», он почувствовал на себе печально-угрюмый взгляд привратника, имени которого не знал. Он не ощущал никакой боли, было лишь трудно дышать, что требовало дополнительных усилий.

Пирс заметил, что рядом с ним присела Никол. Она уже рыдала в открытую. Он с удивлением заметил, что в горизонтальном положении может хоть немного двигаться. Когда он заговорил, его голос больше напоминал глухое эхо из подземелья. В поле зрения Пирса появилась склонившаяся над ним медсестра, которая посмотрела ему в глаза и сказала:

— Не надо говорить, на вас маска.

«Тоже мне шутки, — подумал Пирс. — Все люди носят маски». И он попробовал снова заговорить, на этот раз уже громче. Но опять услышал лишь собственное мычание. Медсестра протянула руку и приподняла дыхательную маску с его лица.

— Ну, что вы хотели сказать? Маску лучше не снимать.

Он перевел взгляд на сидевшую рядом Никол.

— Поз...они Люси. Она... опасности.

Маска снова заняла прежнее место. Наклонившись пониже, Никол спросила:

— Люси? Какая Люси, Генри?

— Я хо...

Маска снова приподнялась.

— Робин. Поз...они ей.

Никол молча кивнула, дав знать, что поняла его. Дыхательная маска снова закрыла нос и рот.

— Хорошо, позвоню. Как только доберемся до больницы. У меня был где-то ее номер.

— Нет, сейчас, — глухо простонал Пирс сквозь маску.

Он внимательно наблюдал, как Никол открыла сумочку и вытащила оттуда мобильный телефон и небольшой отрывной блокнот. Она набрала номер, поднесла трубку к уху и стала ждать. Дождавшись сигнала, Никол приблизила телефон к его голове, и тот снова услышал голос Люси на автоответчике.

— Только осторожнее, — предупредила медсестра. — Не так резко. Когда доберемся до приемного покоя, мы его отстегнем.

Пирс прикрыл глаза. Ему хотелось обратно в тепло и темноту, где все понятно и никто не спрашивает почему. И прежде всего он сам.

И Пирс снова провалился в убаюкивающую мягкую тьму.

Несколько часов сознание то возвращалось, то покидало Пирса. Он смутно помнил, как в приемном покое его осмотрел доктор с прической ежиком, как у Цезаря в кино. Пирс окончательно пришел в себя уже в белой больничной палате, когда его разбудил чей-то кашель из-за пластиковой занавески, отделявшей кровать от остальной комнаты. Осмотревшись, он заметил Никол, сидевшую на стуле с телефонной трубкой, прижатой к уху. Теперь ее светлые волосы мягкой волной ниспадали на плечи. Пирс видел, как она захлопнула крышку телефона, не произнеся ни слова.

— Ни...и, — произнес он надтреснутым голосом. — Что...

Любая попытка выговорить букву "к" вызывала боль и першение в горле. Никол поднялась и подошла к кровати.

— Генри. Ты...

Из-за пластиковой шторы опять послышался резкий кашель.

— Сейчас для тебя подыскивают отдельную палату, — сказала она шепотом. — Твоя медицинская страховка дает на это право.

— Где я?

— В больница Святого Иоанна. Генри, что случилось? Еще до меня в квартиру приехала полиция. Им позвонили люди с пляжа и сообщили, что двое мужчин подвесили кого-то на балконе за ноги. Это был ты, Генри. На бетонной стене снаружи остались следы крови.

Пирс посмотрел на нее заплывшими глазами. Раздутая переносица, прикрытая защитной повязкой, поделила его поле зрения на две части. Он не забыл, о чем на прощание его предупредил Венц.

— Не помню. А что они еще с...азали?

— Что стучали к тебе в дверь, и она оказалась незапертой. Они нашли тебя в спальне. Я прибыла, когда тебя выносили оттуда. Там был детектив. Он хочет поговорить с тобой.

— Но я ничего не помню.

Пирс произнес эти слова с максимальной убедительностью. Разговаривать стало немного легче. Все дело было в практике.

— Генри, но с чем все это связано, хотя бы примерно?

— Не знаю.

— Кто такая Робин? И Люси? Кто они?

Пирс снова вспомнил, что должен предупредить ее.

— Сколько я уже здесь пролежал?

— Пару часов.

— Дай мне т...ой те...ефон. Мне надо по...вонить ей.

— Я пытаюсь дозвониться по этому номеру каждые десять минут. И звонила последний раз перед тем, как ты проснулся. Но все время натыкаюсь на автоответчик.

Он прикрыл глаза, прикидывая, успела ли Люси получить его сообщение и уйти от Венца.

— Все ...авно, дай мне труб...у.

— Лучше я сама. Тебе надо поменьше двигаться. Куда ты хотел звонить?

Пирс продиктовал Никол номер своего телефонного почтового ящика и пароль для чтения сообщений. Похоже, она не обратила внимания на выбранный им цифровой код.

— Всего восемь сообщений.

— Все, что для Лилли, сразу стирай. Безо всякого прослушивания.

Выяснилось, что для него пришло только одно сообщение. Никол поднесла трубку к уху Пирса и включила прослушивание. Это был голос Коуди Зеллера.

«Привет, Эйнштейн. Мне удалось накопать для тебя кое-какой материал из того, что ты просил. Так что звякни мне, есть о чем поговорить. Пока, старина».

Тут же стерев и это сообщение, Пирс захлопнул телефонную крышку.

— Это был Коуди? — поинтересовалась Никол.

— Да.

— Я так и поняла. А почему он тебя так называет? Наверное, студенческое прозвище?

— Да, еще когда мы учились в колледже.

На этот раз ему неожиданно удалось выговорить букву "к" — хотя и с трудом, но вполне сносно.

— О чем это он говорил?

— Так, ерунда. Коуди ищет для меня в сети кое-какую информацию.

Пирс уже собирался открыть Никол некоторые подробности, но, пока подбирал нужные слова, в палату вошел мужчина в медицинском халате и со значком на прищепке. У него была седая шевелюра и такого же цвета борода, а на вид ему было лет шестьдесят.

— Это доктор Хансен, — сообщила Никол.

— Как самочувствие? — спросил врач.

Наклонившись над кроватью, он протянул руку, осторожно взял Пирса за подбородок и слегка повернул его голову.

— Только дышать тяжело и разговаривать. А еще больно, когда кто-нибудь вот так трогает за лицо.

Хансен тут же отпустил его челюсть, потом вынул из кармана крошечный фонарик и посветил в зрачки.

— Что ж, повреждения у вас довольно существенные. Сотрясение мозга средней степени и шесть рваных ран на голове.

Пирс не сразу вспомнил, откуда взялись столь многочисленные ссадины и порезы. Очевидно, это когда его колотили головой о бетонную стену рядом с балконом.

— Сотрясение является причиной головокружения, тошноты и тяжести в голове. Теперь посмотрим, что дальше. Так, ушиб легких, сильный ушиб плеча, два сломанных ребра, ну и, разумеется, перелом носа. Рваная рана на переносице и повреждения вокруг глаза нуждаются в безотлагательной пластической операции, если, конечно, хотите, чтобы не осталось рубцов. Если у вас нет личного хирурга, с которым вы хотели бы связаться, я могу сегодня же вечером прислать одного из наших специалистов.

Пирс покачал головой. Он знал, что в этом городе, особенно в Голливуде, очень много людей, имеющих персональных пластических хирургов, но он к их числу не относился.

— Кого хотите...

— Генри! — перебила его Никол. — Ведь речь идет о твоем лице. И мне кажется, надо пригласить самого лучшего специалиста по этой части.

— Думается, наш хирург достаточно квалифицирован, — успокоил ее Хансен. — Разрешите мне сделать пару звонков, и посмотрим, что удастся найти.

— Спасибо.

На этот раз слова Пирса прозвучали вполне разборчиво. Похоже, его речевые органы быстро приспосабливаются к новому физическому состоянию рта и носоглотки.

— Старайтесь по возможности оставаться в горизонтальном положении, — предупредил Хансен. — Я скоро вернусь.

Кивнув, врач вышел из палаты, а Пирс взглянул на Никол.

— Похоже, мне придется здесь поваляться. А тебе, наверное, больше не стоит оставаться.

— Отчего же? Мне здесь нравится.

Пирс улыбнулся, хотя это причиняло ему боль. Ответ Никол несказанно обрадовал его.

— Зачем ты звонил мне тогда в полночь, Генри?

Он уже забыл о том звонке, и напоминание о нем заставило его покраснеть от неловкости. Пирс осторожно подбирал слова для ответа.

— Даже не знаю. Это длинная история. И вообще очень странный уик-энд. Я как раз хотел тебе рассказать об этом. И о том, что тогда пришло мне в голову.

— Так что же?

Разговор по-прежнему отдавался болью в груди, но он решил продолжить свой рассказ.

— Трудно определить, что именно произошло, Просто то, что случилось, каким-то образом заставило меня взглянуть на все твоими глазами. Понимаю, что я немного опоздал. Странно, но мне вдруг захотелось, чтобы ты знала, что я увидел свет в конце туннеля.

Никол покачала головой.

— Все это интересно, Генри. Но вот ты лежишь здесь с перебинтованной головой и разбитым лицом. И судя по всему, тебя кто-то намеренно подвесил за ноги на балконе двенадцатого этажа, а копы хотят с тобой побеседовать. С моей точки зрения, ты загнал себя в очень тяжелую ситуацию. Так что извини меня, если я не буду прыгать от радости и лезть обниматься только потому, что ты утверждаешь, будто совершенно изменился.

Пирс понимал, что, если бы он сейчас был в норме и мог подняться, они с Никол сумели бы вернуть взаимное доверие и снова выйти на общую дорогу. Но в данный момент он не чувствовал в себе достаточно сил, чтобы убедить ее.

— Ты не могла бы еще раз позвонить Люси?

Никол зло ткнула пальцем в кнопку автодозвона своего мобильника.

— Похоже, придется оставить этот номер в режиме быстрого набора.

Глядя ей прямо в глаза, он услышал знакомый голос автоответчика.

Никол защелкнула крышку телефона и внимательно посмотрела на него.

— Генри, что с тобой происходит?

Он хотел ответить, но сразу почувствовал подступившую изнутри боль.

— Просто мне достался не тот номер, — еле слышно произнес он.

Глава 22

Пробудился Пирс от мрачного сна, в котором летел вниз с завязанными глазами, не представляя, как долго будет длиться его свободный полет. И лишь у самой земли, открыв глаза, он увидел перед собой детектива Реннера с его кривой усмешкой.

— Вы?

— Да, опять я. Как себя чувствуете, мистер Пирс?

— Прекрасно.

— Похоже, вам снилось что-то неприятное. Вы довольно сильно дергались и кричали во сне.

— Наверное, это вы мне привиделись.

— А кто такие лесные мошенники?

— Что?

— Во сне вы все время произносили это два слова — лесные мошенники.

— А, это обезьяны. Из джунглей.

— Обезьяны?

— Да. Зачем вы здесь? И чего хотите? Ведь это случилось в Санта-Монике, и я уже обо всем рассказал местным полицейским. Я просто не помню, как все произошло. У меня сотрясение мозга, вы, наверное, знаете.

Реннер кивнул.

— О ваших ранах мне все известно. Сестра сказала, что вчера утром вам наложили сто шестьдесят стежков на носу и вокруг глаза. Но здесь я по делам полиции Лос-Анджелеса. И похоже, нашему управлению придется объединить свои усилия с коллегами из Санта-Моники.

Пирс поднял руку и осторожно потрогал переносицу. Рваной раны уже не было. Кончиками пальцев он почувствовал лишь аккуратные швы и многочисленные припухлости. Он попытался припомнить, когда все это успели сделать. Но последнее, что сумел мысленно восстановить, было лицо хирурга, колдовавшего над ним в ярком свете операционных прожекторов. После этого Пирс погрузился во тьму, из которой только что вынырнул.

— А сколько сейчас времени?

— Три пятнадцать.

Из-за оконных штор пробивался яркий дневной свет. Значит, была уже не ночь. Оглядевшись внимательнее, Пирс понял, что находится в отдельной палате.

— Сегодня понедельник или уже вторник?

— По крайней мере, так написано в сегодняшней газете, если только можно верить тому, что пишут в газетах.

Физически Пирс чувствовал себя намного лучше. Судя по всему, он проспал пятнадцать часов подряд, но в душе оставался неприятный осадок от увиденного только что сна. И особенно от присутствия Реннера.

— Что вам надо?

— Ну, прежде всего я должен выполнить необходимые формальности и зачитать ваши права. Это защитит не только вас, но и меня.

Детектив подкатил к кровати поднос для еды на колесиках и положил на него свой диктофон.

— А что вы имеете в виду, говоря, что это вас защитит? От чего вам понадобилось защищаться? Какая-то чушь, Реннер.

— Вовсе нет. Необходимо обеспечить законность и целостность расследования. Поэтому я собираюсь записать все, что вы мне расскажете.

Он нажал кнопку, и на диктофоне загорелась красная лампочка.

Реннер продиктовал свое имя, время, дату и место, где состоялась беседа, потом назвал имя и фамилию Пирса и, вытащив из бумажника небольшую карточку, зачитал его конституционные права.

— Итак, вы поняли, какие за вами закреплены права?

— Я их запомнил, еще когда был ребенком.

Реннер удивленно вскинул брови.

— Их по сто раз на дню повторяют в кино и по телевизору, — объяснил Пирс.

— Пожалуйста, четко отвечайте на вопросы и перестаньте умничать.

— Да, я понял свои права.

— Отлично. Теперь не возражаете, если я задам вам несколько вопросов?

— Меня подозревают?

— В чем подозревают?

— Не знаю. Вы сами говорите.

— Ну, это пока трудно сказать. Надо еще посмотреть, что получится из нашего разговора.

— Но ведь вы сочли нужным зачитать мои права. Как я понимаю, для моего же блага.

— Да.

— Что же вы хотели узнать? Кстати, вы уже нашли Лилли Куинлан?

— Мы этим сейчас занимаемся. А вы не знаете, где она может быть?

Пирс покачал головой, отчего возникло легкое головокружение. И перед тем, как продолжить, он сделал паузу.

— Нет, хотя и собирался это выяснить.

— Да, все бы заметно прояснилось, если бы она сейчас вошла в палату, не так ли?

— Согласен. Это ее кровь была на кровати?

— Над этим тоже сейчас работают специалисты. Предварительные тесты показали, что это человеческая кровь. Однако у нас пока нет образца крови Лилли Куинлан, и нам не с чем сравнить. Думаю, мы найдем эти данные в ее медицинской карте. Женщинам ее профессии приходится регулярно сдавать такие анализы.

Пирс понял, что Реннер имеет в виду обязательные проверки на венерические заболевания и ВИЧ-инфекцию. Но уже сам факт, что найденная на матрасе кровь принадлежит человеку, подействовал на Пирса угнетающе. Фактически последняя надежда на счастливую судьбу Лилли Куинлан испарилась.

— А теперь позвольте мне задать вопрос, — продолжил Реннер. — По поводу этой девицы Робин, о которой вы обмолвились в беседе со мной. Вы с ней встречались?

— Нет, я почти сразу попал сюда.

— А по телефону говорили?

— Нет. А вы?

— Мы так и не застали ее дома. Номер мы нашли на сайте, как вы и говорили. Но всякий раз попадали на автоответчик. Мы даже оставили для нее сообщение. Его записал один парень из нашего отдела, который умеет вести такие разговоры. Ну, как опытный в таком деле клиент, сами понимаете.

— Что, тоже социальная инженерия?

— Да. Но она так и не позвонила ему.

Внутри у Пирса все похолодело. Он вспомнил, как вчера он и Никол много раз пытались связаться с Люси, но безуспешно. Должно быть, Венц добрался до нее первым. И не исключено, что Люси до сих пор в его руках. Пирс понял, что ему придется принять одно решение из двух. Либо продолжать плести Реннеру ахинею, чтобы спасти себя, либо попытаться помочь Люси, но тогда придется выложить всю правду.

— А вы проверили адрес, по которому числится этот номер?

— Это сотовый телефон.

— А на какой адрес приходили телефонные счета?

— Телефон зарегистрирован на имя одного из ее постоянных клиентов. Тот пояснил, что делает это в качестве одолжения. За это он трахается с ней каждое воскресенье после обеда на ее квартирке, когда жена отправляется в универсам за покупками. Но я сказал бы, что одолжение делает как раз Робин, а не этот жирный слизняк. Как бы то ни было, в это воскресенье она так и не появилась на своем рабочем месте в «Приморских башнях», где они обычно встречались. Мы тоже там побывали вместе с этим типом. Робин там не было.

— И он не знает, где она живет?

— Нет. Робин никогда не давала ему свой настоящий адрес. Он просто оплачивает эту квартиру для свиданий и сотовый телефон, за что имеет ее каждое воскресенье. Он все подробно изложил по поводу своих финансовых расходов.

— Дело дерьмо.

Представив Люси в руках Венца и его громилы, Пирс машинально провел пальцами по свежим швам у себя на лице. Он все-таки надеялся, что ей удалось улизнуть от них и где-нибудь спрятаться.

— Ага, именно так мы и сказали, когда поняли, что промахнулись. Закавыка еще и в том, что мы не знаем ее полного имени, есть лишь фотография на сайте с подписью «Робин». И мне почему-то кажется, что это не настоящее имя.

— А вы не пытались выйти на официальный веб-сайт?

— Я же только что сказал: мы его просмотрели...

— Нет, я говорю не о виртуальном сайте, а об их конторе в Голливуде.

— Да, там мы тоже побывали и застали их адвоката. Он сразу отказался сотрудничать. Чтобы получить от них сведения о клиентке, надо сначала запросить разрешение в суде. А если учесть, что о Робин мы практически ничего не знаем, уговорить судью будет совсем не просто.

Пирс еще раз прикинул, какой вариант ему лучше выбрать. Защитить себя или все-таки помочь Реннеру, а возможно, и Люси. Если он уже не опоздал.

— Выключите свою машинку.

— Диктофон? Не могу. Это официальный допрос. И я уже говорил, что должен записать его на пленку.

— Тогда беседа закончена. Но если прекратите запись, могу сообщить кое-что полезное для вас.

Реннер заколебался с принятием решения, и у Пирса сложилось впечатление, что до сих пор весь записанный на пленку разговор шел именно в том направлении, которое вполне устраивало детектива.

Немного помедлив, Реннер все-таки нажал кнопку диктофона, красная лампочка погасла, и он сунул его во внутренний карман куртки.

— Ладно, и что вы можете сообщить?

— Ее имя не Робин. Она сказала, ее зовут Люси Лапорт. Приехала из Нового Орлеана. Вы должны разыскать ее. Она в опасности. Хотя, может быть, уже слишком поздно.

— В опасности? С чьей стороны?

Пирс ответил не сразу. Вспомнил, как Венц грозил ему, если он обратится в полицию. Припомнился и разговор с Глассом, частным сыщиком.

— Билли Венц, — наконец вымолвил Пирс.

— Опять этот Венц, — усмехнулся Реннер. — Он главный заправила во всех этих делах?

— Можете верить или нет, это ваше дело. Но для начала отыщите Робин, вернее, Люси, и убедитесь, что с ней все в порядке.

— Вот как? И это все, что вы собирались мне сообщить?

— Ее фотография на веб-сайте полностью соответствует тому, как она выглядит в жизни. Я видел ее лично.

Реннер кивнул, будто услышал то, о чем догадывался раньше.

— Что ж, картинка и в самом деле прояснятся, — заметил он. — В таком случае что еще можете рассказать о ней? Когда вы с ней виделись?

— В субботу вечером. Это она показала мне, где живет Лилли. Но уехала оттуда еще до того, как я вошел в квартиру. Люси ничего не видела, поэтому я и старался оставить ее в стороне от этого дела. Я обещал это во время нашего с ней разговора. Она очень боялась, что Венц обо всем пронюхает.

— Так, прекрасно. И вы ей заплатили?

— Да, но при чем здесь это?

— При том, что мотивы определяются деньгами. Сколько вы ей дали?

— Примерно шестьсот долларов.

— Весьма недурно за одну короткую поездку в Венис. Может, у вас было путешествие и другого рода, вы понимаете?

— Нет, детектив, этого не было.

— Но если то, что вы мне рассказали об этом электронном своднике Венце, правда, то ее согласие проводить вас в квартиру, которую снимала Лилли, было чревато опасными последствиями для нее самой, не так ли?

Пирс согласно кивнул. На этот раз тесные повязки не причинили ему особой боли. Двигать головой вертикально было намного легче. А вот движения в горизонтальной плоскости затруднены.

— Что еще? — настойчиво продолжил Реннер.

— Эту квартиру в «Приморских башнях» она снимает вместе с девицей по имени Клео. Вероятно, объявление этой подруги можно найти на том же сайте, хотя я не проверял. Наверное, стоит поговорить с этой Клео и попытаться выйти через нее на Люси.

— Это все?

— В последний раз я видел ее, когда она садилась в желто-зеленое такси на автостраде в субботу вечером. Можно проследить ее маршрут через это такси.

Реннер покачал головой.

— Это только в кино все так гладко. А в реальной жизни такие приемы мало что дают. Скорее всего она отправилась назад в квартиру для свиданий. По вечерам в субботу наверняка много заказов.

Дверь приоткрылась, и в палату вошла Моника Перл, но, заметив Реннера, застыла на пороге.

— О, простите. Я, кажется...

— Именно так, — обратился к ней детектив. — Идет полицейское расследование. Вы не могли бы подождать за дверью?

— Да, конечно.

Моника бросила взгляд на Пирса, и на ее лице отразился ужас от увиденного. Пирс попробовал улыбнуться и даже помахал ей левой рукой.

— Я позвоню тебе, — сказала Моника, выходя из палаты в коридор.

— Кто это был? Еще одна подруга?

— Нет, моя секретарша.

— Итак, не хотите рассказать, о чем вы беседовали вчера на балконе со своими незваными гостями? Это был Венц?

Несколько секунд Пирс молчал, обдумывая возможные последствия своего ответа. Он склонялся к тому, чтобы назвать имя Венца и обвинить его в преступлении. Пирс был глубоко унижен тем, что с ним сотворили Венц и его мордоворот. Даже если пластическая операция окажется успешной и физических следов от ран не останется, то на душе все равно сохранятся шрамы. Он понимал, что уже никогда не забудет этой экзекуции и насилия над собой. Рубцы воспоминаний останутся навсегда.

Однако Пирс никак не мог избавиться от страха перед угрозами Венца, которые выглядели вполне реальными — не только для него лично, но и для Робин и даже Никол. Если Венц сумел так быстро разыскать его и проникнуть в дом, то ему не составит особого труда добраться и до Никол.

Наконец Пирс заговорил:

— Это дело полиции Санта-Моники, какой вам интерес?

— Вы прекрасно понимаете, что все это все связано между собой.

— Не хочу об этом больше говорить. Я просто забыл, как все произошло. Помню лишь, что возвращался с продуктами из магазина в свою квартиру, а когда очнулся, увидел рядом врачей, которые возились со мной.

— Память — очень забавная штука, не так ли? Она, как правило, отбрасывает все плохое и неприятное.

В голосе полицейского слышался явный сарказм, а одного взгляда на него было достаточно, чтобы понять: он не верит в неожиданные провалы памяти. Мужчины некоторое время пристально разглядывали друг друга, после чего детектив полез во внутренний карман и достал оттуда что-то.

— А вот эта картинка не освежит вашу память?

Он показал Пирсу большую фотографию размером 20 х 25. Это было сильно увеличенное и поэтому зернистое изображение высотного дома в квартале «Пески», сделанное с большого расстояния. Пирс поднес снимок ближе, рассмотрел мелкие фигурки людей на одном из балконов верхних этажей и сразу понял, что это был его двенадцатый этаж, а эти люди — он сам, Венц и верзила Шесть-Восемь, который держал Пирса за лодыжки вниз головой. Но фигурки на фото были слишком мелкие, чтобы разобрать лица. Он вернул снимок Реннеру.

— Нет. Ничего не помню.

— Пока это лучшее, что мы имеем. Но после того, как в новостях сообщат, что нам нужны фотографии, видеозаписи и все остальное, связанное с этим событием, наверняка найдется что-нибудь еще. За этим наблюдало немало людей. И не исключено, что у кого-то найдутся более четкие снимки.

— Желаю удачи.

Надолго задумавшись, Реннер посмотрел на Пирса, а затем продолжил:

— Послушайте, если они вам угрожали, мы вас защитим.

— Я же говорю вам: просто не помню, что там случилось. Абсолютно ничего.

Детектив кивнул.

— Ясно, ясно. Что ж, давайте на время забудем о балконе. Но тогда позвольте задать еще несколько вопросов. Например, где вы спрятали тело Лилли?

От неожиданности глаза Пирса округлились. Похоже, Реннер переменил тактику, решив взять его на испуг, как сопляка.

— Что? Да вы...

— Где девушка, Пирс? Что вы с ней сделали? А заодно хотелось бы узнать и о судьбе Люси Лапорт.

В груди у Пирса похолодело от ярости, но, взглянув на следователя, он увидел, что тот был очень серьезен. И не просто выдвигал предположение, а считал его главным подозреваемым.

— Черт возьми, вы издеваетесь надо мной? Вы даже не узнали бы об этом, не позвони я в ваше управление. Я единственный, кто заинтересовался ее исчезновением.

— Да, но, вероятно, звонком в полицию вы просто собирались прикрыть свое участие в этом деле и отвести подозрение. Также вполне возможно, что Венц и кто-то еще из ваших приятелей помогли инсценировать это нападение на вас лично. Бедняге, дескать, разбили нос, который он сует не в свое дело. Почему-то у меня нет к вам особого сочувствия, мистер Пирс.

Пирс ошарашенно уставился на него. Все, что с ним сделали, Реннер представил абсолютно под другим углом.

— Хочу поведать вам одну короткую историю, — продолжил детектив. — В свое время, когда я работал в Вэлли[16], там пропала одна девчонка. Лет двенадцати, из хорошего дома, и мы точно знали, что из семьи она убегать не собиралась. Иногда это сразу понятно. С помощью своих сотрудников, а также соседей и добровольцев мы организовали ее поиски в районе пригородных холмов. И вот, о чудо — ее находит один из соседских мальчишек. Девочку изнасиловали, задушили и бросили в овраг. В общем, история гнусная. И знаете, что интересно? Одним из тех мерзавцев, кто все это сделал, был тот самый парень, который нашел ее труп. Нам понадобилось некоторое время, чтобы докопаться до истины, но мы все-таки добрались до него, и он сознался. Поэтому не исключено, что и вы могли разыграть такую же комбинацию, согласны? Такое поведение иногда называют комплексом доброго самаритянина. Кто зарыл, тот и знает, где копать. Это часто случается. Злоумышленники любят крутиться около полиции и даже помогать в расследовании. При этом невольно создается впечатление, что они лучше, чем на самом деле, и остаются вне подозрений.

Пирс был ошеломлен, как Реннеру удалось повернуть все события таким образом, что он моментально стал главным подозреваемым.

— Вы ошибаетесь, — проговорил Пирс как можно более спокойно, хотя голос заметно дрожал. — Я этого не делал.

— Вот как? Ошибаюсь? Что ж, тогда попробую объяснить подробнее, чем я располагаю на данный момент. Во-первых, пропавшая женщина и кровь на ее постели. Плюс к этому ваше вранье и огромное количество отпечатков ваших же пальчиков — причем как в доме, где Лилли жила, так и там, где принимала клиентов.

Пирс прикрыл глаза. Он мысленно представил квартиру Лилли рядом с шоссе и домик-"чайку" на Алтаир-авеню. Он знал, что в обоих местах прикасался чуть ли не ко всему. К ее косметике, шкафам, почте.

— Нет...

Это все, что он смог выговорить.

— Что значит «нет»?

— Это ошибка. Единственное, что я делал... хочу сказать... да, я нашел ее номер. Мне просто хотелось увидеть ее... и помочь... согласен, это моя вина... но я думал, если...

Он не закончил. В голове прошлое перемешалось с настоящим в один сплошной комок. Его было не распутать, и за одной ниткой тянулась другая. Словно две планеты постоянно перекрывали друг друга на небосводе. Пирс открыл глаза и посмотрел на Реннера.

— Так что же вы думали? — спросил тот.

— Что?

— Закончите свою мысль. Вы думали — что?

— Не знаю. И не хочу об этом больше говорить.

— Давайте же, приятель. Вам полезно избавиться от лишнего груза. И душе станет легче. Вы хотите сказать, что чувствуете вину за смерть Лилли? Я правильно вас понял? Как это случилось? Несчастный случай? Возможно, меня устроит ваше объяснение, тогда мы вместе отправимся к окружному прокурору и там решим, что делать.

Пирс чувствовал, как его переполняет злость вперемешку со страхом. Он даже ощущал, как запах этой мерзкой смеси просачивается сквозь кожу. Будто два соединения вступили в химическую реакцию с выделением нового едкого продукта.

— О чем вы тут говорите? О Лилли? Это вовсе не моя вина! Я даже не знал ее, а просто хотел помочь.

— Как помочь — придушив? Или перерезав горло? Может, вы наподобие Джека Потрошителя оставили даже номерок на ее теле? Помнится, там говорилось, что он был ученым и любил во всем порядок. Доктор каких-то там наук. Так вы, Пирс, новый Потрошитель? И это ваше настоящее призвание?

— Убирайтесь к черту! Вы просто спятили.

— Вот уж не думаю, что сошел с ума. В чем же тогда ваша вина, о которой вы только что говорили?

— Что?

— Вы сами сказали, что вините себя в ее смерти. За что вы ее? Что она такого сделала? Оскорбила ваше мужское достоинство? Может, у вас маленький член, Пирс? Или что-то в этом роде?

Забывшись, Пирс тряхнул головой, и от резкой боли у него поплыли круги перед глазами.

— Ничего такого я не говорил. И моей вины тут нет.

— Но вы сами сказали. Я прекрасно слышал.

— Нет, вы все это выдумали! Ни в чем таком я не виноват! И никакого отношения к исчезновению Лилли не имею.

Пирс увидел, как Реннер полез в карман и неожиданно вытащил оттуда еще один диктофон, на котором светилась красная лампочка. До Пирса вдруг дошло, что это был совсем не тот аппарат, который детектив еще раньше забрал с тележки, выключил и убрал в карман. Значит, весь их разговор был записан до самого последнего слова.

Нажав кнопку, Реннер отмотал пленку назад и дал Пирсу прослушать сказанное им только что.

«Это ошибка. Единственное, что я делал... хочу сказать... да, я нашел ее номер. Мне просто хотелось увидеть ее... и помочь... согласен, это моя вина... но я думал, если...»

Выключив диктофон, Реннер самодовольно усмехнулся и посмотрел на Пирса. Детектив загнал его в угол и обставил, как ребенка. Но, чувствуя, что лучше держать язык за зубами, Пирс уже не мог остановиться.

— Нет, — произнес он. — Это я говорил не о ней. Не о Лилли Куинлан. Я имел в виду свою сестру. Я был...

— Но мы беседовали о Лилли Куинлан, и вы сами сказали, что это ваша вина. Это настоящее признание, дружище.

— Нет же, я говорил о...

— Я помню, вы мне уже рассказывали. Трогательная история.

— Это никакая не история.

— Ладно, знаете что? История — не история. Думаю, как только мы найдем ее тело, у меня сразу найдется, что рассказать окружному прокурору. И уж тогда я обеспечу вас бесплатным жильем.

Реннер склонился над Пирсом так близко, что их лица разделял лишь десяток сантиметров.

— Где она, Пирс? Вы ведь понимаете, это неизбежно. Мы все равно ее найдем. Так что лучше сами скажите. Что вы с ней сделали?

Пирс услышал, как детектив снова включил свой диктофон.

— Убирайтесь вон.

— Вам лучше объясниться сейчас, потом будет поздно. Как только эти материалы попадут в суд, я больше не смогу вам помочь. Расскажите мне все, как было, Генри. Давайте же. Сбросьте лишний груз.

— Я уже сказал: проваливайте отсюда. Я хочу увидеться с адвокатом.

Поднявшись со стула, Реннер понимающе улыбнулся, затем демонстративно взял диктофон и выключил его.

— Конечно, вам хочется встретиться с адвокатом, — произнес он. — И сейчас вам действительно нужен адвокат. А вот я, Пирс, собираюсь к окружному прокурору. У меня уже достаточно материалов, чтобы привлечь вас к суду за проникновение в чужой дом без разрешения, а также за ложь и ввод следствия в заблуждение. Подумайте как следует. Все, что вы мне пытались здесь впарить, чушь собачья. Но главное я все-таки получил. — И он довольно покачал на ладони диктофон с записью их разговора. — Как только найдем ее тело, игра сразу закончится.

Но Пирс уже не слушал его. Отвернувшись от Реннера, он уставился в пространство, размышляя, что ждет его дальше. Пирс вдруг понял, что может потерять сразу все. Свою компанию, работу — абсолютно все. В одно мгновение перед его мысленным взором повалились все фишки домино, выстроенные в ряд. И последней в этом ряду была предстоящая встреча с Годдаром, который теперь откажется от сотрудничества с ними и направит вложения в «Бронсон техно», «Мидас молекьюлар» или еще какого-нибудь конкурента. А если Годдар выйдет из игры, то вряд ли кто захочет иметь с ними дело. Инвесторов не слишком прельщают уголовные расследования и слушания в суде. И в конкурентной гонке за новыми компьютерными технологиями Пирс окажется за бортом.

Обернувшись, он взглянул на Реннера.

— Я сказал, что больше не собираюсь с вами общаться. И хочу, чтобы вы ушли. А мне нужен адвокат.

Реннер кивнул:

— Советую нанять адвоката получше.

Проходя мимо столика с медикаментами, он забрал свою шляпу, которую Пирс до того не замечал. У его круглой коричневой шляпы поля почему-то были загнуты не вверх, а вниз. Пирс подумал, что во всем Лос-Анджелесе вряд ли найдется еще хоть один человек в таком уборе. Реннер молча вышел из палаты.

Глава 23

Пирс сидел на кровати, обдумывая ситуацию, в которой оказался. Он прикидывал, какая доля из всего сказанного Реннером предназначалась для того, чтобы его припугнуть, а что соответствовало реальности. Наконец он тряхнул головой, отгоняя невеселые мысли, и огляделся в поисках телефона. На столике рядом с кроватью Пирс ничего не нашел, зато на боковой стенке кровати размещался настоящий электронный пульт с кнопками управления положением матраса и телевизором на противоположной стене. Тут же был и телефон, пристегнутый к правому поручню, а в пластиковом пакете рядом с ним обнаружилось даже карманное зеркальце. Пирс вытащил его из футляра и впервые за долгое время взглянул на себя.

Откровенно говоря, он ожидал худшего. Когда сразу после нападения Пирс ощупывал свою физиономию и промокал кровь футболкой, ему показалось, что лицо сильно разбито и глубоких шрамов не избежать. Постепенно это перестало его заботить, и он был рад просто остаться в живых. Теперь же мысли снова вернулись к косметическим последствиям. Припухлость на лице уже была не так заметна. Отеки оставались только в углах глаз и в нижней части носа. Ноздри были заткнуты ватными тампонами. На внутренней части роговицы левого глаза были следы сильного кровоподтека. А верхняя часть носа, включая переносицу, была покрыта множеством аккуратных хирургических стежков.

Швы складывались в букву "к", вертикальная часть которой спускалась вниз вдоль носа, а две угловые линии лучами расходились в направлении левого глаза и брови над ним. Часть этой брови была сбрита — так понадобилось хирургу, — и Пирсу показалось, что это самое забавное изменение во всей физиономии.

Убирая зеркало на место, он вдруг поймал себя на том что улыбается. Его лицо было фактически изуродовано. Только что он беседовал с копом, который пытается запрятать его в тюрьму за преступление, которое Пирс обнаружил, но не совершал. А на свободе в полном здравии пребывают этот электронный сводник со своим ручным монстром, которые представляли реальную угрозу не только для него, но и его близких. А он сидит на больничной койке и улыбается.

Пирс еще не понял до конца, но догадывался, что причиной такой реакции стала собственная физиономия, увиденная им только что в зеркале. Он выжил, а лицо показало ему, насколько близок он был к тому, чтобы упустить этот шанс. Именно поэтому напряжение немного спало, а на лице появилась улыбка.

Пирс отстегнул телефонную трубку и позвонил Джейкобу Кацу, юридическому эксперту фирмы по вопросам патентования. Тот сразу взял трубку, словно ждал.

— Генри, как ты, в порядке? Я слышал на тебя напали, еще что-то случилось...

— Это долгая история, Джейкоб. Я расскажу тебе позднее. А вот сейчас мне нужна от тебя фамилия специалиста. Мне нужен юрист, адвокат по уголовным делам. Высококвалифицированный, но кто не слишком любит пялиться в телевизионную камеру или давать интервью газетчикам.

Пирс понимал, что таких адвокатов в Лос-Анджелесе мало, но в сложившейся ситуации ему надо было быстро и гарантированно обезопасить себя от облыжного обвинения в убийстве. Причем сделать это требовалось без лишнего шума и чрезвычайно осмотрительно, иначе вступит в действие принцип домино — последовательное крушение как его личных планов, так и судьбы компании.

Перед тем как ответить, Кац откашлялся. Он сразу понял, что просьба Пирса носит не совсем обычный характер и не вписывается в рамки их профессиональных отношений.

— Думаю, что смогу найти такого адвоката, — наконец ответил он. — Она тебе должна понравиться.

Глава 24

В среду утром, когда Пирс разговаривал по телефону с Чарли Кондоном, в больничную палату вошла женщина в сером костюме. Она протянула ему визитную карточку, в которой было напечатано: Дженис Лангуайзер. Прикрыв микрофон ладонью, Пирс извинился и сказал, что уже заканчивает разговор.

— Чарли, пришел мой врач, и мне надо кое-что сделать. В общем, сообщи ему, что мы решим этот вопрос до конца недели или в начале следующей.

— Не могу, Генри. Он желает познакомиться с «Протеем» до того, как мы направим заявки на патентование. Поэтому не стоит затягивать. Кроме того, ты уже встречался с Морисом и знаешь, что он не любит проволочек.

— И все-таки позвони ему и попробуй отложить нашу встречу.

— Ладно, свяжусь и попробую. А потом перезвоню тебе.

Закончив разговор, Пирс сунул трубку в футляр на боковой стенке кровати. Он обернулся к Лангуайзер и попытался улыбнуться, но подсыхающие на лице швы причиняли больше боли, чем днем раньше, поэтому улыбка вышла вымученной.

Она протянула руку, и Пирс пожал ее.

