Лайф Эспер Андерсен

Свободный и раб

Глава 1

Луна склонялась к холмам на западном берегу фьорда, и белая летняя ночь понемногу меркла. Близилась полночь, после наступления которой тьма ненадолго сгущается, прежде чем утренняя заря вновь высветлит небо на северо-востоке. Ночь была как ночь, самая обыкновенная.

Арн беспокойно метался на своем лежаке. Весь день палило солнце, и в доме было невыносимо жарко хотя дымовое отверстие оставили открытым и дверь была распахнута настежь. Арн спал нагишом, скинув с себя шкуру, которой укрывался по ночам. Время от времени он что-то бормотал во сне. Его волосы цвета выжженной солнцем травы были влажны от пота.

Вокруг на таких же дощатых лежаках спали женщины и дети, и со всех сторон слышались вздохи и тихое посапывание. В дальнем углу ворочался в своей постели единственный оставшийся в доме мужчина — дед Арна по имени Финн. Он давно уже был слишком стар, чтобы вместе с другими викингами участвовать в морских походах. Он был слишком стар, Арн же в свои четырнадцать лет был для этого слишком юн.

В одной из хижин, где жили рабы, спал Угль. Он был ровесником Арна, но жизнь этих двух мальчиков сложилась по-разному. Угль спал на полу, на циновке, сплетенной из ивовой коры, в тех же лохмотьях, в которых ходил днем. А вокруг, тоже на полу, спали его родители, братья и сестры.

В действительности его звали вовсе не Угль. Но когда викинги этого селения пять лет назад привезли его сюда вместе со всей его семьей, которую они захватили в плен, имя мальчика показалось таким чудным и таким трудным, что никто не мог его выговорить. Мальчик был черноволосый и смуглый; кто-то сказал, что он похож на головешку, и в шутку стал называть его Углем. Прозвище «Угля» пристало к нему, и мальчик привык на него откликаться. Да и не все ли равно, как зовут раба, разве это важно. Его дело — повиноваться и выполнять работу, которую с него спрашивают.

Корабль медленно приближался. Голова дракона с разинутой пастью высилась у него на носу. Ветра не было, поэтому парус был убран, и корабельщики гребли, обмотав вальки весел кусками кожи, чтобы скрип не разбудил жителей селения.

Корабль отправился в плавание весной, взяв курс на юг, навстречу солнцу и богатству. Но на этот раз счастье изменило викингам. Где бы ни высаживались они на берег, всюду заставали дома мужчин, готовых постоять за себя и защитить свои семьи и свое имущество. Дело доходило даже до того, что продовольствие им приходилось покупать. Очень несчастливый выдался поход. В конце концов они совсем пали духом и несолоно хлебавши повернули обратно на север. Однако вернуться домой с пустыми руками викинги все же не могли. Не захватив добычи на чужбине, они решили попытать счастья в родных краях. Ограбление какого-нибудь местного селения, конечно, не сулило больших богатств, но всегда ведь можно взять в плен женщин и детей, а также рабов, да и в домах иной раз попадается кое-что ценное.

Это селение подвернулось им случайно. Несколько воинов из корабельной дружины еще утром высадились на берегу фьорда и после целого дня поисков наткнулись на дома. Они долго наблюдали за ними, прячась в лесу, и увидели лишь нескольких стариков да еще рабов, женщин и детей. Стало быть, здешние мужчины тоже уплыли в поход, так что захватить селение будет не трудно. И вот теперь викинги на корабле осторожно приближались к берегу, выжидая, когда зайдет луна. Есть дела, которые удобнее творить под покровом темноты.

Луна спряталась, и все погрузилось во тьму. Гребцы сильнее заработали веслами, но на корабле по-прежнему царила тишина. Один воин держал наготове факелы, они могли понадобиться, когда будут обшаривать дома.

Дружинники стояли группками и тихонько переговаривались. Все были возбуждены, но никто не забывал говорить шепотом. За плечами у них было немало походов, и они знали, как далеко разносится звук над водой. Один из них то и дело ощупывал лезвие своего боевого топора. Это был совсем еще молодой викинг.

Они правили на крышу длинного дома, которая возвышалась над прибрежными холмами, чернея на фоне темного неба. Рулевой на корме орудовал большим рулевым веслом, а ровные взмахи гребных весел тихими всплесками слышались в темноте. Легкое царапанье о дно корабля возвестило о близости берега. Прозвучала негромкая команда, и гребцы резко затормозили. Как бы не посадить корабль на песчаное дно — ведь в случае неблагоприятного исхода дела придется спешно отплывать. Бросили якорь, и воины один за другим соскользнули в воду. Мечи и топоры они держали над головой, а щиты оставили на борту. Для вооруженных викингов женщины и дети едва ли могут представить опасность.

Выбравшись на берег, они подтянулись и стали взбираться на холмы. Им было не впервой совершать набег, и они знали: как только вождь издаст боевой клич, надо бросаться в бой.

Если бы дверь не была распахнута настежь и если бы Арн спал не так беспокойно, он бы, конечно, не услышал клич вождя, потому что прозвучал он не так уж громко. Разбуженный мальчик сначала ничего не понял, спросонок ведь плохо соображаешь. Лишь после того, как он услышал топот бегущих ног, ему стало ясно, что случилась беда.

— Вставайте скорей! Кто-то идет! — только и успел он крикнуть и, скатившись на пол, забился под лежак.

В то же мгновение в двери показался первый воин.

Следом за ним тотчас ворвались другие, Арн различал их фигуры в чуть светлевшем дверном проеме. Женщины и дети проснулись, дом наполнился криками, воплями, шумом. Дети плакали, но их почти не было слышно.

— Дайте огня, ничего же не видно! — крикнул один из дружинников. — Где у них тут очаг? Надо зажечь факелы!

Глиняный горшок с грохотом свалился на пол, из-под разрытой золы в очаге показались тлеющие угольки, кто-то подул — и вот уже заполыхали смоляные факелы. Свет их разом осветил просторное помещение. Женщины, вскочив на ноги, пытались защитить своих детей. Но детей у них вырывали, а их самих бросали обратно на постели и насиловали. Дружинники озверели, как это бывает, когда людей охватывает стадное чувство. Еще один горшок полетел наземь, и от грохота бьющейся посуды воины словно совсем обезумели. Они ломали и крушили все подряд. Дети жались по углам, с плачем закрывая лицо руками. Тех немногих, что пытались подойти к своим матерям, пинком отшвыривали обратно.

Дед Арна, Финн, проснулся при первых звуках вторжения и в растерянности сел, спустив ноги на пол. Когда зажгли факелы и он наконец понял, что происходит, он поднялся и, ковыляя на искалеченных подагрой ногах, бесстрашно ринулся на чужаков с ножом, которым пользовался, когда ел мясо. Сраженный ударом боевого топора, он упал замертво. Такой старый раб — для воина не добыча.

Арн дрожал под своим лежаком. Пока его никто не заметил, но с минуты на минуту лежак могли опрокинуть. Единственная возможность спастись — это убежать, и прошмыгнув мимо воина у выхода.

Но тут в дверях появился еще один воин и громко крикнул:

— Поторапливайтесь! Женщин вяжите и тащите на корабль! Дети сами за ними побегут. И все, что найдете, забирайте с собой! Здесь должно быть оружие, а может, и серебро отыщется.

Он исчез, а тот, что до сих пор неотлучно стоял у выхода, кинулся в дом, боясь упустить свою долю добычи. Арн не зевал: одним махом выскочил он из своего укрытия и юркнул в дверь. Совсем нагой, не прихватив с собою ничего из вещей, он пробежал через селение и спрятался в лесу.

Хижины, где жили рабы, стояли немного в стороне от больших домов, и сюда воины нагрянули не сразу. Шум раздавался в отдалении уже давно, и Угль его слышал. Но что рабу до шума в домах свободных людей! Спросонок он не сообразил, что в селении просто нет мужчин, которые могли бы поднять такой гвалт. Только заслышав вблизи возбужденные голоса и топот ног, Угль окончательно проснулся. Что-то такое с ним уже когда-то было… Но где? Когда?

И вдруг он вспомнил. Дома! Пять лет назад! В такую же прекрасную летнюю ночь! С громким криком он вскочил с циновки и бросился прочь из хижины. Точно дикий зверек, устремился он в лес и спрятался за деревьями.

Как раз в тот миг, когда он нырнул под ветви первого дерева, молодой викинг, который на корабле все ощупывал лезвие своего топора, швырнул горящий факел на соломенную крышу одного из больших домов. Он и сам не знал для чего он это сделал, но его пример оказался заразительным. Факелы градом посыпались на крыши домов, и скоро все селение превратилось в один гигантский костер.

Просто уж заодно, как бы для порядка, воины подожгли и лачуги рабов.

Глава 2

Они встретились друг с другом на следующее утро.

В ту ночь Угль долго лежал на опушке леса, не спуская глаз с горящего селения. Он видел фигурки людей, метавшихся среди огня, их темные силуэты отчетливо вырисовывались на фоне пламени, и до него долетал запах дыма. Он находился достаточно близко к хижинам, чтобы разглядеть, как вместе с другими рабами уводили его родителей, его братьев и сестер, а потом подожгли все их жилища.

Ему хотелось закричать, но он сдержался. Мало-помалу селение опустело, шум затих, и лишь догорающие остатки гигантского костра алели во мраке зловеще — но вместе с тем и уютно, точно огромный очаг посреди просторной темной залы.

Когда рассвело, Угль лесом спустился на берег. Корабля уже не было. Едва заметной темной точкой виднелся он в горле фьорда, держа путь в открытое море. Мальчик подумал о своих родных, обо всех рабах, которых он увозил. Для них это будет все то же рабство, только в другом месте. Потом он вспомнил о женщинах и детях из больших домов. Для них рабство только начинается.

Он повернулся и лесом же пошел обратно. Можно бы, конечно, зайти в селение, но не хочется. Что там делать? Впрочем, хочешь не хочешь, а придется ему все-таки обследовать пепелище. Теперь ему нужно самому как-то устраивать свою жизнь, а в хозяйстве всякая мелочь пригодится. Он уже порадовался, увидев, что все лодки стоят на месте. Лодка ведь всегда может понадобиться. И еще непременно нужно раздобыть оружие для охоты. Не то чтобы здесь было много зверя или дичи, но кое-что все же попадается, а это лучше, чем ничего.

Вернувшись туда, где он провел ночь, мальчик углубился дальше в лес, присматривая удобное местечко для жилья. Тут он и наткнулся на Арна. Арн забился в густой малинник и лежал ничком, уткнувшись лицом в руки. Он пролежал так всю ночь, плача и вновь и вновь мысленно переживая страшные события.

Угль не знал, как ему быть. Арн его не замечал. Но Арн ведь был не раб, а свободный, во всяком случае сын свободного человека, а раб со свободным не заговаривает, он лишь отвечает, когда его спросят. Угль постоял, глядя на жалкую фигурку в зарослях малины, потом тихонько кашлянул.

Арн рывком перевернулся на спину и уставился на него застывшим от ужаса взглядом.

— Не тронь… чего тебе надо? Ах, это ты… Откуда ты взялся?

— Я улизнул от них ночью и спрятался. Думал, я тут один остался.

— Я тоже думал, что я один. А они уже уплыли, не знаешь?

— Знаю, уплыли. Я был на берегу и видел их корабль далеко-далеко. Они шли в открытое море.

— Ага, хорошо. — Арн уже сел, отерев рукою грязное заплаканное лицо. — Это очень кстати, что ты остался. Свободному человеку положено иметь раба. Я хочу есть. Ты должен раздобыть мне еды.

Углю показалось, что его ударили. Он-то обрадовался, что нашел еще одного человека, к тому же мальчишку своего возраста, так нет, ему тут же напомнили, что он всего лишь раб. Он смутно чувствовал, что это напоминание совсем не к месту в условиях, в каких они оба очутились, — ведь у них двоих теперь общая судьба. Неужели события минувшей ночи ничему не научили этого Арна?

— Откуда я возьму тебе еду? — неожиданно для себя огрызнулся он. — Селение сгорело, все кладовые сгорели, а для охоты у меня нет оружия.

— Откуда — это уж дело твое. И еще мне нужна какая-нибудь одежда. Я ужасно мерз всю ночь… Ну, не всю ночь, но под утро замерз, — поправился Арн.

— А ты попрыгай да похлопай себя руками. Мы в своих хижинах всегда так делаем, когда зимой ударит мороз. И помогает.

— Для рабов это, может, и годится, а свободному человеку не подходит. Ступай, принеси мне еды. Да поторопись, я очень голоден.

Угль повернулся и медленно побрел в селение.

Арн прислонился спиною к дереву и подтянул колени к подбородку, греясь в теплых солнечных лучах, пробивающихся сквозь кроны дубов. Солнце и внезапное появление Угля подняли ему настроение. Угль… Арн почти не знал его, хотя они пять лет жили рядом, в одном селении. Он, конечно, видел его по многу раз на день, но никогда с ним не разговаривал. С рабами не разговаривают, рабам приказывают. Это Арн усвоил с малых лет, и так было вплоть до сегодняшнего дня. А теперь? Арн задумался.

Он пока плохо себе представлял, насколько изменилось положение оттого, что теперь их только двое. Разумеется, всю работу должен делать Угль: он будет строить хижину без крыши над головой ведь не проживешь — и готовить еду. Это ясно. А все остальное? Ну, они, конечно, будут друг с другом разговаривать, никуда не денешься, да и скучно было бы без этого. А вот можно ли спать в одном доме с рабом? Или пусть Угль спит под открытым небом? А есть им как? Вместе? Но тогда, стало быть, раб будет есть то же, что и его господин? Да, много подобных вопросов предстоит ему решить, так что забот хватит.

Угль нехотя плелся к сгоревшему селению. Попробуй раздобудь еду на пожарище! И почему он, собственно, должен это делать? Однако привычка повиноваться сидела в нем пока слишком крепко.

Он решил порыться в золе на месте самого большого склада продовольствия. Может, удастся найти что-нибудь такое, что хоть частично уцелело в пламени пожара. Головешки были еще горячие, пришлось разгребать их палкой. Ему повезло. В том месте, где был угол строения, несколько бревен, обвалившись, образовали как бы укрытие, под которым уцелел копченый окорок! Должно быть, веревка, на которой он висел, сгорела, когда подожгли крышу, окорок упал на землю, и его засыпало золой. Снаружи он был черный, обуглившийся, но, когда мальчик отковырнул верхний слой, из-под него показалось мясо. Оно изрядно пропахло дымом, но, в общем, ничего, есть можно. Если поискать, тут, наверно, и еще что-нибудь такое найдется, но на первый раз хватит. Угль откусил кусок мяса и стал неторопливо жевать. Потом сел и задумался.

Неужели он должен быть рабом у мальчишки своего же возраста? Еще чего! Конечно, нет. Но тот, другой, считает, что должен. Значит, придется его осадить, чтоб не заносился. Но как это сделать?

Угль и сам настолько привык быть рабом, что ему нелегко было взбунтоваться. Хотелось бы знать, чего этот Арн еще от него потребует. Перед глазами возникла жалкая фигурка в зарослях малины — Угль был уверен, что он сильнее Арна и без труда одолел бы его, если б пришлось помериться силами, но такое трудно было даже вообразить. Сейчас главное для них — не пропасть, как-то устроить свою жизнь, а для этого им надо действовать вместе. Вместе строить себе жилье, вместе добывать еду.

Как это вообще получается, что кто-то становится рабом, а кто-то господином? Угль уже плохо помнил свою жизнь на родине до того, как он сделался рабом. Но он отчетливо помнил ту ночь, когда к ним в селение ворвались чужеземцы и взяли их в плен. Потом их привезли сюда — тех, кто выжил. Все было так же, как прошлой ночью, и ведь это чистая случайность, что их с Арном тоже не увезли. Значит, то, что кто-то становится рабом, а кто-то господином, просто случайность. Так какой же Арн теперь господин? И разве он сам по-прежнему раб? Разве он теперь не так же свободен, как Арн? У Угля дух захватило от этой мысли. Вдруг оказалось, что бороться надо не только за то, чтобы просто выжить, жизнь его приобрела теперь новую цену. Он должен суметь убедить Арна, должен заставить его понять… Но это, конечно, потребует времени.

Прежде чем пуститься в обратный путь, он откусил от окорока еще кусок. Этот был приятнее на вкус, чем первый, а может, он уже притерпелся к запаху дыма. Дожевав, он встал и пошел к лесу, где его ждал Арн.

— На вот! — сказал он, кидая ему окорок. — Не слишком вкусно, но, если проголодался, вполне сойдет, и чем ближе к кости, тем вкуснее. Ешь, а я пойду поищу удобное местечко для хижины. А то, хоть дни стоят жаркие, по ночам все равно будет холодно.

Арп растерянно глядел ему вслед. Что-то не заметно в этом Угле рабской покорности и почтения. Ничего, придется ему взяться за ум. Очень удачно, что он сам догадался заняться жильем, — по крайней мере, не надо отдавать ему приказание.

Угль довольно скоро нашел, что искал: четыре молодых дуба, которые стояли так, что их можно было использовать как угловые стойки для хижины.

Он не спеша пошел обратно к Арну.

Глава 3

Арн сидел все на том же месте, а рядом с ним лежал окорок. Он отколупал от него всю обгорелую черную корку, и при виде мяса Углю опять захотелось есть. Нагнувшись, он поднял окорок с земли и поднес ко рту.

— Эй, эй! — Арн приподнялся. — Это моя еда!

— Нет, не твоя. — Угль оторвал зубами кусок засохшего мяса. — Это наша еда. А вернее, это моя еда, нашел-то ее я.

Сердце Угля гулко стучало в груди. Он никогда еще так не говорил с сыном свободного человека.

— Ты что, с ума сошел, раб? По-твоему, здесь есть чтото твое? Сейчас же положи мясо!

— И не подумаю, — сказал Угль, продолжая жевать и стараясь сохранить спокойствие и самообладание — рука его так крепко сжалась в кулак, что ногти впились в ладонь. — Я голодный, а голодный человек много не наработает. Первым делом нам нужно развести костер. Толстые бревна от твоего дома пока дымятся; может, нам еще удастся раздуть пламя, тогда у нас будет огонь.

Арн смутился. А ему это и в голову не пришло — конечно, им нужен огонь, чтоб готовить пищу. Он решил оставить разговор про окорок. Может, и правильно, что Угль поест мяса, раз ему надо весь день работать, другого-то у них ничего нет.

Пока Угль ел, ни один из них не сказал ни слова. Наевшись, он положил остатки в развилину дерева. На сегодня им еще хватит, но пора уже подумать, как раздобыть еду на завтра.

Арн прервал его размышления:

— Ступай же, разведи костер!

Углю не понравилось, каким тоном он это сказал. Пускай сам идет и разводит костер. А он тем временем займется кое-чем другим — у него возникла одна мысль, которую нужно проверить.

— Костер придется тебе разжечь самому, — сказал он как можно спокойнее. — У меня есть другое дело.

Арн поднялся, с угрожающим видом сощурив глаза:

— Слишком ты много себе позволяешь, как я посмотрю! Не забывай, что ты раб!

Угль, не шелохнувшись, смерил Арна взглядом. Он был уверен, что, если дойдет до драки, он с ним справится.

— Ты позволяешь себе еще больше. Не забывай, что нам с тобой никуда друг от друга не деться и надо вместе постараться не пропасть.

Арн как-то съежился, потом отвернулся и стал смотреть в сторону.

— Собери в кучу побольше сухой травы и хворосту, — продолжал Угль, — да поищи засохшего мха. Бревна под золой, наверно, еще тлеют, и, если их поскрести, можно раздуть огонь и запалить мох. Я ухожу, но скоро вернусь, и, надеюсь, я кое-что принесу.

И Угль ушел. Он спустился лесом к фьорду, а потом двинулся вдоль берега на восток. Дело в том, что он вспомнил про лодочный сарай. Напавшие на них викинги наверняка не тронули его, потому что он стоит несколько в стороне от дороги, ведущей в селение. Углю никогда не приходилось бывать в лодочном сарае, он только издали на него смотрел. Но он видел, как мужчины работали возле него, когда строили новый корабль, и вполне возможно, что там сложены их орудия. Каждую зиму, прежде чем фьорд покроется льдом, корабль затаскивали в сарай, так что там может оказаться немало всяких вещей, которые им с Арном пригодятся. Да хоть бы топор найти, чтобы было чем срубить молодые деревья, нужные для постройки хижины!

Вот наконец и сарай. Он был целехонек, а двери плотно закрыты — значит, его и правда не тронули. Не так легко его было заметить — он ведь врыт в прибрежный песок и лишь крыша чуть возвышается.

Подобрав с земли камень, Угль выбил из запора колышек и широко распахнул двери. В сарае была темень хоть глаз выколи, а воздух сырой и затхлый. Но постепенно Угль привык к темноте и стал кое-что различать. Вдоль стен свалены какие-то вещи, но что именно, не видно. Небось всякий хлам. Делать нечего, придется все по штучке перебрать. Он опустился на колени и стал ощупью продвигаться вперед. Больше всего здесь было обрубков дерева и обрывков каната; среди них попадались и длинные куски, такие, что их еще можно будет для чего-нибудь использовать. Но вот пальцы Угля натолкнулись на деревяшку, по форме выделявшуюся среди других. Это была гладкая круглая палка. Выудив ее из кучи, он понял, что это сломанное древко копья, на конце его уцелел заржавевший наконечник. Угль ликовал: ведь если еще немножко укоротить древко и хорошенько заточить наконечник о камень, получится прекрасный нож, а нож им будет нужен на каждом шагу. И все же сейчас нужнее всего, пожалуй, топор.

Угль чуть не закричал от радости, когда и топор наконец нашелся. Он лежал в дальнем углу вместе с большими молотками и клиньями, смазанный толстым слоем свиного сала, предохранявшего его от ржавчины. Правда, это был не настоящий топор, а плотничье тесло, каким пользуются при постройке корабля, но, если приноровиться, им можно рубить и деревья, только не слишком толстые.

Пробираясь обратно к дверям, Угль обнаружил у другой стены какой-то длинный темный предмет. Он опять опустился на колени и пощупал. Что-то мягкое, но довольно упругое. И влажное. Он провел рукой по поверхности. Похоже на огромную колбасу. И вдруг его осенило: да это же парус! Угль улыбнулся — теперь Арну будет чем прикрыть свою наготу. Он ведь требовал добыть ему какую-нибудь одежду — вот, пожалуйста! Здесь хватит и на одежду для Арна, и даже на одеяла, чтоб укрываться по ночам. Ткань, конечно, слегка подопрела, лежа в сыром сарае, но, если просушить ее как следует на солнце, она еще прекрасно послужит. Он ухватил руками сверток, попробовал сдвинуть его с места, но тут же отпустил. Тяжело. Пускай Арн ему поможет.

Взяв топор, копье и несколько обрывков каната, Угль пошел обратно.

Арн поднялся на ноги лишь после того, как Угль скрылся в лесу. Он был в растерянности, не зная, как ему себя вести. Никогда прежде он не задумывался, почему рабы повинуются приказаниям. Просто повинуются, и все. А тут вдруг один из них, к тому же мальчишка, не желает повиноваться. Это неправильно. Должен ведь соблюдаться закон и порядок. Но как же все-таки быть, если Угль откажется подчиняться и будет и впредь делать, что ему заблагорассудится? Как его наказать? Побить? Страшно, потому что Угль, наверно, сильнее его, вдруг он даст сдачи? Если уж он осмелился не подчиниться приказанию, он, конечно, и сдачи дать не побоится.

У Арна голова шла кругом от этих неразрешимых вопросов. Нехотя начал он рвать сухую траву, потом отыскал на старом, морщинистом дубе немного засохшего мха. Хвороста в лесу было полно, и, собрав все в охапку, он побрел туда, где еще вчера стояло селение.

Все было так, как сказал Угль. На месте его дома над грудами обрушившихся толстых бревен по-прежнему вились струйки дыма. Земля и покрывшая ее зола были еще горячие и обжигали Арну босые ноги, поэтому он выбрал бревно, конец которого дальше всех торчал в сторону. Уложив на земле сухую траву и хворост для костра, он зажал небольшой пучок травы в руке. Потом поскреб камнем обуглившееся бревно там, где оно дымило всего сильнее положил на это место засохший мох и стал осторожно дуть.

Вначале шел только дым, и Арн начал было злиться. Но вдруг белый язычок пламени лизнул мох, и он тотчас вспыхнул. Арн поспешно сунул в огонь пучок сухой травы и бросил загоревшуюся траву в приготовленный рядом хворост. Сверху он накидал обугленных чурок, и вскоре костер полыхал уже вовсю. Сам не зная почему, Арн был очень собою доволен. Когда пришел Угль, он сидел у костра, неподвижно глядя в огонь.

Глава 4

Угль еще издали почуял запах дыма и направился прямо к костру.

— Вот это здорово, — сказал он, подойдя ближе. — Теперь у нас, по крайней мере, есть огонь. А я, смотри-ка, что нашел! — весело продолжал он и, бросив Арну обрывки каната, вытянул вперед обе руки, в которых держал сломанное копье и топор.

— Где ты это взял?

Арн был явно изумлен, однако в голосе его слышалось возмущение и чуть ли не угроза.

— В лодочном сарае. Там, наверно, и еще много чего найдется. Только темень такая, что пришлось пробираться ощупью. Но теперь-то у нас есть огонь, так что мы можем пойти туда с факелом.

Угль был доволен и горд своей находкой и не придал значения неприязненному тону Арна.

— Откуда ты знал, что в лодочном сарае есть и копье о топор?

— Откуда знал? Да ничего я не знал. Но чтобы построить дом, нам нужен топор, а когда строят корабль, то тоже работают топором, вот я и подумал, что, может, найду его в сарае.

— Ну, а копье? Что же, и его ты нашел в лодочном сарае?

— Да, конечно. Оно валялось в куче хлама. Но ты погляди: если укоротить древко и заточить наконечник, у нас будет прекрасный нож.

— Не верю я тебе. Это копье небось было у тебя где-нибудь припрятано.

— То есть как это?

— Ты что, не знаешь, что рабу не положено носить оружие? Давай их сюда — и топор и копье!

Угль почувствовал, как в нем разливается ярость. Он сжал копье и топор так крепко, что ладоням стало больно, а радостная улыбка исчезла с его лица.

— Возьми, — процедил он сквозь зубы, чувствуя, что у него перехватило дыхание. — Возьми, если сможешь! И если посмеешь!

Сердце его бешено колотилось, и он сам не знал, отчего оно больше колотится — от ярости или от ужаса. Ужаса перед тем, что он сделал: взбунтовался, восстал против свободного человека.

Арн по-прежнему сидел на земле и не мигая смотрел на Угля. В глазах у него были страх и изумление. Страх, потому что он уже не сомневался, что Угль сильнее, к тому же в обеих руках у него оружие. Изумление, потому что он никогда еще не слышал, чтобы раб возражал или отказывался повиноваться. Даже взрослые рабы всегда его слушались, что бы он им ни приказал. А тут этот Угль, мальчишка! И он не только отказывается повиноваться, он еще смеет угрожать!

Да, раньше он не задумывался, почему рабы повинуются господам. То есть он, конечно, знал почему. За ослушание их наказывают. И наказывают очень жестоко. Порют, а то и убивают. Но как ему наказать Угля? Отлупить его он не может. Он бы, пожалуй, сумел его убить, если бы захватил врасплох. Но кто тогда будет работать? Где он возьмет себе нового раба? Ведь отец со своими дружинниками вернется домой только осенью.

Арн был в замешательстве. Нужно как-то выйти из глупого положения, не теряя достоинства.

— Ладно, можешь оставить их себе. — Он старался говорить спокойным и безразличным тоном. — Все равно ведь тебе придется ими пользоваться, когда ты будешь строить хижину и добывать еду.

Угль продолжал молча на него смотреть. Потом медленно распрямился — до того он стоял, настороженно пригнувшись, — повернулся к Арну спиной и, не оглядываясь, зашагал прочь. Сердце его стало постепенно биться ровнее, но в голове без конца вертелись одни и те же мысли: как и почему человек становится рабом или вождем, по-здешнему хевдингом? За этими размышлениями он не заметил, как дошел до тех четырех молодых дубков, которые еще раньше присмотрел для постройки хижины.

Немногочисленные боковые отростки, отходившие от тонких стволов, он удалил без всякого труда, зато потом изрядно повозился с пятым деревом, которое необходимо было срубить, иначе оно оказалось бы посреди дома. Тесло было не приспособлено для такой работы, потому что лезвие его расположено перпендикулярно топорищу. Древесина у дуба твердая и упругая, и Углю приходилось все время следить, чтобы топор не соскользнул с дерева и не поранил ему ногу. В конце концов он догадался стать спиной к стволу и, расставив ноги пошире, рубить у себя между ног.

Дубок он повалил, но остался пень, и это очень не нравилось Углю: пень постоянно будет мешать, если останется торчать посреди дома. Ладно, ничего, надо будет разложить вокруг него костерок, он и сгорит. Но с этим можно повременить. Сейчас главное — сделать укрытие для ночлега.

И вообще возня с дубами ему порядком надоела, поэтому он перекинул топор через плечо, взял в руку сломанное копье и начал было спускаться вниз по лесистому склону к тому месту, где, он знал, росли молодые березки. Но тут ему пришло на ум, что, когда придется тащить обратно рубленные березки, копье ему будет только обузой. Бросив взгляд в сторону сожженного селения, где, вероятно, еще сидел Арн, он зашел за старый, засохший дуб и спрятал копье в развилине дерева. Не забыть бы найти острый кремень, чтобы обрезать сломанное древко. А еще надо будет найти кусок гранита, чтобы заточить лезвие. И тех и других камней на берегу полно, было бы только время. Покамест, похоже, все заботы легли на его плечи, а за всем сразу не угонишься.

Но нет, Арну все же придется взяться за ум. Насколько было бы легче, если бы они работали вместе!

После того как он одолел дуб, валить стройные березки было одно удовольствие. Вскоре шесть длинных тонких деревьев лежали на земле, больше ему все равно не утащить за один раз. Обрубить тоненькие веточки не составило труда, и немного погодя Угль уже направлялся домой. Он усмехнулся про себя, заметив, что думает о четырех дубках как о «доме». Но ведь другого дома у него теперь нет — только и есть, что эти четыре дубка.

Был полдень, и солнце пекло вовсю. Время от времени Угль бросал жердины наземь, чтобы передохнуть и отереть пот со лба. На полпути он вдруг вспомнил про старый парус в лодочном сарае. Не мешало бы вытащить его и просушить на солнце и на ветру. Он оставил срубленные березки и с топором в руке побежал к фьорду. На берегу он швырнул топор на землю и как был, не раздеваясь, кинулся в воду. Одежды на нем было всего ничего, на солнце она мигом высохнет.

Зайдя достаточно глубоко, он поплыл, нежась в прохладной воде, обтекавшей его тело. Он уплывал все дальше от берега, забирая немного в сторону, и вскоре оказался на ракушечной отмели. Вода здесь доходила ему лишь до пояса, и, нагнувшись, он вытащил полную пригоршню ракушек. Самые мелкие вполне можно было разгрызть зубами, и, добравшись до содержимого, он наслаждался свежим вкусом мидий и соленой воды. Обычная пища рабов, но ему она нравилась.

Потом он через голову стянул с себя рубаху, сделал из нее узел и наполнил его ракушками. С этой добычей он отправился обратно к берегу.

Топором разбивать раковины было неудобно, поэтому Угль клал их на плоский камень, а другим, круглым, бил. Если бить аккуратно, то раскалывается только верхняя половинка, а мидия остается в нижней, и ее можно выедать оттуда зубами. Он раскалывал по несколько штук, а потом все сразу отправлял в рот. Чтобы насытиться мидиями, съесть нужно довольно много.

Наевшись, Угль развалился на песке, прожарился как следует на солнце и только после этого пошел к лодочному сараю. Ощупью нашарив в темноте свернутый парус, он с трудом выволок его на свет. Оказалось, что парус лежал не на земле, как он предполагал, а на камнях, поэтому он не так уж сильно сопрел.

Угль разостлал его на песке, придавив по краям большими камнями, чтобы не сдуло ветром. Парус был большой и соткан в широкую синюю и белую полоску. Когда-то он был, вероятно, очень красивый, теперь же от сырости покрылся пятнами плесени и во многих местах продырявился. Но какое это имело значение! Все равно это было бесценное сокровище, таившее в себе неисчислимые возможности. Неожиданная удача среди всех постигших их несчастий.

С минуту Угль размышлял, почему такой хороший парус оставили лежать в сарае, даже если им нельзя больше пользоваться. Материя ведь стоит дорого. Непонятно, но что зря голову ломать, важно, что он есть, парус, вот он лежит. Его хватит и на одежду им обоим, и на то, чтоб укрываться по ночам, хотя под ним будет, конечно, не так тепло, как под шкурами. Но сейчас лето, парус и очаг с успехом защитят их от дождя и холода. А к началу зимы вернется из похода дружина.

Довольный и сытый, Угль поднял топор и зашагал туда, где он оставил березовые жерди. Свою стычку с Арном он уже забыл. Почти забыл.

После ухода Угля, Арн долго сидел у костра неподвижно. Лишь услышав, как Угль рубит дуб, он словно очнулся и пришел в себя. Мир, в котором Арн вырос, в котором он прожил всю жизнь, дал трещину. Чего можно ждать, если рабы выходят из повиновения? Если они начинают прекословить? Или даже осмеливаются угрожать? Свободный человек рожден повелевать, раб же — молчать и повиноваться. Почему это так, он не задумывался. Просто впал, и все. И знал, что сам он свободный, а Угль раб и что это положение измениться не может.

Или может?

Он вспомнил о своей матери и о сестре, о других женщинах, которых сегодня ночью схватили и увезли. Сейчас они плывут на чужом корабле. Какая же участь их ожидает?

Арн прекрасно знал, что ожидало тех людей, которых привозили из походов в его селение. Они становились рабами, как только ступали на землю. Таков был обычай, откуда же иначе возьмутся рабы? Рабы — это всегда другие, чужие люди.

Но теперь его вдруг взяло сомнение. Может, у себя на родине они были свободными? И то, что они становились рабами, лишь дело случая? Может, и его мать и сестру тоже обратят в рабство?

До этой минуты он верил, что стоит только отцу вернуться, и привычный порядок жизни будет восстановлен. Ночные захватчики получат по заслугам, а увезенные женщины и рабы вернутся домой.

Но теперь эта надежда сильно поколебалась.

Откуда приплыл тот корабль? Как найти мать и сестру? Из его селения рабы никогда не возвращались к себе домой. Некоторых из них продавали, других приносили в жертву богам во время больших праздников…

Арна вдруг зазнобило, хотя он сидел у костра, под жарким солнцем. Он встряхнулся, точно собака, вылезшая из воды, и отогнал прочь печальные мысли.

Со всем этим он разберется позже. Сейчас важнее решить, что делать с Углем. Как поставить его на место? Как принудить его повиноваться, чтобы он, Арн, сын хевдинга — предводителя викингов, — мог утвердить свое законное право?

Если бы его отец был здесь, тогда бы, конечно, сила была на его стороне.

Впервые в жизни до сознания Арка дошло, что между силой и правом существует какая-то связь. Но он был слишком юн и слишком сбит с толку всем происшедшим, чтобы додумать эту мысль до конца. И слишком неопытен, чтобы она могла его чему-то научить.

К тому же у Угля есть оружие. Это тоже против всяких правил. И он не посмел отобрать его, когда Угль предложил: «Возьми, если посмеешь!» Воспоминание об этом жгло Арна, не давая ему покоя. Он не посмел! Но он должен завладеть оружием любой ценой. Если понадобится, он убьет Угля.

Арн сидел у костра, пока не проголодался. Потом он подкинул в огонь несколько обуглившихся бревешек и пошел в лес, где в развилине дерева лежал подгорелый окорок.

Глава 5

Отыскав мясо, Арн уселся под деревом, привалившись спиной к стволу. Острым камнем он соскреб почерневший верхний слой и оторвал зубами большущий кусок. Мясо было сухое и волокнистое. У Арна даже челюсти заныли, и ему захотелось пить.

В роднике воды сколько угодно, но ходить туда каждый раз, как захочется хлебнуть глоток, целое дело. Хорошо бы иметь кадку или чан, чтобы Угль раз или два в день приносил воду.

Он вспомнил, с каким грохотом прошлой ночью разбился об пол глиняный горшок. Может, среди угольев возле бывшего очага удалось бы найти какой-нибудь подходящий сосуд? Глиняная посуда ведь не дерево, не горит в огне. Надо будет пошарить. Только пока слишком горячо ходить по пожарищу да и опасно. Собственно, это работа как раз для Угля — кому, как не ему, рыться в угольях. Арн даже повеселел от придуманной шуточки.

Когда он наконец насытился, мяса осталось совсем немного. Ему только-только хватит еще на один раз. А сейчас всего лишь полдень, и Угль еще не ел. Он небось надеется…

Арн быстро огляделся по сторонам. Потом встал, взял мясо и шмыгнул в лес. Когда он вернулся и сел на прежнее место, окорок был надежно припрятан. Но в голове у Арна уже закопошились мысли о том, чем он будет кормиться завтра, и послезавтра, и все время, пока корабли его отца не вернутся из похода. Он привык к тому, что может в любую минуту утолить голод, что еды всегда вдоволь. А теперь ее вдруг не стало.

Мир Арна дал еще одну трещину. Все, что раньше было иким простым и доступным, неожиданно стало трудным. Он не был приучен заботиться о еде, одежде или крыше над силовой. Этим занимались другие. Он же был приучен приказывать и требовать повиновения. Но для этого нужно, чтобы было кому приказывать и от кого требовать повиновения. А у него теперь есть только Угль, который и не думает ему повиноваться.