— Дженис Лангуайзер. Рада встретиться.

— Генри Пирс. Учитывая обстоятельства нашей встречи, лично я этого сказать не могу.

— Обычная ситуация, когда приглашают адвоката.

У Пирса уже был ее послужной список, который ему передал Кац. Лангуайзер занималась адвокатской практикой в небольшой, но влиятельной фирме «Смит, Левин, Колвин и Энрикес». Компания, по словам Каца, была столь мало известна в широких кругах, что отсутствовала даже в телефонном справочнике. Ее клиентами являлись представители элитных кругов, нуждавшиеся время от времени в защите. Год назад эта компания пригласила Дженис Лангуайзер из окружной прокуратуры, где та участвовала в самых громких судебных процессах последних лет. Кац объяснил, что, помимо прочего, контакт с этой юридической фирмой позволит завязать взаимовыгодные отношения на будущее, поскольку «Амедео текнолоджиз» готовится к выходу на общественную арену. Пирс не стал говорить Кацу, что до широкой известности их фирмы дело может и не дойти, если его личная ситуация не разрешится должным образом.

После стандартных вежливых расспросов по поводу полученных травм и перспектив выздоровления Лангуайзер поинтересовалась, почему он решил, что ему нужен адвокат по уголовному делу.

— Потому что вокруг меня крутится детектив из полицейского управления, который считает меня убийцей. А недавно он сообщил, что собирается подать заявление в окружную прокуратуру по обвинению меня в нескольких преступлениях, включая убийство.

— Как его зовут?

— Его фамилия Реннер. Имени своего он мне, кажется, не называл, или я просто забыл. У меня есть его визитка, но я так и не заглянул в нее...

— Роберт. Я его знаю. Он работает в Тихоокеанском округе, причем довольно давно.

— Вы с ним пересекались по работе?

— Да, в начале моей карьеры по делам окружной прокуратуры я участвовала в нескольких процессах, материалы по которым представлял именно Реннер. Он мне показался неплохим полицейским. Я бы даже сказала, весьма основательным.

— Он сам часто использует это слово.

— Так он собирается заявить в окружную прокуратуру о вашей причастности к убийству?

— Не уверен, ведь тело еще не найдено. Но он пригрозил, что обвинит меня в других преступлениях. За посягательство на частную собственность и проникновение в чужой дом без разрешения. Ну и за отказ сотрудничать с правосудием. Полагаю, что параллельно он постарается притянуть меня к ответственности за убийство. Я не знаю, насколько вся эта чушь, что он нагородил, призвана запугать меня и в какой степени соответствует действительности. Но я никого не убивал, поэтому мне и понадобился адвокат.

Нахмурившись, Лангуайзер задумчиво кивнула, а потом спросила, указав на его лицо:

— А все это как-нибудь связано с вашими травмами?

Пирс кивнул.

— Тогда расскажите все с самого начала.

— Полагаю, с этого момента мы становимся в положение адвоката и его клиента?

— Да, именно так. Можете говорить открыто.

Пирс еще раз кивнул и следующие полчаса посвятил рассказу о своих приключениях во всех подробностях, насколько мог припомнить. Не скрывая, он поведал обо всем, что совершил за последние несколько дней, включая и правонарушения.

Пока он рассказывал, Лангуайзер тщательно фиксировала его слова, устроившись за медицинским столиком. Запись она вела дорогой на вид авторучкой на официальных желтых бланках, которые достала из черной кожаной сумки, выглядевшей больше обычной дамской сумочки, но меньше стандартного портфеля для бумаг. Манеры и внешний вид адвоката свидетельствовали о профессиональной уверенности высокооплачиваемого специалиста. Когда Пирс закончил свое повествование, она вернулась к той части его рассказа, которая касалась признания, сделанного в присутствии Реннера. Лангуайзер задала несколько вопросов о том, какие лекарства принимал Пирс, а также какие последствия нападения и хирургического вмешательства он испытывал. Особенно внимательно она отнеслась к упоминанию Пирсом собственной вины.

— Я имел в виду мою сестру Изабелл.

— Не понимаю, объясните.

— Она умерла много лет назад.

— Продолжайте, Генри, не заставляйте меня теряться в Догадках. Мне важно знать все.

Пирс пожал плечами, снова ощутив боль под ребрами.

— Сестра ушла из дома, когда мы были детьми. А потом ее убил... один тип, который прикончил немало других людей. Девушек он подбирал в Голливуде. Потом его застрелила полиция... вот и все.

— Серийный убийца? Когда это случилось?

— В восьмидесятых годах. Его прозвали Кукольником. Газетчики любят давать всякие клички, сами знаете. Обычно задним числом.

Пирс видел, как Лангуайзер подробно записывала его рассказ.

— Я помню этого Кукольника. В то время я училась в юридическом колледже Калифорнийского университета. Позже я даже познакомилась с полицейским, который пристрелил его. Он, кстати, только в этом году вышел на пенсию. А как эта история оказалась в центре вашего разговора с детективом Реннером об исчезновении Лилли Куинлан?

— В последнее время я часто вспоминал свою сестру. А тут как раз этот случай с Лилли. Думаю, это и было причиной моей оговорки в беседе с ним.

— Так вы считаете себя ответственным за судьбу сестры? Но почему, Генри?

Перед тем как ответить, Пирс несколько секунд помолчал, восстанавливая подробности той давнишней истории. Даже не всей истории, а только той части, которую собирался пересказать. Кое-чем он никогда не смог бы поделиться с незнакомым человеком.

— Мой отчим и я часто наведывались в те места. Тогда мы жили в Вэлли, откуда и ездили в Голливуд, чтобы отыскать ее. Обычно по вечерам. Бывало и днем, но чаще по вечерам.

Пирс уперся взглядом в пустой экран телевизора, висевшего на стене напротив кровати. Он словно пересказывал историю, которую видел на экране.

— В таких случаях я облачался в старую одежду, чтобы походить на них — обычных ребят с улицы. Отчим отвозил меня в одно из таких мест, где скрывались и ночевали подростки. Там же они занимались сексом, зарабатывая деньги на выпивку и наркотики. Во всяком случае...

— А почему именно вы? Почему ваш отчим не занимался поисками?

— Тогда он объяснял мне это тем, что я ребенок, поэтому не вызываю подозрения. А при виде взрослого мужчины они просто разбегутся, и мы окончательно потеряем ее.

В этом месте Пирс сделал паузу. Лангуайзер немного подождала, а потом подтолкнула его дальше:

— Вы сказали, что отчим давал такие объяснения именно в то время. А что он говорил позднее?

Пирс покачал головой. Адвокат оказалась совсем неглупа и обращала внимание на самые тонкие детали его рассказа.

— Ничего. Просто... мне кажется, что у сестры была причина сбежать из дома. Полиция утверждала, что все дело в наркотиках, но я думаю, это пришло позднее. Уже после того, как Изабелл оказалась на улице.

— Вы считаете, причиной ее побега был отчим?

Лангуайзер произнесла это так уверенно, что Пирс невольно кивнул в знак согласия. И тут же вспомнил слова, сказанные по телефону матерью Лилли Куинлан относительно того, что объединяло ее дочь и Робин.

— Что же он с ней сделал?

— Не знаю, и сейчас это не имеет значения.

— Тогда почему вы заявили Реннеру, будто в этом была ваша вина? Почему вы считаете себя виноватым в судьбе сестры?

— Да потому что не нашел ее. Столько вечеров искал и не сумел найти. Если только...

Последние слова Пирса прозвучали очень неубедительно и неопределенно из-за скрывавшейся за ними лжи. Он не мог сказать правду женщине, с которой был знаком меньше часа.

Лангуайзер смотрела на него, ожидая продолжения.

— Генри, думаю, это поможет прояснить кое-что: ваши действия по поиску Лилли Куинлан и смысл заявления, сделанного в присутствии Реннера.

Он кивнул.

— Сожалею о вашей сестре. По своему опыту знаю, что наладить контакты с семьями жертв очень и очень непросто. Но по крайней мере вы знаете ее судьбу. А тот мерзавец получил по заслугам.

На лице Пирса появилась саркастическая ухмылка, вызвавшая очередной приступ боли из-за не заживших еще ран.

— Да, дело закрыто, и все встало на место.

— Ваш отчим жив? А как родители?

— Насколько мне известно, отчим жив. Однако с ним я уже давно не общаюсь. Моя мать осталась в Вэлли, но с мужем больше не живет. Откровенно говоря, с ней я тоже давно не встречался.

— А ваш родной отец?

— В Орегоне, у него там новая семья. Но мы иногда перезваниваемся. Из них всех только с ним я поддерживаю контакт.

Лангуайзер кивнула и принялась перелистывать свои записи, внимательно проверяя все услышанное. Затем она снова взглянула на Пирса.

— Что ж, думаю, все это ерунда.

От неожиданности Пирс вздрогнул.

— Нет же, я рассказал все...

— Я имею в виду Реннера. Полагаю, он берет вас на испуг. Ничего особенного тут нет. И вряд ли он станет обвинять вас. В окружной прокуратуре его просто поднимут на смех. В чем вас можно уличить? В краже? Нет, вы просто хотели убедиться, что с девушкой все в порядке. Им же неизвестно о корреспонденции, которую вы прихватили, и они уже ничего не смогут доказать, поскольку все следы уничтожены. А что касается отказа помочь следствию, это вообще дешевая выдумка. Людям всегда свойственно запираться на допросах и выгораживать себя. Что-то не припомню ни одного дела по обвинению в нежелании сотрудничать с полицией. За время работы в окружной прокуратуре мне такого не доводилось слышать.

— А как насчет магнитной записи? Меня это смущает. Реннер утверждает, что у него на руках мое добровольное признание.

— Это он вас обманывает. Просто хочет проверить, как вы среагируете, а вдруг сделаете еще какое-нибудь признание, покруче первого. Чтобы разобраться до конца, мне надо прослушать запись этого заявления, но уже сейчас можно сказать, что в нем нет ничего для вас опасного. И ваше объяснение по поводу сестры выглядит вполне логичным и достоверным. Именно так его присяжные и воспримут. А кроме того, сюда можно добавить и то, что вы находились под воздействием медикаментов и...

— Ну, если дело дойдет до суда, мне конец.

— Я понимаю. Но в данном случае хочу сказать, что окружная прокуратура будет рассматривать обвинения в ваш адрес под таким же углом. И они никогда не отважатся на передачу дела в суд, если поймут, что жюри присяжных наверняка не примет их доводы.

— Да здесь нечего принимать! Ведь я просто хотел убедиться, что с ней ничего не случилось. Вот и все.

Лангуайзер кивнула, хотя было ясно, что такие эмоциональные оправдания не слишком ее интересуют. Пирс давно слышал, что профессиональных адвокатов мало волнует ответ на окончательный вопрос — виновен или нет их подзащитный. Их дело — точно следовать букве закона, а не бороться за абстрактную справедливость. Но все же Пирс почувствовал некоторое разочарование, поскольку надеялся, что Лангуайзер искренне встанет на его защиту.

— Знаете, — начала она, — если тела нет, то очень сложно затеять разбирательство против кого угодно. В принципе такое возможно, но крайне трудно выполнимо — особенно в данном случае, учитывая стиль жизни жертвы, а также источник доходов. Девушка может находиться где угодно. А если она мертва, список подозреваемых в ее убийстве окажется очень велик. Попытка детектива привязать ваше проникновение в ее дом к возможному убийству, произошедшему совсем в другом месте, тоже не выдерживает критики. Такое грубое «шитье» ни одна прокуратура не примет к рассмотрению. Хочу напомнить, что я сама работала в окружной прокуратуре и часть моей работы как раз и состояла в том, чтобы вернуть полицейских на землю, к реальности. Думаю, если ничего особенного в этом деле не изменится, у вас, Генри, все будет в порядке. Пока все обвинения Реннера чепуха.

— А что может измениться?

— Ну например, если обнаружится тело и полиция как-то свяжет его с вашими действиями.

Пирс тряхнул головой.

— Как его можно привязать ко мне? Я же с ней даже не встречался никогда.

— Вот и отлично. Значит, не следует беспокоиться.

— Вы уверены?

— Абсолютно, на сто процентов. Особенно с позиции закона. Надо просто ждать и следить, как развиваются события. — Перед тем как продолжить, Лангуайзер еще раз заглянула в свои заметки. — Ладно, — наконец произнесла она, — а теперь позвоним детективу Реннеру.

Пирс от удивления вскинул брови, вернее, то, что от них осталось, и болезненно поморщился.

— Звонить ему? Зачем?

— Чтобы проинформировать, что у вас теперь есть юридический представитель, и узнать, как он на это среагирует.

Она достала мобильный телефон и открыла крышку.

— По-моему, его карточка осталась у меня в бумажнике, — произнес Пирс. — А тот валяется где-нибудь в ящике стола.

— Ничего страшного, я помню его номер.

Адвокат позвонила в Тихоокеанский полицейский участок и попросила Реннера. Ожидая, пока он подойдет, Лангуайзер прибавила звук в своем мобильнике и развернула трубку под углом, чтобы Пирс тоже мог слышать их разговор. После этого она поднесла палец к губам, призывая его не вмешиваться в беседу.

— Боб, это Дженис Лангуайзер. Еще не забыл меня?

Реннер ответил после паузы:

— Конечно, нет, но я слышал, ты ушла в тень.

— Неплохо сказано. Послушай, я говорю с тобой из больницы Святого Иоанна. Я адвокат Генри Пирса.

На том конце снова повисла пауза.

— А, Генри Пирс, добрый самаритянин. Известный ангел-спаситель шлюх и бездомных животных.

Пирс почувствовал, как краснеет.

— Ты сегодня просто неиссякаем на юмор, Боб, — сухо заметила адвокат. — Никак еще один тонкий намек?

— Этот Генри Пирс большой шутник по части пудрить мозги.

— Вот поэтому я и звоню. Больше никаких историй от него ты не услышишь, Боб. Я представляю его интересы, а он не будет беседовать с тобой. Свой шанс ты уже использовал.

Пирс взглянул на Лангуайзер, и та подмигнула ему.

— Ничего я не использовал, — возразил Реннер. — Но если он наконец захочет рассказать все, как было, а не очередную бредятину, то я к его услугам. Иначе...

— Послушай, детектив, похоже, тебя больше волнует, как испортить жизнь моему клиенту, чем действительно разобраться в том, что случилось. Но я хочу положить этому конец. Генри Пирс не в твоем загоне. И еще вот что. Если все-таки захочешь сунуться со своими записями в суд, то мне придется рассказать о фокусе с двумя диктофонами. Не стоит искать приключений на свою задницу.

— Я же предупредил его, что записываю разговор, — недовольно пробурчал Реннер. — Потом зачитал все его права, и он сказал, что все понял. Я выполнил все, что полагается в таких случаях. И ничего противозаконного за все время его рассказа я не сделал.

— Возможно, формально все так и было, Боб, но судьям и присяжным очень не нравится, когда полицейские дурачат людей. Они предпочитают честную игру.

Теперь пауза заметно затянулась. Пирсу даже показалось, что Лангуайзер зашла слишком далеко и разозленный детектив начнет еще сильнее копать против него, опасаясь отставки.

— Похоже, ты настроена решительно, — наконец продолжил Реннер. — Надеюсь, тебе не придется потом разочароваться.

— Что ж, когда меня приглашают такие клиенты, как Генри Пирс, — люди, стремящиеся делать добро, — то я полностью на их стороне.

— Ты сказала, «делать добро»? Сомневаюсь, что такого же мнения придерживается и Люси Лапорт.

— Он нашел ее? — не выдержал Пирс.

Лангуайзер тут же подняла руку, чтобы остановить его, но было уже поздно.

— О, мистер Пирс рядом с тобой? Честно говоря, не думал, что он нас слушает, Дженис. Если уж говорить о фокусах, у тебя они неплохо получаются.

— Это вышло непреднамеренно.

— Точно так же и я не стал говорить ему о втором диктофоне, когда он дал свое согласие на запись. Я сам знаю, что делать.

— Постой, ты нашел Люси Лапорт?

— Это дело полиции, мэм. Так что оставайся в своем загоне, а я — в своем. А теперь до свидания.

И Реннер повесил трубку. Лангуайзер тоже закрыла свой мобильник, обратившись к Пирсу:

— Я же просила вас молчать.

— Простите. Именно до этой женщины я пытался дозвониться несколько дней подряд, начиная с воскресенья. Мне надо знать, где она сейчас и что с ней. Вдруг нуждается в помощи? Если с ней что-нибудь случилось, то виноват буду я.

Ну вот, опять, подумал Пирс. Сам то и дело винит себя в различных бедах, да еще норовит сделать публичное заявление.

Но Лангуайзер на этот раз не обратила внимания. Она укладывала в сумку телефон и блокнот с записями.

— Мне надо будет сделать несколько звонков. Я знаю людей в Тихоокеанском участке, которые больше склонны к сотрудничеству, чем детектив Реннер. Например, его начальник.

— Не могли бы позвонить мне сразу, как что-нибудь узнаете?

— У меня есть ваши телефоны. Однако прошу держаться в стороне от всего этого. Надеюсь, мне удалось на некоторое время припугнуть Реннера и он не раз подумает перед тем, как пойти на подобные шаги. Полностью из его ловушки вы еще не выбрались, Генри. И хотя довольно близки к этому, могут произойти и другие события. В общем, поменьше личной активности, не лезьте в это дело.

— Ладно, постараюсь.

— И еще. В следующий раз, когда придет врач, попросите у него список лекарств, что вы принимали накануне разговора с Реннером, который он записал на диктофон.

— Хорошо.

— Кстати, когда вас собираются выписывать?

— Полагаю, сегодня.

Пирс машинально посмотрел на часы. Он уже два часа ждал визита доктора Хансена, который должен был его выписать.

Он оглянулся на Лангуайзер. Та, похоже, собиралась уходить, но тоже взглянула на него, словно хотела что-то спросить, но не решалась.

— Что у вас?

— Даже не знаю, как сказать. Мне показалось, что в ваших воспоминаниях слишком большие разрывы. Я имею в виду то время, когда вы были мальчиком и думали, что сестра ушла из дома из-за отчима.

Пирс промолчал.

— Не хотите рассказать об этом подробнее?

Он перевел взгляд на пустой телеэкран, но в этот раз ничего там не увидел и только покачал головой.

— Нет.

Пирс пока не мог понять, какой тактики адвокат собирается придерживаться. Но полагал, что защитники по уголовным делам, как правило, имеют дело с лжецами и поэтому, как тренированные профессионалы, должны обладать развитой интуицией, чтобы выуживать важные подробности по движению глаз, особенностям мимики и жестов своих клиентов. Однако Лангуайзер просто кивнула и не стала ни на чем настаивать.

— Ну, мне пора. У меня сегодня судебные слушания в центральном округе.

— Спасибо, что заехали ко мне. Все было прекрасно.

— Такая уж наша служба. По дороге я еще успею сделать пару звонков и сообщу вам, если узнаю что-нибудь о судьбе Люси Лапорт или чем-либо еще. Но очень прошу вас держаться в стороне от расследования. Договорились? И быстрее возвращайтесь на работу.

Пирс поднял руки вверх, будто сдаваясь:

— Все эти передряги меня уже доконали.

Одарив его профессиональной адвокатской улыбкой, Лангуайзер покинула палату.

Пирс достал телефон и стал набирать номер Коуди Зеллера, но неожиданно в дверях появилась Никол Джеймс, и он положил трубку на место.

Никол согласилась заехать за Пирсом и отвезти домой, как только его осмотрит и выпишет доктор Хансен. Она с тревогой смотрела на его изуродованное лицо. Никол довольно часто навещала Пирса в больнице, но так и не привыкла к хирургическим швам, покрывавшим его физиономию.

Пирс воспринимал ее сострадательно приподнятые брови и искреннее выражение сочувствия как добрый для себя знак. Он считал, что все пережитое им за последние дни с лихвой окупится, если только Никол примет его назад.

— Бедняга, — пробормотала она, слегка потрепав Пирса по щеке. — Как ты себя чувствуешь?

— Неплохо, — ответил он. — Но я все еще жду врача, чтобы он меня выписал. Уже два часа прошло, как он должен прийти.

— Тогда я выйду на минуту и узнаю, в чем там дело. — Уже направляясь к выходу, Никол обернулась и спросила: — А что это была за женщина?

— Какая женщина?

— Ну, которая вышла от тебя?

— Это мой адвокат. Ее прислал Кац.

— Зачем она тебе, если есть Кац?

— Она занимается уголовными делами.

Услышав это, Никол остановилась и повернулась к нему.

— Адвокат по уголовным делам? Генри, но люди, которые получают неверный телефонный номер, обычно обходятся без адвокатов. Что случилось?

Пирс пожал плечами.

— Ничего особенного сказать не могу, сам толком не знаю. Но я вляпался в какую-то грязную лужу и сейчас пытаюсь выбраться на сухое место. Разреши мне тоже узнать у тебя кое-что.

Он встал с кровати и подошел к Никол вплотную. Сначала с непривычки Пирс слегка пошатывался, но потом все-таки обрел равновесие и обнял Никол за плечи. Она взглянула на него с подозрением.

— Что еще у тебя?

— Когда меня выпишут, куда ты меня отвезешь?

— Генри, я уже говорила — отвезу домой. К тебе домой.

Даже несмотря на маску из хирургических швов и остаточную припухлость, на его лице появилось явное разочарование.

— Генри, ведь мы договорились хотя бы попробовать жить по-новому. Вот и давай пробовать.

— Я просто подумал...

Но так и не закончил, потому что не понимал, что именно собирался сказать, и как это лучше выразить словами.

— Ты считаешь, что случившееся с нами произошло слишком быстро, — произнесла Никол, — и поэтому так же стремительно все можно восстановить. — И повернувшись, направилась к двери.

— И еще я хочу сказать, что был не прав.

Она снова оглянулась на него.

— На это понадобятся месяцы, и ты это знаешь, Генри. А может, и больше.

Никол вышла в коридор, чтобы разыскать врача. А Пирс снова сел на кровать, пытаясь вспомнить то доброе время, когда они крутились с Никол на чертовом колесе, а весь мир казался простым и совершенным.

Глава 25

Всюду была кровь. Ее многочисленные следы отчетливо выделялись на бежевом покрывале, накинутом на новую кровать, на стенах и даже телефоне. В спальне Пирс оглядел весь этот разгром, не в силах толком вспомнить, что же случилось после того, как Венц и его мордоворот покинули квартиру.

Шагнув в комнату, он остановился у телефона и торопливо поднес к уху блок автоответчика, чтобы по характеру сигнала определить, нет ли новых сообщений. Их, судя по всему, не было. Тогда Пирс наклонился, выдернул из стены телефонный разъем и отнес аппарат в ванную комнату, чтобы очистить его от крови.

Вся раковина была покрыта бурыми брызгами, а шкаф с аптечкой заляпан кровавыми отпечатками пальцев. Пирс не мог вспомнить, что он делал в ванной после нападения, но при виде пятен засохшей крови в памяти сразу всплыл матрас, который полицейские выносили из квартиры Лилли Куинлан.

Осторожно и по возможности тщательно протирая телефон куском влажной ткани, он вспомнил кинофильм «Запекшаяся кровь», который когда-то смотрел вместе с Коуди Зеллером. В картине рассказывалось о женщине-уборщице, в обязанности которой входило прибирать места совершенных убийств после того, как их осмотрит полиция. И сейчас он подумал, а существует ли на самом деле такая служба, куда можно позвонить и вызвать уборщика. В любом случае перспектива отмывать спальню его совсем не прельщала.

После того как телефон удалось более или менее отчистить от крови, Пирс снова включил его в розетку рядом с кроватью и присел на чистую часть матраса. Он снова проверил автоответчик, но сообщений не было. Ему показалось это странным. Ведь он отсутствовал почти трое суток, и ни одного звонка за все это время. Может быть, они уже убрали страницу Лилли Куинлан с веб-сайта «Красоток»? Пирс быстро набрал номер «Амедео текнолоджиз» и стал ждать, когда трубку возьмет его секретарша.

— Моника, это я. Ты поменяла номер моего телефона?

— Генри? А что...

— Я спрашиваю, ты поменяла номер?

— Да, как ты и говорил. Это должны были сделать еще вчера.

— Похоже, они так и сделали.

Пирс помнил, что когда в субботу уговаривал Монику позвонить во «Всеамериканскую почту», то поручил ей поменять свой домашний телефон уже в понедельник. Причем сделал это вполне сознательно. Но теперь, избавившись от злополучного номера, он почему-то испытывал разочарование. Ведь для него это была единственная связь с другим миром — миром Лилли и Люси.

— Генри? Ты меня слышишь?

— Да. Какой теперь у меня номер?

— Надо посмотреть. Ты уже выписался из больницы?

— Да, я дома. Посмотри, пожалуйста.

— Сейчас, сейчас. Я хотела сообщить его вчера, но застала у тебя в палате того посетителя.

— Понимаю.

— Ага, вот он.

Пока Моника диктовала номер, Пирс быстро взял ручку с прикроватного столика и записал телефон у себя на запястье, потому что блокнота под рукой не оказалось.

— А перевод звонков со старого номера на новый не предусмотрен?

— Нет, потому что я побоялась, что эти мужики продолжат звонить тебе.

— Ну и правильно. Отлично сработано.

— Генри, ты сегодня здесь появишься? Чарли интересовался твоими планами.

Перед тем как ответить, он задумался. Рабочий день уже перевалил за половину. Чарли, вероятно, хотел еще раз обсудить предстоящую презентацию проекта «Протей». Встреча была назначена на завтра, хотя Пирс и просил ее отложить.

— Пока не знаю, смогу ли я сегодня с ним встретиться, — наконец ответил он. — Врач рекомендовал мне быть очень осторожным. Если Чарли хочет переговорить, скажи ему, что я дома, и дай мой новый телефон.

— Хорошо, Генри.

— Спасибо, Моника. Увидимся позднее.

Он ждал, что она тоже попрощается с ним, но секретарша молчала. Пирс уже собирался положить трубку, когда она снова заговорила:

— Генри, у тебя все в порядке?

— Все нормально. Мне просто не хочется сейчас заходить на работу и пугать людей своей физиономией. Как вчера испугал тебя.

— Я не...

— Не лги, испугалась, но все в порядке. И спасибо, Моника, что поинтересовалась, как я себя чувствую. Это всегда приятно. Да, вот что еще — насчет того человека, что был у меня в палате, когда ты вошла.

— Да?

— Это детектив Реннер, из полиции. Возможно, он захочет поговорить с тобой обо мне.

— О чем именно?

— О том, что я попросил тебя сделать. Ну, помнишь тот звонок как бы от имени Лилли Куинлан? Что-нибудь насчет этого.

После короткой паузы Моника взволнованно спросила:

— Генри, у меня могут быть неприятности?

— Вовсе нет, Моника. Они просто расследуют ее исчезновение. А не твое. И хотят проследить, где я был и что делал. Поэтому, если тебе позвонят, просто расскажи, как было дело, и все обойдется.

— Ты уверен?

— Да. Не тревожься по этому поводу. А теперь извини, У меня есть дела.

Закончив разговор с секретаршей, Пирс набрал номер Люси Лапорт — на этот раз по памяти. Он снова услышал автоответчик, но содержание уже было другим. Люси сообщала, что взяла отпуск и просит всех клиентов обращаться после ноября.

Выходит, больше, чем на месяц, подумал Пирс. Он почувствовал, как сжалось сердце при воспоминании о фразе, оброненной Реннером, а заодно о Венце с его головорезом, способными на все. Несмотря на услышанное, он продиктовал свое сообщение:

— Люси, говорит Генри Пирс. Это очень важно. Перезвони мне. Что бы с тобой ни случилось и что бы с тобой ни сделали, позвони мне. Я смогу тебе помочь. У меня теперь новый номер, запиши его.

Продиктовав номер, записанный на запястье, Пирс положил трубку. Несколько секунд сидел с телефоном на коленях, надеясь, что Люси тут же перезвонит ему. Но звонка он так и не дождался. Тогда Пирс встал и направился в кухню.

На кухне он обнаружил пустую корзину из-под белья, которая стояла на столе рядом с раковиной. Пирс вспомнил, что брал ее, чтобы принести пакеты с продуктами из машины, когда столкнулся с Венцем и Шесть-Восемь около лифта. Припомнил он и грохот, с которым корзина упала на пол, когда его волокли в квартиру. Теперь же корзина оказалась на кухне. Открыв холодильник, Пирс заглянул внутрь и увидел на полках все, что купил в тот вечер, кроме яиц, которые, вероятно, разбились. Он подумал, кто бы это мог сделать. Никол? Полиция? Соседи, которых он даже не знает?

Этот вопрос невольно заставил Пирса вспомнить выражение Реннера по поводу комплекса доброго самаритянина. Если его теория о существовании такого комплекса окажется верна, то очень обидно за истинных доброжелателей и добровольцев, которые еще встречаются в этом мире. И то, что их усилия могут с таким цинизмом восприниматься даже представителями закона, действовало на Пирса угнетающе.

Он вспомнил, что еще несколько пакетов с едой лежат в багажнике его «БМВ». Взяв со стола бельевую корзину, Пирс решил сходить за ними, поскольку был голоден, а напитки, крекеры и другие купленные им легкие закуски оставались в машине.

Чувствуя слабость от полученных травм и хирургических операций, он не стал перегружать корзину, решив перенести все в два приема. А когда вернулся со второй порцией, понял, что пропустил телефонный звонок. Осталось только сообщение. Проверив экран определителя, Пирс увидел, что звонило частное лицо, и тут же сообразил, что это номер мобильного телефона Люси Лапорт.

Пирс мысленно отругал себя за то, что прошляпил столь важный звонок, и, быстро набрав код прослушивания сообщений, услышал ее голос.

«Хочешь помочь мне? Ты и так мне здорово помог, Генри. Они отделали меня по полной программе. От побоев я стала вся сине-черная и в таком виде даже на людях показаться не могу. Поэтому хватит мне звонить и соваться со своей помощью. После всего этого я с тобой даже говорить не хочу. Прекрати звонить, понял меня, ученый?»

Сообщение оборвалось. Пирс продолжал держать трубку около уха; его память воспроизводила отдельные фрагменты записи, словно заигранную пластинку. Они отделали меня... я стала вся сине-черная. Он почувствовал легкое головокружение и, чтобы не потерять равновесие, оперся рукой о стену. Потом прижался спиной к стене и медленно сполз вниз, пока не уселся на пол, продолжая держать телефон на коленях.

Несколько секунд Пирс сидел неподвижно, затем снова принялся набирать ее номер, но на полпути остановился и положил трубку.

— Ладно, — вслух произнес он.

Прикрыв глаза, Пирс подумал, что, пожалуй, следует позвонить Дженис Лангуайзер и сообщить ей, что по крайней мере Люси жива. А заодно узнать, нет ли у нее чего-нибудь новенького по этому делу.

Но пока он обдумывал эту идею, телефон снова зазвонил. Пирс ответил сразу, даже не взглянув на экран определителя, полагая, что это опять Люси, ведь почти никто не знал его нового номера. Поэтому в его приветствии отчетливо слышалось нетерпеливое ожидание и волнение.

Но это была не Люси, а Моника.

— Я забыла тебе сказать, что за предыдущие два дня Коуди Зеллер оставил для тебя три сообщения на твоем рабочем телефоне. Похоже, ему очень нужно переговорить с тобой.

— Спасибо, Моника.

Позвонить Зеллеру напрямую Пирс не мог. Его приятель не принимал прямых звонков. Для выхода с ним на связь надо было сначала позвонить на пейджер и оставить свой контактный номер. И только после этого Зеллер — если считал нужным и знал, кому принадлежит номер, — мог перезвонить. Но поскольку у Пирса домашний номер только что сменился, то Зеллеру он был незнаком. Поэтому Пирс добавил перед своим номером три семерки, что по их взаимной договоренности означало звонок от друга или партнера, который пытался дозвониться с незнакомого номера. Подчас столь запутанный способ связи доставлял большие неудобства и выглядел просто нелепым, но в вопросах безопасности Зеллер был параноиком из параноиков, и Пирс был вынужден играть по его правилам.

Он уже приготовился к долгому ожиданию ответного звонка от Зеллера, но неожиданно тот ответил практически сразу.

— О Господи, старина, когда ты наконец заведешь сотовый телефон? Я три дня не могу до тебя дозвониться.

— Тебе ведь известно, мне не нравятся сотовые телефоны. Что у тебя?

— До них можно добраться только с помощью кодированного микрочипа, ты это знаешь?

— Знаю. И что дальше?

— А то, что в субботу, черт возьми, ты очень просил меня поторопиться. И когда не объявлялся целых три дня, я уже подумал, что тебя...

— Коуди, я был в больнице и только что выписался оттуда.

— В больнице?!

— У меня кое с кем возникли проблемы.

— Случайно, не с ребятами из «Зрелищных проектов»?

— Точно не знаю. Ты что-нибудь о них раскопал?

— Полная картинка, как заказывал. Хэнк, похоже, ты связался с очень мерзкими типами.

— У меня тоже возникла такая мысль. Ты только об этом мне хотел сообщить?

— Как раз сейчас я роюсь в самом центре этой помойки и не хотел бы обсуждать это по телефону. Но вчера я уже направил тебе кое-какие материалы через «Федерал экспресс»[17] — когда не смог дозвониться. Сегодня утром их должны были доставить. Ты еще не получал?

Пирс посмотрел на часы — было два пополудни. Экспресс-почту, как правило, доставляют к десяти утра. Он скривился, мысленно представив объемистый конверт, лежавший на его рабочем столе.

— Я еще не был у себя в конторе, но отправлюсь туда прямо сейчас. У тебя есть еще что-нибудь для меня?

— Пока не стоит говорить ни о чем, кроме того, что лежит в этом конверте.

— Ладно, дружище. Позвоню тебе, как только загляну в конверт. А пока у меня к тебе еще просьба. Мне нужно выяснить адрес одного человека, у меня есть только ее имя и номер сотового телефона. Но счета за телефон приходят не туда, где она живет. Вот и все, что мне пока известно.

— Маловато информации.

— Что-нибудь можно сделать?

— Трудно, но попробую. Она зарегистрирована как избиратель?

— Вряд ли.

— Ну, тогда остаются коммунальные платежи и кредитные карты. Как ее полное имя?

— Люси Лапорт из Луизианы.

Пирс вспомнил, как только что она настоятельно просила его не звонить ей. Но ведь она не говорила, чтобы он не пытался ее разыскать.

— Звучит довольно забавно, тебе не кажется? — заметил Зеллер. — Ладно, старик, попробуем что-нибудь выудить.

— Спасибо, Коуди.

— И как всегда, это нужно еще вчера?

— Точно так.

— Ну разумеется.

— Ладно, я поехал.

Перед уходом Пирс зашел на кухню, где среди наваленных на столе пакетов отыскал хлеб и ореховое масло. Он быстро соорудил сандвич и покинул квартиру, по дороге нахлобучив на голову кепку с надписью «Боевые моли». В ожидании лифта Пирс принялся за свой сандвич. За четыре дня хлеб зачерствел. По дороге в гараж лифт остановился на шестом этаже, и в кабину вошла женщина. Как принято среди пассажиров лифтов, она избегала смотреть на Пирса. Но когда кабина пошла вниз, она украдкой глянула на его отражение в полированной металлической панели и не смогла сдержать испуга.

— О Боже! — вскрикнула она. — Значит, это о вас все говорят?

Пирс пристально посмотрел на нее и в этот момент понял: как бы ни пошли его дела с Никол, в этой квартире он точно не останется. Отсюда надо смываться.

— Не знаю, о чем вы говорите.

— С вами все в порядке? Что они с вами сделали?

— Ничего не сделали. И не понимаю, что вы хотите сказать.

— Разве не вы только что въехали в квартиру на двенадцатом этаже?

— Нет, я живу на восьмом. Поживу у приятеля, пока не вылечусь.

— А что с вами случилось?

— Смещение перегородки.

Женщина окинула его подозрительным взглядом. Дверь наконец открылась на уровне гаража. Пирс не стал ждать, пока дама выйдет первой, быстро выскочил из лифта и завернул за угол, торопясь в гараж. Оглянувшись, он заметил, что попутчица зачарованно глядит ему вслед. Когда Пирс снова посмотрел перед собой, то увидел мужчину и женщину, которые выкатывали из кладовки свои велосипеды. Пригнув голову и глубже натянув кепку на лоб, Пирс придержал дверь, пропуская их вперед. Пара поблагодарила его, но не стала интересоваться, не тот ли он жилец, которого чуть не выкинули с балкона.

Как только Пирс плюхнулся на сиденье своей «БМВ», он нацепил солнцезащитные очки, которые достал из бардачка.

Глава 26

Когда Пирс вошел в кабинет, конверт от «Федерал экспресс» уже лежал на его столе. Но добраться туда ему стоило большого труда. Почти на каждом шагу он ловил на себе любопытные взгляды сотрудников и непрерывно отвечал на вопросы по поводу своего лица. И пока достиг третьего этажа, его ответы постепенно сократились до двух слов: «Несчастный случай».

— Свет, — произнес он, усаживаясь за стол.

Но освещение не включалось, и Пирс понял, что его голос изменился из-за поврежденной носоглотки. Пришлось подняться и включить свет вручную. Затем он снял темные очки и положил их на монитор.

Взяв конверт, Пирс проверил обратный адрес. Коуди Зеллер и здесь не обошелся без ядовитой усмешки. На месте обратного адреса он указал имя Юджина Бриггса, декана из Стэнфорда, над которым думстеры так неудачно подшутили много лет назад. Тот студенческий розыгрыш сильно изменил их судьбы.

Но улыбка исчезла, как только Пирс попытался вскрыть конверт. Защитная полоска, которой обычно тот запечатывался, была надорвана — конверт уже кто-то открывал. Внутри он нашел еще один деловой конверт белого цвета, который тоже оказался распечатанным. Сверху от руки было написано: «Лично Генри Пирсу, конфиденциально». В конверте лежала пачка документов. Было трудно определить, вытаскивали их или нет.

Пирс встал из-за стола и открыл дверь в приемную, где размещались его помощники. Подойдя к столу Моники, он показал ей открытый конверт «Федерал экспресс» и надорванный внутренний конверт.

— Моника, кто это вскрыл?

Она удивленно посмотрела на него.

— Я. А в чем дело?

— Зачем ты это сделала?

— Но я всегда открываю твою почту. Ты ведь не любишь этим заниматься. Забыл? Просматривая корреспонденцию, я выбираю то, что действительно важно. Но если ты не хочешь, чтобы я этим занималась, так и скажи. Мне все равно, да и работы будет меньше.