Неужели он должен будет сам беспокоиться о еде? Неужели придется самому варить себе кашу и печь хлеб? Но как это делается? Он представил себе, как рабыни мелют зерно. Это происходило у него на глазах, он видел это каждый день, но никогда по-настоящему не присматривался. Знал, что зерна размалывают и отруби отсеивают, но сам ни разу не пробовал это делать. И, конечно, он знал, что, когда пекут хлеб, муку смешивают с водой, но сколько нужно муки и сколько воды?

Это была работа для рабов или для женщин. Чтобы он сам стал… Ну уж нет! Пусть этим занимается Угль. Да, но если Угль откажется, как он отказался отдать ему оружие? И потом, откуда взять зерно? Оно же сгорело вместе с домами.

У Арна вдруг защипало в глазах, он готов был зареветь. От страха и от злости. И от сознания своего бессилия.

Кстати, куда девался Угль? Уж не сбежал ли? Случалось, что рабы пытались бежать, но чаще всего их ловили. Если не тот, кому они принадлежат, так кто-нибудь другой непременно поймает. Раба ведь сразу видно: он и ходит иначе, и одет по-другому, гораздо хуже свободного человека. И волосы у рабов по большей части темные, а то и совсем черные, потому что их привозят с юга, а там все такие.

Нет, Арн не верил, что Угль мог сбежать. Он ведь только что срубил дерево. Зачем ему это понадобилось, неизвестно, но не будет же человек рубить дерево, если он собирается бежать. Небось пошел на берег. Может, опять к лодочному сараю. Он ведь говорит, что там нашел копье и топор. И, скорее всего, так оно и есть. Топор-то уж точно именно такой, каким пользуются при постройке корабля. Арн сразу увидел, что это тесло. И зря он тогда затеял этот разговор с Углем. Держал бы язык за зубами, не произошло бы стычки между ними. Но очень уж непривычно видеть раба с оружием. И потом, ему было досадно, что не он вспомнил про лодочный сарай.

Арн встал и побрел к фьорду, посмотреть, где там Угль. Нужно ведь заставить его соорудить какое-никакое жилье до того, как стемнеет и станет холодно.

Они встретились в лесу. Угль тащил топор и шесть березовых жердей. Ни один из них не произнес ни слова, но Арн остановился, пропустил Угля и поплелся следом за ним.

Возле четырех дубков Угль бросил жерди на землю. Не выпуская из рук топора, он сел и, отдуваясь, вытер потное лицо. Потом стащил с себя рубаху. Она пропотела насквозь, и он закинул ее на ветку, посушиться. Сейчас-то в рубахе не было никакой надобности, зато ночью в ней будет в самый раз. Угль бросил беглый взгляд на Арна. Тот, как убежал прошлой ночью из дома, так и ходил нагишом. Он наверняка обрадуется хорошему куску парусины, в который можно закутаться ночью, но только придется ему это заслужить.

Передохнув, Угль встал и поднял березовую жердь. На уровне чуть выше своей головы он уложил ее между двумя дубами так, чтобы она держалась на их сучьях. Получилось немножко криво, но это неважно — крышу все равно надо будет делать покатой, чтобы дождевая вода сбегала по ней на землю, а не просачивалась внутрь, заливая хижину. Убедившись, что жердь держится более или менее прочно, Угль взял топор и отправился к разведенному Арном костру. Обрывки каната, которые он еще утром кинул Арну, так там и валялись — Арн не понял, что они могут пригодиться. Угль аккуратно их все собрал и подбросил в костер несколько поленьев. На обратном пути он успел рассучить канат на тонкие и довольно длинные веревки. Можно бы, конечно, разорвать на полоски парус, но парусина пригодится им для другого. И Угль принялся накрепко привязывать березовую жердь к дубам.

Арн сидел и смотрел, как Угль одну за другой прилаживал между двумя дубками три березовые жерди: первую — на уровне головы, вторую — совсем низко, у самой земли, и, наконец, третью — в промежутке между ними. При этом он постоянно следил, чтобы топор был у него под рукой. Покончив с жердями, он взял топор и пошел в лес, но на этот раз в противоположную фьорду сторону, где рос орешник. Ему нужны были длинные, ровные и гибкие прутья орешника. Много-много таких прутьев.

Арну довольно трудно было усидеть на месте, наблюдая за Углем. У него руки чесались поработать вместе с ним. Но это было противно всему, чему его учили. Работать должны рабы. Нельзя трудиться наравне с рабами, это унижает достоинство свободного человека.

Но строить хижину так увлекательно! Пожалуй, Арн даже завидовал Углю. Лучше бы вместо Угля спасся еще один сын свободного — все было бы проще, они могли бы работать вместе. Правда, тогда у него не было бы раба…

В душе Арна царило смятение. Мальчишеская страсть строить шалаши и извечная человеческая потребность создавать себе надежные убежища боролись в нем со всем тем, что он привык считать нормальным и правильным. Эта происходившая в Арне внутренняя борьба была отражением борьбы господ с рабами. Всегдашней борьбы права и власти со здравым смыслом.

В конце гонцов Арн придумал, как ему быть.

Когда Угль некоторое время спустя вернулся с полной охапкой прутьев орешника, возле будущей хижины горел небольшой костерок. Земля вокруг него была расчищена — освобождена от травы и хвороста, чтобы огонь не расползался, — а рядом лежало несколько обуглившихся бревен. Прекрасное топливо, во всяком случае совсем сухое.

У костра сидел Арн. Он был в саже с головы до ног. А рядом с ним лежали три окорока, такие же, как тот, что утром нашел Угль. Похоже, Арн основательно поработал.

— Вот огонь. А вот еда, — сказал Арн. Видно было, что ему нелегко дались эти слова.

Угль в ответ только кивнул. Он бросил на землю свою ношу, сел к огню и начал есть. Не потому, что он сильно проголодался, — во-первых, было слишком жарко, во-вторых, он подкрепился мидиями, — но он все же отодрал зубами и сжевал несколько кусков сухого, жесткого мяса. Не такой он человек, чтобы оттолкнуть протянутую ему руку.

Поев, Угль принялся заплетать орешником березовые жерди, так что получалась как бы вертикальная решетка из прутьев. Поколебавшись, Арн присоединился к нему. Они работали в полном молчании. Топор лежал между ними.

Им оставалось вплести с десяток прутьев, когда Угль вдруг поднял топор и исчез в лесу. Арн, сдвинув брови, поглядел ему вслед, потом приладил оставшиеся прутья и улегся на траву.

Немного погодя он увидел, что Угль возвращается, да так и подскочил, а внутри у него все похолодело. В левой руке Угль держал топор, а в правой — копье. Первой мыслью Арна было: «Бежать!» Но он словно оцепенел и не мог шевельнуть ни одним членом. В голове мелькали рассказы о том, как рабы убивали своих господ.

Не дойдя до Арна шагов двадцать, Угль занес руку с копьем. Арну казалось, время движется ужасающе медленно.

Но вот Угль наконец метнул — и копье вонзилось в землю на порядочном расстоянии от Арна. Было очевидно, что оно брошено не в него, а ему.

— Бери, и пошли со мной, — сказал Угль. — Нам надо успеть до вечера нарезать побольше тростника. И, кстати, тебе не мешает помыться.

С этими словами он повернулся и не спеша пошел к фьорду.

Арн поднялся совсем ошалелый. Тело по-прежнему плохо его слушалось, а сердце стучало так, что даже в висках отдавалось. Он шагнул и поднял с земли копье. Угль шел, не оборачиваясь, спокойно и беспечно.

Арну вдруг стало ужасно стыдно, он сам толком не понимал почему. И он побрел следом за Углем.

Глава 6

В молчании спустились они на берег. Арн зашел в воду, чтобы смыть с себя сажу, и Угль сразу же принялся резать тростник. Отмывшись, Арн стал ему помогать.

Тростника здесь хватало, но в тех местах, где он рос, почва была топкая, илистая, и мальчики после каждого шага с трудом вытаскивали ноги. Что тупое и ржавое копье, что топор мало подходили для резки тростника, поэтому дело подвигалось туго. Попробовали они рвать руками, но из этого совсем ничего не вышло. Стебли были слишком упругие и не ломались, а острые, жесткие листья ранили пальцы.

Каждый раз, как кто-нибудь из них вытягивал ногу из ледяной трясины, разносился резкий, отвратительный запах болотного газа. Угль работал и думал о том, что тростник лучше заготавливать зимой — земля замерзает и не проваливается под ногами. Лучше-то лучше, да им выбирать не приходится. Ничего не поделаешь, раз надо, так надо. Не хотят мерзнуть — значит, будут здесь работать и завтра, и послезавтра, и еще много дней, пока не нарежут столько, сколько требуется. Если б сегодня нарезать хотя бы на половину той стенки в хижине, которую они начали делать, он был бы уже доволен. Но он надеялся, что у них останется еще и по охапке на подстилку, ночью ведь холодно спать на голой земле. Слой тростника, а сверху немного сухой травы да еще кусок парусины, чтобы завернуться, — чего больше желать! Он привык к гораздо худшему.

Угль украдкой взглянул на Арна: ну, как ему эта работа? Арн трудился на совесть, хотя дело было для него непривычное. Наверно, не хочет отстать от раба. А может, понимает, что лучше все-таки иметь какое-то укрытие на ночь, у него ведь даже одежды нет. Угль ухмыльнулся. Хоть он и не считал, что Арн это заслужил, он все-таки с радостью ждал той минуты, когда покажет ему найденный в сарае парус.

День близился к вечеру, когда они наконец остановились. Собственно, вечер уже наступил, но солнце еще не село, хотя оно прошло самую западную точку и теперь перемещалось к северу.

— Все, кончаем, — сказал Угль. — Нам же надо еще успеть заплести стенку, пока не стемнело.

Это были первые слова, произнесенные за время их работы на берегу. Арн-то был бы не прочь поболтать, но не знал, как начать разговор. О чем можно разговаривать с рабом? А Угль привык держать язык на привязи.

— Мы и так уже много нарезали, — отозвался Арн. — Хорошо, если унесем за два раза.

Они отмыли ноги, и Угль снова надел на себя свои лохмотья. Сейчас он был им рад. Они все же защищали его тело от острых листьев, когда он нес в охапке тростник. А вот Арну пришлось худо. Он был весь в царапинах и порезах, а кое-где даже выступили капельки крови. Да, им обоим нужна одежда, и здесь их тоже выручит парус. Угль уже почти придумал, как именно они ее будут шить.

Они сложили тростник у четырех дубков и сразу же отправились за остальным. Но все захватить им не удалось. Когда они спустились к фьорду в третий раз, Угль взял в руку копье.

— Пошли, — сказал он и зашагал вдоль берега в сторону лодочного сарая.

Арп постоял, недоуменно глядя ему вслед. Потом побежал вдогонку.

— А куда мы идем? — спросил он.

— Я хочу тебе кое-что показать. Это здесь близко.

И они пошли дальше. Сами того не зная, они думали в эту минуту об одном: первый раз они идут рядом, бок о бок.

Увидев разложенный на песке парус, Арн подпрыгнул и громко завопил. Потом бегом бросился к нему, упал на колени и потрогал, не веря своим глазам.

— Где ты его раздобыл? — Лицо Арна светилось радостным изумлением.

— В лодочном сарае. Он лежал там свернутый на камнях.

— Вот это да! Это же… это просто… — Арп не находил слов, чтобы выразить свой восторг.

— Вот именно! Это просто клад. Так что ночью ты не замерзнешь.

Угль рассмеялся. Впервые за долгое время. Он смеялся от гордости за свою находку и еще оттого, что у Арна было такое изумленное лицо.

— Мы разорвем его надвое, — с жаром заявил Арн. — Тогда у каждого будет по половине, чтобы ночью как следует закутаться.

— Нет, — сказал Угль, — так не пойдет.

— Что значит «не пойдет»? — В голосе Арна опять появились нотки раздражения, которые Угль сегодня уже слышал. — Это, между прочим, парус моего отца. Не нравится — вообще ничего не получишь.

— Получу, будь уверен. — Угль изо всех сил старался остаться спокойным. — Знаешь, давай лучше сразу договоримся, что парус этот — наш, общий. Закутываться ночью в целую половину вовсе не обязательно. А вот одежда на случаи холодов пам нужна обязательно. Но из чего же ее шить, если не из паруса? А останутся еще куски, так тоже наверняка для чего-нибудь пригодятся.

Всякий раз, как Угль начинал прекословить, Арна охватывал гнев. Да что он о себе мнит, этот раб? Распоряжается, принимает решения, мало того — отдает приказания! А он, Арн, должен делать, что ему велят! Ему даже страшно становилось. Откуда у этого раба такая власть?

Но когда Угль заговорил про одежду, мысли Арна приняли другое направление. Как он сам-то до этого не додумался? Вот досада! Ведь это же так ясно. Может, потому он против своей воли и повинуется Углю? Потому что Угль постоянно думает, потому что он все делает правильно. Он догадался заглянуть в сарай, он первый нашел мясо, он сообразил насчет костра, пока еще не было поздно, и он же начал строить хижину, чтобы им было где укрыться ночью.

Гнев Арна постепенно растаял, и на лице появилось смущение.

— Прости, — тихо пробормотал он, отводя глаза в сторону.

Он не очень понимал, за что он просит прощения, но другие слова как-то не пришли ему в голову.

— Держи покрепче за край, чтобы он натянулся, — вместо ответа сказал Угль. — А я попробую надрезать кромку копьем. Если получится, тогда мы легко разорвем его на части. Как ты думаешь, какой ширины должен быть кусок для одеяла?

Арн был рад, что Угль словно пропустил мимо ушей его «прости». Вскоре они оба с головой ушли в разрешение сложного вопроса насчет ширины одеяла.

Когда они оторвали от паруса два куска, Угль огляделся вокруг.

— Нам нужны острые камин, которыми можно резать, — сказал он. — И еще надо найти камень, которым можно точить копье и топор. Тут их полно, всяких, давай поищем подходящие.

Долго искать им не пришлось. Положив на валун несколько больших кремней, они раскололи их другим камнем. Получилось много острых осколков. Угль отобрал покрупнее и поострее и бросил их на отрезанный кусок парусины, а потом связал его концами и перекинул через плечо. Арн взял в одну руку кусок мелкозернистого гранита, в другую — второй кусок парусины. Но им надо было еще захватить по дороге оставшийся тростник. Они сложили его на одеяло Арна, сверху положили одеяло с камнями, топор и копье, взялись за углы и таким образом, как на носилках, доставили все домой, к четырем дубкам и костру.

Глава 7

Приближалась ночь, и в воздухе чувствовалась легкая прохлада. Мальчики усердно трудились. Взяв пучок тростника толщиной с канат, они вплетали его в решетку из прутьев орешника. Начали они снизу и шли вверх, стараясь плотнее прижимать пучки один к другому, чтобы стена могла стать надежной защитой от дождя и ветра. Угль нарочно начал с западной стены, потому что ветры чаще всего дули с запада.

Работа шла споро. Высота стенки достигала им уже до колен, а тростника еще осталась порядочная куча. Угль встал и потянулся, расправляя занемевшую от согнутого положения спину, а потом пошел подложить дров в костер.

— Тс-с! — прошептал он вдруг и добавил вполголоса: — Дай-ка мне копье.

Арн повернул голову и взглянул на него вопросительно.

— Дай копье! — повторил Угль. — Живее!

Арп осторожно встал, поднял копье, лежавшее возле кучи тростника, и, опасливо озираясь, на цыпочках пошел к Углю. Что он такое увидел? Уж не вернулся ли чужой корабль?

Угль стоял неподвижно и как будто прислушивался. Когда Арн приблизился к нему, он, не оборачиваясь, протянул руку и взял копье.

— Тише, — шепнул он. — Слышишь?

Арн тоже застыл на месте и прислушался. При мысли о свирепых чужих воинах его мороз продрал по коже, Но зачем им возвращаться? Все ведь сожжено и разрушено.

Вначале он слышал только стук собственного сердца да звон в ушах. Но вот он различил слабое шуршание. Снова тишина, и снова шуршание, и тут вдруг в стороне раздался глубокий, нежный свист черного дрозда, который все заглушил. Пение птицы звучало красиво и чуть печально, но Арна только зло разобрало. Заткнулась бы лучше, из-за нее ничего не слышно! Хотя ему было холодно, его прошиб пот. Он вспомнил про топор, по не решился двинуться с места.

Взглянув на Угля, он с удивлением обнаружил, что тот вроде ничуть не испуган и даже не взволнован. Просто стоит и прислушивается, сосредоточенно глядя прямо перед собой.

— Что там такое? — шепотом спросил Арн.

— Тс-с! — шепнул Угль и предостерегающе поднял руку.

Сделав несколько шагов вперед, он опустился на колени, и Арн тоже невольно пригнулся.

Черный дрозд на минуту умолк, и Арп теперь уже отчетливо услышал шуршание. Оно приближалось, но шагов слышно не было, только все более явственно шуршали сухие палые листья.

И вдруг Угль вскинул руку с копьем. Но копье он держал не так, как если бы хотел его метнуть. Скорее похоже было, что он нацелился им ударить.

И он действительно резко ударил куда-то в траву.

Потом еще и еще раз! Наконец он спокойно поднялся на ноги.

Арн бросился к нему:

— Что это?

— Наш завтрашний обед. — Угль засмеялся, указывая копьем.

Арн посмотрел. В траве лежал еж.

— Уф! — Арн вытер пот со лба, чувствуя, как расслабляются все мускулы. — А я уж… это… Разве ежей едят?

— Все можно есть, когда голод одолеет, — ответил Угль. — Побудешь рабом, так и это узнаешь. А у ежа, между прочим, мясо довольно вкусное.

Угль наклонился, подсунул руку ежу под брюшко, чтобы не уколоться, и понес его к костру.

— Давай еще немножко поплетем, — предложил Арн. — А то тростник высохнет и перестанет гнуться, тогда с ним будет труднее.

Угль кивнул и бросил на Арна одобрительный взгляд. Может, парень не такой уж дурной и беспомощный, как ему показалось. Конечно, он здорово перетрусил из-за этого ежа — он даже чуть не проговорился, но откуда ему было знать, для чего понадобилось копье. И он хорошо поработал, когда они резали тростник. А теперь вот предлагает доплести стенку. Может, они еще поладят.

Угль вдруг почувствовал, что смертельно устал. Такая ужасная была ночь и такой тяжелый день. Опустившись на колени, он принялся вплетать тростник между прутьями орешника.

Когда тростника осталось чуть больше, чем нужно для подстилки, Угль взял кусок гранита, который они принесли с берега, и сел на траву точить копье. Возни с ним будет немало, потому что оно основательно проржавело.

Арн продолжал заплетать стенку. Она доходила ему уже чуть ли не до пояса. Под конец он уложил оставшийся тростник двумя кучками у самой стены, тщательно разровнял их и бросил сверху по куску парусины. Только после этого он подошел и сел рядом с Углем.

Они долго сидели молча. Разделявшее их расстояние было по-прежнему столь велико, что просто так взять и начать разговор казалось немыслимым. На смену летнему вечеру скоро должна была прийти ночь, но было светло, и черный дрозд все еще пел свою песню. Нагревшаяся за день земля парила, и от этого воздух стал влажным и чуточку прохладным. Арна пробирала дрожь, и в конце концов он принес свое парусиновое одеяло. Усевшись поближе к костру, он закутался в парусину и опять стал смотреть, как Угль точит копье.