Пирс успокоился. Секретарша была права.

— Нет, все в порядке. А ты читала эти бумаги?

— По сути, нет. Как только увидела фотографию девицы, у которой раньше был твой номер, сразу расхотела просматривать эти листки. Ты ведь не забыл, о чем мы договорились в субботу?

— Нет, все отлично. Благодарю, — ответил Пирс, направляясь в свой кабинет.

— Предупредить Чарли, что ты здесь?

— Не стоит. Я заскочил на пару минут.

Подходя к двери, Пирс оглянулся и увидел, как Моника провожает его классическим женским взглядом, словно осуждая за что-то и подозревая в преступлении, о котором он даже понятия не имел.

Закрыв дверь, Пирс снова сел за письменный стол, открыл конверт и вытащил бумаги, присланные Зеллером.

Фото, о нем обмолвилась Моника, отличалось от снимка Лилли Куинлан, который он видел на веб-сайте. Это был снимок из полицейской картотеки, сделанный три года назад, когда ее задержали в Лас-Вегасе за проституцию. На этой фотографии Лилли выглядела не столь эффектно, как на сайте «Красоток». Здесь она смотрелась усталой, раздраженной и даже перепуганной.

Сопроводительная записка, составленная Зеллером, была довольно короткой. Он проследил путь Лилли от Тампы через Даллас и Лас-Вегас до Лос-Анджелеса. На самом деле ей было 28 лет, а не 23 года, как в объявлении. Ее дважды арестовывали — в Далласе и в Лас-Вегасе, — и при каждом задержании Лилли несколько дней проводила в тюрьме. Судя по оплате коммунальных услуг, в Лос-Анджелес она прибыла около трех лет назад. До последнего времени здесь ей удавалось избегать арестов, и в полицейских сводках ее имя не значилось.

Вот и вся информация. Еще раз взглянув на снимок, Пирс почувствовал себя подавленным. Подлинной реальностью оказалось полицейское фото. А копия фотографии, сделанная им с веб-сайта, была всего лишь фантазией. И авантюрное путешествие Лилли из Тампы в Даллас, Лас-Вегас и Лос-Анджелес наконец закончилось в кровати маленького домика, расположенного в Венисе, где последним ее навестил убийца. И копы подозревают, что это был именно он — Пирс.

Сложив бумаги в стопку, он отыскал визитную карточку Дженис Лангуайзер и взял телефон. Прошло пять минут, пока адвокат взяла трубку.

— Прошу прощения, я говорила по телефону с клиентом. Что у вас случилось?

— Ничего. Я на работе. Просто хотел узнать, нет ли чего нового.

Прежде всего Пирс хотел узнать, продолжает ли Реннер охотиться за ним.

— Нет, по сути, ничего нового. Думаю, нам надо набраться терпения и соблюдать выдержку. Реннер уже понял, что попал на заметку, и побоится вас задирать. Будем следить, как развернутся события, и действовать, исходя из реальности.

Пирс смотрел на полицейское фото Лилли, лежавшее перед ним на столе. Такой беспощадный свет, оставляющий неестественно резкие тени, наверное, используется только в морге при фотографировании покойников.

— Вы имеете в виду, ждать, когда найдется тело?

— Необязательно.

— Кстати, сегодня мне звонила Люси Лапорт.

— Вот как? И что же она сказала?

— Это было сообщение на автоответчике. Люси сообщила, что ее избили и она не хочет больше иметь никаких дел со мной.

— Ну по крайней мере теперь мы знаем, что она жива. Люси нам может понадобиться.

— Зачем?

— Если дело зайдет далеко, она пригодится в качестве свидетеля ваших поступков и мотивов.

— Понятно. Реннер считает, все, что мы с ней делали, входило в мои преступные планы. Как он выражается, маска доброго самаритянина и все такое прочее.

— Это всего лишь его личный взгляд на проблему. В суде всегда представлены две стороны.

— В суде? Это не должно...

— Спокойно, Генри. Я лишь хочу сказать, что Реннер прекрасно понимает, что любой его довод мы можем опровергнуть и предложить другие факты, меняющие взгляд на ситуацию. В окружной прокуратуре это тоже отлично знают.

— Ладно. Вам удалось узнать по своим каналам, что ему рассказала Люси?

— Я знакома со старшим инспектором этого участка. Он сообщил мне, что они не нашли ее, а лишь говорили по телефону. Она отказалась с ними встретиться.

Пирс собирался сообщить адвокату, что поручил Коуди Зеллеру разыскать адрес Люси, но тут раздался резкий стук в дверь, и она приоткрылась еще до того, как он успел среагировать. В проеме показалась голова Чарли Кондона. Он улыбался, но лишь пока не увидел лица Пирса.

— Господи Иисусе!

— Это кто у вас там? — спросила Лангуайзер.

— Мой сотрудник. Позвоните мне, если еще что услышите.

— Непременно. До свидания, Генри.

Попрощавшись, Пирс взглянул на вытянутую физиономию Чарли и улыбнулся.

— Если тебе нужен Иисус, это вниз по коридору и налево. А меня зовут Генри Пирс.

Чарли натянуто улыбнулся, а Пирс незаметно перевернул фотокопию снимка, присланного Коуди Зеллером. Кондон вошел, прикрыв за собой дверь.

— Старина, как ты себя чувствуешь? Все в порядке?

— По крайней мере вполне живой.

— Не хочешь рассказать об этом подробнее?

— Нет.

— Генри, очень сожалею, что не смог навестить тебя в больнице. Но у меня страшная запарка с подготовкой встречи с Морисом.

— Не переживай. Насколько я понимаю, презентация пройдет в назначенный срок.

Кондон кивнул.

— Он уже в городе и ждет нашего звонка. Никаких оттяжек. Или организуем презентацию завтра, или он уедет — а с ним и его денежки. Я уже переговорил с Ларраби и Грумсом, они сказали, что мы...

— ...готовы к встрече. Я знаю. Я звонил им из больницы. Но проблема не в «Протее». Отложить встречу я собирался не из-за этого. Причина — моя физиономия. Сейчас я похож на двоюродного брата Франкенштейна. И завтра вряд ли буду выглядеть лучше.

— Я сказал им, что ты попал в автомобильную аварию. И какая разница, как ты выглядишь? Главное — это «Протей». Они хотят познакомиться с проектом, и мы обещали, что они будут первыми, еще до подачи патентных заявок. Послушай, ведь Годдар относится к тому типу людей, которые могут выписать чек на месте, не отходя от кассы. И мы должны этим воспользоваться, Генри. Давай провернем это мероприятие.

Пирс поднял руки, сдаваясь. Деньги — весомый аргумент.

— Однако он наверняка задаст много вопросов по поводу моей физиономии.

— Но, Генри, — возразил Кондон, — это будет обычное представление с дрессированными собачками. Ты встретишься с ним лицом к лицу только на обеде. И если он задаст какие-то вопросы, скажи, что вылетел через ветровое стекло и порезался. На этом все и закончится. Ведь даже мне ты ничего не рассказал, почему для него надо делать исключение?

При этих словах в глазах партнера мелькнуло плохо скрываемое огорчение.

— Чарли, когда придет время, я все тебе объясню. Сейчас мне просто трудно говорить.

— Ну да, именно для этого партнеры и нужны — все рассказать в нужное время.

— Послушай, я вижу, мой аргумент выглядит не слишком убедительно для тебя, ведь так? Хорошо, признаю, я не прав. И все-таки давай пока оставим эту тему.

— Конечно, Генри, как тебе угодно. А что ты сейчас здесь делаешь?

— Ничего. Занимаюсь кое-какой канцелярской работой.

— Так ты готов к завтрашней встрече?

— Да.

Кондон кивнул.

— Ну в таком случае мы обязательно победим, — сказал он. — Или получим его денежки, или запустим в дело патенты. А в январе наш «Протей» наведет шороху на СНТ не хуже этих «Звездных войн». И тогда толстосумы сами будут за нами гоняться.

Пирс кивнул, хотя ненавидел этот ежегодный симпозиум по новым технологиям в Лас-Вегасе, где проходила самая крупная в мире научно-финансовая ярмарка, переполненная мошенниками всех мастей и шпионами из министерства обороны. Но все это было неизбежным злом. Именно там месяцев восемь назад они встретились впервые с Морисом Годдаром.

— Но если мы не раскрутимся до января, — заметил Пирс, — нам уже в ближайшее время понадобятся деньги.

— Об этом не беспокойся. Искать финансы — моя забота. Думаю, мне удастся отловить пару приличных рыбин, пока мы не завалим подходящего кита.

Пирс согласно кивнул, ощутив спокойную уверенность своего напарника. Но ситуация, в которой он сейчас пребывал, не позволяла планировать больше чем на месяц вперед.

— Хорошо, Чарли.

— До этого дело вряд ли дойдет. Наша цель — Морис Годдар, не так ли?

— Именно.

— Вот и отлично. Не буду мешать вживаться в рабочую обстановку. Итак, завтра в девять?

— Да, обязательно буду.

— Наш неустрашимый вождь.

— Это уж точно.

На прощание Чарли стукнул костяшками пальцев по двери, словно в знак солидарности, и вышел. Подождав секунду, Пирс поднялся и запер дверь на замок, чтобы больше никто не мешал.

Он снова вернулся к бумагам, которые прислал Зеллер. За коротким описанием похождений Лилли Куинлан следовал объемистый отчет о Билли Венце, владельце и управляющем «Зрелищных проектов». Из отчета было ясно, что Венц занимает один из самых главных постов в процветающей империи интернетовской «клубнички» — от подружек по найму до порносайтов. Такие сайты действовали уже в двадцати городах четырнадцати американских штатов, хотя управлялись из единого центра в Лос-Анджелесе. А войти в них можно было из любой точки земного шара.

Несмотря на скверный запах такого бизнеса, все интернет-компании, входившие в империю Венца, имели вполне легальный статус. Сама по себе всемирная компьютерная сеть является местом свободно регулируемых коммерческих отношений. И пока Венц не был замечен в рекламе и демонстрации детского секса, а также других формальных нарушениях в сфере развлечений для взрослых, ему не стоило опасаться закона. А как только кого-нибудь из подружек по найму, рекламируемых на его сайтах, прихватывали за проституцию, он быстро отказывался от них и выходил сухим из воды. Ведь на его сайтах формально заявлялось, что они никак не связаны с проституцией в любом виде, так же как и с предложением сексуальных услуг за деньги. И если уж компаньонки по найму соглашались брать плату за такие услуги, это было их личным делом, а страничка с их рекламой якобы тут же удалялась с веб-сайта.

Пирс уже имел общее представление о делах Венца из рассказа Филипа Гласса, частного детектива. Но в докладе Зеллера было намного больше подробностей и доказательств, добытых через Интернет. Зеллер выяснил факты преступного прошлого Венца в штатах Флорида и Нью-Йорк. Среди присланных Зеллером бумаг было несколько полицейских фотографий Венца и другого типа по имени Грейди Эллисон, который числился в списке калифорнийских бизнесменов как совладелец «Зрелищных проектов». Люси Лапорт тоже упоминала его имя. Пирс быстро просмотрел копии фотографий и прочел сопроводительную записку Зеллера.

Похоже, Венц и Эллисон из одной шайки. Оба прибыли сюда из Флориды шесть лет назад с перерывом в один месяц. Вероятной причиной были неважные дела в Орландо, где их много раз арестовывали. Согласно данным управления по правонарушениям штата Флорида (УПФ), эти ребята заправляли обширной сетью стриптиз-баров в Ориндж-Блоссом, пригороде Орландо. Это было еще до того, как секс стал продаваться через Интернет — как реально, так и виртуально, — что намного легче, чем выталкивать на сцену обнаженных цыпочек и под их прикрытием подкидывать клиентам проституток. Во Флориде Эллисон был известен под именем Грейд Э. Эллисон, он отличался большим талантом по части вербовки симпатичных девиц для стриптиза. Все ночные клубы, принадлежавшие Венцу и Эллисону, носили название «Без единой нитки» за их откровенный нудизм.

ВАЖНОЕ ПРИМЕЧАНИЕ: Согласно архивам УПФ, эти ребята связаны с неким Домиником Сильвой, 11 года, проживающим в Уинтер-парк того же штата, а он, в свою очередь, с главарями организованной преступности в Нью-Йорке и Северном Нью-Джерси. Будь осторожен!

Послужной список этих бандитов не слишком впечатлил Пирса, так же как и причина, по которой Венц был так расчетливо жесток и хладнокровен при их встрече. Но его по-настоящему удивил факт, что человек, который, не раздумывая, воспользовался телефонной трубкой как оружием и даже носил остроносые туфли, явно предназначенные для драки, стоял во главе процветающей и сложной по структуре виртуальной империи на планете Интернет.

Пирс видел Венца в действии, и у него сложилось убеждение, что Венц — это в первую очередь мышцы и только потом голова. Он больше подходил на роль исполнителя, а не разработчика операции.

Мысли Пирса вернулись к престарелому бандиту, который упоминался в конце отчета Зеллера. Доминик Сильва из Уинтер-парка, штат Флорида. Может, это и есть тот тип, у которого интеллект господствует над мускулами? Пирс наметил это выяснить.

Перейдя к следующей странице, он обнаружил перечень преступлений Билли Венца. За пять лет во Флориде его часто арестовывали за сутенерство и два раза за преступление, которое в записке обозначалось тремя буквами — СТП. Еще раз он попал под арест за непредумышленное убийство.

В отчете не удалось найти результаты расследования ни одного из этих преступлений. Но само их перечисление — один арест за другим на протяжении всех пяти лет — невольно вызывало вопрос: а почему, собственно, Венц на свободе?

Еще резче этот вопрос обозначился, когда Пирс перешел к следующей странице и познакомился с послужным списком Грейди Эллисона. Как и напарник, тот неоднократно арестовывался за сутенерство. А по арестам за пресловутое СТП даже обогнал Венца — за это его задерживали аж четыре раза. Кроме того, упоминался и арест за «секс-минор», что Пирс перевел, как занятие сексом с малолеткой.

Пирс поднял трубку и снова позвонил Дженис Лангуайзер. На этот раз ему не пришлось долго ждать.

— У меня к вам несколько простых вопросов. Вы не подскажете, что значит сутенерство и каково юридическое значение этого слова?

— Это обвинение в сводничестве. Оно означает принуждение женщины к сексу в обмен на деньги или товары. Но зачем вам это?

— Еще вопрос. А как насчет уголовного преступления, обозначенного буквами СТП? Что это?

— В уголовном кодексе штата Калифорния такого сокращения я не припомню, но юридически оно означает нанесение серьезных телесных повреждений и обычно входит в состав обвинения в нападении.

Для себя Пирс определил это СПТ как удар человека по лицу телефонной трубкой с последующим подвешиванием за ноги с балкона двенадцатого этажа.

— Но почему это вас интересует, Генри? Вы имели разговор с Реннером?

Пирс замялся, сообразив, что не следовало ей звонить, поскольку вопросы могли выдать его продолжающуюся активность в том направлении, от которого адвокат его категорически предостерегала.

— Нет, ничего подобного. Я просто пытаюсь разобраться в заявлении одного кандидата на работу в нашу фирму. Нелегко разобраться во всех этих терминах и сокращениях.

— Судя по вашим вопросам, этот человек вряд ли вам подойдет.

— Очевидно.

Положив трубку, Пирс взял со стола последний из документов, присланных Зеллером. Там были указаны все веб-сайты, связанные с деятельностью Венца под крышей «Зрелищных проектов». Этот список, напечатанный мелким шрифтом через один интервал, занял полную страницу. Весьма прозрачные сексуальные мотивы и двусмысленность многих названий и адресов могли даже вызвать улыбку, однако невероятная многочисленность этих рассадников разврата вызывала тошноту и отвращение. И это была сфера деятельности всего одного секс-предпринимателя.

Читая список, Пирс задержался на одном из сайтов — FetishCastle.net[18] — и он показался ему знакомым. Где-то он уже слышал это название. Подумав еще пару секунд, Пирс вспомнил, что его упоминала Люси Лапорт, рассказывая, как первый раз встретилась с Лилли Куинлан на фотосъемках для этого сайта.

Развернув стул в сторону компьютера, Пирс вошел в Интернет. Уже через несколько минут он отыскал домашнюю страницу сайта FetishCastle. На обложке была изображена женщина азиатского типа в высоких черных сапогах и кое-какой незначительной мишуре. Руки она вытянула вдоль бедер, позой и выражением глаз напоминая строгую школьную учительницу. Тут же сообщалось, что подписчикам гарантировано знакомство с несколькими тысячами фетишистских фотографий и видеороликов, а кроме того, выход на другие сайты. И все это бесплатно, разумеется, исключая плату за подписку. Тут же прилагался перечень кодированных, но вполне понятных терминов, включая всевозможные разделы и подразделы — водный спорт, пытки, дикая природа и т.д.

Пирс щелкнул по значку «для новичков» и перешел на страницу, где был указан прейскурант различных вариантов подписки с обещанием немедленного доступа к ресурсам. Стандартная месячная плата составляла 29,95 доллара, снимаемая — в случае согласия — с кредитной карточки подписчика. Тут же крупным шрифтом сообщалось, что в копиях счетов, направляемых клиентам, указывается не название самого сайта, а всего лишь предприятие «Зрелищные проекты», что вряд ли вызовет подозрение у супруги или начальника, которым случайно попадется на глаза эта квитанция.

Для первичного ознакомления было достаточно внести 5 долларов и 95 центов, что обеспечивало пятидневный доступ к сайту. Если в конце этого срока клиент не захочет оформить месячную или годовую подписку, то дальнейшая плата с кредитной карточки не взимается.

Вытащив из бумажника карточку «Американ экспресс», Пирс ввел ее данные в компьютер и оформил ознакомительную подписку. Уже через несколько минут, получив пароль для входа и личный код, он вошел на сайт и открыл поисковое окно. Потом набрал имя «Робин» и нажал кнопку «Вход». Но поиск оказался безрезультатным. Ничего не удалось найти и на имя «Лилли». Успех пришел лишь на варианте «девушка-с-девушкой» после того, как он вспомнил, что именно так обозвала Люси их совместные с Лилли фотопробы.

Пирс оказался на странице с мелкими — каждая размером с ноготь — фотографиями. Шесть рядов по шесть снимков в каждом ряду. Внизу сообщалось, что он может сразу перейти на любую из следующих сорока восьми страниц или же подробнее рассмотреть представленные здесь групповые фотографии.

Пирс быстро пробежал взглядом все тридцать шесть снимков на первой странице. Везде было по две и больше женщин, но без мужчин. Они изображали различные сексуальные сцены, при этом одна всегда играла роль госпожи, а другая — ее подчиненной. Снимки были очень мелкими, но Пирс предпочел не тратить время на их увеличение, а воспользовался лупой, которую достал из ящика стола. Наклонившись ближе к экрану и быстро передвигаясь по клеткам, он стал искать снимки с Лилли и Люси.

Наконец на четвертой странице Пирс наткнулся на целую серию из более чем дюжины фотографий, изображавших Люси и Лилли. На каждой картинке Лилли изображала госпожу, а Люси была ее подчиненной или жертвой. И это при том, что Люси башней возвышалась над малышкой Лилли. Пирс щелкнул по одной из микрофотографий, которая сразу развернулась во весь экран.

На заднем плане виднелась явно декоративная каменная стена какого-то средневекового замка. Вероятно, подземный каземат, подумал Пирс. На полу валялись охапки соломы, а сбоку на столе горели свечи. Обнаженная Люси была прикована к стене блестящими кандалами, которые выглядели уж слишком новыми по сравнению с обшарпанными стенами. Перед ней в угрожающей позе стояла Лилли, облаченная — как и полагалось по роли — в черную кожу и державшая в руке горящую свечу, откуда на пышную грудь жертвы капал жидкий воск. На лице Люси застыло выражение, которое Пирс определил как смесь агонии и экстаза. А весь облик Лилли выражал неумолимость и торжество.

— Ой, извини. Я думала, ты уже ушел.

Обернувшись, Пирс увидел, что в кабинет шагнула Моника. Секретарше был известен шифр его замка, поскольку ей часто приходилось заходить в кабинет, когда Пирс отсутствовал в лаборатории. Она положила ему на стол партию свежей корреспонденции.

— Ты же мне говорил, что зашел только на...

Она осеклась, случайно взглянув на экран монитора. От увиденного ее глаза округлились, а рот остался широко открытым. Пирс быстро протянул руку и выключил дисплей, подумав, что, к счастью, его лицо покрыто хирургическими швами. Только это и помогло скрыть невероятное смущение и стыд.

— Моника, послушай, я...

— Это она? Та женщина, за которую я себя выдавала?

Он кивнул.

— Я просто пытаюсь...

Пирс не знал, как лучше объяснить, чем он здесь занимается. Он сам еще не очень понимал. Еще глупее выглядела лупа, которую он держал в руках.

— Доктор Пирс, мне нравится моя работа, но я не уверена, что мне все еще хочется работать непосредственно с вами.

— Моника, хватит об этом. Не надо опять заводить разговор о старом.

— Можно мне перейти обратно в общую канцелярию?

Пирс нервно схватил темные очки, лежавшие на мониторе, и нацепил их. Еще несколько дней назад он собирался избавиться от Моники, а сейчас был не в силах выдержать ее укоризненный взгляд.

— Моника, можешь делать все, что хочешь, — ответил он, упершись взглядом в пустой экран. — Но мне кажется, ты неверно думаешь обо мне.

— Спасибо. Я поговорю с Чарли. Это твоя почта.

И она вышла, плотно закрыв за собой дверь.

Еще некоторое время Пирс покачивался на своем вращающемся стуле, отрешенно уставясь сквозь темные очки на пустой экран, но как только замешательство прошло, он ощутил приступ злобы на Монику из-за ее непонимания. И на ситуацию, в которой оказался. Но больше всего на самого себя.

Пирс нажал кнопку и снова включил дисплей. Перед ним было все то же фото — сладкая парочка. Он заметил воск, застывший на коже бедняги Люси, и каплю парафина, свисавшую с соска. Для них это была привычная работа. Но именно здесь они встретились впервые.

Он размышлял о выражениях лиц каждой женщины, о взглядах, которыми они обмениваются, и подумал, что ситуация выглядела не притворной, а вполне естественной. Настолько естественной, что даже завораживала. И замок, и все остальное было подделкой, но лица были искренними. Они рассказывали совсем другую историю и жили своей собственной жизнью. Они вполне отчетливо говорили, кто из них ведущий и кто ведомый, чье место наверху, а чье внизу.

После долгого просмотра этой колдовской композиции Пирс по очереди открыл все фотографии серии и только потом выключил компьютер.

Глава 27

Пирс никогда не стал бы ночевать в лаборатории посреди рабочей недели. Но несмотря на уверенность, которую он продемонстрировал в сегодняшнем разговоре с Чарли Кондоном, Пирс чувствовал, что несколько дней, проведенных в больнице, выбили его из рабочего графика. Кроме того, отталкивала перспектива провести целую ночь в квартире, забрызганной кровью, которую ему еще только предстояло отмыть. В общем, он предпочел переночевать в «Амедео текнолоджиз» — просмотреть результаты опытов, проведенных в его отсутствие Ларраби и Грумсом, а заодно закончить и несколько собственных экспериментов по проекту «Протей». Успешные результаты испытаний, как всегда, заметно воодушевили его, однако к рассвету накопившаяся усталость сломила Пирса, и он решил немного передохнуть в лазерной лаборатории.

Лазерная лаборатория, где размещалась большая часть чувствительных приборов, была окружена тридцатисантиметровыми бетонными стенами, которые снаружи покрыты медными пластинами, а изнутри — пенистым пластиком. Такие строгие меры были призваны максимально ослабить действие механических колебаний и радиочастотных волн — главных врагов тончайших нанотехнологических экспериментов. Сотрудники называли эту комнату убежищем от землетрясений, поскольку она была самым безопасным местом во всем здании, а может быть, и в Санта-Монике. К стенам лаборатории прочными синтетическими ремнями были приторочены стеганые набивные матрасы. Они предназначались для сотрудников, которые оставались на сверхурочную работу. На ночь маты отстегивали и спали на полу до тех пор, пока не приходила утренняя смена. У членов высшего звена лаборатории, правда, были индивидуальные спальные места, обозначенные их именами и со временем продавленные по контуру их тел. Поэтому измятые кожаные маты постепенно стали напоминать площадки со следами былых боев.

Пирс прикорнул всего на два часа, но проснулся отдохнувшим и готовым к встрече Мориса Годдара. На втором этаже размещалась мужская раздевалка с душевой, где в шкафчике Пирса всегда хранились банные принадлежности и комплект одежды. Эти вещи, конечно, не отличались свежестью, но в любом случае были чище той одежды, в которой он провел ночь. Приняв душ, Пир переоделся в синие джинсы и бежевую рубашку с изображением рыбы на кармане. Он знал, что Годдар, Кондон и большая часть других участников презентации вырядятся поторжественнее, сообразно случаю. Он же, как человек науки, имел право отбросить эти условности.

В зеркало Пирс увидел, что строчки швов на его лице заметно порозовели и проявились намного контрастнее, чем днем раньше. Ночью во время сна он постоянно тер и почесывал заживающие раны. Доктор Хансен предупреждал его об этом и выдал тюбик со специальным кремом для втирания в поврежденные участки кожи, чтобы снизить раздражение. Но, увы, он остался в квартире Пирса.

Он приблизил лицо почти вплотную к зеркалу, чтобы оценить состояние глаз. Белок левого глаза почти освободился от кровавой сетки из лопнувших сосудов, а синяки под глазами уже начали желтеть. Пирс ладонью откинул волосы назад и невольно улыбнулся — многочисленные швы и ссадины придали его физиономии просто неповторимое выражение. Он почувствовал досаду за собственное тщеславие и был рад, что никто не видит его отражения в этом зеркале.

Ровно в девять утра Пирс снова входил в лабораторию. Ларраби и Грумс уже были на месте, понемногу подтягивались и остальные сотрудники. В лаборатории горел свет. На всех лицах читалось откровенное волнение по поводу предстоящей презентации проекта.

Брендон Ларраби, высокий и худой, на работе всегда предпочитал надевать белый медицинский халат. В этом смысле среди всех сотрудников «Амедео текнолоджиз» он был исключением. Но Пирса не заботило, в чем ходят его подчиненные, главное, чтобы дело делали. А в этом отношении к иммунологу никаких претензий быть не могло. Ларраби был на несколько лет старше Пирса и пришел к нему на работу из фармацевтической фирмы полтора года назад.

А вот Стерлинг Грумс был связан с Пирсом и «Амедео текнолоджиз» дольше всех штатных сотрудников. Он заведовал лабораторией на основных этапах деятельности фирмы, начиная со старого складского ангара рядом с аэродромом, где, собственно, и зародилась их фирма. Да и первую лабораторию Пирс возводил вместе с ним своими руками. Иногда после долгих вечерних смен приятели с ностальгией вспоминали «старые добрые деньки». И не важно, что эти «старые деньки» были всего десяток лет назад. Грумс был на пару лет моложе Пирса и пришел к нему после аспирантуры Калифорнийского университета. Уже дважды его пытались переманить конкуренты, но каждый раз Пирсу удавалось удержать партнера, поручая новую ответственную работу, а также предоставив место в совете директоров компании и долевой пай в патентах.

В 9.20 позвонила помощница Чарли Кондона и сообщила, что Годдар уже прибыл. Значит, подошло время «представления с дрессированными собачками». Положив телефонную трубку, Пирс оглянулся на Грумса и Ларраби.

— Элвис уже в здании, — торжественно произнес он. — Ну как, мы готовы его встретить?

Оба кивнули, и Пирс ответил им таким же решительным кивком.

— Тогда прибейте вон ту муху.

Это была фраза из старого кинофильма, который нравился Пирсу. Он улыбнулся. Коуди Зеллер сразу оценил бы эту шутку, а вот Грумс и Ларраби никак не отреагировали.

— Ладно, не беда. Поторопимся на встречу.

Пирс прошел через шлюз-пропускник и нажал кнопку вызова лифта, чтобы подняться на административный этаж, где располагался зал заседаний. Все уже были на месте — Кондон, Годдар и его помощница Джастин Бичи, которую Чарли по аналогии звучания окрестил Просто Сучкой[19]. Она была адвокатом и отстаивала финансовые интересы Годдара с не меньшим рвением, чем 150-килограммовый бугай-защитник прикрывает своего юркого нападающего в американском футболе. За просторным столом для заседаний сидел Джейкоб Кац, юрист по вопросам патентования. Тут же присутствовал и Клайд Вернон, который, однако, стоял в стороне, напоминая классического охранника, всегда готового к действию, если понадобится.

* * *

Годдар говорил что-то Кондону по поводу патентных заявок, когда вошедший в комнату Пирс объявил о своем появлении громким приветствием, прервавшим их беседу и привлекшим к нему взгляды присутствующих. В глазах гостей отразилась мгновенная реакция на его изуродованное лицо.

— Черт возьми! — воскликнула Бичи. — Вот это да, Генри!

Годдар ничего не сказал, а просто уставился на него с неопределенной полуулыбкой на лице.

— Перед вами Генри Пирс! — торжественно объявил Кондон. — Человек, знающий, где находится вход в волшебную пещеру.

Пожав руки Бичи, Годдару и Кацу, Пирс устроился на вращающемся кресле напротив гостей, отделенный от них широкой полированной столешницей. Потом прикоснулся к Чарли, взяв того за рукав очень дорогого на вид костюма, и поприветствовал кивком Вернона. Тот тоже кивнул, хотя Пирсу показалось, что сделал он это не без труда. Вернон по-прежнему оставался для Пирса загадкой.

— Огромное спасибо, что согласился с нами встретиться, Генри, — сказала Бичи таким тоном, словно в его силах было перенести эту презентацию на другое время. — Мы даже не представляли, что повреждения столь серьезны.

— Ну с этим как раз никаких проблем нет. Просто внешне все выглядит хуже, чем на самом деле. Уже вчера я вернулся в лабораторию и работал весь вечер. Хотя и понимаю, что моя физиономия не слишком украшает интерьер.

Но похоже, его шутливое замечание не вызвало особого энтузиазма у присутствующих, и фраза Пирса повисла в воздухе.

— Отлично, — прервала общее молчание Бичи.

— Насколько я понял, это была автомобильная авария? — вступил в разговор Годдар. Это были его первые слова, услышанные сегодня Пирсом.

Годдару было слегка за пятьдесят, но своим холеным видом и острым взглядом он очень подходил на роль удачливой шустрой пташки, которая к этому дню собрала в свои закрома уже четверть миллиарда вкусных червячков. Он был в элегантном костюме кремового цвета, белой сорочке и желтом галстуке, а на столе радом с ним Пирс заметил такого же цвета шляпу. Еще во время первого визита Годдара к ним в офис все отметили его внешнее сходство со знаменитым американским писателем и журналистом Томом Вульфом. Не хватало только тросточки.

— Да, — ответил Пирс. — Я врезался в стену.

— Когда это случилось и где?

— В воскресенье днем. Здесь, в Санта-Монике.

Пирсу надо было сменить тему разговора. Ему было неловко продолжать врать, а кроме того, он понимал, что вопросы Годдара отнюдь не были случайными или заданными из вежливости. Ведь птичке предстояло поделиться пятнадцатью миллионами своих червячков. И вопросы методично преследовали важную цель — птичка хотела выяснить, в надежное ли место она передает свои сокровища.

— Вы были пьяны? — продолжил свой допрос Годдар.

Пирс улыбнулся и покачал головой.

— Нет. Я даже не был за рулем. Но чтобы все стало ясно, Морис, когда я вожу машину, то не пью.

— Рад слышать, что у вас все в порядке. Однако не могли бы вы переслать мне копию протокола с места аварии? Это нужно для наших отчетов, вы понимаете.

Возникла томительная пауза.

— Не уверен, что смогу удовлетворить вашу просьбу. Это не имеет никакого отношения к работе «Амедео» и тому, для чего мы здесь собрались.

— Понимаю. Но позвольте, Генри, быть с вами откровенным. Вы представляете здесь «Амедео текнолоджиз». Именно благодаря вашему таланту и творческой активности эта компания успешно развивается. Но в жизни я встречал немало творческих гениев. И некоторым из них отдал бы последний доллар. А другим не доверил бы и цента, даже имея лишнюю сотню баксов.

Он замолчал, и слово взяла его помощница. Она была на двадцать два года моложе Годдара, имела короткую темную стрижку и гладкую ухоженную кожу, а держалась всегда очень уверенно, по-мужски. Накануне этой встречи Пирс с Кондоном пришли к выводу, что она наверняка возьмет инициативу в свои руки, учитывая, что ее отношения с Годдаром далеко выходили за рамки делового партнерства.

— Морис хочет сказать, что намеревается сделать большие инвестиции в «Амедео текнолоджиз», — сказала Бичи. — Но чтобы быть спокойным за благополучную судьбу своих вложений, он должен быть в вас уверен. Ему надо лучше узнать вас. Он не хочет иметь дело с безответственным партнером, который безрассудно распорядится его деньгами.

— Мне казалось, мы говорили об инвестициях в науку. Об исследовательском проекте.

— Это так, Генри, — согласилась она. — Но и то и другое неразрывно. Никакая наука не существует без ученых. Нам хочется, чтобы расходование этих средств целиком определялось нуждами научных исследований и ваших проектов, но не зависело от каких-то личных мотивов, выходящих за пределы лаборатории.

Пирс ощутил на себе ее долгий пристальный взгляд. Он вдруг подумал, а что будет, если Бичи узнает, что в последние дни он занимался не научными экспериментами, а пропажей некоей проститутки.

Наконец Кондон прочистил горло и вступил в разговор с тем, чтобы перевести встречу на практические рельсы.

— Джастин, Морис, я уверен, что Генри будет счастлив сотрудничать в любом частном расследовании, которое вы захотите провести. Я знаю его уже достаточно давно, а в области передовых технологий у меня опыт еще больше. Так вот, среди современных ученых это один из самых целеустремленных и уравновешенных специалистов. Для себя я это уяснил однозначно. Именно поэтому я сейчас здесь. Мне нравится наука, нравится наш проект, а с этим человеком я чувствую себя уверенно и спокойно.

Переведя взгляд с Пирса на Кондона, Бичи кивнула в знак согласия с ним.

— Мы целиком присоединяемся к вашему заявлению, — произнесла она, натянуто улыбаясь.

Этот обмен репликами отчасти разрядил общее напряжение, и Пирс ждал, что выступит еще кто-нибудь, но в комнате стояла тишина.

— М-м, тогда, по-видимому, придется рассказать о себе еще одну тайну, — вымолвил он. — Поскольку рано или поздно вы это узнаете.

— Ну так поделись и сэкономь наше время, — шутливо заметила Бичи.

Пирс явственно ощутил, как напряглись мышцы Чарли Кондона под его тысячедолларовым костюмом в ожидании услышать неизвестную ему новость.

— Дело в том... что у меня есть странная привычка носить на голове конский хвост. Это тоже может вызвать какие-то проблемы с инвестициями?

В первый момент тишина еще больше сгустилась, но на лице Годдара появилась веселая улыбка, и он расхохотался. За ним улыбнулась Бичи, а вскоре смеялись уже все присутствующие, включая Пирса, хотя для него это был довольно болезненный процесс. Напряжение окончательно рассеялось. Чарли даже хлопнул ладонью по столу, как бы подчеркивая остроту шутки, которая на самом деле была несоразмерна столь бурной реакции.

— Ладно, а теперь скажу я, — произнес Кондон. — Вы все, уважаемые, пришли, чтобы увидеть представление. Тогда как насчет того, чтобы спуститься в лабораторию и познакомиться с проектом, который, очень даже может быть, принесет этому шутнику Нобелевскую премию?

И, легко обхватив ладонями Пирса за шею, он сделал вид, что хочет придушить того. Пирс сразу перестал улыбаться и почувствовал, как заливается краской. И не столько из-за шутливого жеста Кондона, сколько из-за его бестактного замечания о нобелевском лауреатстве. Пирсу показались его слова очень неуместными и принижающими столь серьезную награду. А кроме того, он прекрасно понимал, что такое в принципе невозможно. Столь высокую премию никогда не вручат ученому из частной фирмы. Это идет вразрез с политическими интересами.

— Еще один момент перед тем, как спуститься вниз, — обратился Пирс к своим гостям. — Джейкоб, ты прихватил бланки протоколов о неразглашении?

— Да, они здесь, — отозвался адвокат. — Я чуть не забыл.

Он положил свой кейс на стол и раскрыл его.

— Это в самом деле так необходимо? — поинтересовался Кондон.

Данный эпизод был заранее включен в сценарий будущей пьесы. Пирс должен потребовать, чтобы Годдар и его помощница подписали договор о сохранении конфиденциальности еще до того, как посетят лабораторию и познакомятся с представленными результатами. А Кондон — как бы не соглашаться с начальником и говорить, что такое требование, мол, оскорбительно для предпринимателя масштаба Годдара. Но Пирс должен настаивать на своем и не отступать ни на шаг. Дескать, это его лаборатория, и он здесь определяет законы. И в конце концов внешне рутинная процедура должна быть выполнена.

— Таковы правила нашей лаборатории, — спокойно заметил Пирс. — И не думаю, что надо от них отступать. Только что Джастин говорила, как важно максимально застраховаться от всевозможных рисков. И если мы не...

— Мне думается, это абсолютно верная идея, — вмешался Годдар. — Фактически меня бы даже удивило, если бы нам не предложили подписать подобный договор.

При этих словах Кац положил перед Годдаром и Бичи по экземпляру договора, занимавшего две страницы. Вытащив из внутреннего кармана дорогую авторучку, он отвернул крышку и положил ее на стол рядом с бумагами.

— Это довольно стандартная форма, — сказал он. — Главное, что этим протоколом защищаются права частной собственности на все процессы, методики и формулы, имеющиеся в этой лаборатории. Все, что вы увидите и услышите во время показа, строго конфиденциально и ни в коем случае не может быть передано третьей стороне.

Годдар даже не подумал взглянуть в документ. Он предоставил это своему адвокату, которая добрых пять минут знакомилась с договором, дважды внимательно перечитав его Она занималась этим в абсолютной тишине, а в заключение так же молча взяла ручку и подписала протокол. После этого она передала авторучку Годдару, который подписал свой экземпляр.

Собрав подписанные листки, Кац убрал их в портфель. Все поднялись из-за стола и направились к выходу. Пирс пропустил всех вперед. Когда они уже подходили к лифту, Джейкоб Кац осторожно тронул его за руку, и они на несколько секунд задержались в коридоре.