Все-таки этот раб начинал внушать ему уважение. До сегодняшнего дня Арн был уверен, что рабы способны лишь выполнять, что им велят. Но Угль весь день действовал самостоятельно. И весь день тяжко трудился. Да и сейчас продолжает трудиться.

Чувствуя, как болят у него все мышцы, Арн с содроганием думал, что же будет завтра, когда он проснется. А ведь он работал гораздо меньше, чем этот раб.

— Ты не устал? — спросил он наконец.

Угль взглянул на него удивленно:

— Устал. Просто до смерти!

— Что же ты не бросишь работу?

— Рабу положено работать, как бы он ни устал.

Угль отвечал совершенно спокойно, продолжая точить наконечник копья.

— Но тебя же никто не заставляет возиться с этим сейчас, — допытывался Арн.

— А он? — Угль показал на ежа.

— Что «он»? — Арн ничего не понимал.

— Нужно его выпотрошить, а то он к завтрашнему дню протухнет. Поэтому я должен заточить наконечник, чтобы было чем вспороть ему брюхо.

Ну конечно, все правильно. Арн был вынужден снова признать свое поражение. Сам-то он об этом не подумал.

— А как же иголки? — спросил он. — Не станем же мы есть его вместе с иголками?

— Это-то как раз самое простое. Завтра ты все увидишь.

Угль провел по лезвию большим пальцем и, похоже, остался доволен.

— Слушай, у нас тут торчит пенек. Может, ты обложишь его раскаленными углями из костра, пока я буду чистить этого зверя, — попросил он Арна. — Пенек за ночь сгорит, а нам будет теплее спать.

Арн встал и огляделся по сторонам, отыскал топор-тесло и, орудуя им, как лопатой, натаскал из костра головешек и уложил вокруг пня.

Угль тем временем разрезал ежу брюшко, вынул внутренности и дочиста выскреб его изнутри. Работа у него спорилась, она ведь была ему не внове.

Расправившись с ежом, он повесил тушку на дубовый сук.

— Вообще-то надо бы его как следует промыть, да неохота тащиться к фьорду или роднику, до того умаялся.

И он упал на свое тростниковое ложе и завернулся в парусину. Арн все тем же топором подгреб золу вокруг обоих костров, присыпал угли, чтоб огонь за ночь не потух, и тоже лег.

Сонным голосом Угль пробормотал:

— Знаешь, а ведь ты первый, кто меня спросил, не устал ли я, за те пять лет, что я был рабом!

Арн был ошарашен и не сразу нашелся, что ответить.

— Первый? — переспросил он наконец.

Но Угль уже спал.

А Арн лежал и думал. Что же такое сказал ему Угль? Что-то очень важное, но что именно? Какие-то слова, которые его поразили.

Ах да, вот какие слова: «…за те пять лет, что я был рабом». Но Углю ведь, наверно, уже четырнадцать, как и ему. Или, может, пятнадцать. А как же первые девять или десять лет?

Что же, рабами люди становятся, а не родятся? И, значит, его мать и сестра…

Ему непременно нужно в этом всем разобраться.

В конце концов Арн забылся беспокойным сном. За какие-то сутки привычный ему мир треснул по всем швам.

Глава 8

Проснулся Арн оттого, что солнечный свет бил ему в глаза. И, по-видимому, уже давно. Во всяком случае, солнце стояло уже довольно высоко в небе.

Арн потянулся и невольно охнул. Все тело у него болело. Он с досадой вспомнил про тростник, про илистую топь и ужаснулся при мысли о том, что опять чуть ли не целый день уйдет у них на резку тростника. Вчера он ни за что не хотел отстать от Угля, хоть это было трудно. Но что будет сегодня? Как бы не пришлось ему все же сдаться.

Угль… Арн лежал, раздумывая обо всем, что произошло за короткое время с момента внезапного нападения на их селение и до вчерашнего вечера, когда он на ночь присыпал костры золой. Впечатлений было столько, что у него все перемешалось в голове, но о чем бы он ни вспоминал, в центре всякий раз оказывался Угль. Похоже, что ему, несмотря ни на что, все-таки посчастливилось. И счастье его в том, что у него есть этот раб. Раб?

На память пришли вчерашние мысли, вызванные словами Угля: «…за те пять лет, что я был рабом».

Надо будет его порасспросить. Как-нибудь при случае.

А Угль все спал, измотанный вчерашним многотрудным днем и предыдущей бессонной ночью. Арн ему сочувствовал, но все же не мог удержаться от искушения его разбудить. Так неохота сидеть одному!

Перевернувшись на живот, Арн взял сломанную метелку тростника и кончиком ее осторожно провел по верхней губе Угля. Тот, не просыпаясь, досадливо отмахнулся.

Арн продолжал его щекотать, и в конце концов он пробудился, вялый, совсем не похожий на того деятельного и неутомимого Угля, каким Арн узнал его вчера. Он лениво потянулся, потер кулаками глаза. Потом прокашлялся и сплюнул. Судя по его виду, у него нигде ничего не болело. Просто он расслаб со сна.

— Доброе утро, — с улыбкой сказал Арн.

— Здорово, — буркнул Угль и зевнул во весь рот.

— Как тебе спалось в новом доме?

— Ничего. — Угль покрутил головой, стряхивая с себя остатки сна. — Я бы и еще повалялся. Да, кажется, уже поздновато, пора и честь знать, — сказал он, взглянув на солнце, ярко сиявшее над фьордом.

— Да, — сказал Арн. — Денек у нас будет — скучать не придется. Но только для начала неплохо бы поесть.

— Верно говоришь. И попить. У меня внутри все пересохло. Давай пожуем мяса, а потом сбегаем к роднику. Заодно и голову окунем. А то я все никак не проснусь.

— Давай! — Арн вскочил, принес кусок горелого мяса и вонзил в него зубы.

Это был самый длинный разговор из всех, какие они вели между собой. За ночь словно частично рухнула та стена, которая их разделяла и мешала нормально общаться друг с другом.

Угль неторопливо встал со своей подстилки и подошел к Арну.

— На, держи! И грызи на здоровье, — сказал Арн с полным ртом, бросая Углю окорок.

Тот поскреб копьем горелую корку, оторвал зубами хороший кус и попробовал его разжевать.

— Ну нет, — сказал он, — натощак такое не полезет, слюней не хватит. Пошли к роднику. Надо его немножко размочить.

— Ага, пошли. А то у меня уже челюсти заболели. Надо нам раздобыть какой-нибудь другой еды.

— Неплохо бы, — согласился Угль. — А эти окорока припрячем на черный день, когда совсем ничего не будет. Я уверен, что они не испортятся, таким лакомством мясные мухи и те не соблазнятся. Но на всякий случай можно завернуть их в листья белокопытника. Возле родника его много, надо прихватить на обратном пути.

— Вот если б еще прихватить с собой водички, — сказал Арн. — А то надоест таскаться туда и обратно каждый раз, как захочешь пить.

— Да. Жаль, что там нет деревьев, а то бы я обязательно построил хижину возле воды. Но, может, нам удастся раскопать на пожарище какой-нибудь горшок или кувшин?

— Это было бы здорово, — сказал Арн. — Но представляешь, как мы вывозимся, когда будем рыться во всех этих угольях.

— Наплевать, — сказал Угль. — Зря меня, что ли, прозвали Углем? Зато, если мы найдем горшок, нам и с едой будет легче: всегда можно будет что-нибудь сварить. Я умею готовить вкусную похлебку из зелени и всяких кореньев. Не каждый ведь день нам будет попадаться по ежу.

За разговорами они незаметно дошли до родника, бросились на землю и с жадностью принялись пить, Потом Угль окунул в воду голову и, отфыркиваясь, как лошадь, умыл лицо.

— Ух! — сказал он, вытащив наконец голову из родника и выпустив изо рта струйку воды. — Вот теперь я проснулся. Теперь и поесть можно.

Он отодрал зубами кусок окорока и окунул его в воду. Потом улегся на траву и стал жевать. Арн последовал его примеру. Так они и лежали, молча жуя жесткое мясо.

— Слушай, ты мидий любишь? — спросил Угль немного погодя.

— Мидий? Нет уж, спасибо! Ну их.

— А ты пробовал?

— Не пробовал, но я же их видел. На дне фьорда. А иногда мы разбивали их камнями и смотрели.

— Ну, раз не пробовал, откуда же ты знаешь, любишь ты их или нет? Мидий можно и варить и жарить. И добывать их легко. А главное, их можно есть прямо сырыми.

— Сырыми? Но ведь они живые?

— Само собой, — ухмыльнулся Угль. — Живые, пока их не съешь. А еда, между прочим, очень хорошая. И вкусная. Найти бы нам глиняный горшок, я из них такой суп сварю — язык проглотишь. А неприятно тебе на них смотреть, так можешь на первых порах есть с закрытыми глазами.

— Ну уж нет! Не уговаривай, я все равно их в рот не возьму, — решительно заявил Арн.

— Еще как возьмешь, — сказал Угль. — Погоди, вот проголодаешься, за обе щеки уписывать будешь. Ты ведь и ежей никогда не пробовал, а сегодня у нас на обед еж.

— А как же ты все-таки избавишься от иголок? — спросил Арн. — Есть с иголками я не согласен.

— Потерпи, скоро увидишь, — поддразнил его Угль. — Если рассказать, ты не поверишь, до того это просто. Но только сперва ты чуток попачкаешься — нам понадобится здоровый ком глины. Знаешь яму, где девушки копали глину для кувшинов? Вот оттуда и возьмем… Ну ладно, пора приниматься за дела. Нас же еще хижина ждет, надо ее поскорее достраивать. Но сначала давай нарвем листьев белокопытника.

Они оба разом поднялись. Натруженные мышцы тут же дали себя знать, и Арн с тоской подумал, что скоро придется снова хлюпать по холодной топи и резать тростник. В голове мелькнуло, что это все-таки работа для раба — пусть бы Угль ее и делал. Но Арн тут же отогнал эту мысль прочь. И сам себе удивился: а ведь за сегодняшнее утро он первый раз подумал об Угле как о рабе.

Вскоре они уже рвали крупные сердцевидные листья белокопытника, который в изобилии рос неподалеку от родника, в низине, где земля всегда влажная. Нужно им было немного, и они живо с этим управились.

— Давай окунем их в родник, — предложил Угль. — Может, на листьях удержится хоть чуточка воды, тогда нам будет чем размочить глину.

Так они и сделали. А Арн еще свернул один лист, сделав из него остроконечную чашу, и наполнил ее водой. Сосуд был не очень надежный, но, может, все же удастся донести немножко до ямы, где берут глину. Он не сказал об этом Углю. Пусть это будет неожиданностью, его маленькой победой над Углем.

Верхний слой глины, пропеченный солнцем, затвердел и пошел трещинами. Но Угль сумел камнем сколоть сухую корку и добраться до мягкой глины. А Арн стоял возле него и думал лишь о том, чтобы сохранить ту каплю воды, которая еще оставалась в чаше из листа. Хоть бы Угль немножко поторопился, а то вся вода вытечет.

— Ну вот, — сказал наконец Угль, — теперь твой черед. Выгребай глину и шлепай прямо на мокрый лист. Нам нужен порядочный комок, да помягче.

— Может, ты все-таки сам накопаешь? — сказал Арн.

— Это почему же? — спросил Угль совсем другим тоном. — Ты что, слишком важная птица? Ручки боишься испачкать?

— Да нет, — возразил Арн. — Ты же сказал, что нам понадобится вода. Вот я и держу ее в руках, видишь? А если я начну копать глину, она прольется.

Угль смутился. Ну и ну, чуть не набросился на Арна, разозлился из-за какого-то пустяка! А Арн молодец, правильно придумал. Сам-то он не сообразил, что можно так сделать. Угль вновь склонился над ямой и энергично заработал руками.

— Прости, — пробормотал он. Тихо, не громче, чем вчера Арн.

Накопав достаточно глины, он уложил ее на лист и сделал в середине ямку. Арн вылил туда воду, и Угль стал месить глину с водой, пока она не сделалась совсем мягкой и податливой.

— Вот и все, — сказал он, очень довольный. — Теперь у нас есть сковородка.

— Какая еще сковородка? — удивился Арн.

— Потерпи, скоро увидишь. Не только сковородка, но еще и игловыдиратель, — сказал Угль, поддразнивая Арна. Его явно забавляло написанное на лице Арна изумление. Но вдруг он стал серьезен: — Слушай, ты не забыл утром подложить дров в костер?

— Мне и в голову не пришло, — сказал Арн. — Было так жарко, когда мы проснулись…

— Бежим! — крикнул Угль. — Скорей!

Глава 9

Добежав до хижины, они бросились каждый к своему костру. И Угль то ли от излишнего усердия, то ли от страха, что костер потухнет и они останутся без огня, прямо руками начал разгребать угли и золу. Поэтому он первый убедился, что жар еще есть, много жару. Но в то же мгновение он испустил такой отчаянный вопль, что Арн испуганно вздрогнул — и увидел, что Угль со всех ног припустился к фьорду.

Арн ошеломленно глядел ему вслед, потом стал собирать мелкий хворост и кидать его в тлеющие угли, а сверху набросал головней от сгоревшего дома и сухих сучьев. Опустившись на колени, он принялся дуть.

Когда Угль вернулся, оба костра весело потрескивали.

— Что ты сделал? — спросил Арн.

— Обжегся, — мрачно бросил Угль.

— Это-то я понял. Между прочим, довольно трудно не обжечься, если лазить в костер голыми руками. Но что ты сделал с ожогом?

— Подержал руки в воде. Только надо было бежать к роднику, там вода холоднее, чем во фьорде, а чем холоднее, тем лучше помогает.

Арн взглянул на его руки. Может, конечно, холодная вода и помогла Углю, но видно же, что ему все равно больно.

— Не очень-то будет приятно такими руками резать тростник, — сказал Угль, словно читая его мысли. — Но впредь мне наука: надо думать, что делаешь.

— Глину я положил в тень, — сказал Арн. — Я же не знаю, для чего она тебе нужна. А мясо завернул в листья и упрятал обратно на дерево. Пойду принесу лист с глиной.

Когда он вернулся, в руках у Угля был еж.

— Сейчас мы замуруем этого зверя, — сказал он, садясь на землю.

Арн с комом глины присел перед ним на корточки, нетерпеливо ожидая, что будет дальше.

Угль развернул глину и стал облеплять тушку толстым слоем, время от времени тщательно приминая, чтобы глина прошла между иголками до самой шкуры. Таким образом он обмазал ежу всю спину и бока.

— Вот только соли у нас нет. По-настоящему его бы надо натереть изнутри солью. Без этого вкус будет не тот, а жаль.

— А заменить ее чем-нибудь нельзя? — спросил Арн.

— Да нет. Чем ее заменишь? — Угль посмотрел на Арна, потом огляделся кругом, будто надеясь, что на глаза ему вдруг попадется куча соли. — Хотя погоди…

Он взял топор и пошел к тому месту, где густо росли высокие растения с белыми зонтиками цветов. Срубив несколько растений, он, пользуясь теслом как мотыгой, разрыхлил землю и выдернул корни.

— Пожалуй, это даже удачно, что мне тогда попался в лодочном сарае не обычный топор, а тесло. Оно, конечно, не для всего годится, но все-таки им много чего можно делать.

— А это что такое? — спросил Арн, указывая на корни. — Их можно класть вместо соли?

— Не то чтобы вместо соли, — сказал Угль, — но ими все-таки можно немножко приправить для вкуса. А потом мы их съедим вместе с мясом. Между прочим, здесь попадаются и ядовитые растения: если их поешь, можно заболеть. А есть и такие — знаешь, с красными пятнышками на стеблях, — от которых можно даже умереть.

— А ты уверен, что эти у тебя не ядовитые? — с сомнением спросил Арн.

— Ну, я надеюсь, — сказал Угль. Он уже начал копьем соскабливать с кореньев землю.

Прежде чем положить их ежу в брюхо, туда, где раньше были внутренности, он обтер их листьями белокопытника. А потом снова взялся за глину, и вскоре уже никто бы не догадался, что перед ним еж. Просто ком глины, и все.

— Ну вот, — сказал Угль. — В таком виде он может полежать, пока мы не соберемся его поджарить, ему ничего не сделается. А теперь давай прикинем, что нам сегодня надо еще успеть.

Сделать им предстояло очень многое. Работы было не на один день. Поэтому следовало составить план, чтобы самое важное делалось в первую очередь. А ведь, помимо всех обязательных дел, им еще надо было добывать себе пропитание. Вначале, чтобы не тратить много времени, они, конечно, обойдутся тем, что попадет под руку. А там будет видно, может, они станут поразборчивее.

— По-моему, нам надо как можно скорее достроить хижину, — сказал Угль.

— Я тоже так думаю, — согласился Арн. — Гораздо приятнее спать, когда над головой есть крыша.

— Конечно. Но главное даже не это. Все дело в том, что погода ведь может испортиться. В такую жару, того и гляди, налетит гроза с ливнем. Нас-то от этого не убудет, а вот костры может залить. Нужно иметь очаг, которому не страшна никакая непогода.

— Значит, придется опять резать тростник, — вздохнул Арн.

— Придется опять рубить березки и орешник, — усмехнулся Угль, понимая, что Арну до смерти неохота возиться с тростником.

— Ну, это что. Если б только не надо было резать проклятый тростник!

— Хочешь, руби березки и орешник, — предложил Угль, — а я займусь тростником.

Арн не сразу ответил. У него ныла спина и болели руки. Соблазн был велик. Но ему нужно было во что бы то ни стало завоевать уважение Угля. Уважение этого раба, у которого как-то само собой получилось, что именно он стал верховодить.

— Нет, — сказал он наконец, — мы сделаем наоборот.

— Но почему же? — Угль был в недоумении.

— Потому что я так сказал! — довольно резко ответил Арн. И потом несколько мягче добавил: — И потому что у тебя руки обожженные.

— Ну хорошо, — немного помедлив, сказал Угль. Каким-то внутренним чутьем он угадывал, что Арну это важно — показать, что он ничуть не хуже и тоже все прекрасно может.

Взяв топор, Угль направился к зарослям орешника.

— Я пошел, — кинул он через плечо.

Арн резал тростник, и пот катил с него градом. Но сегодня ему было легче, чем вчера. Во-первых, он приноровился, и, во-вторых, Угль заточил копье. Заточен был, правда, лишь самый кончик, но и это уже сказывалось. Вечером надо будет заточить остальное. Если Угль сумел, значит, и он должен справиться. И еще надо бы поучиться готовить еду.

Вспомнив о еде, Арн невольно бросил взгляд туда, где находилась ракушечная отмель. Бр-р! По телу у него поползли мурашки, хотя ему было жарко. Жарко так, что он обливался потом. Он прилагал все усилия, чтобы нарезать как можно больше тростника. Чтобы показать этому странному рабу…

Единственное, что у него не вспотело, — это ноги виже колен. Они были холодные, как лед, и почти совсем омертвели от долгого стояния в топкой жиже. С трудом выбравшись на твердую почву, он с разбегу бросился в воду и поплыл, смывая с себя пот и разгоняя кровь, чтобы отошли занемевшие ноги.