— Как у тебя дела с Дженис, все в порядке? — шепотом спросил Кац.

— С кем?

— Дженис Лангуайзер. Она звонила тебе?

— Да. Все отлично. Благодарю за предисловие к заявкам. Все сделано очень грамотно.

— От меня что-нибудь еще нужно?

— Нет. Все нормально. Спасибо.

В это время подошел лифт, и все вошли в кабину.

— Ну что, Генри, нырнем в кроличью норку?[20] — пошутил Годдар.

— Именно туда, — ответил Пирс.

В этот момент он оглянулся и увидел Вернона, который продолжал стоять в коридоре и, похоже, находился позади Каца и Пирса, когда те беседовали между собой.

Это вызвало у Пирса раздражение, но он промолчал. Вер-нон последним вошел в лифт, сунул магнитную карту в щель на контрольной панели и нажал кнопку "П".

— "П" означает подвал, — объяснил Кондон гостям. — Если бы вместо этого мы обозначили его буквой "Л", то многие бы могли подумать, что это не лаборатория, а лобби, то есть вестибюль.

Он хохотнул, однако никто не поддержал его, поскольку информация была довольно пустая по своей сути. Но для Пирса это послужило сигналом, насколько нервничал его заместитель по финансам. Губы Пирса тронула слабая улыбка, которая не причинила ему особой боли. Кондон явно утратил уверенность перед результатами презентации, а вот он, напротив, укрепил ее. И по мере того как лифт двигался вниз, Пирс чувствовал, как эта уверенность возрастает. Теперь-то он будет выступать в привычных условиях и на своей площадке. Пусть внешний мир пребывает во тьме и беспорядке, в постоянных войнах и разрушениях. Сплошные картины хаоса и абсурда на темы Иеронима Босха. Женщины, продающие тела незнакомцам, которые сначала дают им приют, а затем становятся их полными хозяевами, жестоко избивают и даже, если надо, убивают. Совсем другое дело в лаборатории, где всегда царят покой и порядок. Этот порядок установил Пирс, поэтому здесь его настоящий мир.

У него не было никаких сомнений ни по поводу научных проблем, которые тут решались, ни по поводу своей роли в жизни лаборатории. Он был уверен, что уже в ближайший час резко изменит взгляды Мориса Годдара на окружающий мир. И тот поверит в него. Поверит, что его деньги будут вложены в проект, который перевернет мир. И он отдаст их без сомнений и даже с радостью. Вытащит ручку и спросит, где подписать. «Пожалуйста, где мне подписать?»

Глава 28

Гости выстроились тесным полукругом в центральном секторе лабораторного комплекса, а перед ними расположились Пирс и Ларраби. Для пятерых посетителей и работающих тут же сотрудников помещение было немного тесновато. Вводная часть уже завершилась, а вместе с ней и краткий экскурс по лабораториям. Настало время для представления самого проекта, и Пирс был к этому готов. Он чувствовал себя в форме. Он никогда не любил выступать на публике, но рассказывать о своем проекте в привычных условиях лаборатории, где этот проект родился, было куда легче, чем с трибуны симпозиума по новым технологиям или кафедры университета.

— Надеюсь, вы знакомы с основным направлением работ нашей лаборатории за последние несколько лет, — начал Пирс. — Об этом мы беседовали еще во время вашего первого визита. Сегодня же мы хотим поговорить о результатах, которых удалось достичь в рамках проекта «Протей». За последний год нами получены принципиально новые данные, которые естественным образом вытекают из предыдущих работ. Вы можете сказать, что в этом мире все исследования взаимосвязаны. Одна идея следует из другой, по принципу домино, когда костяшки падают одна за другой, по цепочке. И «Протей» действительно является частью такой цепи.

Далее Пирс кратко, но выразительно обрисовал завораживающие перспективы применения нанотехнологий в биологии и медицине. Он также упомянул, что два года назад привлек высококвалифицированного иммунолога Брендона Ларраби для активизации работ над биологическими аспектами проблемы.

— Практически в любой статье о молекулярной компьютеризации, которую вы найдете сегодня в специальных и научно-популярных журналах, говорится о биологических перспективах. Это, пожалуй, самая волнующая цель, которая охватывает широкий спектр жизненных задач — от поддержания химического равновесия в организме до лечения болезней, распространяющихся через кровь. Да, до окончательного решения этой проблемы еще довольно далеко, однако из раздела научной фантастики она уже перешла в число удаленных, но реально видимых целей. По своей сути наш «Протей» направлен на разработку биологически совместимых систем энергетического питания. Его задача — создание биологической батареи, которая бы идеально сосуществовала с живым организмом. И то, чем мы здесь занимаемся, — это отыскание формулы, которая позволит живым клеткам, входящим в состав крови, генерировать электрические импульсы, призванные обеспечить функционирование умных компьютерных устройств.

— Фактически это извечный вопрос о курице и яйце, — добавил Ларраби. — Что появилось первым? Так вот, мы пришли к выводу, что вначале надо создать источник энергии и строить всю систему, опираясь на этот фундамент, снизу вверх. То есть начать с двигателя, а уже к нему пристраивать любые приборы и устройства.

— Похоже, вы говорите о формуле источника энергии как базовой платформе, на которой будут возведены все будущие конструкции молекулярно-информационного типа. Я вас верно понял?

— Именно так, — согласился Пирс. — Как только сообщение об этом появится в научных журналах и прозвучит на конференциях, оно резко подстегнет исследования и эксперименты в этой области. Ученые и специалисты с большей энергией возьмутся за решение практических вопросов, узнав, что эта фундаментальная проблема принципиально решена. Именно мы покажем всем путь к созданию таких микробиологических батарей. И уже в ближайший понедельник мы подаем серию заявок на выдачу патентов, защищающих наши права на это открытие. А после этого опубликуем открытые материалы наших исследований и сможем предоставить лицензию на их использование всем желающим, работающим в этой области.

— Тем, кто изобретает и создает крошечные компьютеры, которые могут вводиться в кровеносные сосуды?

Эти слова произнес Годдар, причем не столько вопросительным тоном, а скорее как утверждение. Это был неплохой признак — похоже, он не только заинтересовался, но и заволновался.

— Да, — ответил Пирс. — Обладая таким источником энергии, вы можете сделать многое. Ведь без двигателя ни одна машина не тронется с места. А наш моторчик смогут использовать исследователи, занимающиеся решением самых разнообразных проблем.

— Например, — добавил Ларраби, — только в одной нашей стране более миллиона людей страдают сахарным диабетом. Они вынуждены постоянно контролировать содержание сахара в крови и делать инсулиновые инъекции. Кстати, я тоже принадлежу к их числу. Но уже сейчас можно сказать, что в обозримом будущем создадут программированные клеточные устройства, которые, будучи введены в кровь, станут контролировать ее состав, а при необходимости выводить из организма или добавлять нужные компоненты.

— Расскажи еще о вирусе сибирской язвы, — предложил Кондон.

— Кстати, о сибирской язве! — откликнулся Пирс. — Из событий последнего года мы все прекрасно знаем, насколько опасен и трудноуловим этот вирус, особенно при распространении воздушным путем. Так вот, наши исследования способны приблизить тот день, когда, например, всем почтовым служащим и нашим военным имплантируют специальные биочипы, которые будут мгновенно фиксировать и уничтожать подобные бациллы еще до того, как те начнут размножаться и необратимо заразят организм.

— Как видите, — продолжил Ларраби, — возможности практически безграничны. И, как я уже отмечал, это открытие обязательно будет востребовано в самых различных научных отраслях. При этом сразу возникает вопрос: как ввести такие биобатареи в организм? Именно это и было самым узким местом всех наших изысканий, хотя сама проблема возникла довольно давно.

— Похоже, нам удалось найти решение, — добавил Пирс. — Это и есть наша формула.

В лаборатории повисла тишина. Взглянув на Годдара, Пирс понял, что тот почти созрел. За свою жизнь Годдар не раз бывал в нужных местах и в нужное время, из чего сумел извлечь для себя немало пользы, но, пожалуй, в такую ситуацию, как сейчас, он еще не попадал. Он чувствовал, что тут дело пахнет не только прибылью — и приличной прибылью, — но и возможностью прославиться, что и вызывало у него особое возбуждение.

— А не могли бы вы продемонстрировать нам свои достижения? — поинтересовалась Джастин Бичи.

— Разумеется, — ответил Пирс. — Мы продемонстрируем наши результаты с помощью вот этого СЭМа — сканирующего электронного микроскопа.

Он повел всю группу в комнату, сотрудники называли ее изобразительной лабораторией, и она была размером со спальню. Здесь стоял оснащенный компьютером сканирующий электронный микроскоп величиной с письменный стол, а над ним возвышался монитор с 50-сантиметровым экраном.

— Это и есть наш сверхзоркий электронный глаз, — пояснил Пирс. — Объекты, с которыми мы работаем, слишком малы, чтобы их можно было разглядеть в обычный микроскоп. Именно с помощью СЭМа мы наблюдаем за процессами, которые исследуем и моделируем в рамках нашего проекта. А результаты высвечиваются на экране сверху.

Подойдя к небольшому боксу рядом с монитором, он открыл заслонку и выдвинул из ящика поддон, на котором лежала полированная кремниевая подложка.

— Не буду мучить вас специфическими названиями сложных органических веществ, которые мы используем в своей формуле, но, говоря обобщенно, на эту подложку помещены человеческие клетки, а к ним добавлены молекулы различных белков, вступающие с клетками в активное взаимодействие. В результате биохимических реакций выделяется та самая энергия, о которой мы с вами только что говорили и которая может быть использована для питания крошечных молекулярных устройств. Чтобы проследить за процессом превращения и генерации энергии, мы помещаем систему в специальный химический раствор, чувствительный к действию электрических импульсов. Под их действием он начинает испускать световые сигналы.

Пока Пирс загружал поддон с демонстрационной системой в экспозиционную камеру и проводил настройку прибора, Ларраби продолжал объяснять смысл эксперимента:

— По ходу процесса электрическая энергия переходит в биомолекулярную форму, сокращенно она называется АТФ[21], которая в нашем организме является главным источником энергии. Получившаяся АТФ разлагается с образованием лейцина — вещества, которое вызывает свечение хорошо вам известных светлячков. Этот процесс называется хемилюминесценцией.

Пирсу показалось, что Ларраби слишком ударился в научную терминологию. А ему очень не хотелось утратить внимание аудитории. Поэтому он жестом попросил иммунолога занять место перед монитором, что тот и сделал, привычно набрав на клавиатуре нужную команду. Черный экран пока оставался пустым.

— Сейчас Брендон приведет систему в действие, — комментировал Пирс. — И скоро вы увидите на этом мониторе бесспорные и весьма колоритные результаты эксперимента.

При этих словах он отступил на шаг и легонько подтолкнул Годдара и его помощницу к экрану, чтобы тем было лучше видно. Затем Пирс отошел в глубь комнаты и привычно произнес:

— Свет.

И лаборатория, лишенная окон, тут же погрузилась в темноту. Он обрадовался, что голос почти вернулся в нормальное состояние и датчики стали реагировать на его звуковой сигнал, как и раньше. В повисшей тишине чуть заметно мерцал черно-серый экран дисплея. Света не хватало даже для того, чтобы Пирс мог разглядеть лица своих ближайших соседей. Пошарив рукой по стене, он нащупал крючок, на котором висели инфракрасные очки ночного видения, снял их и надел на голову. Потом отыскал слева кнопку переключателя и включил прибор, но тут же сдвинул окуляры вверх, решив пока подождать. Эти очки Пирс принес сюда сегодня утром. Обычно их использовали в лазерной лаборатории, но ему захотелось с их помощью тайком разглядеть лица Годдара и Бичи, чтобы определить их реакцию на демонстрацию опыта.

— Так, кажется, началось, — произнес Ларраби. — Следите за экраном.

Еще с полминуты монитор слепо мерцал в темноте, но вдруг на экране появилось несколько крошечных светящихся точек размером с булавочную головку, напоминавших звезды на облачном небе. Светлячков становилось все больше и больше, и скоро экран стал напоминать Млечный Путь.

Никто не говорил ни слова. Все внимательно наблюдали.

— Брендон, а теперь включи тепловой режим, — попросил Пирс.

Это была одна из частей их сценария. Финальная часть симфонии, крещендо. Ларраби уверенно нажимал в темноте нужные клавиши — он давно уже мог делать это вслепую.

— Переход на тепловой режим означает получение цветного изображения, — объяснил он. — В зависимости от интенсивности свечения мы увидим все цвета — от фиолетового на нижнем конце через зеленый, желтый и красный до пурпурного на верхней границе спектра.

Экран монитора брызнул всеми цветами радуги. Преобладали оттенки желтого и красного, но особенно впечатляли пурпурные фрагменты. Яркая цветная мозаика живыми волнами перемещалась по экрану, переливаясь, словно океанская гладь под луной или огни ночного Лас-Вегаса с высоты птичьего полета.

— Северное сияние, — шепотом выговорил кто-то из присутствующих.

Пирсу показалось, что прозвучал голос Годдара. Опустив окуляры тепловых очков на глаза, он теперь тоже все мог видеть в цвете. Сквозь линзы все в комнате переливалось желтым и красным цветами. Пирс перевел взгляд в сторону Годдара, на лице которого можно было обнаружить практически все оттенки красного. Годдар в темноте пристально наблюдал за экраном с открытым ртом. Лоб и щеки у него были пурпурными, а временами становились темно-бордовыми, по-видимому, от волнения.

Эти резонансные очки в данном случае тоже служили удовлетворению научного любопытства, позволяя наблюдать, что люди думают и как себя ведут, когда считают, что их никто не видит. Пирс заметил, как на лице Годдара расплылась широкая красная улыбка. И в этот момент Пирс понял, что дело сделано. Деньги они получат, а значит, обеспечат будущее — свое личное и лаборатории. Он бросил взгляд в другой конец комнаты, где, прислонившись к стене, стоял Чарли Кондон. Тот тоже смотрел в сторону, где должен был находиться Пирс, и даже уверенно кивнул ему, не пользуясь никакой специальной оптикой, словно видел в темноте.

Пожалуй, настал самый важный момент в биографии ведущих сотрудников «Амедео». Они стояли на пороге, за которым их ждали деньги, а возможно, и слава. Но для Пирса дело обстояло иначе. Для него это было нечто большее, чем деньги. То, что невозможно просто положить в карман, но навсегда останется в голове и сердце, заставляя неудержимо стремиться вперед.

Вот что ему дала наука. И прежде всего гордость, которая помогает забыть все плохое, оставшееся в прошлом, все ошибки и просчеты.

Все, кроме Изабелл.

Он стянул с головы очки и повесил их на крючок.

— Вот тебе и северное сияние, — прошептал он еле слышно.

Глава 29

После этого гостям продемонстрировали еще два опыта на СЭМе, но уже с другими подложками. В обоих случаях экран светился, как рождественская елка, и Годдар остался вполне удовлетворен. Затем Пирс пригласил всех в соседнюю лабораторию, где попросил Грумса рассказать о двух параллельных проектах и показать опытные образцы. В конце концов Годдар собирался вложить деньги в общую исследовательскую программу их фирмы, а не в один «Протей». В 12.30 презентация подошла к концу, и они отправились на обед в конференц-зал. Кондон договорился, что ленч организует ресторан «У Джо», отличавшийся классным обслуживанием и хорошей кухней.

Беседа протекала довольно живо, хотя Джастин Бичи откровенно старалась перетянуть общее внимание на себя. Много говорилось о научных перспективах, но тактично не упоминались связанные с этим прибыли. В самый разгар беседы Годдар обернулся к сидящему рядом Пирсу и тихо произнес:

— А ведь у моей дочки болезнь Дауна.

Больше он ничего не сказал, потому что добавить было нечего. Пирс понимал, что Годдар размышляет о временном факторе. О том, что хотя время еще не пришло, но есть надежда, что такие болезни в будущем удастся предотвратить.

— Уверен, вы ее очень любите! — откликнулся Пирс. — И ручаюсь, она сама это прекрасно понимает.

Прежде чем ответить, Годдар задумчиво посмотрел перед собой.

— Да, именно так. Я часто вспоминаю о ней, когда делаю свои инвестиции.

Пирс кивнул.

— Вам приходится думать о ее обеспеченном будущем.

— Нет, дело совсем не в этом. Что касается ее будущего, оно многократно гарантировано. О чем я действительно думаю, так это о том, что, как бы много я ни сделал в этом мире, мне не удастся ей помочь. Не в моих силах ее вылечить... Я хочу сказать... будущее наступит не так скоро, как хотелось бы. Вот... я и стараюсь его приблизить.

Он отвел глаза в сторону, не в силах подобрать нужные слова.

— Кажется, я понимаю, что вы имеете в виду, — произнес Пирс.

Неожиданно их грустная беседа была прервана громким хохотом Бичи, сидевшей за столом рядом с Кондоном напротив Пирса. Годдар тут же улыбнулся и кивнул, будто понял рассмешившую ее шутку.

Во время десерта, чудного цитрусового пирога, Годдар неожиданно вспомнил о Никол.

— Знаете, о ком я скучаю? — сказал он. — О Никол Джеймс. Где она сегодня? Неплохо бы с ней хотя бы поздороваться.

Пирс и Кондон переглянулись. Чарли заранее продумал соответствующее объяснение отсутствия Никол.

— К сожалению, ее больше нет в «Амедео», — ответил Кондон. — В прошлую пятницу она уволилась.

— Именно сейчас? И куда же она перешла?

— Пока никуда. Она хочет немного подумать, чем заняться. Однако в ранее подписанном контракте есть специальный пункт, что Никол отказывается от работы с нашими конкурентами, поэтому не надо беспокоиться, что она выдаст наши секреты.

Нахмурившись, Годдар неохотно кивнул.

— Это довольно уязвимая позиция, — заметил он.

— Вовсе нет, — возразил Кондон. — Никол занималась внешними делами фирмы, а не внутренними. В ее задачи входило собирать и анализировать информацию о работах конкурирующих организаций, параллельных нашим собственным проектам. У нее не было доступа в лабораторию, и она никогда не видела опытную демонстрацию, на которой вы присутствовали сегодня утром.

Это была неправда, хотя Чарли не знал об этом. Ложь была аналогична той, которой Пирс накормил Клайда Вернона по поводу того, что было известно Никол. На самом деле она знала и видела все. В одно из воскресений Пирс привел ее в лабораторию, включил электронный микроскоп и продемонстрировал «северное сияние». Это было в тот период, когда их отношения резко разладились и он судорожно пытался найти способ снова все склеить и удержать Никол. Он нарушил установленные им самим правила и показал именно то, что так часто удерживало его на работе и отрывало от Никол. Но даже эта тайная демонстрация не остановила распада их личных отношений, кончившегося полным разрывом. И уже через месяц Никол приняла окончательное решение об уходе.

В данный момент Пирсу не хватало Никол куда больше Годдара, но совсем по другой причине, однако он взял себя в руки и к концу обеда почти успокоился. После кофе официанты убрали посуду и приборы, тщательно вытерли полированный стол, и тот заблестел словно зеркало, отражая размытые фигуры присутствующих.

После того как служащие ресторана закончили уборку, настало время продолжить переговоры.

— А теперь расскажите нам о ситуации с патентами, — попросила Бичи, сложив руки на столе и наклонившись вперед.

Пирс сделал знак Кацу, и тот приступил к делу:

— Это один из важнейших патентов. Он состоит из девяти частей, которые касаются тех процессов, с какими вы сегодня познакомились. Мы постарались максимально охватить все детали этого открытия. Тем самым мы надежно защитим свой приоритет на будущее.

— И когда вы собираетесь подавать заявку?

— В понедельник утром. В эту субботу я лечу в Вашингтон, чтобы уже в понедельник к девяти часам утра лично доставить заявочные материалы в патентное бюро.

Поскольку Годдар находился рядом с Пирсом, тому легче было наблюдать за его помощницей, сидевшей напротив. Похоже, Бичи была удивлена их оперативностью. Это был хороший признак. Пирс и Кондон намеревались форсировать события и хотели заставить Годдара принять решение прямо сейчас, ведь излишнее выжидание могло обернуться для него потерями.

— Как вы знаете, в этой научной области наблюдается острая конкуренция, — вступил в разговор Пирс. — Помимо прочего, в ближайшее время мы собираемся опубликовать свое открытие. Мы с Брендоном подготовили соответствующую статью и скоро отправим ее в печать. Вероятно, уже завтра.

После этих слов Пирс бросил взгляд на свои наручные часы — было почти два пополудни.

— К сожалению, — продолжил он, — мне придется покинуть вас и вернуться на работу. Если возникнут какие-то вопросы, на них ответит Чарли. Я буду у себя в кабинете, вы можете связаться со мной по телефону. Но если дозвониться все-таки не удастся, значит, телефон отключен на время испытаний.

Откатив свой стул от стола, он уже собирался встать, когда Годдар придержал его за руку.

— Одну секунду, Генри, если не возражаешь.

Пирс снова сел. Годдар пристально посмотрел на него и значительным взглядом обвел лица всех присутствующих. Пирс уже понял, что это означает, и почувствовал приятное покалывание в груди.

— Хочу объявить прямо сейчас, пока мы здесь все вместе, что намереваюсь вложить свои средства в вашу компанию. Я рад участвовать в том замечательном деле, которым вы здесь занимаетесь.

Послышались оживленные восклицания и нестройные аплодисменты. Годдар энергично пожат руки Пирсу и Кондону, протянутую через стол.

— Никому не двигаться! — приказал Кондон, после чего встал и направился в угол комнаты к телефону, стоявшему на журнальном столике. Потом нажал три кнопки внутреннего номера, быстро пробормотал что-то в трубку и вернулся на свое место. Через несколько минут в комнату вошли две девушки, Моника Перл и секретарша Кондона по имени Холли Каннхейзер, с двумя бутылками шампанского «Дон Периньон» и подносом с бокалами.

Чарли откупорил бутылки и разлил вино. Помощниц тоже пригласили остаться и взять бокалы. Но между глотками шампанского девушки успевали еще фотографировать присутствующих.

Первый тост предложил Кондон:

— За Мориса Годдара! Мы были рады совершить с вами это волшебное путешествие.

Тут же ответное слово взял Годдар и, подняв бокал, коротко произнес:

— За будущее!

При этом он смотрел на Пирса, который кивнул и поднял полупустой бокал. После этого медленно обвел взглядом лица присутствующих, включая Монику, и наконец проговорил:

— Это здание для вас выглядит довольно скромным. Но с нашим ростом небольшим оно кажется огромным.

Допив бокал, он оглянулся на окружающих. Похоже, его слова никто толком не понял.

— Это стихи из детской книжки, — пояснил он. — Ее написал Доктор Сус, и в ней говорится, что надо верить в существование других миров, даже размером с пылинку.

— Ясно, — промолвил Кондон, снова поднимая бокал.

Пирс направился к выходу, пожимая руки и бормоча слова благодарности и поздравления. Но когда он приблизился к Монике, та сразу перестала улыбаться и сделала постное лицо.

— Спасибо, Моника, что помогла все это организовать. Ты уже беседовала с Чарли относительно своего перехода?

— Нет, но обязательно поговорю.

— Ладно. А мистер Реннер еще не звонил?

Пирс намеренно пропустил слово «детектив» на случай, если кто-нибудь подслушает их разговор.

— Пока нет.

Он кивнул, не зная, что бы еще сказать.

— Я оставила на твоем столе несколько записок, — сообщила Моника. — Две от адвоката. Она настаивала, что это очень срочно, но я не могла прервать вашу презентацию.

— Все правильно. Спасибо.

Пирс подошел к Годдару и тихо сказал ему, что все организационные вопросы по поводу инвестиций тот может обсудить с Кондоном. Еще раз пожал ему руку и покинул конференц-зал, направляясь по коридору к своему кабинету. Ему очень хотелось перейти на бег, но он все-таки сдержался.

Глава 30

Быстро скользнув за письменный стол, Пирс прочитал три записки, оставленные Моникой по поводу присланных ему сообщений. Два были от Дженис Лангуайзер с пометкой «Очень срочно. Позвоните, как сможете». Еще был звонок от Коуди Зеллера.

Пирс отодвинул записки в сторону, прикидывая, с чего лучше начать. Он не думал, что от Лангуайзер можно ожидать приятных новостей. А после произошедшего только что в конференц-зале выслушивать все это просто не было сил. Пирс чувствовал себя перевозбужденным, ему не хватало воздуха. Он подошел к окну и распахнул его настежь.

Пирс решил сначала позвонить Зеллеру, рассчитывая, что приятелю удалось откопать что-то новенькое. Уже через минуту его сообщение на пейджер откликнулось телефонным звонком.

— Прости, друг, — извиняющимся тоном произнес Зеллер. — Ничего не удалось сделать.

— Что ты хочешь сказать?

— Я не сумел отыскать никаких следов этой Люси Ла-порт. Ни единой зацепки. Эта дамочка даже не была подключена к кабельному телевидению.

— Вот как?

— А ты уверен, что это ее настоящее имя?

— Она мне сама сказала.

— Это одна из девиц с того веб-сайта?

— Да.

— Черт побери, ты должен был сказать мне это раньше. Они, как правило, не пользуются своими именами.

— А вот Лилли Куинлан пользовалась.

— Ну а Люси Лапорт? Похоже, это имя навеяно какой-то театральной пьесой типа «Трамвай „Желание“». И вероятность того, что она сообщила тебе хоть слово правды, в том числе свое имя, один шанс из...

— Нет, это правда, потому что было сказано в очень доверительной ситуации, когда просто невозможно солгать, уж поверь мне.

— Доверительная ситуация? Но ты же говорил, что у вас с ней ничего не было.

— Да, не было. Мы с ней беседовали по телефону, тогда она и сказала.

— Ну, секс по телефону — это одно из их любимых занятий.

— Ничего подобного, Коуди. Извини, мне пора.

— Подожди еще минуту. А как дела с «китовой охотой»?

— Все прошло отлично. Как раз сейчас Чарли заканчивает его обработку.

— Классно.

— У меня есть дела, Коуди. Спасибо за то, что пытался помочь.

— Об этом не беспокойся. Счет я пришлю позднее.

Пирс нажал кнопку отбоя и тут же набрал номер Лангуайзер. Трубку взяла секретарша и соединила его с адвокатом.

— Где вы пропадали? — воскликнула она. — Я просила вашу помощницу сразу передать мое сообщение.

— Она сделала все, что ей полагалось. Я запретил ей отрывать меня от дел. Что случилось?

— Ну, достаточно сказать, что вашему адвокату пришлось прилично потрудиться. Слава Богу, у меня есть надежные источники в полиции.

— Ну и?..

— То, что я вам сейчас расскажу, сугубо конфиденциально. В принципе эта информация служебная. И если об этом узнает кто-то посторонний, то вполне может начаться расследование по факту ее утечки.

— И что это за сведения?

— Так вот, источник сообщил мне, что сегодня Реннер почти целый день провел за письменным столом, чтобы обосновать выдачу ордера на обыск. И уже успел показать эту заявку судье.

Все: и тон ее предыдущих сообщений, и это предупреждение — буквально подавило Пирса.

— И что все это значит?

— Это значит, что он собирается обследовать вашу собственность. Квартиру, машину и, возможно, даже дом, где вы жили до переезда на набережную, поскольку все случилось именно в то время, когда вы там проживали.

— Вы имеете в виду исчезновение и возможное убийство Лилли Куинлан?

— Вот именно. Но — и это очень удачное для нас «но» — запрос Реннера был отклонен. Судья объявил ему, что представленных доказательств для выдачи ордера недостаточно.

— Тогда все в порядке, не так ли? Значит, ничего страшного.

— Реннер в любое время может повторить свою попытку, как только добудет больше фактов. Полагаю, что свою заявку он основывал на магнитофонной записи — той, где зафиксировано ваше признание. Поэтому можно только радоваться, что судья, несмотря на эту запись, ему отказал.

Пирс мысленно все сопоставил, однако вся эта юридическая казуистика была вне его компетенции.

— Теперь он может попробовать поторговаться с судьями, — продолжила Лангуайзер.

— Вы хотите сказать, он обратится со своим прошением к другому судье?

— Ну да, более покладистому. Хотя наверняка Реннер сразу направился к самому податливому из них. Поэтому повторное обращение может оказаться для него проблематичным. И если судья узнает, что с этой заявкой он уже обращался к его коллеге, то может даже назначить служебное расследование.

Пирс еще раз попытался вникнуть в суть этих юридических нюансов, но безрезультатно. И вообще сведения, сообщенные Лангуайзер, его не слишком беспокоили. Хотя в глубине души он понимал, что ее нервозность объяснялась тем, что она не была полностью уверена в его невиновности. Видимо, у нее оставались сомнения в том, что полиция действительно может обнаружить что-нибудь при обыске.

— А если разрешить им провести обыск без всякого ордера? — предложил Пирс.

— Ни в коем случае!

— Но, Дженис, ведь они ничего не найдут, поскольку я к этому не причастен. Я даже никогда не встречался с Лилли Куинлан.

— Не имеет значения. Не надо им помогать. Едва начнете с ними сотрудничать, сразу попадете в ловушку.

— Я вас не понимаю. Если я невиновен, то о какой ловушке вы говорите?

— Генри, ведь вы пригласили меня, чтобы я давала вам оветы?

— Да.

— Вот и слушайте мой совет. Не надо добровольно исполнять увертюру для оперы, которую сочиняют ваши противники. Нам надо держать Реннера на заметке и внимательно следить за его действиями.

— Согласен.

— Очень признательна.

— А вы сможете узнать, когда он начтет торговаться с судьями или снова направится к первому судье — уже с новыми материалами?

— У меня есть в полиции свои уши. И мы сумеем его опередить. Но в любом случае, как только услышите об этом ордере на обыск, сделайте вид, что удивлены. Я не имею права выдать свой источник информации.

— Я так и сделаю.

Но в этот миг Пирс вспомнил нечто такое, отчего у него стиснуло грудь и потемнело в глазах.

— А как насчет моей лаборатории и офиса? Их он тоже собирается обыскать?

Случись такое, это было бы настоящей катастрофой. Вся история выплеснулась бы наружу и стала предметом обсуждения в широких кругах, в том числе среди коллег. И самое главное, наверняка достигла бы ушей Годдара и Бичи.

— Трудно сказать наверняка, но мне такой вариант представляется маловероятным. В подобных случаях принято обследовать те места, где совершение расследуемого преступления наиболее вероятно. Если же он попробует выпросить у судьи ордер на обыск офиса, где такое событие весьма мало вероятно, это ему будет сделать еще труднее.

В голове Пирса пронеслась мысль о телефонной книжке, спрятанной в шкафу копировальной комнаты, о которой он почти забыл. Ведь это было прямое указание на его причастность к делу Лилли Куинлан. Надо при первой возможности забрать ее оттуда.

Тут же он вспомнил и еще кое-что.

— А знаете, — сказал Пирс, — насколько я понял, они уже обыскивали мою машину, стоявшую в ту ночь около дома Лилли, когда меня увезли в участок.

Лангуайзер ответила после паузы:

— Если они это сделали, их действия незаконны. Однако без свидетелей это практически невозможно доказать.

— Там не было никого, кроме самих полицейских.

— Полагаю, это был беглый осмотр с помощью фонаря, торопливый и поверхностный. Вот когда они получат ордер на обыск, то сделают это по всем правилам и очень скрупулезно. Проверят все ниточки, волоски и даже пылинки. С обычным фонариком такие вещи не обнаружишь.

Пирсу пришел на ум недавний тост, который он произнес в конференц-зале. Он понял, что теперь крошечная пылинка может определить его судьбу.

— А может, все-таки дать согласие на обыск, если уж они так хотят? — продолжил он более настойчиво. — Убедившись, что я чист, они начнут искать настоящего убийцу.

— У вас есть какие-то мысли по этому поводу?

— Нет.

— Поэтому на данный момент вам следует больше думать о собственной безопасности. Похоже, вы еще не понимаете всей тяжести создавшейся ситуации. Я имею в виду ордер на обыск. Неужели вы думаете, что, если они ничего не обнаружат, с вас мгновенно снимут все подозрения?

— Послушайте, Дженис, я химик, а не адвокат. И знаю одно — я оказался в гуще всей этой передряги, хотя к самому происшествию никак не причастен. Мне действительно непонятно, в чем тяжесть этой ситуации лично для меня, поэтому и прошу вас разъяснить.

Впервые Пирс открыто выплеснул свое раздражение в адрес адвоката, о чем сразу пожалел.

— Суровая реальность заключается в том, что этот детектив прочно сидит у вас на хвосте и вряд ли смирится с отказом в выдаче ордера. Зная Реннера, могу предположить, что для него это лишь временная неудача. Он очень терпеливый человек и будет копать до тех пор, пока не найдет то, что нужно, и тогда снова потребует ордер на обыск. Понимаете?

— Да.

— И все это только начало. Реннер — настоящий мастер своего дела. Все толковые полицейские, которых я встречала в жизни, отличаются безжалостностью.

Пирс чувствовал, как его снова охватывает жар. Он не знал, что еще сказать, и просто молчал. Повисла томительная пауза, которую прервала Лангуайзер:

— И вот что еще. В субботу вечером вы беседовали с ним по поводу второй квартиры Лилли Куинлан и дали ему адрес. Они сразу отправились туда и осмотрели дом, однако сделали это без официального разрешения, которое Реннер оформил лишь в воскресенье днем. Пока неясно, жива Лилли или нет, хотя уже понятно, что занимается проституцией и другим нелегальным бизнесом.

Пирс кивнул. Кажется, он начал понимать ход мыслей Реннера.

— Значит, он взял официальный ордер, чтобы обезопасить себя — проговорил он. — На случай, если обнаружит какие-нибудь свидетельства ее темных делишек или если Лилли вдруг объявится и поинтересуется, какого черта они делают в ее доме.

— Вот именно. Но у него была и другая причина.

— Как я понимаю, раскопать доказательства моей причастности.

— Вы догадливы.

— Но какие доказательства он надеется найти против меня? Я же сам рассказал ему, что был там. Отпечатки моих пальцев в той квартире можно найти почти везде, потому что я искал Лилли и пытался выяснить, что случилось.

— Это ваша личная история, и я вам верю. А вот Реннер нет и считает, что вы все выдумали, желая прикрыть тот факт, что бывали в ее доме и раньше.

— Невероятно!

— По закону он должен запротоколировать результаты проведенного обыска не позднее двух суток. По сути, это подробный отчет обо всем, что было обнаружено в ходе осмотра.

— Реннер уже составил такой протокол?

— Да, написал, и мне удалось раздобыть его копию. Он не запечатал отчет в конверт — это была его ошибка. В общем, там приводится подробный перечень всех вещей, например, расчески для взятия образцов ДНК... Большой раздел посвящен отпечаткам пальцев, описанию корреспонденции, ящиков стола, ювелирных украшений, парфюмерии, косметики и даже специальных приспособлений для сексуальных утех.

Пирс молча слушал ее. Он припомнил пузырек с духами, который брал в руки в квартире Лилли. Неужели такая чепуха могла быть использована в качестве доказательства против него? Он почувствовал, как в груди защемило, а к лицу прилила кровь.

— Почему вы молчите, Генри?

— Просто размышляю.

— Только не говорите, что прикасались к этим орудиям секса.

Пирс покачал головой.

— Нет, их я даже не видел. Я лишь брал в ванной склянку с духами.

Он услышал, как адвокат тяжело вздохнула.

— Какого черта вы прикасались к этим духам?

— Не знаю, просто взял в руки. Похоже, они мне что-то напомнили. Или кого-то. Но как этот пузырек можно связать с убийством?

— Это неотъемлемая часть обстоятельств возможного преступления. Ведь вы сказали полиции, что зашли в дом просто убедиться, там ли она и все ли в порядке.

— Да, именно так и было.

— А о том, что вы брали и нюхали эти злосчастные духи, вы им, конечно, забыли сообщить? Может, вы и в ящиках с бельем копались?

Пирс не знал, что ответить, готовый лопнуть от раздражения и досады. Схватив стоявшую под столом корзину для мусора, он швырнул ее в угол.

— Генри, сейчас я веду себя с вами, как прокурор, чтобы вы поняли, в какую опасную ситуацию попали. Все, что бы вы ни сказали и ни сделали, может быть повернуто против вас. И то, что вам видится под одним углом, другие могут выставить совсем в ином свете.

— Ладно, ладно. Как давно они обнаружили отпечатки пальцев?

— Вероятно, пару дней назад. Но пока не найдено тело, эти материалы не представляют интереса ни для кого, кроме Реннера. Насколько мне известно, его напарник занимается сейчас другими делами, а это расследование Реннер ведет в одиночку.

— Вы поддерживаете связь с его напарником?

— Об этом я вам не говорила, и не стоит сейчас это обсуждать.

На некоторое время воцарилась пауза. Пирсу было нечего сказать, хотя беседа с Лангуайзер и вселяла в него определенную надежду.

— Я составила список людей, с которыми можно было бы поговорить, — наконец продолжила она.

— Какой список?

— Людей, которые тем или иным образом связаны с этим происшествием и у которых можно что-то выяснить. Ну, вы понимаете, когда понадобится.

— Да.

Пирс сообразил, что Лангуайзер имеет в виду его возможный арест и судебные слушания, если против него выдвинут официальное обвинение.

— Мне надо кое-что подработать и уточнить, — добавила адвокат. — Если выяснится что-нибудь новое, я сразу перезвоню.

Попрощавшись и повесив трубку, Пирс, тяжело опустился на стул, размышляя об услышанном. Итак, Реннер явно нацелился на него. Даже не обнаружив тела пропавшей Лилли. Пирс понимал: надо позвонить Никол и объяснить, что полиция подозревает его в убийстве и, возможно, захочет провести обыск у нее в доме, где он тоже недавно жил.

Мысль об этом вызвала новый приступ боли. Рассеянно взглянув на валявшуюся мусорную корзину, Пирс уже хотел встать, но в дверь кто-то постучал.

Глава 31

В дверях кабинета показалось разгоряченное лицо Чарли Кондона, на котором сияла широкая ослепительная улыбка, чем-то напоминавшая раскрытые ворота гаража.

— Ты сделал это, старина! Ты, черт возьми, добился своего!

Пирс перевел дыхание и постарался хотя бы на время отбросить тяжелые мысли.

— Это наша общая заслуга, — сказал он. — Где Годдар?

Кондон прошел в комнату и закрыл за собой дверь. Пирс обратил внимание, что Чарли потерял где-то свой галстук.

— У меня в кабинете разговаривает по телефону с адвокатом.

— А мне казалось, его адвокат — Джастин Бичи.