Потом он еще побегал по берегу, пока не обсох. Ноги кололо, будто в них впились тысячи иголок. А когда колоть перестало, он снова пошел шлепать по вязкой топи и резать тростник. Он уже много успел нарезать и был доволен, хотя все тело у него было в царапинах.

Угль тоже трудился без устали. Ветки орешника ворохами были набросаны вокруг, но он не давал себе ни минуты передышки. Он прекрасно понимал, как трудно было Арну переломить себя и взяться за резку тростника, да еще в одиночку. И ему хотелось поскорее разделаться с березками и орешником и пойти ему помочь. Этот Арн, похоже, ничего парень. Или станет ничего, со временем. Угль вспомнил его фразу: «Потому что я так сказал» — и усмехнулся. Ну конечно, для Арна сейчас все на свете перевернулось — так же как все перевернулось и для него самого. Он не забыл, как ему было страшно, когда он в первый раз осмелился возразить Арну. А ведь мог бы сделать это и раньше. Хотя…

Когда перед тобою намного превосходящая тебя сила, стать рабом гораздо проще, чем может показаться. Смутные картины далеких лет, когда он был еще маленьким мальчиком в Стране Больших Темных Лесов, одна за другой проходили перед его мысленным взором, и глаза его затуманились. Он вытер навернувшиеся слезы, одним ударом срубил последние ветки орешника, вложив в этот удар всю свою силу, и сгреб в кучу разбросанные прутья. Их было больше, чем он мог унести за один раз, так что ему пришлось сходить дважды.

После этого он срубил четыре тонкие березки и тоже оттащил их к хижине. Четырех будет достаточно, ведь у него осталось еще три со вчерашнего дня. А обожженные руки все-таки болят, когда стучишь топором по стволам деревьев.

По пути к фьорду он вспомнил, что Арн все еще ходит нагишом и наверняка исцарапается, когда будет в охапке тащить тростник домой. Поэтому он вернулся и прихватил кусок парусины со своей постели. В нем будет удобно вдвоем нести тростник, и при этом никто не порежется.

Угль вынужден был признать, что Арн зря времени не терял. Он успел заготовить внушительную кучу тростника, ее вполне хватит на всю переднюю стенку, которая будет короче начатой вчера боковой. Им придется не один раз прогуляться до хижины и обратно, чтобы это все перетаскать.

— Ты чего пришел? — спросил Арн.

— Хотел тебе помочь, — ответил Угль. — Да ты, я вижу, без меня управился. Такую гору наработал.

Сказав это, Угль спохватился: он нарочно похвалил Арна, зная, что тому будет приятно, и правильно сделал — доброе слово делу не повредит, — но тут важно знать меру, заискивать перед Арном он ни в коем случае не собирался.

— Ты, наверно, тоже ворон не считал? — По голосу Арна трудно было понять его настроение.

— Я свое кончил, — миролюбиво ответил Угль. — Знаешь, давай сейчас пройдем немного дальше по берегу, туда, где растет самый лучший тростник, который годится для крыши. Нарежем его, тогда можно и домой, жарить ежа.

— А я плохого, что ли, нарезал? — На этот раз тон Арна был явно недружелюбен.

— Да нет, ты сделал все как надо, — твердо ответил Угль. — Но я беспокоюсь за наш очаг. Лучше бы все-таки сегодня же построить над ним крышу. А тот тростник для крыши самый подходящий.

— Ну, тогда ладно. — Арн смирился. Опять этот раб оказался сообразительнее, что ж тут поделаешь.

Мальчики работали, пока солнце не поднялось высоко над их головами. Тогда они сложили тростник на парусину и пошли домой, где их ждал еж.

Глава 10

Угль разгреб жар в костре и топором сделал в середине ямку. Затем на том же топоре, как на лопате, поднес к ямке ком глины с ежом внутри и осторожно его уложил. И наконец снова сгреб красные угли в кучу, завалив ими глиняный ком, так что его стало совсем не видно.

— Вот так, — сказал он. — Теперь он будет жариться сам по себе. До полной готовности. А мы давай займемся пока хижиной.

И они взялись за работу. Сегодня они строили короткую переднюю стену, но порядок был тот же, что и вчера: сначала уложили горизонтально березовые жерди, потом сделали вертикальную решетку из прутьев орешника. Оставалось заплести ее тростником, но тут поспел обед.

Арн с любопытством наблюдал за действиями Угля. Ему не терпелось узнать, куда же денутся иглы.

Вытащив ежа из костра, Угль осторожно постукал по глиняной корке, которая от огня стала твердой, как камень. Глина треснула, и из трещинок вырвался пар.

— Кажется, то, что надо, — сказал Угль. — Раз идет пар, значит, не пересохло. Можешь радоваться, еда будет — пальчики оближешь.

Стараясь не касаться обожженными руками раскаленной глины, он воткнул в одну из трещин острие копья и стал откалывать глиняную корку. Куски ее отваливались и падали на траву внутренней стороной кверху. И тут Арн наконец понял, что Угль имел в виду, когда называл глину «игловыдирателем»: все иглы прочно сидели в корке, а там, где раньше были иглы, исходило паром аппетитное мясо.

— Ну, видишь? — сказал Угль. — Это проще простого.

Придерживая ежа щепкой, он продолжал отколупывать глиняную корку. И вот зажаренный еж уже лежит между мальчиками. С помощью копья и щепки Угль выгреб изнутри коренья и выложил на лист белокопытника.

— Разрежь его сам, ладно? — попросил Угль. — А то мне трудно с моими руками. Голову можешь сразу выбросить. Мне она, во всяком случае, ни к чему.

И Арп принялся орудовать копьем. Откромсав голову, он разрезал тушку вдоль. В спешке он обжигал пальцы, а от ароматного пара щекотало в носу и рот наливался слюной. Вскоре мальчики сидели каждый со своей половинкой ежа и ели так, что за ушами трещало.

— Вкусно, — пробормотал Арн. Подбородок у него лоснился от жира.

— Да. А мидии, между прочим, не хуже. И соли не нужно, у них ведь в ракушках соленая вода.

Арн опять с брезгливостью подумал о мидиях. Но, кажется, он начинал уже привыкать к мысли, что придется их есть. Что ж, еще вчера он и представить себе не мог, что будет когда-нибудь есть ежа, а сегодня уминает и похваливает.

Поколебавшись, он потянулся за кореньями, лежавшими на листе белокопытника. Он надеялся, что Угль не ошибся и это не те, от которых можно умереть.

К вечеру они закончили переднюю стенку. Кроме того, была уложена и привязана веревками верхняя жердь второй боковой стены и частично возведена крыша, так что теперь можно было разжечь костер в месте, защищенном от дождя. Жаль только, веревка кончилась, поэтому крышу достроить не удастся, хотя тростника еще сколько угодно. Придется отложить до завтра. Может, попадется еще несколько обрывков каната в лодочном сарае, а если нет, то они нарвут полосок парусины. А сейчас мальчикам хотелось пить, и они отправились к роднику.

Когда они проходили мимо сгоревших домов, Арн сказал:

— Уйма времени уходит каждый раз, как захочется выпить глоток воды. Давай попробуем на обратном пути порыться в этих завалах. Вдруг нам повезет и мы найдем глиняный горшок.

— Можно попытаться, — отозвался Угль. — Только мне что-то не верится. Нам уж и без того здорово повезло. Мы нашли и топор, и копье, и парус, и мясо. И самое главное — у нас есть огонь. Мы просто счастливчики!

Арн промолчал, но про себя подумал, что, пожалуй, у них с Углем все-таки разное представление о везении и счастье.

Они долго рылись на пепелище, ворочали обгорелые бревна, раскапывали толстые слои золы, но ничего стоящего им не попадалось. То, что не было разбито при ограблении, сгорело в огне или было раздавлено рухнувшими балками. Мальчики совсем уж было приуныли, ведь оба они втайне все время надеялись найти вещь, которую искали.

И вдруг Арн завопил:

— Вот он! Вот!

Угль бросился к нему. Да, вот он, в куче золы. Глиняный горшок. Черный, красивый, закопченный. Мальчики громко смеялись от восторга. И вокруг горшка, и в нем самом было полно сажи, углей и головешек, и Арн стал осторожно их разгребать, чтобы высвободить драгоценный сосуд. Потом наконец поднял его — и без всякого треска, без единого звука горшок распался надвое. Арн так и остался стоять с двумя половинками в руках. Видно, глина не выдержала сильного жара и треснула.

У Арна лицо побагровело от ярости. Он уже размахнулся, чтобы швырнуть проклятую половинку и разбить, раскрошить обо что-нибудь твердое. Но, пока он искал глазами подходящий твердый предмет, Угль подскочил и схватил его за руку:

— С ума ты сошел! Ты же разобьешь!

— Ну и разобью, дрянь такую! На кой нам эти половинки?

— Мало ли для чего их можно приспособить. Пол-горшка лучше, чем совсем ничего. А у нас два раза по пол-горшка. Если класть эти половинки набок, в них вполне можно держать воду. Нельзя же выбрасывать вещи только потому, что они не совсем такие, как тебе бы хотелось. Что бы ты сказал, если б я выбросил копье из-за того, что у него сломано древко?

— Ну ладно, ладно…

Слезы огорчения еще блестели в глазах Арна, но ярость его понемногу утихла.

— А я-то обрадовался, — вздохнул он.

— Еще бы, конечно, но ведь и сейчас есть чему радоваться, — сказал Угль, утешая его. — Эти половинки нам очень пригодятся. Для разных надобностей. Но первым делом давай сходим к роднику, вымоем их и принесем домой воды, сколько в них уместится.

Так они и сделали, а когда вернулись домой, Арн сказал:

— Я жутко голодный. И ужасно грязный.

— Я тоже не лучше, — ухмыльнулся Угль, оглядывая попеременно себя и Арна; оба они вымазались в саже с головы до пят. — А что, если нам поплавать, чтоб отмыться и заодно набрать ракушек на ужин? — предложил он.

— Поплавать я не прочь, а без ракушек обойдусь, — улыбнулся Арн.

— Значит, не такой уж ты голодный. Что ж, как хочешь, тогда грызи горелое мясо. Но тебе повезло, теперь ты можешь размачивать его в воде. Видишь, какая-то польза от горшка уже есть. Ну, кто скорей?

Угль круто повернулся и помчался к фьорду. Арн рванулся за ним.

За этот вечер они достроили начатую вчера боковую стену, так что теперь у хижины было две стены и почти половина крыши. Когда был вплетен последний пучок тростника, Арн сел к костру и принялся точить наконечник копья. Угль сел возле него, пристроив у себя между ног два камня. Рядом лежала куча ракушек, и он осторожно разбивал их одну за другой. Покончив с этим, он принес ту половинку горшка, в которой Арн размачивал окорок. Там еще оставалось чуть-чуть воды, и Угль постоял в нерешительности, прежде чем вылить ее. Потом он выскреб мидий из раковин, уложил их в половинку горшка и поставил ее в костер на три больших камня. А после этого уселся, обхватив руками колени, и стал молча наблюдать за Арном. Вжиканье камня о лезвие копья смешивалось с шипением мидий. Вчерашний черный дрозд завел свою вечернюю песню.

Наконец Арн отложил камень в сторону. Он провел по лезвию большим пальцем и с довольным видом взглянул на Угля.

Угль, нагнувшись, выломал ежовую иголку из куска глиняной обмазки, которая все еще валялась у костра. Подцепив иголкой мидию, он протянул ее Арну.

— Попробуй, — сказал он. — Теперь она не живая — жареная.

Арн взял маленький комочек чего-то похожего на мясо и долго его рассматривал. Потом зажмурился, сунул в рот, пожевал и проглотил. Угль с интересом следил за ним.

Арн медленно открыл глаза.

— А они… ничего, — выговорил он наконец. В голосе его звучало неподдельное удивление.

— Ну, вот и хорошо, — сказал Угль. У него явно полегчало на душе. — Теперь о еде можно не беспокоиться.

Выломав из глины еще одну иголку, он и себе достал мидию. В молчании расправились они со своим легким ужином. Большую часть мидий съел Арн.

После ужина Угль пошел в хижину, выбрал под крышей место для очага и топором срезал на нем траву, а потом развел новый костер — здесь огню был не страшен никакой дождь. Уголья он взял из того костра, который был разложен вокруг пня и уже сделал свое дело — пень давно сгорел.

— Иди спать. Поздно уже, — позвал Угль.

Арн подошел, поглядел на новый костер, на свою постель, потом на Угля.

— Как же я буду тут спать? — сказал он. — Я же зажарюсь.

— Давай перетащим твою подстилку поближе к моей, — сказал Угль, — и ляжем вместе.

— Вместе? — Арн бросил быстрый взгляд на Угля. Спать вместе с… И тут же отвел глаза. — А, ну ладно… Конечно, мы можем лечь вместе.

И он стал собирать свою тростниковую подстилку.

Глава 11

Следующие несколько дней пошли у мальчиков на то, чтобы достроить хижину. Они безотчетно стремились поскорее создать себе убежище, где можно чувствовать себя дома — в полной безопасности, спокойно и уютно. И, естественно, у них оставалось слишком мало времени на добывание еды. Поэтому они целыми днями ходили полуголодные, хотя нельзя сказать, чтобы им совсем нечего было есть. У них всегда были мидии и горелое мясо, а Угль старался как мог разнообразить их пищу. Он варил из мидий суп, заправляя его зеленью, которую собирал у родника и в лесу. Однажды ему попалась гадюка, и он прикончил ее ударом копья. Зажаренная на деревянном вертеле, она оказалась замечательно вкусной, но разве этим насытишься!

На пригорках и в лесу было полно черники и малины, но сбор ягод — дело кропотливое, а им было некогда, поэтому они обходились одной-двумя горстями, когда живот подводило от голода. Мальчики понимали, что надо выделить больше времени на добывание пищи, но сначала они все-таки хотели закончить хижину.

С дверью они совсем замучились. Отверстие для нее было оставлено в южной стене, чтобы меньше дуло. Но как устроить, чтобы дверь открывалась и закрывалась? В конце концов они сделали просто заслонку, которая стояла внутри хижины. На ночь можно было прилаживать ее в дверном проеме, привязывая веревками за углы.

Последним они сделали из глины настоящий очаг. Теперь можно было не бояться, что от костра вспыхнет сухая трава на земляном полу хижины. С них было вполне довольно пережитых пожаров. И они на собственной шкуре испытали, какого труда стоит построить даже самое простенькое жилье, особенно если нет нужных орудии.

И вот в один прекрасный день, около полудня, они наконец-то праздновали победу — сидя на траве, любовались видом своего готового жилища.

За последнее время мальчики постепенно привыкли больше разговаривать друг с другом. Но чаще всего они говорили о том, чем были заняты в эту минуту. В их отношениях все еще сохранялась какая-то взаимная робость или отчужденность, и это мешало им по-настоящему раскрыться друг перед другом, хотя обоим этого хотелось. Лишь в совместной работе переставало ощущаться различие между ними, различие между свободным и рабом.

Как это часто бывает, когда завершен большой труд, мальчики чувствовали в душе какое-то смутное беспокойство. Много дней подряд они работали, зная наперед, что им предстоит сделать сегодня, завтра, послезавтра. И вдруг все кончилось. Разумеется, они были счастливы и горды, но в то же время ощущали какую-то пустоту. Особенно Углю трудно было вынести безделье, хотя это такое наслаждение — сидеть и любоваться готовой хижиной. Рука его потянулась за копьем, потом он выбрал кремни поострее из тех, что они с Арном когда-то давно принесли с берега, и начал обрезать древко, чтобы оно стало такой длины, как ручка ножа. Лучше целый нож, чем половинка копья.

Арн улегся на живот, подперев кулаками подбородок, и не сводил с хижины влюбленного взгляда. Он привык жить и спать в большом, прочном бревенчатом доме, и ему не очень-то нравилось проводить ночи под открытым небом.

Углю было безразлично, где спать. Лишь бы дождь на голову не лил. Древко копья коротко хрустнуло, когда он переломил его в надрезанном месте. Отбросив лишний кусок, Угль с помощью нового кремня срезал оставшиеся неровности и терпеливо зачищал конец ручки, пока он не стал ровным и гладким. Удовлетворенно проведя пальцами по ножу, Угль бросил его, и острие вонзилось в землю прямо перед носом Арна.

Арн лениво протянул руку и выдернул нож. Потом повертел его на ладони, потрогал большим пальцем лезвие. Несмотря на то что копьем в последнее время очень много пользовались, наконечник был еще довольно острый.

— Хорошее железо, — сказал Арн и снова подпер голову руками.

— Что ты сказал? — Угль рывком вскочил на ноги.

Арн недоуменно поднял голову и взглянул на него.

— Я говорю, наконечник у него из хорошего железа. Лезвие все еще острое, хотя чего мы только не делали этим копьем.

— Нет, ну… к-какой же я дуралей! — Угль от волнения даже заикался.

— Да уж, — поддразнил его Арн. — А в чем дело-то?

— Железо — оно ведь не горит?

— Как будто бы не очень, — отшутился Арн, все больше недоумевая. Он никак не мог взять в толк, что такое нашло на Угля.

— Ну так вот. А кузница-то! Там же полно железа! Чугунов, ведер, всякой всячины. Я же прошлой зимой кузнецу помогал, раздувал мехи, должен бы, кажется, помнить!

— Но они небось и оттуда все выгребли и с собой увезли. Эти, что напали на нас.

— Неизвестно, может, и нет. Кузня — она ведь с виду неказистая. Да и стоит на отшибе. Может, они ее просто сожгли, как сожгли хижины рабов. Надо пойти посмотреть. Если повезет, мы найдем там кучу полезных вещей.

Минуту спустя они уже бежали к кузнице, вернее, к тому, что еще недавно было кузницей.

Она стояла немного в стороне от других домов. Кузнец был человек особенный. Он повелевал огнем и железом, двумя могущественнейшими стихиями. Сами великие боги одарили его этой властью, и не удивительно, что обыкновенные люди его побаивались. Кузнец нужен всем, без него никак не обойтись, но лучше держаться от него подальше, когда он занимается своим колдовством. Да и сам он не любил, чтобы каждый кому не лень приходил и глазел на его работу. Так что всем было лучше оттого, что он обитает на отлете. Избранники богов сильны и могущественны. А возможно, и опасны.

Мальчики примчались к сожженной кузнице — и густое облако взвихрившейся золы окутало их. Угль указал на возвышение посредине.

— Видишь, вот это горн. А сбоку от него стоял большой каменный чан, кузнец привез его из похода много лет назад. В нем он остужал железные изделия. Этот чан всегда был наполнен водой. Помоги-ка мне убрать бревна.

Они отодвинули в сторону тяжелые обугленные бревна и руками стали раскапывать груду древесного угля и всякой грязи. И оба завопили от восторга, когда в слабом свете, с трудом пробивавшемся сквозь клубы черной пыли, показался чан.

— Ну, здорово! — ликовал Лрн. — В таком можно запасти воды на много дней. Сколько мы времени сбережем!