— Да, она, конечно, адвокат, но адвокат особый, если ты понимаешь, что я хочу сказать.

Пирс поймал себя на том, что никак не может сосредоточиться на разговоре с Кондоном, поскольку в голове мелькали обрывки недавней беседы с Лангуайзер.

— Не хочешь выслушать его последнее предложение?

Пирс кивнул и взглянул на Кондона.

— Так вот, в течение пяти лет он собирается вложить в наши работы пятнадцать миллионов долларов. Кроме того, он просит двенадцать процентов от прибыли и пост председателя совета директоров компании.

Пирс наконец выкинул из головы мысли о Реннере и внимательно посмотрел на улыбающуюся физиономию Чарли Кондона. В целом предложение звучало неплохо. Может, и не так здорово, но неплохо.

— Недурно, Чарли.

— Что значит недурно? Просто отлично!

Сейчас манера Кондона напоминала речь тигра из мультфильма о Винни-Пухе, который всегда выкрикивал последнее слово. Похоже, он прилично выпил.

— Но это только начало, — заметил Пирс. — Не исключено, что он захочет пойти дальше.

— Это я тоже понимаю. Для начала давай выясним пару моментов. Во-первых, кресло председателя совета директоров. У тебя нет возражений?

— У меня-то нет, а как ты думаешь?

На данный момент этот пост занимал Чарли Кондон. Однако сама по себе должность не давала ему реальной власти, поскольку компанию контролировал Пирс. У Кондона же было только десять процентов, еще восемь процентов принадлежали разным мелким инвесторам — намного меньшего калибра, чем Морис Годдар, — и еще десять процентов были распределены между ведущими сотрудниками «Амедео». Остальными же семьюдесятью двумя процентами, составлявшими контрольный пакет, владел Генри Пирс. Поэтому в совете директоров Кондон скорее занимал почетную должность главного советника и готов был без особого сожаления расстаться с должностью.

— Думаю, он обрадуется, узнав об этом, — воскликнул Кондон. — А как насчет процентов? Если он подтвердит свое согласие выделять по три миллиона в течение пяти лет, ты дашь ему эти двенадцать процентов?

Пирс покачал головой.

— Нет. Дело в том, что разница между десятью и двенадцатью процентами в результате может вылиться в несколько сотен миллионов долларов. Поэтому проценты я придержу. А он должен инвестировать минимум двенадцать миллионов в течение трех лет. Четыре миллиона в год — таков нижний порог. Проработай с ним эту идею.

— Легче сказать, чем исполнить. Фактически ты пока согласился уступить ему лишь кресло председателя в совете директоров.

— Вовсе нет. Нашим главным козырем является важное открытие, с которым он сегодня познакомился. Чарли, ты видел его глаза, когда включили свет после демонстрации опыта? Годдар не просто сел на крючок. Он заглотил его до самых кишок и готов прыгнуть на сковородку. Тебе остается только уточнить детали. В общем, заканчивай это дело, и пусть выписывает первый чек. Никаких дополнительных процентов, а с него причитается не меньше четырех миллионов баксов в год. Нам надо обязательно сохранить лидерство.

— Ладно, я попробую, хотя этим лучше бы заняться тебе самому. В таких вопросах ты выглядишь более убедительно.

— Вряд ли.

Кондон покинул кабинет, и Пирс опять остался наедине со своими грустными мыслями. Он снова проанализировал все, что услышал от Лангуайзер. Итак, Реннер собирается провести обыск в его квартире и осмотреть машину, на этот раз имея в кармане официальное разрешение и уже куда более тщательно. Похоже, он рассчитывает обнаружить пусть и мелкие, но твердые доказательства того, что в этой машине перевозили тело Лилли.

— Господи! — чуть не вскрикнул Пирс.

Он решил проанализировать ситуацию тем же методом, которым всегда пользовался при оценке результатов лабораторных экспериментов, — снизу вверх и от простого к сложному. Взглянуть на факты под одним углом, а затем повернуть их другим боком. Истолочь образец в порошок и взглянуть на частички через увеличительное стекло.

Для начала главное — ничего не принимать на веру.

Пирс взял блокнот и на пустой страничке выписал основные фрагменты беседы с Лангуайзер.

Обыск: Квартира

Дом на Эмэлфи-драйв

Машина — второй раз — вещественные доказательства

Офис/Лаборатория?

Полицейский отчет об отпечатках пальцев:

Отпечатки везде — в том числе, на пузырьке с духами

Пирс задумчиво поглядел на строчки, но никаких идей в голову не приходило. Тогда он вырвал страницу из блокнота, скомкал и бросил в мусорное ведро, стоявшее в углу кабинета, но промазал.

Откинувшись на спинку стула, Пирс устало прикрыл глаза. Он понимал, что должен позвонить Никол и подготовить ее к неизбежному. Полиция в любую минуту могла оказаться у нее дома и начать обыск. Никол по своей природе крайняя индивидуалистка и вторжение в свои владения будет переживать очень болезненно, что окончательно похоронит надежды Пирса на воссоединение.

— Проклятие, — пробормотал он, осознав возможные последствия.

Выйдя из-за письменного стола, Пирс подобрал валявшийся на полу скомканный листок и вместо того, чтобы еще раз попробовать попасть в корзину, отнес его к столу, где аккуратно разгладил.

— Ничему не верить, — произнес он вполголоса.

Слова, выписанные на измятой странице, сначала привели его в чувство, но потом он понял, что, по сути, они ничего не значат. В остервенении Пирс снова скомкал листок, скатав из него шарик, и уже приготовился отправить его в корзину, как вдруг внутри что-то екнуло. Разгладив многострадальную бумажку, он внимательно прочитал одну из строчек.

Машина — второй раз — вещественные доказательства

Ничему не верить. Ведь это значило, что еще никто не доказал, что именно полиция рылась в его машине. В голове сверкнула искра озарения. А если вовсе не полиция обыскивала его машину? Тогда кто же там шарил?

Зато дальнейший ход рассуждений Пирса был вполне очевиден. А почему он вообще решил, что его машину обыскивали? Правда состояла в том, что никаких доказательств этого не было. Единственное, что можно было сказать наверняка, что в его машине, припаркованной на аллее рядом с шоссе, кто-то побывал. И кто-то осмотрел его рюкзак. Но вот проводился ли обыск, это еще был вопрос.

Пирс понял, что погорячился насчет того, что полиция — а конкретно Реннер — обыскивала его «БМВ». По существу, на этот счет у него не было никаких фактов, даже косвенных. Ему было лишь известно, что кто-то там побывал, но из этого заключения вытекали самые разнообразные варианты. И версия полицейского обыска была лишь одним из них. Другой возможностью был тот же обыск, но проведенный неким частным лицом. Третья версия была связана с тем, что из машины хотели что-то украсть.

Но оставался еще и последний вариант — в автомобиль могли что-то подложить.

Заинтригованный столь разнообразными версиями, Пирс быстро вскочил со стула и покинул кабинет. В коридоре он нажал кнопку вызова лифта, но не вытерпел и ринулся вниз по лестнице. Четыре пролета Пирс проскочил за несколько секунд. Выбежав через проходную, он даже не поприветствовал охранника и тут же бросился к своей машине.

Начал он с багажника. Отогнул синтетический коврик, заглянул под запаску, проверил ящик с инструментами. Все на месте — ничто не исчезло, и ничего не подбросили. Затем Пирс перешел в салон, где минут десять потратил на тщательную проверку сидений, пола и ящика для перчаток. Все на месте, ничего нового.

Последним оставался двигатель, но его осмотр занял совсем немного времени. И снова — ничего.

Рюкзак он приберег на закуску. Прихватив его с собой, Пирс закрыл машину и вернулся в лабораторию, где снова предпочел подняться на второй этаж по лестнице. Проходя мимо стола секретарши, Пирс заметил ее взгляд.

— В чем дело? — спросил он Монику.

— Ничего. Просто у тебя такой... зловещий вид.

— Да, я и в самом деле очень зол.

С этими словами Пирс вбежал в кабинет, закрыл дверь на замок и швырнул рюкзак на стол. Даже не присев, он принялся расстегивать молнию за молнией и заглядывать во все отделения. В рюкзаке были специальный отсек для ноутбука, отделение для папок и бумаг, а также три небольших кармашка на молниях для мелких изделий — авторучек, карандашей, блокнотов, жевательной резинки и прочей ерунды.

Пирс не обнаружил ничего особенного, пока не добрался до заднего кармана, где лежал довольно объемистый кошелек на молнии, в котором свободно могли поместиться паспорт, документы и денежные банкноты. В кошельке не было ничего секретного, но его было легко спрятать за книгой или среди газет во время путешествия. Пирс расстегнул молнию и проверил содержимое.

Пальцы нащупали нечто похожее на кредитную карту. Вначале он подумал, что это одна из его старых карточек, которую он по забывчивости сунул в рюкзак во время очередной командировки. Но, вытащив ее на свет, увидел, что это была незнакомая ему магнитная пластиковая карта черного цвета с логотипом компании «Ю стор ит». Такой карты Пирс раньше никогда не видел.

* * *

Выложив пластиковый прямоугольник перед собой на стол, Пирс задумчиво оглядел его. Он знал, что «Ю стор ит» — известная американская компания, сдававшая в аренду многотонные грузовики и боксы в специально оборудованных хранилищах, как правило, вблизи автострад. Пирс помнил, что вывески с названием этой фирмы пару раз попадалась ему на глаза в окрестностях Лос-Анджелеса.

По спине пробежал холодок нехорошего предчувствия. Значит, в прошедшую субботу какой-то незнакомец подбросил эту магнитную карту ему в рюкзак. Пирс понял, что попал в ситуацию, которая абсолютно не поддается его контролю. Его использовали и подставили с какой-то заранее продуманной целью.

Он постарался отогнать от себя леденящий душу страх, понимая, что спокойно ждать больше нельзя — надо что-то делать. Предпринимать ответные действия и ни в коем случае не пасовать.

Пошарив рукой по полкам тумбочки, на которой стоял монитор, Пирс вытащил оттуда толстый том телефонного справочника. Быстро его перелистал и нашел список фирм, предоставляющих помещения и другие услуги для хранения. Адреса отделений и перечень услуг фирмы «Ю стор ит» занимали почти полстраницы. В окрестностях Лос-Анджелеса имелось восемь филиалов этой компании. Взяв телефон, Пирс наугад набрал номер отделения в Калвер-Сити. В трубке раздался звонкий юношеский голос. Пирс сразу представил прыщавого подростка из «Всеамериканской почты».

— Вам это может показаться странным, — начал он. — Дело в том, что я арендовал у вашей фирмы бокс для хранения, но не могу вспомнить, в каком отделении. Знаю только, что это «Ю стор ит», а вот где именно, не помню.

— Ваше имя?

Подросток отвечал спокойным тоном, как на давно привычные звонки.

— Генри Пирс.

Он слышал, как щелкали клавиши клавиатуры.

— Нет, у нас нет.

— А вы можете связаться с другими филиалами? И спросить у них, не...

— Не могу, у нас нет с ними связи. Мы — самостоятельная компания.

Пирс удивился, почему у них нет центральной информационной базы, но решил не терять время. Он просто поблагодарил оператора и набрал номер следующего ближайшего к нему отделения.

Его имя компьютер отыскал только в третьем по счету филиале. Женщина-диспетчер полусонным голосом сообщила, что шесть недель назад он арендовал бокс размером четыре на три метра в хранилище, расположенном на бульваре Виктория. Она привычно добавила, что в помещении имеется кондиционер, подведено напряжение и установлена сигнализация. Доступ разрешен круглосуточно.

— А какой адрес записан в моей регистрационной карте?

— Этого я сказать не могу, сэр. Если вы продиктуете свой адрес, я проверю по компьютеру.

Шесть недель назад Пирс даже не предполагал переезжать и не занимался поисками квартиры, поэтому сообщил свой старый адрес на Эмэлфи-драйв.

— Это он, сэр.

Пирс ничего не сказал и еще раз взглянул на черный пластиковый прямоугольник, лежавший перед ним на столе.

— Какой номер бокса? — спросил он у оператора.

— А это я скажу, когда увижу ваше удостоверение личности, сэр. Только приходите до шести и захватите свои права, тогда я и напомню номер бокса.

— Вы только что сказали, что хранилище работает круглосуточно.

— Хранилище — да. А вот диспетчерская — с девяти до шести.

— Понятно.

Пирс прикинул, что бы еще спросить, но ничего не придумал, и, поблагодарив, повесил трубку.

Посидев еще некоторое время за столом, он сунул пластиковую карту в нагрудный карман и поднялся со стула. Потом снова потянулся к телефону, но передумал.

Пирс понимал, что надо позвонить Лангуайзер, но ему не хотелось еще раз выслушивать ее рассудочные профессиональные советы. Поэтому он решил действовать на свой страх и риск. Он также осознавал, что пора позвонить Никол, но боялся нарваться на скандал и снова затеять бессмысленный спор. Хотя и знал, что предупредить ее о возможном обыске рано или поздно придется.

Можно было бы позвонить Коуди Зеллеру, но Пирсу был неприятен его постоянный сарказм.

Мелькнула даже шалая идея связаться с Люси Лапорт, но Пирс отбросил ее. А в голове гвоздем засела другая тягостная мысль — вот он оказался в самой тяжелой за всю свою жизнь ситуации, и во всем мире не нашлось ни единого человека, к кому он мог бы обратиться за помощью и советом.

Ни одного. От осознания этого простого, но жестокого по своей сущности факта Пирс похолодел.

Глава 32

В контору «Ю стор ит» он вошел, надев темные очки и натянув поглубже кепку.

За стойкой сидела девушка в зеленой трикотажной рубашке и светло-коричневых брюках и читала книгу с названием «Ад в награду». Она с явной неохотой подняла голову от страницы и взглянула на посетителя. Но когда увидела заштопанную физиономию Пирса, у нее даже задрожал подбородок.

Девушка тут же постаралась сделать вид, что ничего не заметила.

— Все нормально, — успокоил ее Пирс. — Мне не привыкать.

И положил на конторку свои водительские права.

— Я недавно звонил по поводу арендованного у вас бокса. Никак не могу вспомнить номер.

Она взяла в руки права, посмотрела на него, потом на фотографию и некоторое время сравнивала. Пирс снял очки.

— Это я.

— Простите, мне надо уточнить.

Ногой она развернула свой вращающийся стул и подкатилась к компьютеру, стоявшему на столике у стены. Монитор находился слишком далеко от Пирса, и он не мог прочитать, что высветилось на экране. Лишь видел, как девушка набирает на клавиатуре его имя. Через пару секунд на дисплее открылся файл с его данными, и она принялась сверять их с правами Пирса. Он знал, что в правах был указан прежний адрес на Эмэлфи-драйв.

Удовлетворенная проведенной экспертизой, девушка провела пальцем по строчкам на экране и сообщила ему:

— Номер вашей ячейки три-три-один.

Потом так же сноровисто оттолкнулась от противоположной стены и подкатила к операторской стойке, протянув Пирсу его водительское удостоверение.

— Надо просто подняться на лифте, я правильно запомнил?

— А вы код не забыли?

— Ах да. Простите. Похоже, сегодня я не в форме.

— Четыре-пять-четыре и затем четыре последние цифры ваших водительских прав.

Он кивком поблагодарил ее и уже собирался идти к лифту, но тут вспомнил что-то и обернулся.

— А я не должен вам заплатить?

— Простите?

— Не припомню, как я рассчитался за арендованный бокс. И не могу сообразить, сохранилась ли у меня копия чека.

— А, понятно.

Она отработанным движением снова подъехала к компьютеру. Пирсу нравилось, как ладно это у нее получалось. Едва заметное элегантное движение — и готово.

Его данные оставались на экране. Девушка внимательно их просмотрела и бросила через плечо:

— Нет, с этим все в порядке. Вы заплатили наличными за полгода вперед. У вас еще много времени.

— Отлично. Спасибо.

Пирс вышел из конторки и направился к лифту. Набрав код, поднялся на третий этаж и вышел в широкий пустынный коридор длиной чуть не с футбольное поле, по обеим сторонам которого были массивные опускающиеся двери. Стены были выкрашены серой краской, а пол покрыт такого же цвета линолеумом, который был испещрен черными полосками от миллионов проехавших здесь колес автокаров и тележек. Пирс двинулся вдоль дверей, пока не добрался до ячейки № 331.

На металлической двери, местами уже покрытой ржавчиной, по трафарету был выведен яркий желтый номер. Больше никаких отметок не было, лишь справа виднелась щель для считывания магнитной карты, и рядом с ней горела красная лампочка. Однако в нижней части двери был установлен мощный засов, закрытый на замок. Пирс понял, что пластиковая карта, которую он нашел в рюкзаке, предназначалась для того, чтобы отключить сигнализацию, а вот открыть ячейку она не могла.

Он все-таки достал магнитную карту фирмы «Ю стор ит» из кармана и вставил в щель. Свет лампочки сменился на зеленый — охрана была отключена. Нагнувшись, Пирс потянул за дужку замка, но тот был надежно закрыт.

Прикидывая дальнейший план действий, он несколько секунд постоял у закрытой двери и побрел назад к лифту, решив вернуться в машину и еще раз внимательно осмотреть рюкзак. Ключ от замка должен быть там. Какой смысл подкидывать магнитную карту без ключа? Если там ничего не отыщется, тогда придется снова заглянуть в конторку и попросить запасной ключ или резак по металлу, объяснив, что забыл свой ключ.

Вернувшись на стоянку, Пирс привычно нажал кнопку дистанционного пульта, но в тот момент, когда раздался щелчок открываемых дверных замков, он вдруг замер и взглянул на связку ключей, которую держал в руке. В голове молнией пронесся памятный эпизод воскресного нападения. Он мысленно видел, как Венц шел впереди него к дверям квартиры. Пирс даже слышал звяканье ключей в руках коротышки и его замечание по поводу «БМВ».

Пирс стал перебирать ключи на кольце, определяя назначение каждого из них — от квартиры, гаража, тренажерного зала, от дома на Эмэлфи-драйв, от кабинета, от лаборатории, от компьютерного зала. Он даже нашел здесь ключ от дома, где провел свои детство и юность и который их семья давно покинула. Пирс всегда носил его с собой в память о тех временах, родителях и сестре. Он знал за собой странную привычку оставлять ключи от мест, где когда-то провел много времени.

Все ключи ему были хорошо знакомы, кроме двух. Эти незнакомцы — один побольше, другой поменьше — сделаны из нержавеющей стали и, судя по их сравнительно небольшому размеру, явно не от домашних дверей. На обоих виднелся одинаковый фирменный штамп изготовителя — «Мастерлок».

Разглядывая их, Пирс ощутил, как кожа на лице натянулась от волнения. Интуиция подсказывала, что это и есть ключи от бокса.

Итак, Венц. Коротышка вполне мог нацепить эти два ключа на связку, которую верзила вытащил у Пирса из кармана, когда они вломились в его квартиру. А может, и после, когда его подвесили головой вниз с балкона. Пирс вернулся из больницы домой, и дверь в квартиру ему открыл дежурный охранник из подъезда. А свои ключи он нашел на полу в гостиной. У Венца была уйма времени, чтобы подсунуть эти ключи.

Но Пирс не мог сообразить, для чего это понадобилось. На что они рассчитывали? И хотя точных ответов на эти вопросы он пока не знал, но уже чувствовал, где может их отыскать — или по крайней мере приблизиться к отгадке. Он быстро развернулся и пошел к лифту.

Через три минуты Пирс уже вставил больший из ключей в нижний замок, осторожно повернул и услышал легкий щелчок хорошо пригнанного устройства. Сняв замок, он положил его на пол, взялся за дверную скобу и с усилием потянул металлическую створку вверх.

Дверь двигалась с противным скрежетом, который раскатистым эхом разлетелся под сводами ангара. Наконец она с громким лязгом достигла верхней границы.

Полутемная кладовка имела размеры три метра на четыре. Тусклый электрический свет, выбивавшийся из-за спины Пирса, не позволял ничего толком рассмотреть. Но он сразу заметил большой белый короб, из которого слышалось слабое механическое гудение. Сделав шаг вперед, он огляделся и увидел на стене белый электрический шнур, ведущий к выключателю. Пирс протянул руку и включил верхний свет.

Белый ящик на деле оказался морозильником. Его верхняя крышка доходила Пирсу до груди и была закрыта на замок, который, по его предположению, открывался вторым незнакомым ключом.

Возможно, и не следовало этого делать, однако Пирс не удержался и все-таки решил заглянуть внутрь. В глубине души он еще надеялся, что ящик пуст и все окажется простой мистификацией. Но скорее всего на этот шаг его подтолкнуло желание увидеть все собственными глазами, чтобы окончательно отбросить сомнения и больше не обманывать себя.

Пирс взял второй ключ-"подкидыш", открыл замок и потянул за ручку вверх. Подъем крышки морозильника сопровождался противным чавканьем залипших резиновых прокладок и легким шипением ворвавшегося внутрь воздуха. В лицо повеяло могильным холодом, а в нос шибануло влажным зловонием.

Придерживая одной рукой крышку, Пирс заглянул внутрь, откуда медленно поднимались туманные клубы, напоминавшие силуэты привидений. На дне ящика виднелись размытые контуры человеческого тела. Это была обнаженная женщина, скорчившаяся в позе зародыша. На шее у нее зияла огромная кровавая рана. Женщина лежала на правом боку в замерзшей черно-бордовой луже. На ее темных волосах и бедрах молочно-белым саваном лежал иней. И хотя застывшие пряди полузакрывали лицо, он сразу узнал ее — эта была красавица с фотографии на веб-сайте.

Лилли Куинлан...

— Господи!

Это слово он произнес неожиданно спокойно, и вызвано оно было не удивлением, а осознанием ужасной — но ожидаемой — встречи. Пирс отпустил крышку, и та тяжело грохнулась на место, заставив его вздрогнуть, хотя и без того душу переполнял леденящий страх. Развернувшись и опершись спиной на стенку морозильника, Пирс медленно осел на пол, уперся локтями в колени, а руками принялся нервно ерошить волосы, периодически откидывая их назад.

Опустив веки, Пирс слышал ритмичный глухой стук, словно кто-то тяжелыми шагами приближался к нему по коридору. Постепенно до него дошло, что просто в ушах отдается бешеный стук сердца. У Пирса кружилась голова, он боялся потерять сознание, но понимал, что надо держать себя в руках и соблюдать максимальную бдительность. А если я потеряю сознание? И меня обнаружат рядом с этим трупом?

Пирс тряхнул головой, отгоняя охватившее его оцепенение, схватился рукой за верх морозильной камеры и попробовал приподняться. Несколько секунд он восстанавливал равновесие, ощущая, как к горлу подступает мучительная тошнота. Навалившись грудью на морозильник, Пирс обхватил его руками и уперся подбородком в холодную белую крышку. Глубоко вдохнув сырой и довольно прохладный воздух, он почувствовал себя лучше, и голова перестала кружиться. Затем выпрямился, отошел на шаг от морозильника и взглянул на него, прислушиваясь, как мерно гудит бездушный металлический контейнер. Он понимал, что настало время интенсивной работы в режиме АО — анализ и оценка. Когда в научной работе Пирс сталкивался с непонятным и неожиданным, то останавливал эксперименты и приступал к АО. Что ты видишь? Что тебе об этом известно? Что это может означать?

Итак Пирс стоял перед морозильной камерой посреди того бокса, который он — согласно официальным документам — арендовал у фирмы «Ю стор ит». И в этом морозильнике находился труп женщины, которую он никогда ранее не видел, но в убийстве которой его подозревают.

Теперь Пирс знал, что его кто-то подставил — причем намеренно и чрезвычайно продуманно. Судя по всему за этим делом — по крайней мере за определенной частью комбинации — стоял Венц. Но Пирс совершенно не понимал зачем.

Однако он решил не зацикливаться на этом зачем. Придет время для ответа и на данный вопрос. Пока же было необходимо собрать и тщательно проанализировать всю имеющуюся информацию. Провести мозговой штурм. Если ему удастся выявить главные этапы этой комбинации, ее основные детали, тогда у него появится возможность разобраться, кому и зачем все это понадобилось.

Меряя бокс шагами, Пирс начал вспоминать, каким образом обнаружил, что его хотят подставить. Все началось с подброшенной в рюкзак магнитно-кодовой карты и незнакомых ключей на связке. Надо отметить, что это постарались сделать незаметно или умело замаскировали свои действия. Возникает вопрос: рассчитывали те, кто это сделал, что он обнаружит эти вещи, или нет? Остановившись, он стал сопоставлять факты и пришел к выводу, что на расчет все это не похоже. Ведь он случайно обнаружил, что в его машине кто-то побывал. Такой изощренный план никак не мог строиться на простой случайности.

Поэтому можно считать, что ему в какой-то степени повезло. Теперь Пирс знал то, что ему не полагалось знать по сценарию. Он нашел это хранилище и морозильник с мертвым телом Лилли. А значит, обнаружил расставленную ловушку еще до того, как она сработала.

Следующий вопрос. Если бы ему не пришло в голову обыскать машину и найти пластиковую карту «Ю стор ит», а потом и подброшенные ключи? Пирс обдумал и этот вариант. Итак, Лангуайзер потребовала, чтобы он не совал нос в полицейское расследование. Но, получив рано или поздно ордер на обыск, Реннер и его ищейки, перевернув все до последней пылинки, неизбежно наткнулись бы на эту треклятую карту и добрались до хранилища. А после проверки его ключей в конце концов нашли бы и два подброшенных ключа от ячейки и морозильника. Вот вам труп — и сказочке конец. У Пирса не было ни малейшего шанса опровергнуть такие доказательства. И уж тут его собственное признание, жульнически записанное Реннером на диктофон, стало бы козырной картой обвинения.

Он почувствовал, как к голове прихлынула кровь и тупо заныли швы на лице. Пирс понимал, что удержался у самого края пропасти, хотя и эта удача могла оказаться лишь временной. И еще он ясно понял, насколько хладнокровно и расчетливо была выстроена эта смертельная ловушка. Ведь вся комбинация изначально базировалась на проведении полицейского расследования, причем именно в том направлении, в котором сейчас упрямо копал детектив Реннер.

Точно так же, как и на действиях самого Пирса. И как только он это понял, его прошиб холодный пот, от которого волосы стали влажными, а тело ватным. Ему даже стало трудно дышать. Но одновременно — вероятно, из-за осознания бесчеловечной изощренности этого плана — первоначальное замешательство и даже паника сменились приступом ярости и твердым намерением бороться до конца.

Да, теперь ему стало абсолютно ясно, что весь замысел — их замысел — строился на предвидении всех его шагов, буквально каждого действия. В основе хитроумной западни были собственная история Генри Пирса и возможные реакции, вытекающие из этой истории и его характера. Аналогично тому, как химические соединения, подобранные соответствующим образом и помещенные на кремниевую подложку, приводят к заранее предсказанным результатам.

Пирс снова подошел к морозильной камере и приоткрыл крышку. Ему было необходимо еще раз взглянуть на это, чтобы окончательно прийти в себя, как после холодного душа. Итак, пора приступать к решительным действиям. Но теперь эти действия должны быть неожиданными для врагов. Для начала следует составить план, и делать это нужно с ясной головой.

Замороженное девичье тело казалось искусственным. Придерживая одной рукой крышку, другой ладонью Пирс прикрыл рот, чтобы его не стошнило. В этой позе, в которой он навсегда запомнит Лилли Куинлан, она была похожа на ребенка. Он попробовал припомнить ее вес и рост из того хвастливого объявления на веб-сайте, но казалось, все это было так давно, что дурацкие цифры просто вылетели из головы.

Пирс повернулся боком, внутрь ящика проник свет от потолочного светильника, и подбитые инеем локоны заискрились. Наклонившись, он попытался откинуть волосы с лица, но от низкой температуры они стали хрупкими, и одна прядь отломилась. Взору открылась изящная ушная раковина, в мочку которой была вдета маленькая сережка в виде серебряного перышка с медовой каплей янтаря. Пирс отвел руку, чтобы лучше ее разглядеть, и заметил, что внутри янтарного шарика застыл крошечный жучок, который миллионы лет назад потянулся к сладкому и угодил в смертельную ловушку.

Размышляя о судьбе насекомого, Пирс вдруг понял, что ему надо сделать. Он тоже должен ее спрятать. Укрыть Лилли, увезти в другое место, чтобы ее не нашли. Ни Реннер и никто другой.

От этой внезапной мысли у него вырвался невольный вздох. От идеи веяло сюрреализмом, но момент был самый что ни на есть критический. Пирс стал лихорадочно прикидывать, как лучше спрятать замороженный труп, чтобы мертвое тело сразу не указало на него. Задача пугала своей невыполнимостью.

Он быстро опустил крышку морозильника и закрыл ее на замок, будто боялся, что содержимое ящика может выбраться наружу и погнаться за ним. Но эта простая операция помогла скинуть оцепенение, и он снова принялся анализировать ситуацию.

Пирс понял, что морозильник надо убрать отсюда в другое место. Выбора не было. Реннер мог заявиться сюда в любой момент. Причем на хранилище он мог выйти, не имея в руках ни магнитной карты, ни ключей от замков, а просто вычислить. Мешкать было нельзя. Если Реннер найдет труп, Пирсу конец. И все пойдет прахом: «Амедео», «Протей», его личная жизнь — буквально все. Он превратится в такую же увязнувшую в смоле козявку.

Упершись руками в переднюю стенку короба, Пирс попробовал сдвинуть его с места. Это удалось без особого труда — морозильник оказался на роликах. Оставалось решить, куда же его перевезти.

Операцию необходимо провести быстро, но так, чтобы она обеспечила его безопасность хотя бы на короткое время, а уже потом он придумает более долгосрочный план.

Пирс вышел и торопливо зашагал по коридору, судорожно оглядываясь по сторонам в поисках незапертой, свободной ячейки.

Он миновал лифтовый отсек и осмотрел почти половину другого крыла, пока наконец нашел дверь, на которой не было ни засова, ни замка. Это был бокс № 307. Сигнальная лампочка справа от двери не горела ни красным, ни зеленым светом — похоже, сигнализация была отключена до тех пор, пока кладовку кто-нибудь не арендует. Пирс нагнулся, откинул засов и откатил дверь вверх. Внутри было темно. Сигнализация молчала. Присмотревшись, он заметил на стене выключатель и зажег свет. Ячейка была аналогична той, которую сняли на его имя. На задней стене тоже была розетка.

Пирс поспешил назад, к боксу № 331. Там он быстро выдернул штепсель из розетки, и механическое гудение прекратилось. Кинув шнур на крышку короба, чтобы тот не путался под ногами, он принялся выталкивать морозильник в коридор.

Чтобы облегчить маневры на ограниченном пространстве и заодно обслуживание агрегата, на днище были установлены две пары вращающихся роликов. Но чтобы выкатить увесистый короб, Пирсу пришлось попотеть. Колеса противно скрипели по полу, но как только он развернул морозильник в нужном направлении, тот сразу покатился намного легче. Однако почти на половине пути раздался звук приближавшегося лифта. Пирс еще сильнее напрягся, пытаясь ускорить ход своего неуклюжего экипажа, но маленькие ролики не были приспособлены для быстрой езды.

Пирс пересекал лифтовую площадку, когда гудение в шахте прекратилось. Он судорожно втянул голову в плечи, напряженно прислушиваясь, не откроется ли дверь кабины. Но все было тихо. Похоже, лифт остановился на другом этаже. Пирс облегченно вздохнул и вытер пот со лба. Но когда он уже подъезжал к открытой двери бокса № 307, из выхода на лестничную клетку, расположенного в самом конце коридора рядом с этой ячейкой, появился какой-то мужчина. От неожиданности Пирс подпрыгнул и едва не выругался в полный голос.

Судя по одежде, а также коже и волосам, забрызганным белой краской, это был маляр. От подъема по лестнице он немного запыхался.

— Это не вы сейчас поднимались в лифте? — спросил он приветливо.

— Нет, — буркнул Пирс. — Я был здесь.

— Хотел спросить: не надо помочь?

— Нет, все в порядке. Просто я...

Проигнорировав его ответ, маляр подошел ближе, явно намереваясь помочь Пирсу вкатить морозильник в открытую дверь бокса.

— Сюда?

— Да. Спасибо.

Совместными усилиями они быстро развернули агрегат и установили его на место.

— Ну вот и все, — произнес маляр, тяжело отдуваясь и протягивая руку. — Фрэнк Эйлло.

Пирс пожал ему ладонь. Эйлло вытащил из нагрудного кармана и протянул свою визитную карточку.

— Если будет во мне нужда, звоните.

— Ладно.

Маляр с любопытством посмотрел на морозильник, вероятно прикидывая, что бы там могло быть.

— А ящик довольно увесистый. Что у вас там, замороженный труп?

Пирс притворно хохотнул и покачал головой.

— Нет, он пустой. Хочу на некоторое время оставить его здесь.

Эйлло подошел ближе и шлепнул по замку.

— А это чтобы воздух не украли?

— Нет, я... это просто, чтобы дети не залезли. По привычке я его всегда держу закрытым.

— Что ж, мысль неплохая.

В этот момент Пирс повернулся, и его лицо оказалось на свету. Маляр сразу обратил внимание на длинный шов, красноватой молнией тянувшийся вдоль носа Пирса.

— Похоже, вам крепко досталось.

Пирс кивнул.

— Это долгая история.

— И мне она ни к чему. Так запомните, что я вам сказал.

— О чем вы?

— Если понадобится маляр, звоните мне.

— Обязательно. У меня же есть ваша карточка.

Пирс еще раз кивнул и посмотрел вслед Эйлло, который вышел и вперевалку зашагал дальше по коридору. Пирс подумал о его замечании по поводу трупа в морозильнике. Что это — случайная догадка, или маляр не тот, за кого себя выдавал?

Через несколько секунд в коридоре послышалось звяканье ключей и металлический щелчок открываемого замка.

Потом раздался знакомый скрип поднимаемой двери. Возможно, Эйлло, просто зашел взять нужный инструмент со склада. Выждав еще несколько минут, Пирс услышал звук закрываемой двери. Почти тут же послышалось механическое гудение — видимо, на этот раз работяга предпочел воспользоваться лифтом.

Убедившись, что снова остался один на этаже, Пирс включил морозильник в розетку и дождался, пока компрессор начнет работать. Потом вытащил из брюк полу рубашки и протер ею все поверхности морозильника и электрический шнур, за которые хватался руками. Тщательно удалив возможные отпечатки, Пирс вышел и опустил дверь. Потом навесил замок от другой ячейки, запер его и снова протер все поверхности, к которым прикасался.

По дороге к лифту его внезапно окутало густое облако собственной вины и животного страха. Пирс понимал: причина была в том, что последние полчаса он действовал, почти целиком опираясь на инстинкты и запасы адреналина в крови. И делал все бездумно, как робот. Но теперь, когда шприц с адреналином опустел, он снова остался один на один со своими мрачными мыслями.

Пирс отчетливо осознавал, что страшная опасность еще совсем близко и дышит ему в лицо. А его попытка спрятать труп — все равно что заклеить рану от пули обычным лейкопластырем. Теперь предстояло выяснить, что именно с ним произошло и по какой причине. Главное — составить надежный план, который должен его спасти.

Глава 33

Пирсу неудержимо хотелось свернуться на полу в той же позе, как тело в морозильнике, но он понимал, что, если сломается под давлением обстоятельств, для него это будет означать полный крах. Он отпер дверь и вошел в квартиру, дрожа не только от испуга и ярости, но и от горького осознания, что искать выход из этого глухого туннеля ему придется в одиночку. Однако он поклялся, что будет бороться до конца.

И словно скрепляя клятву печатью, размахнулся и со всей силы шарахнул кулаком по торшеру, который недавно заказала и поставила в его гостиной Моника Перл, а потом плюхнулся на любимый диван. От удара элегантный бежевый плафон разлетелся вдребезги. Стояк торшера переломился и через секунду соскользнул по стене на пол, будто нокаутированный боксер.

— Вот так-то, черт подери!

Пирс стремительно вскочил с дивана. Ведь только что он намеренно перепрятал жертву убийства. Но сидеть и ждать в такой ситуации было не просто глупо, а самоубийственно.

Он знал, что надо делать. Прежде всего все тщательно обдумать. И размышлять надо не с позиции полицейского, а как ученый. Детектив передвигается как бы вдоль линии — от одной зацепки к другой, пытаясь составить из кусочков мозаики цельное полотно. Но часто из этих механических фрагментов у него получается искаженная картина.

Однако Пирс ученый, исследователь и должен воспользоваться теми приемами, которые до сих пор всегда срабатывали. Надо применить тот же метод, который позволил ему разобраться с подкинутой пластиковой картой и ключами от хранилища. Начать с самого низа и последовательно подниматься наверх. Установить логические фильтры и проверить, где пересекаются проводники. Отойти от внешней канвы событий, проникнуть в их внутреннюю архитектуру и механику. Отбросить линейное мышление и посмотреть на факты под разными углами. Повернуть события другим боком и узнать, что из этого следует. Разделить имеющиеся сведения на мельчайшие — самые крошечные — детали и взглянуть на них через увеличительное стекло. Жизнь — тот же эксперимент, но проводимый бесконтрольно. Это одна непрерывная химическая реакция — одновременно непредсказуемая и заставляющая дрожать от волнения. Но выстроенная для него ловушка — совсем другое дело. Эта комбинация с самого начала была под четким контролем. Все реакции был предсказуемы и заранее рассчитаны. Именно здесь и лежал главный ключ к отгадке, но его еще только предстояло найти.

Пирс достал из рюкзака свой уже потрепанный блокнот и приготовился записывать. Можно сказать, приготовился к атаке. И первым объектом его анализа был коротышка Венц. Человек, ему неизвестный и с которым он никогда — до памятного нападения в его квартире — не пересекался. Внешне выглядевший главным героем всего заговора. Вопрос был в том, почему он хотел повесить убийство девушки именно на Пирса?

Уже через четверть часа, затраченного на детальный анализ и разглядывание прошедших событий с разных сторон, Пирс составил базовую логическую таблицу.

Вывод № 1: Венц не выбирал Пирса. Для этого не существовало никаких логических объяснений или аргументированных причин. Несмотря на возникшие теперь между ними враждебные отношения, до последних событий оба никогда не встречались. В этом Пирс был уверен на сто процентов. Отсюда следовало, что Венца натравил на Пирса кто-то другой.

Вывод № 2: Комбинацию задумал кто-то еще. А Венц и его подручный Шесть-Восемь были всего лишь исполнителями. Спицами в колесе. За ними чувствовалась руководящая рука.

Теперь Пирс понял это со всей отчетливостью. Какую же конструкцию намеревался выстроить этот третий? Замысел был довольно хитроумным и прочно базировался на заранее предугаданных действиях Пирса, несмотря на многофакторность сопутствующих обстоятельств. Как ученый, он прекрасно понимал, что в жестко контролируемых условиях эксперимента поведение молекул можно заранее предвидеть и рассчитать. А вот как обстоят дела в его конкретном случае? Пирс сформулировал вопрос по-другому и снова попробовал на него ответить. В конце концов он составил принципиальное представление о связи между ним и этой третьей — пока неизвестной ему — стороной.

Вывод № 3: Изабелл, его сестра. Написанный для этой пьесы сценарий с самого начала отталкивался от того эпизода его сугубо личной жизни и его поведения в ситуации, которая во многом напоминала теперешние обстоятельства. А началась вся эта операция со звонков клиентов Лилли Куинлан. Значит, неизвестный «дирижер» заранее рассчитал, что Пирс отреагирует именно так, как это и произошло, начнет активное расследование и поиски девушки, которая напомнит ему о гибели сестры. Итак, «сценарист» был хорошо осведомлен о тех давних событиях и печальной судьбе Изабелл.

Вывод № 4: «Неверный» телефонный номер на самом деле таковым не был. С его помощью Пирса намеренно «привязали» к исчезновению Лилли Куинлан. Эта просто техническая часть комбинации.

Вывод № 5: Моника Перл. Похоже, она тоже как-то замешана. Именно Моника занималась оформлением его домашнего телефона. И могла заказать именно этот номер, который затянул его в ловушку.

Вскочив с дивана, Пирс стал нервно мерить шагами комнату. Ведь последний вывод переворачивал все вверх дном. И если здесь не обошлось без Моники, значит, нити тянутся к «Амедео». То есть вся комбинация нацелена на куда более масштабные задачи, чем просто повесить на него убийство. Следовательно, за этим скрывалась какая-то сверхзадача. И бедняжка Лилли, по сути, выполняла ту же роль прикрытия, что и Венц. Тот же инструмент и спица в колесе. А ее убийство — это способ добраться до Пирса.

Невольно ощутив новый приступ страха, он снова сел на диван и задал себе вопрос, ответ на который должен все объяснить: зачем?

Почему именно Пирс стал мишенью этого изощренного замысла? Чего они хотят добиться?

Он попробовал развернуть эту загадку другим боком. Что произойдет, если их ловушка сработает? В долговременной перспективе его могут арестовать, отдать под суд и, вероятно, приговорить к наказанию. Заключить в тюрьму и, не исключено, даже казнить. В качестве ближайших последствий следует ожидать грандиозного скандала и публичного бесчестия, Денежки Мориса Годдара уплывут, и «Амедео» грозит разорение и банкротство.

Но после нескольких минут размышлений этот вопрос вызвал у Пирса целую лавину связанных с ним нестыковок. Зачем придумывать все эти сложности? Составлять и разыгрывать такой изощренный сценарий? Убивать Лилли Куинлан и выстраивать столь хитроумный и многоступенчатый план, который может развалиться на любом этапе. Почему бы впрямую не направить все усилия на Пирса? И вместо Лилли убить его, а в итоге достичь той же цели быстрее и более простым способом. В результате его исчезновения Год-дар заведомо воздержался бы от инвестиций, и фирма неизбежно пошла бы ко дну.

Вывод № 6: Цели у «кукловодов» совсем другие, чем Пирс думает. Не он и не «Амедео», а что-то другое.

Как ученый, Пирс испытывал удовлетворение, наблюдая в микроскоп за процессом соединения разрозненных на первый взгляд фрагментов в единое целое. Когда молекулы взаимодействовали именно таким образом, как им предписано природой и предсказано исследователем. И это волшебство он почти ежедневно наблюдал в своей лаборатории.

Подобный момент истины наступил для Пирса и сейчас, когда он задумчиво глядел на вечерний океан. В мозгу проскочила яркая искра, и уже через мгновение ему стало ясно, в чем дело.

— "Протей", — прошептал он.

Ну конечно, им нужен его «Протей».

Вывод № 7: Все было рассчитано таким образом, чтобы не оставить Пирсу иного выбора, как только отказаться от проекта «Протей». Он должен передать им свое любимое детище в обмен на собственную жизнь.

Пирс подытожил результаты, ошибиться было нельзя. Но еще раз проанализировав известные ему факты и события, он снова вышел на «Протей». Он наклонился и растопыренной ладонью взъерошил волосы. В животе нарастала тупая ноющая боль — не из-за вывода, к которому он пришел, а из-за того, что за этим стояло. Как опытный скейтбордист, Пирс поймал правильную мысленную волну, она вынесла его на неожиданный участок берега. И похоже, прямо на конструктора всей этой ловушки, которая улыбалась ему, сверкая своими прекрасными глазами цвета морской воды.

Вывод № 8: Никол.

Вот главное и недостающее звено всей цепочки. Она сразу связывала все фрагменты воедино. Никол знала о проекте «Протей», потому что он ей все показал и рассказал и даже продемонстрировал визуальные результаты, черт возьми! Кроме того, Никол была в курсе его давнишней семейной трагедии, знала историю Изабелл, которой Пирс ни с кем больше не делился.

Пирс ошарашенно тряхнул головой — он никак не мог в это поверить, хотя и понимал, что версия вполне логична и правдоподобна. Он прикинул, что Никол вполне могла работать на Эллиота Бронсона или Джила Фрэнкса, главу «Мидас молекьюлар». А может, и на научно-аналитический отдел министерства обороны. Это не важно. Но было ясно: Пирса она продала, передав кому-либо из конкурентов информацию о проекте и согласившись выкрасть или просто задержать эти работы, чтобы они успели их повторить и закрепить за собой авторские права на открытие.

Скрестив руки на груди, Пирс переждал, когда от горла откатит тошнота.

Был срочно нужен план действий. Ему необходимо проверить свои выводы и действовать сообразно результатам. Настало время анализа и оценки экспериментов. Пока ему виделся только один путь, как это осуществить, — он должен увидеться с Никол, жестко надавить на нее и узнать правду.

Решив нанести свой первый опережающий удар, Пирс позвонил на работу Кацу. Было уже довольно поздно, но адвокат оказался на месте и тут же взял трубку.

— Генри, сегодня ты действовал просто великолепно, — произнес Кац вместо приветствия.

— У тебя тоже отлично все получилось, Джейкоб.

— Благодарю. Чем еще могу быть полезен?

— Заявочный пакет уже готов к подаче?

— Да, я закончил еще вчера вечером. Осталось только все подшить и сброшюровать. Я собираюсь вылететь в субботу. По дороге хочу навестить своего брата в южном Мэриленде и, возможно, некоторых друзей в Бейли-Кроссинг, а уже в понедельник утром доставлю все материалы в патентное бюро. Как я сегодня и сообщил Морису на встрече. Все по плану.

Пирс откашлялся.

— Придется немного изменить план.

— В самом деле? И как же?

— Джейкоб, я хочу, чтобы ты закончил все канцелярские дела сегодня вечером и зарегистрировал нашу заявку уже завтра утром. Как только они откроются.

— Генри, но... мне кажется, это обойдется слишком дорого. Покупать билет на ночной рейс всего за несколько часов до отлета. Ты ведь знаешь, я обычно летаю бизнес-классом, а это...

— Наплевать, сколько это стоит! И мне все равно, как ты полетишь. Но вылететь надо обязательно сегодня ночью. А утром сразу позвони мне.

— Что-то случилось, Генри? Похоже, ты слегка...

— Да, случилось, Джейкоб, поэтому я и тороплю тебя.

— А ты не хотел бы все объяснить? Может, я сумею чем-то помочь?

— Твоя главная помощь состоит в том, чтобы вылететь в Вашингтон и завтра утром зарегистрировать заявку. Об остальном поговорим в другой раз. А теперь приступай к работе и не забудь позвонить мне. В любое время.

— Хорошо, Генри, так и сделаю. Приступаю к работе.

— Когда в патентном бюро начинается регистрация?

— В девять утра.

— Тогда я позвоню тебе сразу после шести по нашему времени. И вот что еще, Джейкоб.

— Да, Генри?

— Никому ни слова о том, что ты летишь сегодня ночью. Разумеется, кроме жены и детей. Договорились?

— Хм-м... а как насчет Чарли? Он собирался позвонить мне сегодня вечером и что-то обсудить...

— Если Чарли позвонит, не говори ему, что улетаешь ночью. Если же он объявится после твоего отъезда, попроси жену сказать, что у тебя срочная встреча с другим клиентом. Чрезвычайная ситуация или что-нибудь в этом роде.

Кац молчал, вероятно, что-то обдумывая.

— Ты все понял, Джейкоб? Больше ничего о Чарли я сейчас говорить не буду. Этого требуют ситуация и соображения безопасности. Ты понял?

— Да, кажется, понял.

— Отлично. Не забудь забронировать билет на самолет. Спасибо, Джейкоб. Жду звонка из Вашингтона.

Закончив разговор, Пирс почувствовал, что невольно посеял в душе Каца сомнение по поводу Чарли Кондона. Но других вариантов у него не оставалось. Немного подумав, он набрал прямой рабочий номер Кондона. Тот был еще в офисе.

— Это Генри.

— Я только что заходил к тебе в кабинет, но не застал тебя.

— Я звоню из дома. А что у тебя случилось?

— Я подумал, что ты захочешь попрощаться с Годдаром. Но вы с ним разминулись. Он уже уехал. Завтра утром возвращается в Нью-Йорк, но хотел поговорить с тобой до отлета. Он позвонит тебе завтра утром.

— Хорошо. Ты обговорил с ним детали?

— Мы пришли к принципиальному соглашению и договорились подписать контракт в конце следующей недели.

— И на чем вы остановились?

— Он дает тринадцать миллионов на три года. Авансовый платеж один миллион и далее по миллиону ежеквартально. Годдар становится председателем совета директоров и получает десять процентов. Свои проценты он получает по графику запланированных инвестиций — по одному проценту за первый внесенный миллион и далее по проценту каждые четыре месяца. Если контракт внезапно прервется, он уходит с теми процентами, которые наберет к тому моменту. И никаких дополнительных вариантов.

— Годится.

— Что значит годится? Ты не рад?

— Отличная сделка, Чарли. И для нас, и для него.

— Лично я очень доволен. И он тоже.

— И когда мы получим этот первый миллион?

— Чек уже у меня на руках. Но деньги на свой счет мы сможем перевести только после подписания контракта. Вероятно, уже в конце следующей недели. И тогда, наверное, все могут рассчитывать на прибавку?

— Пожалуй.

Пирс сознавал, что Кондон надеялся услышать от него выражение не просто удовлетворения, а радости. Но в данный момент ему было не до этого. Он еще не знал наверняка, что с ним будет в конце следующей недели.

— А куда ты так быстро исчез? — поинтересовался Кондон.

— Домой.

— Домой? Что за причина? Я думал, мы...

— У меня есть срочные дела. Послушай, а Морис и Джастин не спрашивали больше обо мне? Ну, по поводу этой аварии?

Кондон ответил не сразу, видимо, раздумывая над ответом.

— Нет. Я тоже ожидал, что они вернутся к этой теме и попросят копию протокола аварии, но они промолчали. Полагаю, их потрясло то, что они увидели в лаборатории, поэтому совсем забыли о твоей физиономии.

Пирс сразу вспомнил бордовое лицо Годдара в линзах инфракрасных очков.

— Надеюсь, что так.

— А ты когда-нибудь расскажешь мне, что с тобой случилось?

Пирс помедлил с ответом. Он ощущал некоторую вину перед Кондоном, но по-прежнему вынужден был соблюдать осторожность.

— Только не сейчас, Чарли. Неподходящее время.

Кондон на несколько секунд замолчал. Пирс почти физически ощущал, насколько тот расстроен охлаждением со стороны партнера и в какой-то степени приятеля. Пирс не был уверен в Кондоне абсолютно, но так и не придумал вопрос, который помог бы это выяснить. Социальная инженерия в данном случае дала осечку, и ему тоже оставалось только молчать.

— Ну ладно, — грустно произнес Кондон. — Я пошел. Прими мои поздравления, Генри. Сегодня был удачный день.

— Спасибо и тебе, Чарли.

Положив трубку, Пирс достал из кармана ключи и кое-что проверил. Слава Богу, ключей от страшного хранилища уже не было. Он оставил их в том ангаре, положив на плафон указателя с надписью «Выход» на третьем этаже. Тут же он убедился, что ключ от его бывшего дома на Эмэлфи-драйв по-прежнему на месте. И даже если Никол не окажется дома, он в любом случае сможет войти внутрь и там подождет ее.

Глава 34

Выехав на прибрежное шоссе, Пирс направился на север от Санта-Моники в сторону каньона. Далее он повернул направо и припарковался, как только увидел свободное место. Потом вышел из «БМВ» и зашагал к пляжу, периодически оглядываясь в поисках слежки. Дойдя до угла, Пирс еще раз посмотрел по сторонам и спустился по лестнице в пешеходный туннель, проложенный под шоссе для выхода на пляж.

Все стены подземного перехода были покрыты надписями и рисунками, некоторые еще остались в его памяти, хотя он и не был здесь уже больше года. А в старые добрые времена они с Никол часто по воскресным утрам прихватывали свежие газеты, кофе, бутерброды и отправлялись на пляж. Однако весь последний год Пирс почти все выходные проводил в лаборатории, и на пляж времени не оставалось.

Из туннеля на пляж вели две лестницы в разных направлениях. Он помнил, что дальняя лестница кончалась сразу за дренажным каналом, через который в океан сбрасывалась вода из ущелья. Именно по ней Пирс выбрался на песок, выискивая местечко посвободнее. Невдалеке он увидел желтую вышку, на которой обычно дежурили спасатели и радом с которой они с Ники чаще всего и располагались, чтобы выпить кофе и почитать утренние газеты. Теперь это место выглядело заброшенным. Но ему просто хотелось еще раз вспомнить те славные деньки перед тем, как отправиться в ее дом на холме. Полюбовавшись знакомым пейзажем, Пирс направился по лестнице назад.

Метрах в пятидесяти от входа в туннель он заметил, как по соседней лестнице параллельно с ним шел какой-то мужчина. Он с ужасом подумал о возможной встрече с детективом Реннером — а вдруг коп следил за ним и захочет арестовать?

Мужчина приближался к Пирсу быстрыми шагами, но толком рассмотреть его пока не удавалось. Он выглядел довольно рослым или по крайней мере грузным. Пирс невольно замедлил шаги, хотя и понимал, что встреча неизбежна. Но попытка развернуться и убежать выглядела бы нелепым признанием собственной вины.

Когда расстояние между ними сократилось метров до десяти, верзила откашлялся, и Пирс разглядел, что это не Реннер. И вообще какой-то незнакомец. Парню было слегка за двадцать, и он сильно загорел, как заядлый серфингист. На голое тело была небрежно накинута незастегнутая куртка, из-под которой выглядывала безволосая грудь.

— Эй, ищешь кого-нибудь? А что у тебя с лицом?

Но Пирс предпочел быстро пройти мимо, не вступая в диалог. Похоже, его оппонент преследовал вполне определенную цель — в районе Канала находились два крупных бара, где обычно собирались гомики, и здесь же было их любимое место для прогулок.

Добравшись наконец до своей «БМВ», Пирс проверил в зеркало, нет ли слежки. Ничего не заметив, он успокоился, но лишь на короткое время, ведь ему предстояло объяснение с Никол.

На перекрестке, около которого располагалась средняя школа, Пирс повернул налево на Энтраду и далее выехал на Эмэлфи-драйв, петлями взбиравшуюся по северному склону каньона. Добравшись до своего бывшего дома, он посмотрел на подъездную дорожку и заметил там старый «спидстер», на котором ездила Никол. Значит, она была на месте. Припарковавшись у обочины сразу за домом, Пирс еще несколько секунд посидел в машине, настраиваясь на тяжелый разговор, Его взгляд уперся в старый «фольксваген» с логотипом фирмы «Пицца „Домино“», который стоял прямо перед ним с невыключенным двигателем, судя по сизому дымку из выхлопной трубы. Это напомнило Пирсу, что он голоден. Во время ленча в офисе он лишь слегка поковырял вилкой в тарелке, поскольку был слишком поглощен презентацией и обдумыванием вариантов сделки с Годдаром. Сейчас голод напомнил о себе.

Пирс вышел из машины, поднялся на крыльцо и постучал в дверь, которая была застеклена, и Никол, вышедшая на его стук в холл, сразу увидела, что это он. Пирс тоже сразу заметил ее. Немного подождав, Никол поняла, что ей не удастся сделать вид, будто дома никого нет, поэтому уже через пару секунд Пирс услышал скрип замка, и дверь отворилась.

Никол стояла на пороге, не позволяя ему войти внутрь. Она была в линялых голубых джинсах и темно-синей хлопчатобумажной водолазке, из-под которой выглядывал пупок с вставленным в него золотым колечком. Она вышла босиком, но Пирс знал, что ее любимые шлепанцы на пробковой подошве валяются где-то поблизости.

— Генри, что ты здесь делаешь?

— Мне надо с тобой поговорить. Можно войти?

— Но мне сейчас должны позвонить. Не мог бы ты...

— Позвонить? Кто, Билли Венц?

Его слова озадачили Никол, и от удивления она заморгала.

— Кто-кто?

— Сама знаешь, кто. А как насчет Эллиота Бронсона или Джила Фрэнкса?

Она ошарашенно смотрела на Пирса, явно не понимая, куда он клонит.

— Послушай, Генри, если ты собираешься изображать передо мной ревнивого любовника, то оставь это на другой раз. Я не знаю никакого Билли Венца и тем более никогда не собиралась искать работу у Эллиота Бронсона или Джила Фрэнкса. Ведь я подписала контракт с фирмой. Ты забыл?

В продуманном плане Пирса сразу возникла трещина. Никол отбила первую атаку — причем так естественно и легко, что его пыл угас. И все составленные им час назад планы — по поводу тщательного анализа и выявления подробностей — теперь повисли в воздухе.

— Слушай, позволь мне все-таки войти. Крыльцо не самое подходящее место для такого разговора.

Немного поколебавшись, Никол сделала шаг назад и пропустила Пирса в холл. Они оба пришли в гостиную, которая располагалась справа по коридору. Довольно просторный зал с паркетом из вишневого дерева и пятиметровым потолком был погружен в полумрак. В углу остался след от стоявшего там дивана — единственной мебели, которую Пирс забрал на новую квартиру. В остальном гостиная имела прежний вид. Целую стену от пола то потолка занимал книжный стеллаж. Все полки были заполнены, почти везде книги стояли по два ряда в глубину. Здесь Никол хранила только те книги, которые уже прочла, а читала она помногу, и у Пирса ее пристрастие вызывало большую симпатию. Вместо того чтобы шляться по кинотеатрам или китайским ресторанчикам, большинство вечеров Никол проводила на диване с книгой в руках, изредка подкрепляясь бутербродами с ореховым маслом и мармеладом. Для Пирса ее пристрастие оборачивалось еще одним преимуществом — когда Никол была поглощена чтением, он был ей не нужен и мог на часок-другой задержаться в лаборатории. Но к сожалению, этот «часок» нередко выливался в несколько часов подряд.

— Как ты себя чувствуешь? — спросила Никол как можно приветливее, стараясь сгладить возникшую неловкость. — Выглядишь ты значительно лучше.

— Со мной все в порядке.

— А как прошла сегодняшняя встреча с Морисом Годдаром?

— Отлично. А ты откуда знаешь? — отрывисто бросил Пирс, подозрительно посмотрев на нее.

— Я там работала и участвовала в подготовке этой презентации. Припоминаешь?

Он кивнул. Никол была права, и подозрения на этот счет отпадали.

— Извини, забыл.

— Он войдет в совет директоров?

— Похоже, что так.

Никол стояла посреди гостиной и разглядывала Пирса. На фоне книжных полок, крепостью вздымавшихся за ее спиной, она казалась меньше ростом. Он воображал, что каждый из прочитанных ею томов смотрел на него с немым укором за то, что он так часто бросал ее одну.

По-прежнему намереваясь вызвать ее на откровенный — пусть и нелицеприятный — разговор, Пирс старался искусственно распалить свою злость.

— Ладно, Генри, слушаю тебя. Зачем ты сюда явился?

Он кивнул, собираясь с мыслями. Никакого плана у него, по сути, не было, поэтому пришлось импровизировать.

— Что ж, на реальный ход вещей это уже вряд ли повлияет, однако мне надо знать, чтобы разобраться и понять, как действовать дальше. Просто скажи мне, Ники, к тебе кто-нибудь обращался, давил на тебя или пытался испугать? Или ты решила сдать меня по собственной инициативе?

Никол от изумления открыла рот. За три проведенных рядом с ней года Пирс хорошо изучил ее мимику, и все реакции были ему давно знакомы. И этот удивленно открытый рот он много раз видел раньше.

— Генри, что ты несешь?

Но останавливаться было уже поздно, пришлось продолжать.

— Сама знаешь, о чем я говорю. Ты меня подставила. И я хочу знать, зачем и кому это понадобилось. Бронсону? «Мидас молекьюлар»? Кто за тобой стоит? Ты знала, что они собирались ее убить? Только не надо притворяться, что тебе ничего не известно.

В глазах у Никол заискрились фиолетовые молнии, что обычно предвещало взрыв ярости или поток слез. А может, то и другое вместе.

— Не понимаю, о чем ты говоришь. Как тебя подставили? И кого грозили убить?

— Ну же, давай, Никол. Может, кто-то из них рядом? Уж не прячется ли у тебя в доме Эллиот? Тогда пусть выйдет и представится. Когда он собирается предложить сделку? Мою жизнь в обмен на «Протея».

— Генри, похоже, у тебя что-то с головой. Наверное, когда они подвесили тебя на балконе и ударили о стену...

— Все это чушь собачья! Ты единственная, кто знает историю о судьбе Изабелл. Только тебе я все рассказал. И только ты могла этим воспользоваться. Как ты посмела? Хорошо заплатили? Или просто решила отомстить за то, что все так получилось?

Пирс видел, как Никол задрожала, покраснела и готовилась заплакать. Похоже, он немного переборщил. Вскинув растопыренные ладони к потолку, она попятилась к выходу в коридор.

— Убирайся отсюда, Генри. Ты вконец спятил. И если не от удара о стену, то от безвылазной работы в своей лаборатории. Она тебя доконала. Тебе лучше обратиться к врачу и...

— Вы никогда его не получите, — проговорил он спокойным, слегка хриплым голосом. — «Протея» вам не видать как своих ушей. И вы еще не успеете завтра проснуться, как патент на него будет зарегистрирован. Понятно?

— Нет, Генри, не понимаю.

— Мне надо знать, кто ее убил! Ты сделала это сама или наняла Венца? Ведь грязная работа этому мерзавцу всегда была по душе, не так ли?

Этого Никол уже не выдержала и, обернувшись, пронзительно крикнула Пирсу в лицо:

— Что?! Ты что несешь? Кого я убила? Ты хоть соображаешь, что говоришь?

Он замолчал, надеясь, что она успокоится. Беседа развивалась совсем не по тому сценарию, который он представлял. Пирс рассчитывал добиться признания, а вместо этого только довел ее до слез.

— Никол, я любил тебя. Не знаю, черт возьми, что на меня нашло, но я тебя по-прежнему люблю.

Немного придя в себя, она вытерла глаза и скрестила руки на груди.

— Ладно, Генри, тогда сделай мне одно одолжение, — проговорила она чуть слышно.

— Ты мало от меня получила? Чего ты еще хочешь?

— Прошу тебя ненадолго сесть на стул, и я тоже присяду. Сядь и спокойно расскажи обо всем, что с тобой случилось. Так, будто мне абсолютно ничего об этом не известно. Понимаю, ты можешь мне не верить, но я действительно искренне хочу выслушать твой рассказ. Ты можешь отзываться обо мне как угодно — я вынесу любые оскорбления в свой адрес, — главное, расскажи суть случившегося. С самого начала. Договорились?

Не отрывая внимательного взгляда от ее лица, Пирс медленно опустился на стул, который она ему подвинула. Подождав, пока Никол тоже сядет напротив, он медленно начал свой рассказ.

— Думаю, придется вспомнить события двадцатилетней давности. Ту ночь, когда я нашел свою сестру в районе Голливуда. Своему отчиму об этом я не рассказывал.

Глава 35

Через час Пирс стоял в своей бывшей спальне, с удовольствием отмечая, что там ничего не изменилось, не считая стопки свежих книг, сложенных на полу рядом с кроватью. Он подошел ближе посмотреть, что за книга лежала открытой на подушке, где обычно спала Никол. Прочтя незнакомое название, «Любовь игуаны», он стал соображать, о чем бы могло рассказываться в этой книге.

Никол тихо подошла сзади и нежно тронула его за плечо. Когда Пирс обернулся, она осторожно обхватила ладонями его лицо и стала внимательно рассматривать швы, разбегавшиеся лучами от переносицы в направлении левого глаза.

— Мне очень жаль тебя, малыш.

— Мне тоже жаль, что я нагрубил и подозревал тебя. И вообще прости за все, что случилось в последнее время. Мне казалось, что я смогу тебя удержать, несмотря на загруженность работой и...

Не дав договорить, Никол притянула его за шею к своим губам. Пирс поцеловал ее и, нежно развернув спиной к постели, бережно усадил на кровать, а сам опустился на колени. Осторожно разведя руками ее ноги, он скользнул между ними и прижал ее к себе. Они снова поцеловались, на этот раз поцелуй был таким долгим и страстным, что Пирсу даже показалось, будто их губы слились в одно целое.

Нащупав теплые бедра Никол, он стал подтягивать их к себе. Действовал он весьма энергично и не особенно церемонясь, и вскоре ощутил у себя на шее ее горячую ладонь. Другой рукой она расправлялась с пуговицами его рубашки. Некоторое время они помогали друг другу освободиться от одежды, но все-таки были вынуждены на время ослабить объятия, чтобы сбросить остатки белья. Не сговариваясь, они поняли, что так будет быстрее.

Оба действовали молча и сосредоточенно. Когда Пирс стянул с себя рубашку, Никол не могла сдержать вздоха при виде многочисленных синяков и кровоподтеков, которые покрывали его грудь и бок. Но тут же наклонилась и приникла губами к его ранам. Затем они быстро легли в постель и заключили друг друга в объятия, которые были одновременно чувственными и целомудренно-ласковыми. Пирс понял, как сильно скучал без Никол все эти дни, как ему не хватало ее умения здраво мыслить и тонко сопереживать, что всегда окрашивало их отношения в самые необычные тона. И конечно, он очень скучал без ее тела. Он страстно хотел прикоснуться к нему и ощутить его волшебный вкус.

Пирс уткнулся лицом в грудь Никол и стал медленно продвигаться сверху вниз, вжимаясь носом в каждую ямку ее тела, проводя кончиком языка по гладкой коже, ощущая вкус золотого колечка у нее в пупке и опускаясь все дальше и дальше. Откинув голову и обнажив тонкую шею, она выглядела необычайно хрупкой и уязвимой. Веки были опущены, ладонь она прижала тыльной стороной ко рту и слегка прикусила сустав одного из пальцев.

Когда наконец оба были готовы, Пирс взял ее за руку и направил маленькую ладонь в свое самое чувствительное место, чтобы она могла им управлять. Они всегда так делали, по давно изобретенной методике. Никол действовала не спеша, постепенно привлекая его к своему лону. Одновременно она терлась ногами о его спину и бока. Пирс приоткрыл глаза, чтобы взглянуть на ее лицо. Однажды он принес домой инфракрасные очки из лаборатории, и они вволю натешились необычными картинками. Он знал, что в данный момент лицо Никол через тепловые линзы выглядело бы бархатисто-пурпурным.

Она приостановила свои движения и тоже открыла глаза. Неожиданно Пирс понял, что ей не хочется продолжать.

— Что случилось? — спросил он.

Никол вздохнула.

— Что такое? — повторил он.

— Не могу.

— Чего не можешь?

— Прости, Генри, но сейчас я этого сделать не могу.

И расцепив ноги у него на спине, она уперлась обеими руками ему в грудь, пытаясь оттолкнуть. Он не отпускал ее.

— Отстань от меня. Пожалуйста.

— Ты шутишь?

— Отпусти!

Пирс перевернулся на бок, чтобы плотнее прижаться к ее спине. Она обхватила себя руками и даже слегка согнулась, словно обнимаясь сама с собой. Позвонки на ее голой спине выстроились в изящную архитектурную конструкцию. Протянув руку, Пирс легонько коснулся ее шеи и провел пальцем вдоль позвоночника, будто играя на клавишах пианино.

— Что такое, Ники? В чем дело?

— Сначала мне показалось, что после того, о чем мы говорили в гостиной, это было бы хорошим выходом из ситуации. Что именно это нам сейчас и нужно. Но это не так, нам не стоит этого делать, Генри. Это неправильно. Мы уже разошлись, поэтому если мы сейчас сделаем это, я не знаю, что будет. Просто я не в силах перебороть себя. Прости.

Пирс улыбнулся, хотя Никол лежала к нему спиной и не могла этого видеть. Он легко прикоснулся пальцем к татуировке на ее правом бедре. Рисунок был настолько маленький, что долгое время он его не замечал и обнаружил лишь в первую ночь их любви. Эта татуировка всегда волновала его так же, как и это пирсинговое колечко в пупке. Никол объяснила, что это китайская пиктограмма «Фу», символизирующая счастье. И добавила, что татуировка служит для напоминания о том, что счастье нематериально и возникает ниоткуда.

Обернувшись, она посмотрела на него.

— Чему ты улыбаешься? Думаю, радоваться пока нечему.

Он пожал плечами.

— Не знаю. Но кажется, я наконец кое-что понял.

Постепенно и Никол догадалась, что Пирс имеет в виду и чего он добивался. Вскочив с кровати, она схватила подушку и прижала к телу, чтобы немного прикрыть наготу. Ее реакция была однозначна — она больше не хотела быть перед ним обнаженной.

— Ты что, Ники?

— Ты просто ублюдок.

— О чем ты говоришь?

Он снова увидел искры в ее глазах, но в этот раз она не собиралась лить слезы.

— Так это было всего лишь испытание, тест. Правда? Своего рода научный эксперимент. Ты решил, если я соглашусь переспать с тобой, то все сказанное мной ложь.

— Ники, да я вовсе не...

— Убирайся вон.

— Никол...

— Вместе со своими идиотскими экспериментами! Я сказала выметайся!

Растерянный Пирс тоже встал и начал суетливо натягивать одежду — сразу и белье, и джинсы.

— Можно сказать тебе кое-что?

— Нет. Не хочу тебя больше слышать.

Развернувшись, Никол неспешно зашагала в ванную комнату. По дороге она отбросила подушку, демонстрируя ягодицы и спину, словно поддразнивая Пирса и давая понять, что больше он никогда этого не увидит.

— Прошу прошения, Никол. Я думал, что...

Даже не оглянувшись, она со стуком прикрыла за собой дверь в ванную комнату.

— Уходи, — раздался ее приглушенный голос.

Одевшись, Пирс спустился в гостиную и присел на ступеньку, чтобы натянуть ботинки. Его терзала мысль, как он мог так непростительно ошибиться в Никол.

Прежде чем покинуть дом, он постоял немного перед стеллажом с книгами. Полки были плотно заставлены томами, причем исключительно в твердых обложках. Это был настоящий кладезь знаний, опыта и приключений. Пирс вспомнил, как однажды, зайдя в гостиную, застал Никол сидящей на диване, но не читающей, а лишь рассматривающей книги на полках.

На одной из полок стояли книги, посвященные татуировке и графическому дизайну. Присев на корточки, он провел пальцем по корешкам стоявших там изданий, пока не нашел то, что искал. Это была книга с описанием китайских пиктограмм, из которой Никол и выбрала ту татуировку на бедре. Он быстро перелистал страницы, нашел иероглиф «Фу» и прочитал комментарий. Это была цитата из Конфуция: «Имея только грубый рис в пищу, сырую воду для питья и собственную руку вместо подушки, я все равно счастлив».

Ему давно следовало бы это знать. Пирс понял, что именно ему не нравилось в этой восточной мудрости, которая мало сочеталась с характером Никол. Получалось, что логика лишена правды. Но тогда нет правды и в науке. Это невольно могло заставить сомневаться именно в том, на что он, как ученый, был обязан целиком полагаться.

Перелистав еще несколько страниц, он нашел символ «Шу», означающий прощение.

«Прощение — это движение сердца», — прочитал Пирс.

Он положил книгу на журнальный столик в раскрытом виде на странице с иероглифом «Шу», зная, что Никол сразу заметит его послание.

Закрыв дверь на замок, Пирс направился к машине. Некоторое время он неподвижно сидел за рулем, размышляя о своих прегрешениях, и пришел к мысли, что получил по заслугам. Как и большинство людей.

Наконец Пирс вставил в замок ключ зажигания и завел двигатель. Внезапно из глубины сознания выплыли недавняя идея по поводу пиццы и образ машины, которая ее развозит. А вместе с тем и воспоминание о том, что он по-прежнему голоден.

И в этот момент разрозненные атомы соединились неожиданным образом, образовав новую формулу, — у Пирса мелькнула блестящая идея. Он выключил двигатель и вышел из машины. Никол, вероятно, была еще в душе, но в любом случае не ответила на стук. Однако у Пирса оставался ключ, и он смог войти самостоятельно. Пирс быстро открыл дверь и поспешил на кухню.

— Никол! — крикнул он. — Это я. Мне надо только позвонить.

Ответа не последовало, Пирсу показалось, что в глубине дома слышится шум воды, значит, она еще принимала душ.

Взяв телефонную трубку, он набрал номер справочной службы Вениса и попросил телефоны местных отделений фирмы «Пицца „Домино“». Оказалось, что там имеется два отделения, и он записал оба номера в блокноте с отрывными листками, который Никол держала рядом с телефоном. В ожидании ответа на первый звонок Пирс достал с верхней полки телефонный справочник и стал лихорадочно его перелистывать. Он понимал, что если с местными отделениями «Домино» ничего не получится, то придется расширить круг поисков.

— "Пицца «Домино»", чем могу помочь?

— Хочу заказать пиццу.

— Ваш телефон.

Он продиктовал номер сотового телефона Люси Лапорт и услышал, как оператор быстро набирает эти цифры на компьютере. Пирс снова услышал его голос:

— Будьте добры сообщить ваш адрес.

— Вы хотите сказать, что его нет в вашей базе данных?

— К сожалению, нет, сэр.

— Прошу прощения, вероятно, я ошибся.

Тут же набрав номер второго отделения, он прошел через ту же процедуру и после того, как сообщил женщине-оператору номер Люси Лапорт, услышал в ответ:

— Дом номер девятьсот девять по Бриз-стрит?

— Простите?

— Ваш адрес — Бриз-стрит, дом девятьсот девять? На имя Люси Лапорт?

— Да, верно.

Записывая адрес, Пирс почувствовал прилив адреналина в крови. От волнения он чуть не порвал страницу в блокноте.

— Какую пиццу вы хотите?

— А у вас в компьютере не осталось, какую мы заказывали последний раз?

— Среднего размера, лук, перец и грибы.

— Вот и отлично. Тогда точно такую.

— Что-нибудь еще? Может, чесночный хлеб?

— Нет, просто пиццу.

— О'кей, будет через полчаса.

Даже не попрощавшись, Пирс положил трубку и быстро направился к выходу. В коридоре он встретил Никол с влажными волосами. На ней был махровый белый халат. В свое время она подарила этот халат Пирсу на их первое Рождество, но он никогда его не носил, поскольку не делал из душа культа. Постепенно она забрала его себе и выглядела в нем весьма аппетитно и возбуждающе. Со временем Пирс понял, что, когда Никол появляется в этом халате, это означает своего рода белый флаг, который она выкидывает, сдаваясь на милость победителя, — пришло время заниматься любовью.

Увы, только не в этот раз. И никогда больше. Сейчас в ее взгляде не было не только приглашения, но даже тени приветливости. Никол с интересом взглянула на справочник, открытый на странице фирм — доставщиков пиццы.

— Не верю своим глазам, Генри. После всего случившегося и того, что ты наделал, ты как ни в чем не бывало заказываешь пиццу. Я начинаю сомневаться, что у тебя вообще есть совесть.

Она подошла к холодильнику и открыла дверцу.

— Я же просила тебя уйти.

— Ухожу. Но это совсем не то, что ты думаешь, Никол. Просто я пытаюсь разыскать одного человека, и это единственный способ.

Достав бутылку с водой, Никол принялась откручивать крышку.

— Пожалуйста, уходи, — повторила она.

— Ладно, исчезаю.

Пирс попытался проскользнуть между Никол и кухонным столиком, но внезапно изменил направление и направился прямо к ней. Обхватив ее руками за плечи, развернул к себе и крепко поцеловал в губы. Она резко оттолкнула его, облив обоих водой.

— До свидания, — произнес он. — Я еще люблю тебя.

По дороге Пирс снял с кольца ключ от дома и бросил его на полочку под зеркалом в прихожей. Еще раз оглянувшись на Никол, он распахнул дверь и вышел на улицу.

Глава 36

Бриз-стрит была одной из пешеходных улиц в Венисе, а это означало, что Пирсу пришлось оставить машину в другом месте и пройти до места на своих двоих. Неподалеку от пляжа размещался квартал небольших уютных домиков, стоявших фасадами друг к другу и разделенных лишь полоской тротуара. С тыльной стороны коттеджей проходили узкие аллеи, а за ними располагались гаражи обитателей квартала. Перед парадным входом каждого строения было выгорожено небольшое пространство для палисадника. Такая характерная для Вениса планировка была призвана обеспечить более тесные отношения между соседями и одновременно сэкономить жилищное пространство. Эти пешеходные кварталы пользовались большой популярностью и высоко ценились их владельцами и жильцами.

Пирс оставил машину у обочины Оушен-парк рядом с военным мемориалом и двинулся пешком в сторону Бриз-стрит. Было уже около семи, и мглистый закат окрасил небо в густо-оранжевый цвет. Дом по адресу, который ему дали в отделе доставки, располагался в самой глубине квартала. Пирс шагал по пешеходной дорожке в направлении пляжа и заходящего солнца. Добравшись до коттеджа № 909, он осторожно огляделся вокруг. Перед ним был аккуратный желтый домик, меньше соседских, с широким парадным крыльцом, на котором стоял обшарпанный складной стул. Как и другие дома, коттедж был отгорожен от тротуара белым штакетником с калиткой.