Угль что-то промычал.

— Разве не правда? Что тебе не нравится?

— Да нет, правда — что здорово, то здорово, — отвечал Угль. — И даже немножко слишком: надо бы здоровее, да некуда. Мы его и пустой-то не знаю, как до дома дотащим. А с водой нам его с места не сдвинуть. А если его наполнять, таскаясь взад и вперед с половинками горшка, ничего мы не сбережем, ни время, ни силы.

— Н-да, — Арн наморщил лоб. — Тут ты прав. Но домой-то мы его как-нибудь доставим. Можно перевернуть набок и катить. А там придумаем какой-нибудь способ его наполнять.

— Единственный способ — это найти небольшой котел или ведро, что-нибудь такое, в чем помещается достаточно воды, но что все же можно поднять. Кто сказал, что в этих завалах больше ничего не отыщется? Кузнец-то тоже не мог таскать воду в этом здоровенном чане. Давай пороемся еще.

И мальчики снова взялись за дело. Они кашляли, чихали и отплевывались, продолжая руками и ногами разгребать золу, и издавали вопли восторга всякий раз, когда удавалось найти что-нибудь стоящее. И всякий раз им казалось, что они нашли сокровище, клад — как это всегда бывает с людьми, когда у них нет ничего.

Но вот оба мальчика вскрикнули почти одновременно, хотя и по-разному. У Арна вырвался крик ликования, он наткнулся на толстостенную деревянную бадью! Веревочная ручка сгорела, но дерево было настолько пропитано водой, что уцелело в огне. Нужно лишь продеть в ушки кусок веревки или полоску парусины, а то и просто воткнуть палку — и все в порядке. Способ наполнять чан найден.

Угль же закричал от боли. Он откопал уже несколько кузнечных орудий и все нетерпеливее раскидывал ногами золу, как вдруг наткнулся на наковальню, со всего маху ударив босой ногой по ее острому краю. И меж тем как Арн, размахивая бадьей, отплясывал танец победы, Угль с перекошенным от боли лицом прыгал на одной ноге, обеими руками обхватив другую.

Когда боль немножко утихла, Угль вернулся к наковальне и стал, теперь уже руками, высвобождать ее из-под пепла и головешек. А потом присел перед ней на корточки. На лице его заиграла улыбка, появилось мечтательное и счастливое выражение. В голове Угля зародилась и обретала все более ясные очертания некая мысль.

Опустившись на колени, он начал тщательно, пядь за пядью, обшаривать пол бывшей кузни.

Глава 12

— Помоги-ка мне. Он такой тяжеленный!

Арн пытался сдвинуть с места каменный чан, столкнуть его на траву.

— Ага, сейчас помогу.

Тон у Угля был какой-то отсутствующий, отнюдь не восторженный, как на то рассчитывал Арн.

— Я же нашел бадью, теперь мы можем наносить в него воды. Да скорей же ты! Оттащим его домой и сразу наполним.

— Иду, иду. — Угль покачал головой, улыбаясь горячности Арна. — Но мы ведь здесь и еще много чего раскопали. Как же быть с остальным?

— Да плевать на все остальное! Перенесем завтра или еще когда-нибудь, успеется.

— Ну нет, так дело не пойдет, — возразил Угль. — Я помогу тебе перетащить чан, а потом мы вернемся и заберем другие вещи. Договорились?

— Да ладно, хорошо, раз тебе так хочется. Только давай поживей…

Общими усилиями они кое-как выволокли чан на траву. Сообразив в последний момент, что лучше им двинуться кружным путем, потому что иначе придется тащить чан вверх по склону холма, они наконец покатили свою находку домой. В самых трудных местах они пользовались толстыми сучьями как рычагом. Работа была нудная и изнурительная, и пот лил с них ручьями, смешиваясь с пылью и сажей. Угль с самого начала скинул свои лохмотья и остался нагишом, как и Арн, благо погода это позволяла. Пока еще позволяла.

Последний участок пути был самым тяжелым. Дорога шла немного в гору, а высокая трава на лесной опушке, ветви деревьев и пни мешали чану свободно катиться. Но в конце концов он был водворен на свое место — у северной стены хижины, где вода всегда будет свежей и прохладной.

Прежде чем вернуться к сожженной кузне, мальчики зашли в хижину и сняли со стены парусину. Они давно уже принесли ее с берега и в свернутом виде подвесили на стену, чтобы не отсырела. Сейчас им нужна была полоска парусины, чтобы сделать ручку для деревянной бадьи. Оторвав кусок нужных размеров, они пошли за остальными находками.

Первым делом они пропустили полоску парусины через ушки бадьи и связали концы вместе. Получилась прочная двойная ручка, и заняло это всего минуту. Затем они стали складывать в бадью другие найденные вещи. Среди них были разные клещи и щипцы, два молота, большой и маленький, оба без рукояток — деревянные рукоятки сгорели, — кое-какие другие орудия. Кроме того, здесь было множество кусков железа разной формы: в виде круглых стержней, продолговатых пластин и всякие другие. Они назывались «поковки» и были ужасно тяжелые. Нечего было и думать уместить это все в бадью, и Арн, наполняя ее, откладывал железки в сторону.

— Да что ты подбираешь это барахло! — не выдержал он, когда Угль подкинул ему еще один железный стержень. — Пусть валяются, они же нам все равно не нужны.

— Зря ты так думаешь, — возразил Угль. — Мне это все понадобится.

— Понадобится? Для чего же?

— Потерпи, скоро увидишь, — по обыкновению, загадочно ответил Угль. — У меня каждая железка в дело пойдет.

— Рехнулся ты, что ли? — Голос Арна дрожал от возмущения. — Ты хоть понимаешь, что твои железки потяжелее, чем каменный чан? И катить их невозможно. Нет, ну зачем нам, в самом-то деле, тратить время и силы на такую ерунду?

— Это не ерунда. Нельзя катить, так можно волочь по земле. А нельзя волочь, так придется таскать в руках. Понемногу, хотя бы по небольшой кучке в день. И начнем прямо сейчас. Давай, потащили!

Арн совсем разозлился:

— Да зачем, зачем?!

— Затем, что мне это понадобится. Я хочу стать кузнецом. Всю последнюю зиму я смотрел, как работает кузнец. А теперь хочу попробовать сам делать его работу. Я ведь вообще приметливый и старался во все вникать и запоминать. Ну ладно, давай, потащили!

Они пыхтели и кряхтели, таская тяжеленные куски железа. Они обдирали себе руки и разбивали в кровь ноги. Они бранились и ревели от ярости. Железо будто стало их врагом, которого нужно было победить. Если бы они сдались и отступили, это было бы позорное поражение. И они не отступили. Казалось, ярость, которую будило в них строптивое железо, придавала им все новые и новые силы.

Когда они перенесли примерно половину, Угль сказал:

— Ну все, на сегодня хватит. У нас есть и другие дела. И потом, у меня в животе пустота бездонная. Опять вся надежда на мидий. Давай прихватим с собой бадейку. В ней будет удобно нести домой ракушки.

— Да и нам обоим не вредно помыться. Вид у нас довольно-таки страшный. Ну, кто скорей?

— Ты скорей, если ты еще способен хотя бы быстро ходить, — засмеялся Угль. — А я до того устал, что мне впору на карачках ползти.

Позже, когда они лежали в тени хижины, отдыхая среди разбросанных пустых ракушек, Арн спросил:

— Ты умеешь стрелять из лука?

— Нет, — ответил Угль. — Ты же сам знаешь, рабу не положено иметь оружие.

— У меня тоже не очень получалось, — признался Арн, пропустив шпильку мимо ушей. — Хотя я учился и стрелял довольно много. Надо мне попробовать сделать лук. Может, удастся когда подстрелить какую-нибудь птицу. Мидии — это, конечно, хорошо, но есть их каждый день все-таки надоедает.

Угль с ним согласился.

— У меня тоже есть одна мысль, — сказал он немного погодя.

— Насчет чего?

— Насчет того же — как еду раздобыть. Стукнуло в голову, когда мы собирали ракушки. Там была утка с утятами, они выплыли из зарослей тростника немного дальше по берегу. Но только все не так-то просто.

— Ты о чем?

— Понимаешь, подбить этих утят мы бы, я думаю, сумели. Но если они еще слишком маленькие, тогда нет смысла — на них очень мало мяса. А если ждать, пока они вырастут, то как бы они не стали слишком большими и не улетели — тогда мы вообще останемся с носом. Если подбить зараз слишком много, они у нас протухнут. А если мы нечаянно убьем старую утку, утята погибнут.

— Ох, сколько неразрешимых вопросов! — засмеялся Арн. — Да, тяжело. Представляешь, вдруг у нас будет слишком много еды — вот ужас-то!.. Да нет, я понимаю, что ты хочешь сказать. Если уж можно что-то раздобыть, надо сначала хорошенько подумать, как это сделать, чтобы ничего не упустить. Но при одной мысли о жареной утке я просто истекаю слюной, будто и не съел только что кучу мидий. Так как бы нам все-таки их подбить?

— Сам пока не знаю, — честно признался Угль. — Но что-нибудь придумаем. А из лука ты бы их подстрелил?

— Откуда я знаю? Может, и подстрелю, если удастся подобраться к ним поближе. Нам бы хоть одну утку добыть, тогда бы я мог сделать оперенные стрелы, а ими легче попадать в цель.

— Я вот думаю, может, для начала мы бы обошлись хорошей толстой палкой? Подкрадемся к ним сразу с двух сторон, выгоним из тростника и запустим палками — пониже, над самой водой.

— Дельное предложение. Пожалуй, этот способ ничуть не хуже, чем если я буду стрелять в них из лука. Давай сразу попробуем?

— А что? Можно. Но палки будем кидать, только если увидим, что утята уже большие. С того места, где я стоял, видны были просто точечки. И потом, я надеюсь, мы подшибем только одного. В такую жару второй у нас протухнет.

— Совсем не обязательно, — уверенно сказал Арп.

— А как их сохранишь? Соли-то у нас нет.

— Закоптить можно. Тогда они долго не испортятся.

— А ты умеешь? — с сомнением спросил Угль.

— Примерно представляю себе. Во всяком случае, видел, как это делают. Но для этого придется построить коптильную печь. А для нее нужна глина.

— Бери бадью, — сказал Угль. — Давай сперва построим эту печь. А то вдруг и в самом деле загубим понапрасну целую утку — страшно подумать! Мы ведь сегодня уже пообедали.

Мальчики встали. Один взял топор, чтобы скалывать с глины засохшую корку, другой — бадью.

По дороге Арн вдруг начал смеяться. Сначала он хихикал про себя, потом стал фыркать и наконец закатился громким хохотом.

— Чего ты гогочешь? — с досадой спросил Угль.

Было ужасно душно, он обливался потом, а вокруг его головы с надоедливым жужжанием вились мухи. Он решительно не понимал, какие могли быть причины для веселья.

— Ну и дураки же мы! — со смехом ответил Арп. — Не знаем, удастся ли нам добыть хоть одну утку, а сами бросились строить коптильню на случай, если нам вдруг попадут в руки сразу две.

Арн все хохотал, и Угль в конце концов тоже прыснул.

Они смеялись и дурачились, копая глину, а прежде чем вернуться домой, побежали к роднику и напились так, что чуть не лопнули.

Еще до наступления вечера коптильная печь была готова. Построить ее оказалось не слишком сложно. Она была похожа на высокий узкий котел без дна. Мальчики слепили ее из глиняных колбасок, а потом аккуратно обровняли поверхность.

Из-за жары глина быстро пересыхала, поэтому им приходилось действовать очень проворно. Когда они закончили верхнюю часть, низ совсем уже затвердел, так что можно было спокойно прорезать в нем отверстие для растапливания печи, не боясь, что все сооружение рухнет. А из вырезанного куска получилась заслонка, которой нужно будет загораживать отверстие, чтобы не поступало слишком много воздуха — ведь в коптильной печи топливо должно дымить, а не гореть. И напоследок они вылепили две пластины, которыми можно будет прикрывать верхнее отверстие.

На опушке леса росла стройная молодая рябинка. Срубив ее, мальчики сделали из ствола две толстые палки, каждая длиной примерно в руку. С ними они и отправились к фьорду. Угль взял с собой бадью.

Бросили жребий, кому идти в обход, чтобы можно было подкрасться к тростниковым зарослям с двух сторон сразу. Вытянул Угль, и они разошлись. Каждый из них осторожно ступал по мягкому лугу и, боясь спугнуть уток, старался не дышать. От этого оба они скоро запыхались. Должно быть, сказалась и душная жара, которая, точно пуховая перина, застлала землю, прогнав береговую свежесть и прохладу.

Уговор был такой, что, добравшись каждый со своей стороны до тростниковых зарослей, они остановятся и поднимут вверх палки. Это позволит им следить за передвижением друг друга и войти в воду одновременно, с тем чтобы удалось вплотную подобраться к уткам.

Оба подошли почти в одно время, увидели поднятые над тростником палки, помахали ими друг другу и стали осторожно обходить заросли.

Угль тихонько переставлял ноги в воде, не вытаскивая их на поверхность, чтобы не были слышны всплески. Здесь, у берега, было мелко, и вода хорошо прогрелась. Замедлив шаг, он поднял взгляд на небо. Над головой не было ни облачка, и солнце палило нещадно. Но на горизонте собирались тучи, и нетрудно было догадаться, чем это может кончиться. Однако надо было двигаться дальше, и Угль вновь устремил напряженный взгляд вперед.

Испуганное кряканье заставило его вздрогнуть и замереть на месте. Снова кряканье — и отчетливо слышный плеск воды. Пробежав несколько шагов, он увидел уток: впереди плыла старая утка, а за ней, вытянувшись в одну линию, восемь или десять утят. У Угля зарябило в глазах, он размахнулся и с силой швырнул им вслед палку, так что она закувыркалась в воздухе. Почти в тот же миг со свистом взлетела палка Арна. Она плюхнулась в воду, немного не долетев до цели. Палка Угля перелетела и упала впереди. Утиный выводок с шумным кряканьем уплывал прочь.

Мальчики выудили свои палки. Обескураженные неудачей, они не сразу заговорили друг с другом. Молчание нарушил Арн:

— Ничего. Способ, в общем, неплохой. В другой раз получится, вот увидишь. А сейчас — бадейка у нас с собой, так что…

— Я ее взял, чтоб отмыть от глины, — виновато оправдывался Угль.

— Ясно. И чтоб потом нести в ней домой ракушки, — улыбнулся Арн. — Ну, кто скорей?

Заглянув ненадолго домой, оба мальчика отправились на поиски подходящего дерева: Арну — для лука, а Углю — для рукояток к молоткам. По мере того как они углублялись в лес, становилось все темнее, все сумрачнее, хотя час был не такой уж поздний. Солнце еще не село, но его заволокли черно-лиловые тучи. Жара, однако, не спадала, плотной стеною стоя между деревьями.

Гроза надвигалась медленно. Она началась отдаленным рокотом, доносившимся оттуда, где фьорд сужался, образуя пролив. Понемногу усиливаясь, грохотанье подступало все ближе, а тучи все больше сгущались и мрачнели у мальчиков над головой. Они едва успели найти, что им было нужно, прежде чем гроза разразилась в полную силу. Но всю дорогу до дома они бежали бегом.

Глава 13

— Я уверен, что будет ужасный ливень, — отдуваясь, сказал Угль, когда они наконец домчались до хижины. — Помоги мне укрыть парусиной коптильную печь, а то она размокнет.

Они порядком повозились с куском парусины, пока получилась надежная покрышка для печи. Чтобы ее не сдуло ветром, пришлось края большими камнями придавить к земле. Небо полосовали ослепительные молнии, а от ударов грома у мальчиков подгибались коленки.

— Надо натаскать домой дров, — сказал Арн, стараясь перекричать раскаты грома. — И не забыть набрать тонких сучьев, чтоб у нас был хоть какой-то свет.

Сухих деревьев и хвороста вокруг хижины валялось достаточно. Правда, валежины были для костра слишком длинные, но можно ведь класть их в огонь одним концом и пододвигать, по мере того как они будут сгорать. От хвороста тепла меньше, но зато он дает яркое пламя, а смолистые сосновые ветки горят, как маленькие факелы. И мальчикам они могли сейчас очень пригодиться, потому что стало темнее, чем ночью.

Дождь еще не начался, но они все-таки ушли к себе в хижину. Несмотря на то что она была сделана всего лишь из прутьев и тростника, мальчики чувствовали себя здесь надежно защищенными от разбушевавшихся стихий. Они сидели против двери и с любопытством, хотя и не без трепета следили за сверканием молний, которые то огненными столбами соединяли небо с землей, то ударяли во фьорд, подбрасывая воду высоко в воздух.

Угль, держа в одной руке молот, а в другой — нож, выковыривал из отверстия в головке молота остатки сгоревшей рукоятки, чтобы вставить новую. Но дело почти не двигалось. Он не мог оторвать глаз от грандиозного действа, которое разыгрывалось за стенами хижины. Оно вызывало у него странное чувство: казалось, природа восстала против чего-то, бросила все свои силы на то, чтобы победить в борьбе. Ему это было так хорошо знакомо — желание восстать! Восстать против всего, что он считал несправедливым. Против своего положения раба. Это желание жило в нем давно, очень давно, но он не смел, не мог его осуществить. На такое решился бы разве что безумец. Попытка взбунтоваться наверняка стоила бы ему жизни.

Но за последнее время произошло вдруг столько перемен. Все перевернулось и стало по-иному. И в ту минуту, когда у него родилась мысль стать кузнецом, он понял с полной определенностью, что рабом он больше никогда не будет. Никогда! Отныне он свободен, и, если Арн по-прежнему думает, что у него есть раб, придется каким-то образом его вразумить, заставить его понять, что он ошибается.

Угль отложил молот и нож в сторону, подпер руками подбородок и устремил взгляд вдаль. И только при вспышках молний можно было увидеть на его лице едва приметную мечтательную улыбку.

Арну хотелось поболтать, но мешал гул и грохот грозы, да и тот единственный человек, с которым можно было поболтать, был явно к этому не расположен. Поэтому Арн молчал. Зрелище грозы захватило и его, но вместе с тем ему было немножко страшно. Впервые за много дней он вдруг по-настоящему затосковал по матери и сестре. Странно, конечно, что он так редко о них вспоминал, но ведь столько было всяких дел, что и времени не оставалось. Работать было даже увлекательно, но к вечеру он так выдыхался, что ему было не до раздумий — только бы добраться до постели.

Он снова бросил взгляд на Угля, который сидел, выделяясь в темноте совсем черным пятном, и неотрывно смотрел на фьорд. Что бы с ним было, если бы у него не было Угля?

Арн вспомнил то утро, когда Угль нашел его, испуганного и заплаканного, в малиновых кустах, но тут же отогнал эти мысли. Мало приятного об этом вспоминать. Разные другие случаи из его жизни вдвоем с Углем проносились у него в голове, и все они вызывали одно чувство: сожаление о том, что он ничего в них не может изменить, переделать. Для него это было время слишком редких побед и слишком частых поражений. Но Угль словно ничего и не замечал. Арн вынужден был признаться самому себе, что, хоть это и кажется немыслимым, он все больше привязывается к этому рабу.