Шторы за выходившим на улицу окном были плотно задернуты. На крыльце горел верхний свет, и это был плохой признак. Было еще рано его включать, поэтому Пирс предположил, что он остался гореть с предыдущей ночи. Он начал беспокоиться, что теперь, когда он обнаружил убежище Люси Лапорт — чего не сумели сделать ни полиция, ни Коуди Зеллер, — она могла исчезнуть отсюда. Он продолжил свой маршрут до самого конца улицы, где она выходила на шоссе, и тут же размещалась большая автостоянка. Пирс уже хотел вернуться и перегнать сюда свою «БМВ», но передумал. Задержавшись на углу, он минут десять наблюдал, как солнце неуклонно скатывалось к линии горизонта. А затем развернулся и двинулся в обратном направлении.

На этот раз он шел медленнее, внимательно наблюдая за домами в поисках подозрительной активности. На Бриз-стрит опустились густые сумерки. На улице было безлюдно и не слышалось ни единого звука, даже включенных телевизоров. Еще раз пройдя мимо дома № 909, Пирс не заметил никаких внешних признаков жизни.

Когда он уже подходил к другому концу Бриз-стрит, на углу рядом с тротуаром остановился синий пикап с вывеской «Пицца „Домино“» на крыше. Оттуда выпрыгнул невысокий юноша мексиканской наружности, державший в руках герметичный красный контейнер, и быстро направился по дорожке. Пропустив его немного вперед, Пирс последовал за ним. Несмотря на то что контейнер был плотно закрыт, до него доносился аппетитный запах свежей пиццы. Пирс уже очень проголодался. Когда рассыльный подошел к крыльцу и остановился перед входной дверью дома Люси Лапорт, Пирс замедлил шаги и остановился, спрятавшись за кустом красной бугенвиллеи у соседнего подъезда.

Служащий дважды постучал в дверь — второй раз уже громче — и, похоже, собирался уходить, но дверь неожиданно отворилась. Пирс сообразил, что выбрал неудачную позицию для наблюдения, поскольку отсюда ему не удавалось заглянуть в дверной проем. Но, услышав голос хозяйки, он сразу определил, что это Люси Лапорт.

— Я это не заказывала.

— Вы уверены? Ведь это дом номер девятьсот девять по Бриз-стрит?

Рассыльный открыл контейнер и прочитал надпись на одной из коробок.

— Лапорт, стандартная пицца с луком, перцем и грибами. Она хихикнула.

— Забавно, но это мое имя, и точно такую пиццу я обычно заказываю. Однако сегодня вечером я вам не звонила. Может, произошел какой-то сбой в вашем компьютере, и он продублировал старый заказ?

Парень еще раз посмотрел на коробку и грустно покачал головой.

— Ладно, ничего не поделаешь. Я все им передам.

Засунув коробку назад в контейнер, он развернулся и направился к пикапу. Входная дверь на крыльце тут же захлопнулась. Пирс поджидал его за кустом, заранее приготовив двадцатидолларовую купюру.

— Эй, любезный, если эта дама не хочет ее взять, отдай пиццу мне.

Физиономия рассыльного расцвела от улыбки.

— О'кей, очень удачно.

Пирс протянул ему двадцать баксов и добавил:

— Сдачи не надо.

Мексиканец просиял от радости.

— Спасибо, сэр! Доброй вам ночи.

— Надеюсь.

Не мешкая, Пирс направился с пиццей к дому № 909, миновал калитку и поднялся на крыльцо. Потом постучал в дверь и стал ждать, обрадовавшись отсутствию дверного глазка — по крайней мере он его не заметил. На этот раз Люси открыла дверь почти сразу, сфокусировав взгляд на уровне роста коротышки-рассыльного. Но, подняв глаза повыше, она заметила лицо посетителя, которое показалось ей знакомым. Покрытая шрамами и синяками физиономия Пирса резко контрастировала с ее свежим лицом без малейших следов повреждений.

— Привет, Люси. Ведь ты сама сказала, чтобы в следующий раз я принес тебе пиццу. Уже забыла?

— Какого черта ты здесь делаешь? Тебя никто не приглашал. Я же просила не беспокоить меня.

— Ты только просила не звонить, я и не звоню.

Она попыталась захлопнуть дверь, однако Пирс был наготове и придержал дверную створку свободной рукой. Люси попробовала сопротивляться, но силы были не равны — ему хватило даже одной руки.

— Нам надо потолковать.

— Не сейчас. Проваливай.

— Нет, именно сейчас.

Немного поколебавшись, она прекратила тянуть дверь, но Пирс продолжал крепко держаться за ручку, опасаясь подвоха.

— Ладно, что тебе надо?

— Для начала разреши войти. Мне не нравится торчать на крыльце.

Люси отодвинулась в сторону, и он прошел внутрь. В довольно тесной гостиной едва размещались небольшой диван, пара стульев и журнальный столик. На тумбочке стоял телевизор, настроенный на один из голливудских информационно-развлекательных каналов. Имелся и небольшой камин, но, похоже, им не пользовались уже несколько лет.

Прикрыв за собой дверь, Пирс прошел в гостиную и поставил коробку с пиццей на журнальный столик, на котором валялось несколько иллюстрированных журналов и стояла пепельница, до краев набитая окурками. Заметив рядом пульт Дистанционного управления, он выключил телевизор.

— Я смотрю эту программу! — раздраженно буркнула Люси.

Пирс задержался около камина и бросил на нее внимательный взгляд.

— Я понимаю, — ответил он. — Но почему бы нам не присесть и не съесть по кусочку пиццы.

— Не хочу я никакой пиццы. А если бы хотела, то сама бы купила у того парня. Ведь именно с его помощью ты меня разыскал?

Люси была босиком, в потертых синих джинсах и зеленой футболке. Вид у нее был нездоровый, очень изможденный. Пирс даже подумал, что, вероятно, перед их первой встречей она все-таки сделала макияж.

— Да, у них оказался твой адрес.

— Придется с ними разобраться.

— Пока забудь о них, Люси, и поговори лучше со мной. Ты меня обманула. Ведь ты сказала по телефону, что они тебя избили и ты вся в синяках.

— Я не врала.

— Ну, тогда ты очень быстро вылечилась. Уж не знаю, в чем здесь секрет...

Она задрала полу своей футболки, под которой Пирс увидел ее грудь и живот, покрытые длинными темно-красными кровоподтеками, которые располагались точно напротив ребер. Правая грудь представляла месиво, а по всему телу были часто рассыпаны небольшие, размером с монету, синяки. Как догадался Пирс — следы от пальцев.

— О Господи, — прошептал он.

— Так что я не вру. Меня действительно отделали по полной программе. Они даже задели грудной имплантат. Не исключено, что он вытек, но к врачу я смогу пойти только завтра.

Пирс внимательно посмотрел в лицо Люси и сразу понял, что ей действительно больно, она смертельно напугана и одинока в своей беде. Он медленно сел на диван. Какие бы ни были у него планы по поводу пиццы, теперь было не до того. Ему неудержимо хотелось схватить коробку и вышвырнуть на улицу. В его голове мелькали воображаемые кадры фильма, где Шесть-Восемь крепко держит в своих лапах Люси, а коротышка ее бьет, Ему ясно представилась кривая ухмылка на роже Билли Венца.

— Поверь, Люси, мне очень жаль.

— И мне тоже. Больше всего я жалею, что связалась с тобой. А поэтому тебе лучше уйти. Если они узнают, что ты ко мне приходил, то вернутся, и будет еще хуже.

— Ладно, уйду.

Однако Пирс даже не сделал попытки подняться.

— Не пойму, в чем дело, — продолжил он. — Сегодня вечером мне везде выпадает «ноль». Ведь я пришел сюда, посчитав, что ты тоже из их команды. Мне надо выяснить, кто меня подставил.

— Подставил? Куда?

— Под Лилли Куинлан. Под ее убийство.

Люси со вздохом опустилась на стул.

— Ты уверен, что она убита?

Пирс посмотрел на коробку с пиццей и, вспомнив тот страшный морозильник, кивнул.

— Полиция считает, что именно я убил ее, и хочет открыть дело против меня.

— Тот детектив, с которым я беседовала?

— Да, Реннер.

— Но ведь я сказала ему, что ты просто хотел найти ее и убедиться, что все в порядке.

— За это спасибо. Но похоже, для него это не имеет значения. Реннер утверждает, что это всего лишь часть моего плана. И с этой целью я использовал тебя и других, а потом специально позвонил в полицию, чтобы замаскировать свои следы. Он говорит, что убийцы нередко выдают себя за добрых самаритян.

Настал черед Люси объясниться, однако она молчала. За это время Пирс успел просмотреть заголовки и иллюстрации в старом выпуске «Нэшнл инкуайерер». Он вдруг понял, как прочно отгородился от событий внешнего мира, — ему не было знакомо ни одно из известных имен, представленных в этом издании.

— Я могла бы рассказать им, что меня заставили показать тебе ее дом, — наконец произнесла Люси.

Пирс удивленно взглянул на нее.

— Это правда?

Она кивнула.

— Но клянусь Богом, Генри, у меня и в мыслях не было, что он собирается тебя подставить.

— Кто он?

— Билли.

— И что же он попросил тебя сделать?

— Он предупредил, что мне может позвонить некий Генри Пирс и я должна встретиться с ним и отвезти его к дому Лилли. И еще он приказал, чтобы все выглядело так, будто это целиком твоя идея, Генри.

Он кивнул.

— Ладно, это я понял и не сержусь на тебя, Люси, — ты сделала то, что тебе приказали.

Пирс немного поразмышлял над услышанным, рассматривая новые факты под иным углом зрения и стараясь понять, что за ними скрывается. Новые сведения еще раз подтверждали, что его действительно подставили, хотя он прекрасно понимал, что источник этой информации вряд ли вызовет особое доверие у полиции, адвокатов и присяжных. Припомнил Пирс и деньги, которые он заплатил Люси в тот злополучный вечер. Он был не сведущ в уголовных законах, но вполне отдавал себе отчет, что эти деньги могут превратиться в большую проблему для него на суде. По сути, они могут восприниматься как взятка и оставить Люси за чертой свидетелей.

— Я согласна рассказать об этом детективу, — повторила Люси. — И тогда он поймет, что это было частью их плана.

Пирс тряхнул головой. Он вдруг со стыдом понял, что думает лишь о собственной шкуре и о том, как эта женщина может помочь или навредить ему лично. Он совсем забыл, что Люси находится в очень сложной и опасной ситуации.

— Нет, Люси. Это очень опасно для тебя и вызовет еще большую ярость Венца. А кроме того...

Пирс чуть не сказал, что показания проститутки вряд ли повлияют на мнение детектива Реннера.

— Что — кроме?

— Просто мне кажется, это вряд ли изменит взгляд Реннера на все произошедшее. Помимо того, он знает, что я тебе заплатил, и может представить этот факт в удобном ему виде.

Немного поразмыслив, Пирс решил еще кое-что выяснить.

— Люси, это все, что он тебе сказал тогда по поводу меня? И если ты сделала все, как он просил, то почему не оставил тебя в покое? За что они тебя так?

— Чтобы запугать. Они понимали, что копы захотят поговорить со мной. Венц дал строгую инструкцию, как себя с ними вести. А потом они вообще решили убрать меня из виду на какое-то время. Они сказали, что через пару недель все успокоится.

«Значит, они отвели мне всего пару недель, — подумал Пирс. — За это время ловушка должна захлопнуться».

— Следовательно, все, что я узнал от тебя о бедной Лилли, ты рассказала мне в соответствии с его предписанием?

— Нет. Об этом он мне не говорил. А что именно ты имеешь в виду?

— Ну, твой рассказ о том, как ты однажды подъехала по предварительной договоренности к дому Лилли, но не застала хозяйку. Ты специально сообщила мне это, чтобы я захотел туда поехать?

— Нет, тут все правда. По сути, я тебе ничего не соврала, Генри. Только эту правду я использовала по их наущению, чтобы доставить тебя туда. И ты действительно потребовал у меня показать ее дом. А тот потный клиент, нестыковка, машина на стоянке — все это так и было.

— Какая машина на стоянке?

— Я уже рассказывала тебе об этом. Парковочная площадка рядом с домом, которую обычно Люси оставляла для клиентов, тогда была занята. А мой клиент в тот вечер оказался настоящей занозой в заднице. Мы не могли там припарковаться, и пришлось выехать с аллеи. От вожделения он буквально взмок от пота. Ненавижу таких потных хорьков. Когда мы наконец подошли к дому пешком и постучали, никто не откликнулся. И мероприятие накрылось.

Для Пирса кое-что прояснилось. Похоже, на эти подробности он в прошлый раз не обратил внимания. Поскольку тогда еще не знал, что именно представляет наибольшую важность. Но сейчас он понял, что в тот день Лилли не могла ответить на стук подруги, потому что была уже мертва. Однако она могла находиться в доме не одна. Ведь Люси упомянула о стоявшей рядом машине.

— Так это ее машина была там припаркована?

— В том-то и дело, что нет. Как я уже говорила, она всегда оставляла это место для клиента.

— А ты не помнишь, как выглядел тот автомобиль?

— По-моему, это был лимузин с откинутым верхом. Я еще подумала, что никогда бы не оставила открытую машину в таком месте. В этом районе, расположенном рядом с пляжем, полно шпаны, которая промышляет воровством.

— А марку не запомнила?

— Черный «ягуар».

— С откидным верхом.

— Да, именно так.

Пирс долго молча смотрел на Люси. От бешено скачущих мыслей у него закружилась голова, и он испугался, что сейчас рухнет прямо на коробку с пиццей. Но голова сразу прояснилась. Он окинул мысленным взором открывшуюся ему картину — все фрагменты мозаики заняли свои места.

— Вот тебе и северное сияние, — пробормотал он, тяжело дыша.

— Что ты сказал? — спросила Люси.

Пирс рывком поднялся с дивана.

— Ну теперь мне действительно пора.

— А ты себя нормально чувствуешь?

— Теперь — да.

— А как насчет твоей пиццы?

Пирс покачал головой:

— Боюсь, что кусок в рот не полезет.

Глава 37

Прошло целых два часа, пока Коуди Зеллер наконец объявился в «Амедео текнолоджиз». Пирсу требовалось время, чтобы подготовиться к встрече, и он позвонил приятелю уже за полночь, сообщив, что тот обязательно должен прибыть в лабораторию, потому что обнаружился пробой в компьютерной системе компании. Зеллер поначалу запротестовал, ссылаясь на то, что у него важный посетитель и он не может приехать раньше утра. Но Пирс настоял, что утром будет уже поздно, он не принимает никаких объяснений и Зеллер нужен ему немедленно, поскольку сложилась чрезвычайная ситуация. В качестве последнего аргумента Пирс уведомил приятеля, что в случае отказа контракт Зеллера с фирмой будет тут же аннулирован и одновременно прервутся их дружеские отношения. Последнюю угрозу он произнес без особого сожаления, поскольку дружбе фактически и так был положен конец.

И через два часа Зеллер уже был у входа в лабораторию, где его приезд зафиксировали видеокамеры и мониторы наблюдения, установленные перед Пирсом. Эта контрольная система позволяла следить за всеми перемещениями Зеллера — как он поставил в гараже свой черный «ягуар», прошел через парадные двери и мимо поста охранника, который вручил ему кодовую магнитную карту и дал инструкции, как найти Пирса. Пирс с интересом наблюдал, как Зеллер уверенно спустился в лифте и направился к шлюзу-пропускнику. Быстро выгрузив из компьютера систему визуального наблюдения, Пирс включил программу звукозаписи, укрепил микрофон на корпусе монитора и отключил экран.

— Отлично, — произнес он вполголоса. — Самое время прихлопнуть муху.

Зеллер мог войти в шлюз только с помощью магнитной карты, выданной охранником. Но чтобы попасть непосредственно в лабораторию, надо было открыть шифровой замок. Пирс не сомневался, что Зеллер знал код замка, поскольку каждую неделю новая комбинация рассылалась электронной почтой всем сотрудникам лаборатории. Однако Зеллер предпочел постучать по обитой медными пластинами входной двери.

Пирсу пришлось встать и впустить его. При этом он постарался придать своему лицу выражение сильной озабоченности.

— Ну вот, Хэнк, я прибыл в твое распоряжение. Какая у тебя авария? Знаешь, когда ты позвонил, мне пришлось оторваться от очень важной работы.

Вернувшись на привычное место, Пирс уселся за компьютер и развернул стул, чтобы лучше видеть Зеллера.

— Ты довольно долго добирался. Так что не рассказывай сказки, будто задержался из-за меня.

— Ты не прав, приятель. А задержался я, потому что, как истинный джентльмен, обязан был доставить даму домой в Вэлли. А как ты знаешь, в ущелье Малибу чертовски скользкий и крутой спуск, поэтому я направился в объезд через Топангу. На эту встречу я спешил изо всех сил. Слушай, чем это так мерзко пахнет?

Зеллер выстреливал слова, будто пулеметные очереди, и Пирсу показалось, что он пьян или принял дозу, а может, то и другое. Трудно было сказать, как именно это отразится на задуманном эксперименте, но в условиях задачи появились дополнительные параметры.

— Это каленый углерод, — ответил он. — Ожидая тебя, я решил загрузить свежую партию проводников.

Пирс кивнул в сторону печной лаборатории. Зеллер несколько раз щелкнул пальцами, словно пытаясь подстегнуть свою память.

— Этот запах... он напоминает мне что-то из детства... ах да, когда я совал в огонь свои маленькие пластмассовые машинки. Ну, такие модели, которые надо было собирать из деталей и склеивать.

— У тебя хорошая ассоциативная память, Коуди. Если хочешь, зайди в лабораторию, там запах будет покруче. Если выдержишь, может, еще что-то вспомнишь.

— Нет уж, уволь. Итак, я к твоим услугам. Что за суета?

Пирс догадался, что это выражение из знаменитого фильма братьев Коэн «Перевал Миллера», одной из самых любимых картин Зеллера. Фразы оттуда тот частенько использовал в разговоре. Но сейчас Пирс не мог вспомнить, откуда конкретно он выдернул свой вопрос, и не собирался играть с Зеллером в эту игру. Он целиком сосредоточился на розыгрыше написанной пьесы — того эксперимента, который задумал провести в контролируемых условиях.

— Я уже говорил тебе, в нашей компьютерной системе обнаружилась утечка данных, — ответил Пирс. — И похоже, Коуди, твоя хваленая система безопасности ничего не защищает. Кто-то ворует наши секреты.

Это обвинение сразу привело Зеллера в крайне возбужденное состояние. Он нервно сцепил ладони, будто пытаясь переломать себе пальцы.

— Эй, эй, полегче! Во-первых, с чего ты решил, что кто-то ворует ваши секреты?

— Мне просто это известно.

— Ладно, тебе известно. Полагаю, мне остается принять этот факт на веру. Тогда вопрос номер два: почему ты считаешь, что секретные данные утекают именно через компьютерную сеть, а не через длинный язык одного из сотрудников? Как насчет Чарли Кондона? Я однажды выпивал с ним. Этот парень всегда не прочь поболтать.

— В его должностные обязанности входит общение с людьми. Но я говорю о секретах. Чарли о них ничего толком не знает. К таким данным имеют доступ лишь я и несколько ведущих сотрудников лаборатории. Вот что я имею в виду.

Пирс выдвинул один из ящиков компьютерного терминала и вытащил оттуда небольшое устройство, по форме и размерам напоминавшее реле — переключатель каналов. У него был разъем для подключения постоянного и переменного электропитания, а снаружи торчала антенна. Выходивший сбоку кабельный разъем соединял устройство с компьютерной платой управления. Пирс положил электронный блок на свой письменный стол.

— У меня возникли кое-какие подозрения, для начала я проверил программное обеспечение, и прежде всего файлы поддержки, но ничего там не обнаружил. Тогда я решил поковыряться в «железе», особенно в головном блоке, и нашел вот эту примочку. По сути, это беспроволочный модем[22]. Кажется, такие штуки ты и твои коллеги называют «жучками» или «пылесосами».

Сделав шаг к столу, Зеллер взял пластмассовую коробку в руки.

— Мои коллеги, говоришь? Ты имеешь в виду специалистов по компьютерной безопасности?

Он покрутил блок со всех сторон. Это было устройство для перехвата информации. Обладая программой и подключенное к головному блоку компьютера, оно отслеживает и собирает данные, поступающие через электронную почту, а затем переправляет эту информацию в виде радиосигналов на внешний приемник. На хакерском жаргоне такие штуки зовут «пылесосами», поскольку они перекачивают в специальный коллектор все, что удается обнаружить, а уже потом в этой куче воришка выискивает интересующие его сведения.

Лицо Зеллера выглядело явно озабоченным. И это, на взгляд Пирса, было неплохим признаком.

— Самоделка, — уверенно процедил Зеллер, закончив внешний осмотр устройства.

— Такие штуки всегда самоделки, — заметил Пирс. — Вряд ли подобные «пылесосы» продаются в фирменных магазинах компьютерной техники.

Зеллер сделал вид, что не расслышал его.

— Но как она здесь оказалась, и почему программная система поддержки не обнаружила его раньше?

Откинувшись на спинку стула, Пирс старался вести себя максимально хладнокровно.

— Слушай, Коуди, может, закончишь нести околесицу и скажешь наконец правду?

Зеллер перевел взгляд с устройства на Пирса. На его лице отразились удивление и обида.

— А мне откуда знать? Да, я монтировал твою компьютерную систему, но этот ящик я не ставил.

— Нет, именно ты установил систему и тогда же подключил эту коробку к главной панели. А система поддержки и защиты не смогла обнаружить ее, поскольку ты сам подключал и настраивал программы. Ты хорошо замаскировал этот блок, а нашел я его только потому, что искал целенаправленно.

— Ведь любой, у кого есть кодовая магнитная карта, мог зайти в компьютерную комнату и подключить эту штуку. Я же предупреждал, еще когда ты проектировал лабораторию, что в целях безопасности надо ограничить доступ к сети.

Пирс тряхнул головой, словно припоминая их спор трехлетней давности и подтверждая свое решение.

— Я настоял на этом, потому что компьютер постоянно необходим для проведения экспериментов. И ты это знаешь. Но не в этом суть. Это твой «жучок». Хотя во время учебы в Стэнфорде мне и прошлось сменить специальность с вычислительной техники на химию, но кое-что я еще соображаю. Я подсоединил модемную карту к моему ноутбуку и проверил ее параметры. Она оказалась запрограммированной на перекачку данных из компьютера на веб-сайт «Doomsterslnk»[23].

Подождав, как среагирует Зеллер, он с удовлетворением отметил, что тот опустил голову.

— Вот такое забавное словечко, — продолжил Пирс. — И ты недаром его выбрал. Нетрудно сообразить, что сайт использовался весьма активно. Полагаю, свой «пылесос» ты установил, как только мы сюда переехали. И все три года отслеживал, перечитывал и воровал нашу информацию. Причем любую.

Судорожно мотнув головой, Зеллер положил электронный блок на стол. Он слушал Пирса, ссутулившись и упершись взглядом в пол.

— Примерно год назад, когда я взял на работу Ларраби, ты стал особенно интенсивно рыться в нашей электронной почте, выискивая информацию по проекту «Протей». В то время в моей переписке с Чарли Кондоном и адвокатом по патентованию появилось немало материалов по этой проблеме. Я все проверил, старик. Ведь я имею дурацкую привычку хранить самые важные электронные сообщения — просто мания какая-то. Так вот, я понял, что ты вполне мог составить представление об общем положении дел в этом проекте. Конечно, без самих формул — мы не настолько глупы. Но вполне достаточно, чтобы понять, о чем идет речь и что мы собираемся делать дальше.

— Ну ладно. И что из того, что я это узнал? Ну подслушал, подумаешь!

— Все дело в том, что ты нас продал. Воспользовался украденной информацией, чтобы заключить с кем-то сделку.

Помрачневший Зеллер снова тряхнул головой.

— Вот что я тебе скажу, Генри. Мне пора идти, но на прощание должен заметить, что ты слишком много времени провел в этой лаборатории. Знаешь, когда я плавил на газовой плите те пластмассовые машинки, у меня всякий раз чертовски болела голова от мерзкого запаха. Думаю, и на тебе это тоже отразилось. Ты здесь совсем... — Не закончив фразу, он просто ткнул пальцем в сторону печного отделения.

Пирс медленно поднялся со стула. Его переполнял гнев, комком застрявший в горле.

— Ты меня подставил. Не знаю, что это за спектакль, но ты меня подставил.

— Ты просто рехнулся, приятель. Ничего не знаю ни о какой подставке. Что касается «жучка», согласен — это я сделал. Обычный хакерский инстинкт, сам понимаешь. У меня это уже в крови, и ничего не могу с собой поделать. Ну да, я поставил его, когда налаживал систему. Сказать по правде, я почти забыл о нем, потому что уже первая информация показалась мне невыносимо скучной. И я прекратил проверять данные на этом сайте. Вот так-то, старина. Понятия не имею, кто и зачем тебя подставил.

Но Пирс и не думал ослаблять напор.

— Нетрудно догадаться, как ты связался с Венцем. Вероятно, просто взломал его компьютерную сеть. Полагаю, тебе давно наплевать, с какого рода бизнесом ты имеешь дело. Бизнес есть бизнес, не так ли?

Зеллер промолчал, но Пирс и не ждал ответа — он упорно нагнетал давление.

— Теперь этот телефонный номер, который стал ключом ко всей комбинации. Вначале я подумал, что здесь замешана моя секретарша, специально заказавшая его для домашнего телефона. Но затем понял, что имеется и другой вариант. Ведь ты одним из первых узнал этот телефон, поскольку включен в головной список моих абонентов на электронном портале. И в тот же момент ты поместил его в объявлении Лилли на веб-сайте. Вот с этого все и завертелось. Несколько первых звонков, вероятно, пришли от твоих знакомых, которых ты попросил это сделать. А дальше все поехало как по писаному. Поэтому я и не обнаружил никаких счетов за телефон в ее квартире, ведь Лилли никогда и не пользовалась этим номером!

Зеллер по-прежнему слушал молча, опустив голову.

— Частью твоей комбинации стала печальная судьба моей сестры. Ее история тоже была использована для сценария. Но для этого ты должен был непременно знать об эпизоде, когда я нашел ее и все-таки отпустил. Это очень важный фрагмент всего сценария, часть ловушки. Ты был уверен, что на этот раз я постараюсь избежать той ошибки и захочу отыскать беднягу Лилли. Именно в этом направлении ты меня и подтолкнул.

Никак не реагируя на его слова, Зеллер развернулся и направился к выходу. Он потянул за ручку, но дверь была плотно закрыта. Для прохода через нее в любом направлении надо было набрать комбинацию на шифровом замке.

— Открой дверь, Генри. Мне надо выйти.

— Не выйдешь, пока не объяснишь, какой спектакль ты разыгрываешь. И для кого ты так стараешься? Сколько тебе заплатили?

— Ладно, тогда я сам открою.

Быстро набрав шифр, Зеллер приоткрыл дверь, но, перед тем как выйти, оглянулся на Пирса.

— Бог в помощь, дружище!

Но, заметив на лице Пирса улыбку, он задержался, сообразив, что набором секретного шифра выдал себя. Может, и не слишком важный факт, однако примечательный.

— Ну-ну. И откуда же ты узнал секретную комбинацию? Ведь она меняется ежемесячно — кстати, твоя идея. Сотрудники, имеющие доступ в рабочую зону, узнают новый шифр через электронную почту. Ты только что сказал, что не проверял данные из своего «пылесоса» уже более двух лет. Откуда же узнал шифр, неужели просто отгадал?

И Пирс ткнул пальцем в блок, лежавший на столе. Еще раз посмотрев на своего электронного шпиона, Зеллер слегка переместил взгляд, явно заметив что-то подозрительное. Потом сделал шаг назад, отпустил пружинистую дверь, и та затворилась.

— Генри, а почему у тебя выключен монитор? Я вижу, процессор включен, а экран не горит.

Он не стал дожидаться ответа, а Пирс не собирался ничего ему объяснять. Зеллер быстро приблизился к компьютеру, наклонился и нажал кнопку дисплея. Опершись руками на стол, он с интересом взглянул на вспыхнувший экран. Там высветились строчки их недавней беседы, в том числе его последняя фраза: «Генри, а почему у тебя выключен монитор? Я вижу, процессор включен, а экран не горит».

Это была отличная программа третьего поколения, разработанная для качественной звукозаписи и распознавания голосов. Обычно сотрудники пользовались ею для записи своих устных комментариев и отчетов по результатам испытаний или просто для описания экспериментов.

Пирс наблюдал, как Зеллер выдвинул из-под стола клавиатуру и быстро нажал несколько клавиш, чтобы выключить программу и стереть файл.

— Это все легко восстановить, — заметил ему Пирс. — Ты должен это знать.

— Именно поэтому я прихвачу жесткий диск.

Он присел на корточки рядом с процессором, развернул его корпус и начал отворачивать винты, которыми крепился кожух. Для этого он воспользовался крестовой отверткой перочинного ножа, который всегда носил с собой.

Но, увидев подсоединенный к компьютеру телефонный кабель, Зеллер сразу остановился. Отцепив разъем, он показал его Пирсу.

— Генри, ну это уж совсем не похоже на тебя. Ты всегда так педантичен. Что, не заметил этот телефонный шнур?

— Я специально подключил телефон. Чтобы переправить наружу файл с записью нашей беседы, который ты только что уничтожил. Ведь ты сам рекомендовал нам эту программу, припоминаешь? Каждому голосу соответствует свой код распознавания. Так вот, я настроил программу на твой голос. Это лучше любой магнитной записи. Если понадобится, я легко смогу доказать, что это именно твой голос и твои слова.

Поднявшись, Зеллер со злостью швырнул на стол свой нож и несколько вывернутых винтов. Он полез в карман и вытащил оттуда миниатюрный мобильный телефон в светло-серебристом корпусе.

— Что ж, Генри, по крайней мере я знаю точно, что дома у тебя компьютера нет, — быстро пробормотал он. — Все твой педантизм. Тогда остается Ники. Придется позвонить друзьям и попросить их заскочить к твоей подруге, чтобы забрать и ее драйвер. Надеюсь, ты не против.

Пирс вздрогнул, однако тут же взял себя в руки. Хотя определенная опасность для Никол действительно существовала, но в принципе это был вполне ожидаемый ход. Правда же заключалась в том, что телефонный разъем составлял лишь малую часть написанного Пирсом сценария. И фактически запись беседы никуда наружу не передавалась.

Зеллер нетерпеливо ждал, когда в трубке раздастся сигнал, но та упорно молчала. Он отнял телефон от уха и взглянул на него так, словно заподозрил в предательстве.

— Проклятый мобильник.

— Ты забыл, что стены обиты медью? Сюда не проникают никакие радиосигналы, однако и отсюда они тоже не проходят наружу.

— Понятно. Значит, я в тебе не ошибался.

Быстро подойдя к двери, Зеллер снова набрал нужный шифр и прошел в шлюзовую камеру. Как только дверь за ним закрылась, Пирс приблизился к столу, взял оставленный перочинный нож, убрал отвертку и вытащил лезвие. Затем опустился на колени рядом с процессором, вынул конец телефонного провода и обрезал его ножом.

Он едва успел подняться и положить нож вместе с отрезанным куском кабеля на стол, как в дверном проеме снова показался Зеллер, который нервно размахивал магнитной картой в одной руке и сотовым телефоном в другой.

— Прости, что не предупредил, — обратился к нему Пирс. — Мне пришлось дать тебе карту, которая срабатывает только один раз. Уж так я ее запрограммировал.

Зеллер зло кивнул и вдруг с ужасом заметил кусок телефонного провода на столе.

— Ты хочешь сказать, что это единственная линия во всей лаборатории? — спросил он.

— Вот именно.

Услышав ответ, Зеллер яростно швырнул свою магнитную карту в Пирса. Со щелчком отскочив от его груди, она шлепнулась на пол.

— А где твоя карта? — рявкнул Зеллер.

— Осталась в машине. Но если я попрошу, мне ее принесет охранник. А пока мы оба заперты, Коуди. Ни телефона, ни видеокамер, никто не мешает. Здесь никто не появится еще пять или шесть часов — пока не наступит рабочий день. Поэтому можешь расслабиться и чувствовать себя как дома. А теперь попрошу тебя присесть и рассказать мне все с самого начала.

Глава 38

Коуди Зеллер не спеша осмотрел лабораторию, пленником которой неожиданно оказался. Провел взглядом по потолку, по рабочим столам, по стенам с висевшими там иллюстрациями из Доктора Суса, но избегая смотреть на хозяина лаборатории. Неожиданно ему в голову пришла новая идея, и, сорвавшись с места, он принялся суетливо бегать в поисках какого-то предмета или устройства. Пирс почти сразу понял, что он хотел найти.

— Да, здесь есть пожарная сигнализация. Только она прямого действия, и, если сработает, сразу приедет полиция. Может, ты мечтаешь с ней встретиться? И все объяснить?

— Мне плевать. Ты сам все объяснишь.

Зеллер наконец заметил красный щиток сигнализации рядом с входом в печное отделение. Не раздумывая, он подошел поближе, разбил стекло и нажал кнопку, после чего с хитрым видом обернулся к Пирсу.

Однако ничего не произошло, и ухмылка с его физиономии исчезла. Зеллер удивленно сморщил лоб, и Пирс кивнул в подтверждение его догадки — да, сигнализация отключена.

Расстроенный тщетностью своих усилий, Зеллер прошел к измерительному стенду, который находился дальше всего от стола Пирса, и тяжело плюхнулся на стул. Закрыл глаза, скрестил руки на груди и взгромоздил ноги на стол в десяти сантиметрах от сверхчувствительного прибора стоимостью в четверть миллиона долларов.

Пирс спокойно выжидал. В его распоряжении, если понадобится, была целая ночь. Зеллер мастерски разыграл его, но настала пора поменяться ролями — теперь Пирс будет режиссером предстоящего действа. Когда пятнадцать лет назад копы вышли на след думстеров, подшутивших над своим деканом, они сразу лишили их возможности общаться и стали ждать, когда кто-нибудь из друзей расколется. И полиция ничего бы не добилась, если бы не Зеллер, который все разболтал. Причем не по причине страха или сильного давления, а из тщеславного желания выговориться и подчеркнуть свой талант.

Вот на эту черту своего бывшего приятеля Пирс сейчас и рассчитывал.

Прошло почти пятнадцать минут, пока Зеллер открыл рот. Но глаза у него по-прежнему оставались закрытыми.

— Это случилось в тот день, когда ты вернулся с похорон.

После этих первых слов наступила длинная пауза, и Пирс терпеливо ждал, опасаясь спугнуть Зеллера. Но все-таки решил немного подтолкнуть его, переспросив:

— О чем ты говоришь? Какие похороны?

— Твоей сестры. Вернувшись в наше общежитие на Пало-Альто, ты долго ничего не рассказывал. Держал все в себе. Но однажды вечером не выдержал. Мы тогда прилично выпили, а у меня оставалось немного «травки» с Рождества. Мы накурились, и тебя, старина, понесло. Ты много чего тогда рассказал.

Пирс ничего этого не помнил. Он, конечно, припоминал, что после смерти Изабелл несколько месяцев сильно выпивал и даже пристрастился к наркотикам. А вот то, что разоткровенничался с Зеллером или кем-либо еще, у него начисто выпало из памяти.

— И в тот вечер ты рассказал, что во время поисков, которые проводил вместе с отчимом, тебе все-таки удалось ее отыскать. Она спала в какой-то заброшенной гостинице, где снимали комнаты всякие бродяги и прочая рвань. Ты нашел сестру и хотел забрать оттуда, вернуть домой. Но она упросила тебя не делать этого и особенно не рассказывать отчиму. И ей удалось убедить тебя, что на улице ей будет лучше, чем дома с отчимом.

Теперь уже Пирс прикрыл глаза, пытаясь оживить в памяти если не пьяное откровение с соседом по общежитию, то печальную страницу своей семейной биографии.

— Так вот, ты оставил сестру там, а старику соврал, что не нашел ее. И еще целый год после этого вы с ним продолжали ее бессмысленные поиски по вечерам. Хотя тебе это было уже не нужно.

Пирс припомнил, о чем он тогда мечтал. Стать взрослым, снова разыскать Изабелл и вытащить из этого болота. Однако она погибла еще до того, как он смог реализовать свой план. И всю свою жизнь Пирс упрекал себя, что сестра была бы жива, не послушай он ее в тот вечер.

— После того случая ты больше никогда об этом даже не заикался, — закончил Зеллер. — Но я все и так запомнил.

А перед мысленным взором Пирса пробегали картины его нараставшей вражды с отчимом. Это было уже через несколько лет после смерти Изабелл. Он не мог открыть даже матери тяжелую тайну, которую постоянно носил на сердце. Потому что поделиться секретом означало добровольно признать собственную вину в гибели сестры.

В конце концов тяжелый груз стал просто невыносим, и Пирс предпочел открыться. Их ссора произошла в кухне, где обычно и случаются все семейные конфликты. Взаимные обвинения, угрозы, оскорбления. Мать не поверила ему и фактически еще раз отреклась от собственной дочери. С тех пор Пирс с ней не общался.

Открыв глаза, Пирс сразу вернулся из мира давних воспоминаний в атмосферу продолжающегося кошмара.

— Значит, ты все запомнил, — будто эхо, повторил он последние слова Зеллера. — Запомнил и отложил в голове, рассчитывая использовать в подходящее время. И это время настало.

— Не совсем так. Просто возникла новая ситуация, и та информация мне пригодилась и даже помогла.

— Отличное объяснение, Коуди. У тебя, случайно, еще нет моей фотографии рядом с другими трофеями?

— При чем здесь это, Хэнк?

— Не называй меня так. Так ко мне обращался отчим. Никогда больше не зови меня так.

— Хорошо, Генри.

Зеллер еще крепче сцепил руки на груди, словно от холода.

— Ну, а кому же ты решил меня подставить? — спросил Пирс. — Мне кажется, что твоя роль ограничивается тем, чтобы заполучить формулу «Протея». Но для кого ты стараешься?

Повернув голову, Зеллер с вызовом посмотрел в его сторону. Пирс не сразу сообразил, как следует воспринимать этот наглый взгляд.

— Не понимаю, какого черта мы играем в эту дурацкую игру. Под тобой, старина, скоро пол провалится, а ты об этом даже не подозреваешь.

— Какой пол? Ты имеешь в виду Лилли Куинлан?

— Сам догадываешься, что я имею в виду. Скоро с тобой кое-кто свяжется и предложит тебе сделку. Очень скоро. Если примешь их условия, все для тебя обойдется. Если же нет — тогда уповай только на Бога. Потому что на тебя свалятся страшные неприятности, ты даже не представляешь какие. Советую не дергаться и подписать предложенный ими договор. Только в этом случае ты сможешь остаться живым и на свободе, счастливым и богатым.