Новая ослепительная вспышка молнии и небывалый по силе удар грома заставили Арна встрепенуться и оторвали его от размышлений. Поднявшись, он подбросил в костер несколько тонких веточек. Они ярко вспыхнули и на короткое время осветили хижину. После этого Арн снова сел — немного ближе к Углю, чем раньше.

Казалось, гроза никак не может вырваться из котла, образованного холмами вокруг фьорда. Она то удалялась, то возвращалась вновь, точно кто-то гонял ее по кругу, мешая в котле гигантской поварешкой. Арну становилось все страшнее. Неужели это никогда не кончится! Но вот к рокотанию грома примешался странный шелестящий шум, и фьорд, темная гладь которого до того лежала неподвижно, внезапно ожил. А уже в следующее мгновение дождь достиг хижины и обрушился на нее толстыми, как веревки, отвесными струями.

Угль нехотя поднял голову кверху и сказал, словно возвращаясь откуда-то издалека:

— Вот теперь мы проверим, насколько у нас надежная крыша. Если она выдержит этот ливень, она выдержит все.

— А что мы будем делать, сели она потечет? — спросил Арн.

— Терпеть. — Угль пожал плечами. — И следить за костром. А самим нам, наверно, скоро придется завернуться в оставшийся кусок парусины. По-моему, вот-вот задует ветер, тогда сразу похолодает.

Угль снова оказался прав. Пять лет жизни в жалкой лачуге для рабов кое-чему его научили, в погоде он разбирался неплохо. Огромные массы дождевой воды сильно охладили воздух, и вскоре первый порыв ветра рванул тростниковую крышу. Дождь, еще недавно ливший отвесно, теперь хлестал в степы, налетая косыми шквальными вихрями, и в хижине мгновенно стало холодно. Мальчики поспешно закрыли дверной проем заслонкой и прикрепили ее по углам веревками. На всякий случай они еще натянули поперек двери широкую полосу парусины, привязав ее к дверным стойкам. Теперь можно было не бояться, что ветер, опрокинув дверь, ворвется в хижину и начнет играть с пламенем костра. Стены с внутренней стороны оставались пока сухими, хотя снаружи все давно уже было мокрым-мокро.

Летняя гроза никак не кончалась, и гром, на некоторое время отдалившийся, вновь приблизился, продолжая свою пляску вокруг фьорда. В хижине было совсем темно, лишь слабо алели угли в костре, и мальчиков так и подмывало подбросить в него хворосту, чтобы от света пламени хоть немножко повеселело на душе. Но кто мог знать, сколько еще продлится непогода, топливо нужно было беречь, и они лишь изредка, когда становилось совсем невтерпеж, кидали в костер то сухой сучок, то обломок сосновой ветки.

Но вот сквозь крышу и западную стену, в которую бил ветер, стала просачиваться вода. Мальчики перетащили свои тростниковые подстилки в другой конец хижины и подбросили в костер дров. Оба они зябли и кутались в свои парусиновые одеяла, но это не спасало их от пронизывающего холода.

Время от времени, в минуты затишья, в костре слышалось мягкое «пуфф» — и затем легкое шипение. Это падали в огонь капли дождя, просочившиеся сквозь крышу. Но опасности, что костер из-за этого потухнет, не было. Крыша оказалась надежнее, чем они смели надеяться.

Вначале, когда ветер только задул, Угля охватил страх. Он понимал, что если кто-нибудь из них небрежно затянул хоть один узел, когда они, сооружая крышу, привязывали пучки тростника к жердям, то под напором ветра крыша прорвется. И стоит ей прорваться в одном месте, как вся она, а возможно, также и стены будут унесены в один миг. Но узлы выдержали. И уважение Угля к Арну возросло.

— Я замерз, — сказал Арн, стуча зубами.

Это были первые слова, произнесенные после долгого, долгого молчания.

— Я тоже, — отозвался Угль.

Оба сидели у самого костра, но та часть тела, которая была дальше от огня, оставалась холодной, как лед.

— Давай развернем парус, — сказал Арн, вставая, — и вместе в него замотаемся.

Не так-то просто было расстелить кусок, оставшийся от огромного паруса, в крохотной хижине, следя, чтобы он не попал в огонь. Но в конце концов они с этим справились и теперь сидели, тесно прижавшись друг к другу, обмотанные со всех сторон тяжелой плотной материей. Вначале ее прикосновение неприятно холодило голую кожу, но постепенно им делалось все теплее, их обнаженные тела согревали друг друга. И обоим было от этого хорошо. Они так давно не ощущали тепла живого человеческого тела, и им очень этого не хватало. Арн вдруг почувствовал в душе удивительный покой, какого он уже долго не испытывал. И в то же время в голове у него вертелась одна неотвязная мысль…

Мальчики сидели, неподвижно уставившись в огонь. Гроза опять отступила, и лишь глухие раскаты грома доносились откуда-то издалека. Дождь еще падал, но мелкий, моросящий, и ветер улегся. В хижине стало понемногу теплеть, но ни один из мальчиков и не думал скидывать с себя парусину. Время от времени кто-нибудь из них высвобождал руку и подбрасывал в огонь сухую ветку — не для тепла, а для света. Ни Угль, ни Арн не представляли себе, сколько они уже так просидели. Выть может, много часов.

— Ты однажды сказал… — начал было Арн, но не договорил.

— Что я сказал? — спросил Угль, повернув к нему лицо.

Они сидели так тесно, что носы их почти соприкасались.

— Ты сказал: «…за те пять лет, что я был рабом». Это было в самый первый вечер. Я еще тогда спросил тебя, не устал ли ты.

— А, помню. — Угль снова перевел взгляд на огонь.

— Как это понять?

— Что понять?

— Ну, насчет пяти лет. А до этого, пять лет назад, кем же ты был, раз ты не был рабом?

— Свободным человеком, кем же еще, — сказал Угль. Сказал спокойно, словно это само собою разумелось.

— Свободным? — У Арна странно заныло в животе. Он, конечно, ждал такого ответа, другого просто не могло быть, и, однако же, ему почему-то сделалось страшно. — Как это — свободным? — переспросил он, потому что Угль молчал.

— Так, свободным. Таким же, как ты. И жил у себя в родном селении.

— Но это значит, что…

Арн не мог подобрать нужные слова. Он хорошо знал, о чем ему хочется спросить, и втайне угадывал, что он сейчас услышит от Угля, и от этого ему становилось страшно. Он подумал о своей матери и сестре, а потом мысли его незаметно перескочили на отца и мать Угля, на его братьев и сестер…

— Да, — помедлив, ответил Угль. — Это значит, что сильнейший всегда считает, что имеет право превращать других людей в рабов только потому, что он сильнее. Что власть — это и есть право. Но это неверно. Это несправедливо.

Арну стало не по себе. Перед глазами возник его отец, сильный, могущественный, богатый. И отец Угля, такой, каким он видел его каждый день в течение многих лет. Он вдруг ощутил своей кожей прикосновение тугих мускулов Угля.

— Расскажи, — попросил он наконец. — Расскажи мне, как это было.

Глава 14

Выпростав из-под парусины одну руку, Угль подобрал длинную палку и, ковыряя ею в огне, начал рассказывать свою историю:

— Я родился в стране, что лежит к югу отсюда, по ту сторону моря. Чужеземцы, которые с нами торговали, называли ее Страной Больших Темных Лесов. Жил я в красивом, богатом селении, богаче вашего — у нас было больше золота и серебра. В остальном все было очень похоже. Только кожа у наших людей темнее, чем у вас, и волосы почти у всех черные.

Селение наше стояло в том месте, где большая, многоводная река впадает в море. Зимой там бывало очень холодно, холоднее, чем здесь, а летом — жарко. С наступлением лета все мужчины садились на корабли и отправлялись торговать разными товарами. Иногда они уплывали за море, но чаще плавали вверх по большой реке в чужие края. И к нам в селение тоже часто приплывали чужеземные купеческие корабли.

Мой отец был вождь, но-вашему хевдинг, самый могущественный человек в селении. Это он водил корабли, когда мужчины отправлялись в летнее плавание. И рабов он имел. У некоторых из них была светлая кожа и белокурые волосы, как у тебя.

И вот однажды отец заболел — по всему телу пошли нарывы, поднялся сильный жар. Когда настало время кораблям отправляться в плавание, он еще не мог подняться с постели, и им пришлось уйти без него. На летнем солнце отец начал понемногу поправляться, но был еще очень слаб.

Как-то раз выдался особенно жаркий день, и даже ночью не стало намного прохладней. Я никак не мог уснуть, ворочался с боку на бок, шкуру скинул и лежал нагишом. Дверь в доме оставили открытой, чтобы не было так душно. Если бы она была закрыта, я бы, может, ничего не услышал. А тут меня разбудил топот бегущих ног, и мне стало ясно, что случилась беда.

«Вставайте скорее! Кто-то идет!» — только и успел я крикнуть, и в то же мгновение в двери показался первый воин. Следом за ним тотчас ворвались другие. Я различал их фигуры в чуть светлевшем дверном проеме. Женщины и все дети проснулись, дом наполнился криками, шумом. Мы, дети, плакали, но, по-моему, нас никто не слышал.

Женщины, вскочив, пытались защитить детей, но нас вырывали у них и отшвыривали прочь. Взрослых женщин и молодых девушек бросали обратно на постели и насиловали. Чужеземцы совсем озверели. Они ломали и крушили все подряд. Мой отец поднялся на ноги, но Он был слишком слаб, чтобы оказать сопротивление. От удара он свалился без сознания, и его связали.

Потом нас всех погнали на корабли. А напоследок иноземные воины подожгли все дома. У меня в ушах до сих пор раздается мычание коров в горящем хлеву. Его было слышно даже на корабле.

Мы плыли много-много дней. Меня мучила морская болезнь, все время рвало. По пути нам встречались бесчисленные острова, большие и малые, и кое-где мы приставали к берегу, чтобы пополнить запасы воды и продовольствия, а иногда воины отправлялись грабить и захватывали добычу. В конце концов мы приплыли сюда. Вот с тех пор я здесь и живу.

Угль рассказывал спокойно и бесстрастно. Видно было, что для него это — дело далекого прошлого и он уже столько раз мысленно возвращался к этим событиям, что успел к ним привыкнуть. На Арна же его рассказ произвел сильное впечатление.

— А мой отец… он тоже там был? — спросил он немного погодя.

— Конечно. Это он вел те корабли. А иначе как бы я стал его рабом?

— И это правда, что твой отец был хевдингом? Что ты был сыном хевдинга?

— Почему «был»? Я и есть сын хевдинга. Но что из этого?

— Ты думаешь, моя мать тоже… и моя сестра…

— Стал и рабынями? Само собой. А ты как думал? Разве у них теперь есть власть? Нет у них власти. И очень может быть, что их поселили в одной лачуге с моим отцом и моей матерью, с моими братьями и сестрами. Во всяком случае, колотушки они получают от одних и тех же людей. Если, конечно, их не продали.

— Но это же… это ужасно!

Хотя Арн сам догадывался, что так все и есть, ему показалась чересчур жестокой правда, высказанная в столь откровенной и грубой форме. У него комок застрял в горле.

— Еще бы! Конечно, ужасно. Это так же ужасно, как и то, что мой отец и моя мать рабы.

— Да, но они привыкли… то есть… они-то нет, по бывает ведь так, что человек родился уже рабом. И всю свою жизнь прожил рабом.

— И что же, по-твоему, это лучше? — В голосе Угля появились жесткие нотки.

— Ну… такие ведь, наверно, меньше от этого страдают. Раз они не знали ничего другого. — Арн не сдавался, хотя сам видел, что слова его звучат не слишком убедительно.

— Да разве тебе не ясно, что дело-то вовсе не в этом? Неужели ты не понимаешь, что такое положение, когда одни люди — рабы, а другие — свободные, вообще неправильно? И ведь все зависит только от случая: я родился, чтобы стать хевдингом, а стал рабом, а ты родился, чтобы стать хевдингом, и наверняка им станешь. Если только твой отец этой осенью вернется живым из похода.

— Конечно, вернется! Я уверен! — Арн испугался. Он и мысли не допускал, что отец может не вернуться.

— Ну хорошо, положим, что так. Но разве от этого все станет более справедливым? Разве то, что я стал рабом, более справедливо, чем то, что ты станешь хевдингом? Или наоборот?

— Да ну тебя, наболтал не поймешь чего! — буркнул Арн.

— Может, и наболтал. — Угль и сам сомневался, сумел ли он правильно выразить свою мысль, однако был уверен, что думает он правильно. — Но я-то знаю, о чем я говорю.

Арн молчал. Он был в замешательстве. Немного погодя он сказал:

— Когда отец вернется домой, мы с ним отправимся искать мать и сестру, я в этом уверен. Может, мы найдем и твоих родных. А если я попрошу, отец отпустит тебя на свободу за то, что ты помог мне спастись. — В голосе Арна звучала надежда.

— Можешь ни о чем не просить. — Угль сказал это совершенно спокойно.

Арн был поражен:

— То есть как? Разве ты не хочешь стать свободным человеком?

— Я и так свободный человек.

— Не понимаю. Что ты хочешь этим сказать?

— То, что я сказал. Я свободный человек. — Угль невозмутимо ковырял палкой в костре.

— Но… а если я не соглашусь, чтобы ты был свободным?

— Тогда я тебя убью. — Угль даже голоса не повысил.

Арн невольно отпрянул, но его не пускал парус, в который они вместе были плотно завернуты.

— Убьешь? А как?

Угль пожал плечами:

— Не знаю. Мало ли разных способов.

— А если… ну, а если мой отец не согласится, чтобы ты стал свободным?

— Тогда я и его тоже убью.

— И его убьешь? — Арн засмеялся, но как-то невесело; видно было, что ему совсем не до смеха, — Боюсь, что он тебя раньше убьет.

— Какая разница, — серьезно ответил Угль. — Важно, что рабом я больше не буду.

Они долго сидели в молчании. Арн попробовал выпутаться из парусины, но без помощи Угля это было невозможно.

Наконец Арн спросил:

— И ты бы правда мог меня убить?

— Да, — сказал Угль без тени злости в голосе. — Если бы это оказалось нужно. А ты бы предпочел, чтобы я сделал тебя своим рабом? Из нас двоих сильнейший ведь я.

Арн не ответил.

— Испугался? — чуть погодя спросил Угль.

— Угу, — нехотя и не сразу признался Арн. — Немножко.

— Что ж, теперь ты, по крайней мере, знаешь. Но бояться тебе нечего. Все ведь будет зависеть от тебя. А сейчас, может, ляжем спать? Наверно, уже поздно.

И они как были, замотанные в парус, перекатились и стене на кучу тростника и заснули, крепко прижавшись друг к другу. Точно пара щенят. Дождь давно прекратился, и все стихло. Еще полчаса назад, как всегда первым, завел свою звонкую песню певчий дрозд. А теперь послышался нежный посвист черного дрозда. На северо-востоке небо уже посветлело.

Ночь была на исходе, мальчики и не заметили, как она прошла.

Глава 15

Холод и непогода заставили мальчиков подумать об одежде, и на следующий день они взялись за дело. Сначала нужно было снять мерку и раскроить материал. Для этого один ложился на расстеленную парусину, а другой угольком обводил его контуры. Оставалось с помощью ножа вырезать для каждого по два куска: зад и перед. У Угля один кусок оказался в продольную полосу, а другой — в поперечную. Но он сказал, что это не страшно, зато они смогут издалека различить, кто из них идет.

Арн вполне серьезно с ним согласился, не сразу сообразив, какая это чушь. И потом они до конца дня потешались над этим, сшивая вместе вырезанные куски, для чего надо было ежовой иглой проколоть в парусине дырочки, а потом пропустить в них нитку, выдернутую из той же парусины.

Дважды за этот день мальчики откладывали шитье и отправлялись к кузне за железом, и каждый раз перед хижиной вырастала еще одна кучка поковок.

К вечеру они кончили портняжничать и надели на себя новую одежду. Рукава были короткие, а внизу рубахи доходили им до середины ляжки — это было именно то, что нужно в плохую погоду. А с полоской парусины вместо кушака получалась прекрасная одежда для работы.

Облачившись в новую рубаху, Угль принялся вырезать рукоятку для молота. Он твердо решил, прежде чем браться за кузнечное дело, привести в порядок весь инструмент.

Арн взял бадью:

— Есть хочется. Пойду принесу ракушек. Я жду не дождусь того дня, когда у нас наконец будет время добывать какую-нибудь другую еду. Слушай, а ты рыбу ловить не умеешь?

— Да нет, — ответил Угль. — Если бы в речке или в ручье, я бы мог. Этому я еще дома научился, до того как стал рабом. Мы там ловили рыбу руками или тонкой веревочкой. И я до сих пор помню, как это делается, но тут конечно, нужна сноровка.

— А я не раз видел, как ловят рыбу во фьорде — вершами. И я знаю, как это делается, да только не умею мастерить верши. Их плетут из ивовых прутьев.

— Это-то я как раз сумею, — оживился Угль, — Если ты только помнишь, какая у них должна быть форма. Мы же всегда спали на циновках из ивовой коры. Я их сколько сплел!

— Может, вместе у нас и правда получится, надо только друг другу помогать! — радостно подхватил Арн. — Представляешь, если мы будем ловить настоящую рыбу. От одной мысли под ложечкой сосать начинает. А пока схожу-ка я за той рыбкой, что прячется в ракушках.

Арн побежал к фьорду, а Угль продолжал вырезать рукоятку. «Надо только друг другу помогать», повторил он про себя и усмехнулся. Вот это совсем другой разговор, не то что в первый день!

Спустившись к фьорду, Арн бросил бадью и, вместо того чтобы тащиться к ракушечной отмели, пошел вдоль берега. В руке он сжимал большую толстую палку. Дойдя до знакомых зарослей тростника, он замедлил шаг и пошел тихонько, крадучись… Его возвращение домой было настоящим триумфом в одной руке он нес полную бадью воды, а в другой — крупного, почти взрослого утенка. Глаза Арна сверкали, и ему стоило немалых усилий сохранить спокойный вид. Кинув добычу к ногам Угля, он сказал, стараясь казаться равнодушным:

— Мидий я, к сожалению, не набрал. Придется нам обойтись вот этим.

Угль в изумлении переводил взгляд с утенка на Арна, потом с громким криком вскочил на ноги:

— Откуда ты его взял?

Он схватил утенка и стал его разглядывать, отставив руку и жадно облизываясь.

— Да просто заглянул в ту заводь — ну, и стукнул его. Раз уж я все равно пришел на берег, — сказал Арн, с трудом удерживаясь от улыбки. Ему даже стало как-то неловко оттого, что Угль пришел в восторг.

— А ну тебя, заткнись! — Угль дал Арну такого тычка в бок, что тот покатился по траве. — Давай скорей за дело! У меня в животе урчит — прямо будто опять гроза собирается.

— Давай, — сказал Арн, поднимаясь. — А что с ним надо делать-то?

— Ощипывать.

— Спасибо, об этом я и сам догадался. Но как это делают? Может, нам его глиной обмазать, как ежа?