— И что это за сделка?

— Самая простая. Ты отказываешься от «Протея», отдаешь им права на патент, а сам возвращаешься в лабораторию, чтобы заниматься молекулярной памятью и компьютерами. И заработаешь на этом кучу денег. Только держись подальше от биомедицинских проблем.

Пирс кивнул. Теперь-то он все понял. Значит, все-таки фармацевтическая промышленность. Кто-то из богатых клиентов Зеллера здорово перепугался проекта «Протей».

— Это несерьезно, — возразил он. — Ведь «Протей» — только начало, и понадобится не менее десятка лет, чтобы выйти на первые практические результаты.

— Да, десять лет. Но это на целых пятнадцать лет меньше, чем было до появления «Протея». А потом, кто знает, вдруг ты еще что-то придумаешь, и срок сократится до пяти лет. А то и до трех. Не суть важно. Дело в том, что главную опасность представляешь ты, дружище. Причем огромному промышленному комплексу.

Зеллер даже головой тряхнул от негодования.

— Вы, ученые, считаете этот мир подопытной устрицей, что якобы дает вам право совершать открытия и менять по своей прихоти все что угодно и от этого все станут только счастливее. Однако в этом мире существует установившийся порядок, и если тебе кажется, что промышленные гиганты будут спокойно наблюдать за тем, как рабочие муравьи наподобие тебя собираются поставить их на колени, то ты пребываешь в мире детских грез.

Он ткнул пальцем в сторону иллюстрации из книги «Хортон слышит вас». Проследив за его жестом, Пирс увидел, что на рисунке была представлена сцена суда над добряком Хортоном, устроенного злыми обитателями джунглей. Под рисунком была подпись: От дерева к дереву в джунглях новость быстро идет. И если слон говорит с пылинкой, значит он — идиот.

— И я просто помогаю тебе заключить эту выгодную сделку, Эйнштейн. Ты понял? Тебе надо вернуться в мир реальности. И не стоит рассчитывать, что те же производители кремниевых микросхем будут покорно сидеть и ждать, когда ты перекроешь им кислород. Будь очень осторожен с ними.

Пирс чуть не рассмеялся, услышав из уст Зеллера столь патетическое заявление.

— Значит, мне надо поберечься? Парень, ну это класс! Спасибо, дорогой Коуди, что устроил мне такую выгодную сделку.

— Не стоит благодарности.

— А что же ты получишь за свой благородный поступок?

— Я-то? Денежки, и немало.

Пирс кивнул. Деньги. Главная мотивация всех человеческих поступков. И главный символ жизненного успеха.

— А что в принципе должно случиться? — спокойно спросил он. — Если я соглашусь на сделку, что должно произойти?

Прежде чем заговорить, Зеллер несколько секунд обдумывал ответ.

— Ты помнишь историю о том, как один инженер изобрел такую прочную резину, что она практически не истиралась? Настоящее чудо. Но при попытке внедрить свое изобретение он столкнулся с трудностями.

— Ну да, он продал свое открытие компании по производству шин, и мир вскоре должен был получить вечные колеса.

— Вот именно. Причем имя компании рассказчики всякий раз меняют. Но конец у этой истории всегда один. Фирма, купившая патент, заперла его в сейф.

— А мир так и не увидел вечных шин.

— Они не стали выпускать такие шины, поскольку тогда им пришлось бы рано или поздно остановить производство и добровольно обречь себя на банкротство. Именно так, Эйнштейн, и устроен наш мир. А теперь разреши спросить, почему ты решил, что это всего лишь история? И почему бы ей ни случиться на самом деле?

Пирс кивнул.

— Значит, они хотят похоронить «Протей». И никакие лицензии им не нужны. Он просто никогда не появится на свет, и люди о нем не узнают.

— А тебе известно, что фармацевтическим фирмам для получения официального разрешения и выпуска на рынок всего одного нового препарата приходится тратить огромные средства на создание, изучение и опробование многих десятков лекарственных средств, не пошедших в производство? Ты хоть представляешь, во что это обходится? Это, Генри, огромная и безжалостная машина, которую тебе не под силу затормозить. Тебе просто не позволят. — И, театрально взмахнув рукой, Зеллер хлопнул ладонью по ручке кресла, после чего в лаборатории воцарилась долгая пауза.

— Значит, они явятся сюда, чтобы забрать «Протей».

— Но за это они хотят заплатить. И очень прилично заплатить. Фактически контракт уже готов, осталось только подписать.

От неожиданной мысли Пирс чуть не подскочил на стуле, его спокойствие мгновенно улетучилось. Он быстро посмотрел в спину Зеллеру, который на этот раз не обернулся.

— Ты имеешь в виду Мориса Годдара? Неужели здесь замешан и Годдар?

— Он всего лишь передаточное звено. Видимая часть айсберга. Он позвонит тебе завтра. Тебе не надо знать, кто за ним стоит. Это ничего не даст.

— Значит, он заберет «Протей» и получит свои десять процентов плюс кресло председателя в совете директоров моей компании.

— Полагаю, им просто хочется сохранить уверенность, что ты опять не сунешься в медицинские проблемы. Если понадобится, они готовы пойти на новые вложения в твою фирму. Ведь тебя считают настоящим лидером в этой области.

Зеллер улыбнулся, словно бросил ценную подачку. В этот момент Пирс думал о Годдаре и словах, сказанных им за обедом — по поводу дочери и будущего. Неужели это было всего лишь притворство, заложенное в сценарий разыгранного спектакля?

— А если я не соглашусь? — спросил Пирс. — Пойду до конца и запатентую свое открытие, а твоих приятелей пошлю к чертовой матери?

— Ты просто не успеешь зарегистрировать свою заявку. И в этой лаборатории тебе уже никогда не придется работать.

— Они убьют меня?

— При необходимости они бы без труда это сделали. Пошевели мозгами, ученый, тебя просто сцапают злые копы.

При этих словах Зеллер оттопырил большой и указательный пальцы правой руки, оставив между ними небольшую щель.

— Лилли Куинлан, — проговорил Пирс.

Зеллер довольно кивнул.

— Красотка Лилли. Копам осталось сделать последний ход. И как только это произойдет, тебе конец. Но если поступишь так, как я сказал, ничего не случится, и останешься на свободе. Даю стопроцентную гарантию.

— Я тут ни при чем, и тебе это известно.

— Не имеет никакого значения. Если они найдут труп, он обязательно выведет их на тебя.

— Лилли мертва...

Зеллер кивнул.

— Увы, крошка умерла.

Голос Зеллера звучал оживленно. Упершись локтями в колени и прижав ладони к вискам, Пирс уставился в пол.

— И все из-за меня. Из-за моего «Протея».

Он надолго застыл в этой позе, сознавая, что если Зеллеру суждено совершить непоправимую ошибку, то это произойдет именно сейчас.

— Фактически...

Зеллер тут же осекся, но, похоже, не мог остановиться. Пирс посмотрел на него исподлобья.

— Фактически что?

— Я хочу сказать, чтобы ты не убивался по поводу Лилли. В общем, обстоятельства сложились таким образом, что мне пришлось воспользоваться ее смертью для осуществления задуманного плана.

— Не понимаю, что ты этим хочешь сказать.

— Я имею в виду, что Лилли все равно была бы мертва — не важно, понадобилось бы тебя вовлекать в это дело или нет. Она и так умерла, а нам надо было мобилизовать все имеющиеся ресурсы, чтобы разобраться с твоим проектом.

Пирс поднялся со стула и направился к дальней стене, где размещался микроскоп и сидел Зеллер, закинувший ноги прямо на крышку измерительного стенда.

— Сукин ты сын! Ты знал обо всем с самого начала. И сам убил ее, не так ли? А потом воспользовался ее смертью, чтобы заманить меня в ловушку.

Зеллер даже не пошевелился. Он лишь поднял на Пирса взгляд, и на лице у него появилось странное выражение — смесь самодовольства, испуга и отвращения к себе.

— С Лилли я познакомился, когда она только приехала в Лос-Анджелес. Можно сказать, это была своего рода плата ее хозяев за сайт «Красоток». И кстати, не оскорбляй меня предположением, что я работаю на Венца. Это он работает на меня, ясно? И сделает все, что я попрошу.

Пирс удовлетворенно кивнул — получилось именно так, как он и рассчитывал. А между тем Зеллер продолжал рассказ уже по собственной инициативе:

— Старик, она просто подвернулась под руку. Красотка Лилли. Она знала слишком много обо мне и моих делах. Всегда неприятно, когда кому-то известны твои секреты. По крайней мере секреты определенного рода. Вот я и решил задействовать ее для пользы дела. Это мероприятие я назвал «План „Протей“, 1-й этап».

Его взор затуманился, будто он мысленно просматривал кадры старого кинофильма, испытывая удовольствие от воспоминаний. Возможно, свою последнюю встречу с Лилли в ее уютном бунгало рядом с автострадой. Тут Пирсу пришла на память еще одна цитата из «Перевала Миллера».

— Самое лучшее, когда никто не знает ни о ком.

— Вспомнил все-таки, — довольно протянул Зеллер, кивнув ему с улыбкой. — Похоже, ты зафиксировал мою фразу что за суета из той же картины.

— Да, уловил, Коуди, — ответил Пирс и после небольшой паузы продолжил: — Значит, это ты убил ее? Убил и был готов в случае необходимости повесить ее убийство на меня?

Зеллер ответил не сразу. Взглянув на него, Пирс понял, как ему хочется выговориться и выложить все подробности своего гениального плана. Такая уж у него была натура. Но в то же время чувство самосохранения предостерегало Зеллера от излишней откровенности.

— С самого начала Лилли выполняла для меня то, что ей было предписано судьбой. И ее смерть была всего лишь логичным звеном в достижении моей цели. И вряд ли она могла оказать мне большую услугу.

— Все ясно. Значит, это твоих рук дело.

Но это был не голос Пирса, а чей-то другой. Оглянувшись на звук, бывшие приятели увидели детектива Роберта Реннера, стоявшего в дверном проеме печного отделения. На боку у него висел револьвер.

— Кто ты такой, черт возьми? — зло буркнул Зеллер, сбросив ноги на пол и вскочив с кресла.

— Полиция Лос-Анджелеса, — спокойно ответил Реннер. Подойдя к Зеллеру, он добавил: — Вы арестованы за убийство. Это для начала. К остальному мы вернемся позднее.

Достав из-за спины пару наручников, Реннер развернул Зеллера, заставил наклониться и прижал его грудью к измерительному стенду. Потом выхватил из кобуры револьвер, завернул руки Зеллеру за спину и защелкнул наручники. Действовал он, как и полагается опытному профессионалу, который проделывал эту операцию уже не одну тысячу раз, — быстро, точно и уверенно. Однако по ходу привычной процедуры Реннер ткнул Зеллера лицом в корпус микроскопа.

— Осторожнее, — попросил Пирс. — Этот прибор очень чувствительный и дорогой. Его легко повредить.

— Вот уж не хотелось бы, — миролюбиво произнес Реннер. — Учитывая, какие важные открытия вы здесь совершаете.

При этих словах он оглянулся на Пирса с добродушным выражением на физиономии, что, учитывая его всегдашний суровый вид, вполне можно было расценить как приветливую улыбку.

Глава 39

Зеллер не проронил ни слова, пока на него надевали наручники. Вывернув голову, он лишь посмотрел на Пирса, который уловил его мрачный взгляд. А Реннер приступил к обыску. Нащупав какой-то предмет на правой ноге Зеллера, он приподнял штанину и увидел пристегнутый к лодыжке миниатюрный пистолет в кобуре. Он с многозначительным видом показал его Пирсу и положил на стол.

— Это для самообороны! — запротестовал Зеллер. — Почти игрушка, им только напугать можно.

— Вот как? — добродушно откликнулся Реннер, оттащил Зеллера от стола и грубо швырнул на кресло. — Оставайся пока тут. — Детектив подошел к Пирсу и кивнул на его грудь. — Доставай.

Под рубашкой у Пирса оказался плоский передатчик с блоком питания, укрепленный клейкой лентой на левом боку.

— Как было слышно?

— Отлично. Буквально каждое слово.

— Мерзкий ублюдок, — прошипел Зеллер каким-то металлическим голосом.

Пирс оглянулся на него.

— Выходит, я ублюдок просто потому, что использовал передатчик. А ты повесил на меня убийство и теперь очень расстроился, что я записал твои откровения? Коуди, да пошел ты...

— Ладно, ладно, хватит, ребята, — вмешался Реннер. — Оба заткнитесь.

И словно в подтверждение решительности своих слов он резким движением оторвал ленту, которой был закреплен микрофон, от тела Пирса. Тот чуть не заорал от боли, но все-таки сдержался и только тихо выругался.

— Вот и хорошо. А теперь присядь сюда, мистер Праведник, и уже через минуту все пройдет. — Он обернулся к Зеллеру. — Перед тем, как я заберу тебя, я должен зачитать твои права. Так что заткнись и слушай.

Засунув руку в один из внутренних карманов своей мешковатой куртки, Реннер выгреб целую стопку карточек и начал рыться в поисках магнитной карты, которую ранее выдал Пирс. Наконец нашел ее и протянул хозяину.

— Ты пойдешь впереди и откроешь дверь.

Пирс забрал карточку, но продолжал сидеть, потому что левый бок у него еще горел от боли. Тем временем Реннер достал свою шпаргалку с записанными правами арестованного и принялся зачитывать ее Зеллеру.

— У вас есть право...

Вдруг со стороны пропускного шлюза послышался металлический скрип, щелкнул замок, и входная дверь распахнулась.

Пирс увидел в проеме дежурного охранника, который должен был находиться у входа в здание. Звали его Рудолфо Гонсалвес. У него были погасший взгляд и всклокоченные волосы. Одну руку он держал за спиной, словно что-то скрывал.

Периферийным зрением Пирс заметил, как Реннер мгновенно напрягся, швырнул на пол карточку, которую держал в руке, и потянулся к кобуре.

— Это наш охранник, — не очень уверенно пробормотал Пирс.

Но не успел он договорить, как невидимая сила швырнула охранника в лабораторный зал. Тот с размаху ударился о компьютерный терминал и рухнул ничком на пол. Тут же в проеме появилась знакомая рожа Шесть-Восемь, которому пришлось пригнуться, чтобы пройти через дверь.

А уже за ним в зале появился Билли Венц. Держа в правой руке увесистый черный пистолет, он прищурился, когда заметил трех мужчин в дальнем углу лаборатории.

— Что за...

— Здесь полиция! — заорал Зеллер. — Это коп.

Реннер достал свой револьвер, но у Венца оставалось некоторое преимущество. Гангстер-коротышка направил ствол на полицейского и открыл бешеную пальбу. С каждым выстрелом он делал очередной шаг вперед, но ствол его «пушки» не отклонялся больше чем на два сантиметра в сторону. Все это сопровождалось оглушительным грохотом.

Пирс не видел этого, но сразу понял, что Реннер открыл ответный огонь. Услышав справа от себя звуки выстрелов, он инстинктивно нырнул в левую сторону. Но почти тут же увидел, как детектив медленно оседает на пол, а стена позади него густо забрызгана кровью. Обернувшись в другую сторону, Пирс заметил приближавшегося Венца. Они попали в ловушку, а коротышка был уже на полпути между измерительным стендом, за которым они укрылись, и входом в пропускник.

— Свет!

Лаборатория мгновенно погрузилась в абсолютную темноту, которую успели прорезать две короткие вспышки от выстрелов Венца. Но стрельба тут же прекратилась. Пирс быстро переместился вправо, чтобы сменить позицию, которую гангстер вполне мог запомнить. Стоя на коленях и опершись на руки, он старался контролировать дыхание и прислушивался ко всем посторонним звукам.

Справа и чуть позади него слышался чей-то тихий стон, вероятно, от боли, — Реннера или Зеллера. Пирс понимал, что если он окликнет детектива, то Венц сможет определить их местоположение и прицельно выстрелить.

— Свет!

Это был голос Венца, но автоматический выключатель настроен лишь на голоса ведущих сотрудников лаборатории. А уж этот головорез к таковым никак не относился.

— Свет!

Никакого результата.

— Эй, Шесть-Восемь. Здесь где-то должен быть обычный выключатель, поищи его.

Однако никакого ответа или движения не последовало.

— Шесть-Восемь?

Снова тишина.

— Черт возьми, Шесть-Восемь!

Никакой реакции не было. В этот момент Пирс услышал звук чьих-то удаляющихся шагов. Судя по всему, на расстоянии шести-семи метров. Похоже, Венц решил вернуться к шлюзу и проверить, что случилось с его напарником, а заодно поискать выключатель. Он понимал, что на это не понадобится много времени. Контрольная панель располагалась не сразу у выхода, но всего в полутора-двух метрах от него.

Пирс осторожно развернулся и тихо пополз назад к измерительному стенду. Он помнил, что там должен быть пистолет, изъятый полицейским у Зеллера.

Добравшись до стола, он приподнялся и обшарил крышку. Под пальцами Пирс почувствовал что-то липкое, мягкое и влажное. Почти сразу он понял, что это чьи-то губы и нос. Первой реакцией было отскочить в сторону, однако он превозмог себя и продолжил ощупывать голову неизвестного, пока не обнаружил на затылке связанные в пучок волосы. Это был Зеллер, судя по всему, уже мертвый.

Пирс продолжил поиски и нащупал небольшой пистолет. После этого медленно двинулся в сторону шлюза-пропускника. По дороге он задел ногой металлическую корзину для мусора, стоявшую под столом, и та с громким стуком заскакала по полу.

Пирс быстро пригнулся и отскочил в сторону, тут же раздались подряд два выстрела, сопровождавшихся короткими вспышками, в свете которых он успел заметить злую физиономию Венца. Но Пирс не ответил на эти выстрелы, поскольку главное было не стать для гангстера удобной мишенью. Через мгновение он услышал позади себя чавкающие щелчки от пуль, вероятно, попавших в медную обшивку наружной стены лазерной лаборатории.

Чтобы легче и быстрее ползти, Пирс сунул добытый пистолет в карман джинсов и немного переждал, стараясь успокоиться и перевести дыхание. А затем стал осторожно перемещаться в левую часть центрального зала.

Добравшись до стены, он выставил вперед руку и начал двигаться по периметру. По пути он миновал печное отделение, вход в которое было нетрудно определить по специфическому запаху, а вслед за этим добрался до входа в изобразительную лабораторию.

Привстав, Пирс прислушался, нет ли каких-нибудь подозрительных шумов. Несколько секунд было тихо, но вдруг послышался металлический щелчок около дальней стены, который напоминал звук от выпавшего из магазина патрона. Пирс не особенно разбирался в огнестрельном оружии, но, похоже, Венц перезаряжал пистолет или проверял оставшиеся в магазине патроны.

— Эй, Смышленый! — окликнул его Венц, его резкий голос прорезал темноту, словно вспышка молнии. — Теперь остались только мы с тобой. Приготовься, я уже иду и не просто заставлю тебя включить свет, а научу хорошим манерам.

И злой коротышка громко загоготал, по-прежнему оставаясь невидимым.

Пирс осторожно повернул ручку двери изобразительной лаборатории и медленно приоткрыл ее. Прокравшись внутрь, он так же тихо прикрыл за собой дверь, сделал два шага к середине комнаты и три шага вправо. Вытянув руку, на следующем шаге Пирс коснулся стены и растопыренными пальцами обеих рук стал методично ее ощупывать. Лишь с восьмой попытки ему удалось найти крюк, на котором висели тепло-резонансные окуляры, ими он пользовался во время утренней презентации проекта.

Пирс надел очки и отрегулировал линзы. Теперь вся комната была залита темно-синим светом за исключением процессора и монитора, испускавших желто-красные волны. Достав из кармана пистолет, он с любопытством взглянул на него — тот тоже выглядел сквозь линзы темно-синим. Пирс провел светящимся красным пальцем по барабану, а затем пристроил его рядом со спусковым крючком.

По мере того как он приоткрывал дверь в центральную лабораторию, перед ним появлялись все новые предметы и детали, окрашенные в самые разные цвета. Слева от себя Пирс заметил массивное тело, принадлежавшее его старому знакомому Шесть-Восемь, а теперь неподвижно лежавшее рядом с центральным выходом. Туловище гиганта переливалось бледными желто-красными оттенками, а по краям посинело. Тело начало остывать.

К стене справа от главного компьютерного терминала прислонилась еще чья-то желто-красная фигура. Пирс поднял пистолет и прицелился, но тут же остановился, вспомнив про Рудолфо Гонсалвеса. Эта обмякшая фигура принадлежала охраннику, под чьим прикрытием Венц проник в лабораторию.

Переведя взгляд правее, Пирс заметил светящиеся силуэты еще двух человек, один из которых, недвижно распростертый на измерительном стенде, уже поблек и начал густо синеть по краям. Коуди Зеллер. Другой сидел на полу, но его тело ярко светилось всеми оттенками красного и желтого цветов. Детектив Реннер, живой. Похоже, он опирался спиной на одну из ножек стола. На левом плече полицейского просматривались неровные темно-красные пятна и полосы — вероятно, кровоточащая рана. Пирс еще раз внимательно посмотрел налево и направо, но больше не обнаружил никаких тепловых объектов, не считая светящихся желтым светом экранов выключенных мониторов и полуостывших потолочных светильников.

Венц куда-то исчез.

Пирс понял, что тот заскочил в одну из боковых лабораторий, очевидно, в поисках окна или какого-нибудь источника света. А может, чтобы неожиданно атаковать из укрытия.

Но не успел Пирс сделать шаг, как чьи-то цепкие руки схватили его за горло и прижали спиной к стене, не давая вздохнуть.

Сквозь тепловые линзы теперь он видел рядом с собой пульсирующий бордовый лоб и фантастические, переливающиеся всеми цветами радуги глаза Билли Венца. А теплый ствол его огромного пистолета больно уперся Пирсу в подбородок.

— Смышленый, а вот и я!

Закрыв глаза, Пирс с тоской подумал, что в лучшем случае его ожидает пуля.

Однако пока все оставалось в прежнем положении.

— Включи этот свет и открой дверь.

Но Пирс не двигался. Он вдруг осознал, что перед тем, как его убить, Венцу нужна его помощь. Понял он и то, что коротышка не знает, что у него в руке пистолет.

Нетерпеливый бандит резко тряхнул его за горло и рубашку на груди.

— Я сказал «свет», черт возьми!

— Ладно, будет тебе свет.

С этим словами Пирс прижал дуло пистолета к виску Венца и дважды нажал спусковой крючок. Выбора у него не оставалось. Выстрелы прозвучали одновременно со вспыхнувшим освещением. Изображение в очках почернело, и Пирс сорвал их. Они упали к ногам Венца, который чудом удерживал равновесие, хотя левый глаз у него был выбит, а висок превратился в кровавую кашу. Он все еще держал в руке свой громадный пистолет, но уже стволом вниз. На всякий случай Пирс оттолкнул дуло в сторону. От этого толчка Венц осел и замертво грохнулся навзничь.

Еще десять секунд Пирс не мог отвести взгляда от своего смертельного врага, пока наконец не отважился на первый полный вдох. Придя в себя, он огляделся. Напротив него Гонсалвес медленно поднимался с пола, держась за стену, чтобы не упасть.

— Рудолфо, ты в порядке?

— Да, сэр.

Пирс перевел взгляд на стол, под которым сидел скорчившийся Реннер, и заметил, что глаза у полицейского широко открыты, а взгляд очень внимательный. Он тяжело дышал, рубашка на его левом плече и груди была густо залита кровью.

— Рудолфо, ступай наверх к телефону. Вначале вызови «скорую» и скажи, что у нас ранен полицейский. Огнестрельное ранение.

— Да, сэр.

— Потом позвони в полицию и сообщи им то же самое. И наконец, свяжись с Клайдом Верноном и вызови его сюда.

Охранник заковылял к шлюзу, перед входом в который ему пришлось перегнуться через тело Шесть-Восемь, чтобы набрать код. Открыв дверь, он перебрался через препятствие и вышел. Пирс заметил дырку, оставленную пулей в горле громилы. Вероятно, Реннер поразил его одним из первых выстрелов, и тот не успел сделать и шага вперед. Пирс вспомнил, что не слышал ни единого слова из уст этого монстра.

Он подошел к Реннеру и помог ему выбраться из-под стола. Голос у детектива был хриплый, но крови на губах Пирс не заметил — значит, легкие не задеты.

— Куда ты ранен?

— В плечо.

Любое движение, похоже, причиняло ему боль, и он тихо постанывал.

— Лучше не двигайся. Подожди немного, скоро прибудет «скорая».

— Он попал в мою «стрелковую» руку, а правой я плохо стреляю.

Медленно присев, Реннер откинулся на спинку стула, а здоровой рукой показал в сторону закованного в наручники Коуди Зеллера, который уткнулся носом в крышку измерительного стенда.

— А вот это мне не нравится.

Пирс долго разглядывал неподвижное тело своего бывшего приятеля, но оставил это занятие и повернулся к Реннеру:

— Не переживай. Баллистики наверняка установят, что это дело рук Венца.

— Хотелось бы надеяться. Помоги мне подняться. Мне надо идти.

— Думаю, не стоит. Ты же ранен.

— Помоги встать.

Пирс вынужден был подчиниться. Поднимая Реннера со стула, он вдруг ощутил исходивший от того сильный запах горелого углерода, который пропитал всю одежду полицейского.

— Чему ты улыбаешься? — спросил Реннер.

— Полагаю, что в результате проведенного нами опыта твоя одежда пришла в негодность еще до выстрела Венца. Не думал, что тебе придется так долго торчать в печном отделении.

— Меня это не беспокоит. Но Зеллер был прав: голова просто разламывается.

— Мне это знакомо.

Отпихнув его от себя правой рукой, Реннер направился в угол, где лежал мертвый Венц, и окинул его долгим, внимательным взглядом.

— С виду не шибко крутой мужик, как тебе кажется?

— Да, не очень.

— Ты все сделал грамотно, Пирс. Просто здорово. Классный получился фокус со светом.

— Надо благодарить моего напарника, Чарли. Звуковые выключатели — это его идея.

Пирс дал себе слово больше никогда не ворчать по поводу неудобств автоматики, вспомнив, как его раздражали многие предложения педантичного Чарли, вызывавшие нередко подозрение. И он решил обязательно уладить подобные недоразумения.

— Если уж говорить о напарниках, то мой просто обделается, когда узнает, что здесь произошло, — заметил Реннер. — Я сам расскажу обо всем этому засранцу, чтобы взглянуть ему в глаза.

Присев на угол одного из столов, он медленно обвел хмурым взглядом все лежавшие в лаборатории тела. Пирс понял, что над карьерой полицейского нависла опасность.

— Послушай, — сказал он. — Ведь никто не видел, как это все произошло. Я скажу и сделаю все, о чем ты меня попросишь.

— Что ж, спасибо. Все, что мне нужно, это моя работа.

— Ну так ты ее получишь.

Реннер переместился со стола обратно на стул, его лицо исказила страдальческая гримаса. Пирс хотел ему чем-нибудь помочь.

— Детектив, перестань прыгать по комнате, помолчи немного. Давай просто дождемся врачей.

Но Реннер проигнорировал его предложение.

— Все действительно так и было, как говорил Зеллер? Ну, что ты подростком нашел свою сестру и никому об этом не сказал?

Пирс молча кивнул.

— Так вот, хватит себя за это корить. Каждый человек делает свой выбор и решает, по какой дороге ему идти. Ты понял меня?

Пирс снова кивнул:

— Да.

В этот момент дверь шлюза с шумом распахнулась, заставив Пирса подпрыгнуть от неожиданности. Зато Реннер был спокоен. У входа появился Гонсалвес.

— Они уже в пути. По их расчетам, «скорая» будет через четыре минуты.

Кивнув, Реннер снова вопросительно взглянул на Пирса.

— Я так и сделаю, — произнес Пирс.

— Рад слышать.

Пирс обернулся к Гонсалвесу:

— Ты позвонил Вернону?

— Да, он уже едет.

— Хорошо. Тогда ступай наверх, встреть их там и проводи вниз.

После того как охранник ушел, Пирс подумал, как среагирует Клайд Вернон на то, что случилось в лаборатории, за безопасность которой он отвечал. Он заранее представлял, как разъярится бывший сотрудник спецслужб. Ему еще придется с этим разбираться. Впрочем, им обоим придется.

Пирс подошел к тому месту, где неуклюже скорчился мертвый Коуди Зеллер. Он задумчиво взглянул на человека, которого знал очень давно, но, как выяснилось, тот оставался для него абсолютно неизвестным. Пирса захлестнула горькая волна досады и скорби. Интересно, когда его приятель впервые встал на эту скользкую дорожку? Еще в студенческие годы, когда они оба делали свой первый выбор? Или же не так давно? Коуди утверждал, что главной причиной для него являлись деньги, но Пирс не был уверен, что это именно так. Он чувствовал, что в основе всего лежало нечто другое, о чем он долго размышлял и наконец понял.

Обернувшись через плечо, Пирс посмотрел на Реннера, который терял силы. Полицейский сгорбился и сполз на бок, а его лицо заметно побледнело.

— Детектив, ты в порядке? Может, тебе лучше прилечь на пол?

Но Реннер снова не обратил внимания на его предложение. Он продолжал, судя по всему, упорно размышлять о произошедшем инциденте.

— Какая досада, что все они мертвы, — тихо проговорил он. — Теперь мы никогда не найдем Лилли Куинлан. Я имею в виду ее тело.

Пирс подошел к нему и присел на корточки.

— Хм-м, осталось еще кое-что, о чем я не успел рассказать.

Серо-зеленые глаза Реннера мгновенно вспыхнули, и он уставился на Пирса:

— Похоже, не так уж и мало. Ну, выкладывай.

— Я знаю, где тело.

— Что ж, мне следовало догадаться. И как давно?

— Не очень давно. Только сегодня.

— Для начала неплохо. А теперь давай подробности.

Глава 40

Пирс сидел в своем кабинете на третьем этаже в ожидании продолжения встречи со следователями. Была пятница, полседьмого утра. Сотрудники окружного управления по расследованию убийств еще не закончили осмотр лаборатории. Они ждали разрешения провести осмотр рабочей зоны, а пока уточняли мельчайшие подробности и хронологию трагических событий.

После часа непрерывных вопросов и ответов Пирс попросил сделать небольшой перерыв. Покинув конференц-зал, где проходил допрос, он вернулся в свой кабинет. Но не успел побыть в одиночестве и пяти минут, как в дверном проеме показалось заспанное лицо Чарли Кондона. Его поднял с постели Клайд Вернон, которого, естественно, разбудил Гонсалвес.

— Генри, можно войти?

— Конечно, только закрой дверь.

Голова у Кондона еле заметно тряслась, даже скорее подрагивала.

— Ну и дела!

— Дела как раз в порядке.

— Тебе, случайно, не известно, что будет с Годдаром?

— Пока нет. Они попросили сообщить, где он с Бичи остановился, и я дал им адрес.

— А ты еще не узнал, на кого они работали?

— Нет. Коуди не успел сказать. Кто-то из его клиентов, я полагаю. Они разберутся — с помощью Годдара или после обыска у Зеллера.

Кондон присел на диван около письменного стола. Сейчас он был без обычного костюма и галстука, что навело Пирса на мысль, насколько же Чарли еще молод.

— Нам придется начать сначала, — продолжил Пирс. — И поискать нового инвестора.

Кондон ошеломленно взглянул на него.

— Ты шутишь? После всего, что удалось добиться? Да кто...

— Мы продолжаем свою работу, Чарли. Наш бизнес — наука. Патенты, изобретения, открытия. Обязательно найдутся инвесторы, которые понимают это не хуже нас. А тебе снова придется поработать гарпунщиком и добыть еще одного белого кита.

— Легче сказать, чем сделать.

— В этом мире всегда так — легче сказать, чем выполнить. А то, что свалилось на меня сегодня ночью и за последнюю неделю, легче пересказать на словах, чем осуществить на деле. Но дело сделано, я не сломался, и сил от этого у меня даже прибавилось.

Кондон кивнул.

— Теперь нас никто не остановит, — согласился он.

— Вот именно. Мы уже сегодня устроим настоящую бурю в средствах массовой информации. Не исключено, что на эту кампанию уйдет несколько недель. Но в результате мы повернем этот скандал в свою пользу. И вместо того чтобы отпугнуть инвесторов, привлечем новых, более крупных. Речь идет не о выпусках утренних новостей, а о крупнейших журналах и самых представительных конференциях.

— Я готов приступить немедленно. Но знаешь, где наше слабое место и чего нам особенно не хватает?

— Ну и где же?

— Ники. Она всегда была нашим рупором. Мы должны ее вернуть. Она знакома со всеми этими людьми из мира журналистики. Кто лучше нее сможет разобраться с масс-медиа? И все это надо провернуть в ближайшие недели, иначе время уйдет, и мы упустим свой шанс.

Пирс несколько секунд размышлял над словами Чарли. Его взгляд задержался на плакате с изображением микроподлодки «Протей», которая уверенно двигалась через жидкую многоцветную массу внутри человеческого тела.

— Позвони ей и уговори вернуться. Предложи ей подъемные и вообще все, что она попросит. Главное, чтобы согласилась.

Внезапно Пирс ощутил волнение от этой идеи. Надо будет позвонить Никол и объяснить, что возвращение на старое место выгладит вполне профессиональным шагом и он не собирается навязывать ей никаких личных отношений вне работы. В конце концов она сможет убедиться, насколько он изменился за последние дни. И что монетка, за которой он так упорно гонялся, сама его догнала.

Пирс вспомнил книгу с китайской символикой, открытую на странице «Прощение» и оставленную на журнальном столике в квартире Никол. Он надеялся, что это должно сработать.

— Если хочешь, я позвоню ей. Я...

В этот момент зазвонил его прямой рабочий телефон, и он сразу взял трубку.

— Генри, это Джейкоб. У вас еще очень рано, и я думал оставить сообщение на автоответчике.

— Нет, я провел здесь всю ночь. Ты уже зарегистрировал заявку?

— Да, двадцать минут назад. «Протей» получил протекцию. А ты сам как, защищен?

— Спасибо, Джейкоб. Отлично, что ты вылетел вчера вечером.

— У вас там все нормально?

— Да, если не считать того, что мы потеряли Годдара.

— О Господи! Что случилось?

— Это длинная история. Когда вернешься?

— Хочу навестить брата с семьей. Они живут в Оуингсе, в южном Мэриленде. Назад вылетаю в воскресенье.

— У них там есть кабельное телевидение?

— Почти наверняка.

— Тогда следи за новостями Си-эн-эн. Похоже, о нас будут говорить.

— А что...

— К сожалению, Джейкоб, я очень занят. И мне пора идти. Немного поспи. Ненавижу эти перелеты с красными от недосыпа глазами...

Согласившись с последним замечанием, Кац положил трубку, а Пирс перевел взгляд на Кондона:

— Мы на коне, старина. Он зарегистрировал нашу заявку.

Чарли засиял от радости.

— Когда он успел?

— Я послал его в Вашингтон вчера вечером. Теперь им нас не зацепить, Чарли.

Поразмыслив несколько секунд над услышанным, Кондон хмыкнул и спросил:

— А почему ты мне-то не сказал, что уже отправил его?

Взглянув на него, Пирс сразу понял по выражению лица, что Кондон догадался о недоверии со стороны шефа.

— В тот момент, Чарли, я еще ничего не знал. И не мог откровенничать ни с кем, пока все не прояснилось.

Кондон согласно кивнул, однако лицо у него оставалось безрадостным.

— Понимаю, обстоятельства требовали твердости, когда все вокруг вызывает подозрение. Такая жесткость обрекает человека на одиночество. — И Кондон, сославшись на то, что хочет выпить чашку кофе, покинул его кабинет.

Некоторое время Пирс сидел неподвижно. Он думал о Кондоне и его последних словах. Пирс сознавал, что они отражали горькую действительность. И еще он понял, что настало время все изменить.

День только начинался, но Пирс не собирался откладывать исполнение намеченного. Он решительно снял трубку и набрал номер телефона квартиры на Эмэлфи-драйв.

Примечания

1

God — Бог (англ.). — Здесь и далее примеч. пер.

2

«Нано...» — от греч. nannos, «карлик». Обычно используется как приставка, обозначающая одну миллиардную (10-9) долю единицы измерения, например, 1 нанометр равен 10-9 м.

3

Доктор Сус — псевдоним Теодора Суса Гайзеля (1904 — 1991), популярного в США детского писателя и иллюстратора. В этой фантастической повести рассказывается о микроскопических живых существах, настолько маленьких, что их никто даже не слышит, кроме слона по имени Хортон, который становится их другом и защитником.

4

Протей — в греческой мифологии морское божество, отличающееся, помимо прочего, большой плодовитостью.

5

Культовый американский фильм о взлете и падении жителя заброшенного городка (реж. Орсон Уэллс, 1941 г.).

6

Обхват груди, талии и бедер в сантиметрах.

7

Pink mink (англ.) — розовая норка (животное и мех).

8

Герой антивоенной комедии Стэнли Кубрика (1962 г.).

9

От англ. doom, — рок, судьба, приговор.

10

Robin (англ.) — малиновка.

11

Wince (англ.) — судорога (от боли, отвращения и т.д.).

12

В английском алфавите буква V (Vivien) находится на 22-м месте (среди 26 букв).

13

Рост шесть футов восемь дюймов по американской шкале примерно соответствует 203 сантиметрам.

14

Шутливое прозвище автомобилей марки «БМВ», принятое в США.

15

Digital Service Line — цифровая система подключения к Интернету.

16

Пригород Лос-Анджелеса.

17

Международное частное агентство по доставке курьерской почты.

18

FetishCastle (англ.) — буквально замок идолов. Фетиш — предмет слепого (в данном случае — сексуального) поклонения.

19

По-английски это выражение звучит как Just Bitchy.

20

Имеется в виду начальный эпизод из книги Л. Кэрролла «Алиса в Стране чудес».

21

Аденозинтрифосфорная кислота служит биохимическим источником различных процессов в организме, особенно сокращения мышечных волокон.

22

Устройство, преобразующее цифровые сигналы в аналоговую форму и обратно для передачи их по линии связи аналогового типа, например, по телефону.

23

Doomsterslnk (англ.) — буквально «чернила для думстера». Намек на то, что в студенческие годы Пирс и Зеллер вместе с друзьями занимались любительским хакерством и украденная информация была для них своего рода чернилами для письма.