— Не знаю, не пробовал. Лучше уж будем просто перышки выдергивать. Надо бы опустить его в кипяток, да кипятку у нас нет. Ну ничего, и так сойдет, утенок молоденький. А что не выщиплем, сгорит, пока будет жариться. Давай, начали! Каждый берет по крылу.

Мальчики быстро ощипали и выпотрошили утенка.

— Ну вот, — сказал Угль. Теперь только сполоснуть, и все. Да, а соли-то у нас нет. Такая досада. Придется поискать какие-нибудь травки.

— А может, сполоснем его в соленой воде? — предложил Арн. — Я же принес целую бадью, хотел отмыть большой чан.

— Правильно! — обрадовался Угль. — Все-таки он хоть чуточку да подсолится. А потом этой же водой можно по первому разу вымыть чан, он все равно такой грязный, что на него одной бадьи будет мало. Давай, ты сполоснешь утку, накопаешь вон там кореньев и очистишь, а я пока пойду поищу еще кой-чего для приправы. Ну красота — скоро будем есть жареную утку! С сегодняшнего дня ты назначаешься главным егерем нашего селения!

Угль скрылся в лесу, а Арн стал промывать утку. Он был счастлив и горд своей охотничьей удачей, но где-то в самой глубине души он был еще больше горд похвалой Угля.

Все в мире перевернулось вверх дном. Он гордится похвалой раба! Правда, вчера Угль ему сказал: «Я свободный человек». Но все равно…

Выкапывая топором коренья, Арн перебирал в памяти все события вчерашнего вечера. Трудный был вечер. Но хороший. Он, во всяком случае, считает, что хороший. Такой, что надолго ему запомнится. «Я тебя убью». Да, это, конечно, не слишком приятно было услышать. И он испугался. Не того, что Угль вдруг набросится на него и убьет.

Просто он почувствовал, как страшно быть целиком во власти другого человека.

Он, кажется, начинает понимать, каково это — быть рабом.

Но сегодня Угль его похвалил.

Они сидели, сытые и разомлевшие, слизывая с пальцев остатки утиного жира.

— Уф! — выдохнул Угль. — Спасибо за обед.

Арн не ответил. Лень было. Слишком он объелся.

— Надо нам торопиться, — продолжал Угль.

— Куда? — испуганно спросил Арн. Он сейчас даже помыслить не мог о том, чтобы куда-то торопиться.

— Перебить остальных уток. Они со дня на день могут улететь, тогда прощай жареная утятина.

— Ладно, я попробую. Только завтра, — пробормотал Арн.

Пока утка жарилась на угольях, каждый из них занимался своими делами. Арн мыл чан, несколько раз сливая воду, которую он приносил из фьорда, потому что это было ближе, чем бегать к роднику. А потом он начал вить тетиву для лука из ниток, надерганных из парусины. Работа эта требовала терпения: нитки были частью гнилые, а достаточно одной хоть чуточку подпорченной нитки — и тетива может ослабнуть.

Угль продолжал возиться с рукоятками для молотков.

Одна была уже почти готова. Спать мальчики улеглись в прекрасном настроении.

На сытый желудок легче глядеть в будущее.

Нежданно-негаданно, как это обычно и бывает, сделано было важное открытие — на следующий день, когда мальчики собрались наполнить вымытый чан родниковой водой.

— Надо сначала вылить из него соленую воду, — сказал Арн. — Мне вчера до того не терпелось приняться за жареную утку, что последняя бадья воды так в нем и осталась.

— Ты что-то путаешь, — сказал Угль, который стоял возле чана. — Он совершенно сухой.

— Ну, значит, она высохла, — возразил Арн. — Я же точно помню, что вчера там оставалась вода, Да и как не высохнуть — в такую-то жарищу, — продолжал он, взглянув на солнце, беспечно сиявшее на чистом голубом небе словно ни дождя, ни грома, ни туч не существовало в природе.

— А ведь до конца ты не сумел его отмыть, как я погляжу, — добродушно поддразнил Угль. — На дне тут какая-то грязь.

— Ерунду ты болтаешь! Никакой там не может быть грязи. — Арн говорил с полной уверенностью.

— Сам погляди. Что ж это, по-твоему, такое? Вот это, сероватое. По виду похоже на пыль.

Арн подошел. Угль был прав: на дне чана лежал тонкий слой пыли.

— Вчера этого не было, — решительно заявил Арн. — Последняя вода была совсем чистая. — Он потрогал пыль пальцем. — Она пристала ко дну, — удивленно сказал он.

Угль тоже потрогал. Пыль действительно прилипла ко дну. Они соскоблили немножко и стали рассматривать. И вдруг Угль лизнул палец.

Минуту он стоял, сосредоточенно стараясь распробовать…

— Соль! — завопил он.

— Да не может быть! — не поверил Арн. — Откуда ей взяться?

— Почем я знаю. Но это соль. Попробуй!

Арн попробовал. И правда соль.

— Но что за чудеса, откуда она могла взяться? — снова спросил он.

— Откуда? — повторил Угль. — Вчера ты налил сюда воды, и она высохла. Воду ты принес из фьорда. А во фьорде вода соленая. Вот оттуда, наверно, и соль.

Арну пришлось согласиться. Во всяком случае, другого объяснения он не находил.

— А знаешь что? — Арн наморщил лоб. — Ведь тогда мы можем просто… мы можем сами…

— Ну да, вот именно! Сейчас мы это сделаем. Воду будем таскать из фьорда напеременку. Чур, я первый иду за водой, а ты пока разведи большой костер.

— Зачем?

— Затем, что когда вода кипит, то при этом она высыхает. Надо помочь солнцу. Ты же сам сказал: надо только помогать друг другу — и все получится, — ухмыльнулся Угль. И, схватив бадью, исчез.

Глава 16

Проходили дни. И с ними проходило лето.

Каждый день был заполнен работой. Но работали мальчики сами на себя, и труд приносил им радость.

Давно уже был приспособлен под наковальню большой камень, и Угль усердно осваивал кузнечное ремесло. Он соорудил из глины горн, набрал на пожарище древесного угля. Не совсем такого, как нужно для горна, но в угольной яме у кузни отыскался и настоящий, хороший древесный уголь. Если он смешивал тот и другой, то вместе они давали довольно жару, чтобы раскалить железо докрасна. Мехов не было, но Угль сделал из ветки бузины трубочку, вставлял ее в отверстие печи и через нее дул на угли, пока они достаточно не раскалятся. Это было трудно и отнимало много времени, но все-таки дело шло. А когда Арн бывал свободен, он помогал раздувать огонь.

Вначале Угль просто колотил молотом по раскаленному железу, уверенный, что железо покорно подчинится его воле. Убедившись, что из этого ничего не выходит, он сел, зажмурился и постарался вспомнить, как работал кузнец. Часами простаивал Угль у наковальни, снова и снова пробуя ковать и время от времени присаживаясь и вспоминая.

По вечерам, перед тем как уснуть, он опять представлял себе кузнеца за работой и упорно старался припомнить каждое его движение.

Мало-помалу у него стало получаться лучше, и наконец настал день, когда он понял, как надо действовать молотом, чтобы изменить форму железной заготовки. Он сделал первый большой и важный шаг на пути к своей цели — научиться повелевать огнем и железом.

После этого он начал быстро двигаться вперед. Вскоре он уже умел гнуть железо, не ломая его, и из-под его молота стали выходить первые полезные для хозяйства вещи. Угль не мог скрыть своего торжества, когда вручил Арну первый наконечник для стрелы.

Арн между тем прилежно упражнялся в стрельбе из лука. Нельзя сказать, чтобы он достиг совершенства, но его мастерство росло прямо на глазах, и он все чаще возвращался домой с какой-нибудь подстреленной птицей. Главным добытчиком пищи был теперь он, а готовили они вместе, помогая друг другу.

Так же, помогая друг другу, они сплели из бересты и ивовых прутьев верши. Правда, красотою их верши не блистали, тем не менее мальчики единодушно решили, что они вполне сгодятся, и, отплыв на лодке от берега, забросили их в воду. Но прежде они привязали к каждой верше узенькую полоску парусины, к другому концу которой была привязана небольшая деревяшка. Плавая на поверхности воды, она должна была указывать, где находится верша. Мальчики очень гордились плодами своих трудов и были уверены, что наловят уйму рыбы.

Однако их ожидало горькое разочарование — в верши ничего не ловилось. Изо дня в день они вброд или на лодке отправлялись их проверять и не находили ни единой рыбины. Некому было им объяснить, что в новую вершу рыба не идет. Лишь после того, как верша какое-то время полежит в воде, пропитается ее вкусом, пропахнет илом и водорослями, можно рассчитывать на улов.

Не зная этого, они в конце концов махнули рукой и оставили верши лежать там, куда они нх забросили. Пришлось довольствоваться мидиями, кореньями и зеленью да еще тем, что Арну удавалось иногда подстрелить или поймать. Но пожаловаться на голод они не могли.

Арн перебил почти всех уток, и мальчики их присолили и закоптили. Копченые утки здорово попахивали дымком, но все же это было лакомство, которое оставлялось на тот случай, когда не было совсем ничего другого. Вот так и выходило, что иной раз, когда Арну не посчастливится на охоте, у них был пир с утятиной. Но вообще копченых уток они берегли. Это был их запас на черный день, причем запас, который действительно не портился — они ведь открыли способ добывать соль.

Арн шел с луком вдоль берега фьорда. День выдался на редкость неудачный. Он долго крался за парой крупных грачат, которые, перелетая с дерева на дерево, увели его далеко от дома. Наконец, уже ближе к вечеру, он подобрался к ним так близко, что мог выстрелить. Попасть ничего не стоило, ужин им был обеспечен. Арн действовал спокойно и осторожно. Он поднял лук, оттянул тетиву, прицелился — и тетива, звонко щелкнув, лопнула. Лук распрямился так резко, что отдало в руку, а грачи, всполошившись, с криком улетели в чащу леса.

Арн готов был зареветь от огорчения, но сдержался. Это лето успело его закалить. Он просто повернулся и пошел домой. Что ж, выручат ракушки, это дело верное.

Выйдя на незнакомую полянку, он вдруг увидел дерево, не похожее на другие… Яблоня! Значит, немножко все-таки повезло. Арн стянул с себя рубаху и, набрав яблок, высыпал их в нее и увязал. Конечно, лесные яблоки кислые до ужаса, но все-таки это еда и для разнообразия совсем неплохо.

На ракушечной отмели он насобирал ракушек и сложил их в узел поверх яблок, с беспокойством прикидывая, хватит ли. Оттого что Угль стал кузнецом, аппетит у него не уменьшился, да и сам он после затянувшейся охоты здорово проголодался. Тащась по воде к берегу, Арн бросил взгляд на тростниковые заросли, где когда-то жили утки. И тут он вспомнил про верши. В них уже много дней никто не заглядывал — зачем, если рыба все равно не ловится. Но сейчас делать ему было нечего, с лопнувшей тетивой много не наохотишься. Пойти, что ли, заглянуть в верши? В конце концов, занятие ничуть не хуже, чем дуть для Угля в бузинную трубочку. Арн перекинул поклажу на другое плечо и побрел к вершам.

У первой же верши ему стало ясно, что он пришел слишком поздно. Два крупных краба его опередили — большой, начисто обглоданный рыбий скелет был наглядным тому свидетельством. Арн зло выругался и потряс вершу, чтобы вытряхнуть из нее крабов, но не тут-то было. Верша ведь устроена таким образом, чтобы добыча легко попадала внутрь, а выбраться обратно не могла.

В сердцах отшвырнув вершу, Арн зашагал к берегу.

Там он бросил узел с яблоками и ракушками на траву, отыскал подходящую палку и снова отправился к вершам.

Просовывая палку в дырочки плетения, он размолотил крабов на мелкие кусочки, причем проделал это весьма основательно, с каким-то даже мстительным злорадством: вот им за то, что съели его рыбу.

В следующей верше тоже были крабы и рыбий скелет. Но была еще и рыба! Таймень! Не то чтобы огромный, однако же порядочный. А рыба — значит, еда. Арн осторожно поднял вершу и вдруг понял, что не знает, как извлечь из нее тайменя. Вдруг он вырвется и ускользнет?

В конце концов он взял вершу под мышку и пошел с нею к берегу. Там-то на траве он как-нибудь управится с этим тайменем, хоть и нет у него сноровки в обращении с рыбой.

Умертвив крабов, он сунул руку внутрь, чтобы вытащить тайменя. Рыбина трепыхалась, била хвостом, и, только когда Арну удалось схватить ее за жабры, он смог извлечь ее из верши. Бросив тайменя на траву, он несколько раз стукнул его камнем по голове, и тот затих. Теперь можно было взять его в руки и полюбоваться. У Арна сердце заколотилось от радости, когда он представил себе, как принесет его Углю.

Он положил тайменя к яблокам и ракушкам, выковырял из верши остатки крабов и рыбий скелет и понес ее обратно.

Три раза ходил он взад и вперед. В следующей верше было три угря — правда, один был дохлый. В четвертой был таймень несколько меньшего размера, чем первый, а в последней — два скелета и целая стайка крабов.

У Арна голова кружилась от неожиданно свалившейся на него радости. Пока он возился с угрями, которых никак не удавалось вытащить из верши, он все думал, какой необыкновенной удачей может обернуться лопнувшая тетива. Ведь не порвись у него тетива, он бы не пошел к фьорду за ракушками и не было бы у него ни времени, ни охоты смотреть верши. А сейчас у него четыре рыбины, и он совершенно уверен, что в будущем сможет ловить еще гораздо больше, судя по всем этим скелетам. Сколько же еды они с Углем проворонили! Но теперь все будет иначе: каждое утро он будет первым долгом осматривать верши.

А угри между тем никак не давались ему в руки. Не успеет он их схватить, как они, извиваясь, тут же выскользнут, и опять начинай все сначала. Руки у него были все в слизи, и Арн уже сомневался, сумеет ли он их прикончить, даже если в конце концов вытащит. Был бы у него нож…

Ну ничего, в другой раз он не забудет взять его с собой.

После того как он сообразил песком стереть с рук слизь, ему удалось вытащить одного угря. Но тот, продолжая биться и извиваться, мгновенно вырвался и заскользил по траве к воде. Арн бросился за ним, схватил, снова упустил и, когда угорь был уже на песке, снова поймал и наконец-то крепко придавил его, но поднять не решался — ведь до воды оставалось всего ничего.

Пригнувшись, он впился в угря зубами и, придерживая его за голову и за хвост, поднял с земли. Так он донес его до сделанного из рубахи узла и живого бросил к яблокам, ракушкам и тайменям. Расправившись тем же способом со вторым угрем, он поскорее перевязал узел кушаком, боясь, что строптивые рыбы снова попытаются улизнуть. И потом чуть ли не бегом отнес на место вершу. Ему не терпелось попасть домой и показать свою добычу Углю.

Гулкие удары молота весело разносились в вечерней тишине, и так же гулко билось сердце Арна в предвкушении того, что скажет Угль, увидев его добычу. Но, как всегда в таких случаях, Арн изо всех сил старался напустить на себя равнодушный вид, хотя знал, что Угль все равно мигом его раскусит.

Еще издали заметив Арна, Угль поспешно шмыгнул в хи; кину и тотчас выскочил обратно. Потом кивнул Арну, сунул в горн какую-то железку и, став на колени, начал дуть в бузинную трубочку.

Арн приближался очень спокойно, не торопясь. Кинув на землю свой узел, он отер пот со лба.

— Привет кузнецу, — сказал он, отдуваясь.

— Привет главному егерю. — Угль перестал дуть в горн. — Что ты принес нам на ужин?

— А ты угадай!

Арн указал на полосатый узел, который, собственно, был его рубахой, грязной и насквозь промокшей.

— По виду сильно смахивает на ракушки.

— Тебя не проведешь, — сказал Арн, развязывая узел.

Он вытащил горсть ракушек и кинул Углю. Тот на лету подхватил их, постукал по ним кузнечным молотом и высосал одну за другой.

— А вот это тебе на закуску, — сказал Арн, и несколько яблок по траве покатилось к Углю. — У меня тетива лопнула, представляешь? — продолжал он.

— Ах ты, какая досада. — Угль от души посочувствовал Арну — ведь это все равно, как если бы у него сломался какой-нибудь кузнечный инструмент. — Ну ничего с мидиями и яблоками мы вполне проживем! — добавил он в утешение.

— У меня, правда, есть еще и вот что, — сказал Арн и кинул Углю маленького тайменя. Он уже едва сдерживался.

— Как!.. Да это же…

— И вот что! — Арн кинул большого тайменя. — И еще вот что! — завопил он, подпрыгивая и приплясывая, и вытряхнул из мешка угрей. — Только осторожно, чтоб они не улизнули! Они жуть какие шустрые.

— Но где же?.. Откуда?.. — Угль вскочил в полной растерянности.

— Да в вершах же! — вопил Арн. Но ты смотри за этими двумя! Они ужасные хитрюги. Если бы ты знал, сколько я с ними промучился! Где у нас нож?

Общими усилиями они отрезали угрям головы.

— Я просто опомниться не могу! — вырвалось у Угля, когда они наконец уверились, что угри больше никуда не убегут. — Как же все-таки это получилось?

И Арн пустился в в пространное, полное драматических подробностей повествование о своих приключениях, начиная с грачат и лопнувшей тетивы и кончая тем, как он впился в угрей зубами.

— Мы можем ловить еще больше, я уверен. Там было столько скелетов — это крабы их пожрали. Теперь я буду проверять верши каждое утро. Но надо иметь при себе нож. Знал бы ты, как мне сегодня не хватало ножа!

Угль как-то странно улыбнулся. Пока Арн рассказывал, он успел почистить рыбу, и теперь она лежала перед ним на траве.

— Знаешь что, — предложил он, — давай устроим сегодня праздник! Мы ведь с тобой пропустили Праздник середины лета, вот и отпразднуем его с опозданием. Итак, принимаемся за стряпню. У нас будет суп из мидий, жареная рыба и яблоки.

Глава 17

Лето близилось к концу. Дни мелькали один за другим, то солнечные, то дождливые, то пасмурные с изморосью, и истрепанная непогодой хижина выглядела уже довольно жалко. Хоть бы корабли вернулись пораньше, чтобы до наступления осенних холодов успеть построить настоящие дома.

Постепенно вынужденный союз двух мальчиков перерос в товарищескую близость, а затем и в дружбу — так, как и должно было быть. Они хорошо дополняли друг друга в работе и о многом думали почти одинаково, хотя было и такое, в чем они резко расходились.

С тех пор как Арн начал приносить рыбу, с едой стало гораздо проще. Конечно, хороший улов бывал не каждый день, но Арн становился все более искусным стрелком, и охота доставляла ему удовольствие. Кроме того, он все смелее использовал разные травы и коренья и многое уже успел перенять из поварского искусства Угля. Втайне он наслаждался сознанием, что именно он обеспечивает пищей их маленькое селение. Он чувствовал, что это настоящее мужское дело. И научился не краснея принимать похвалы Угля.

А Угль целыми днями что-нибудь ковал. Он трудился, не жалея сил, стараясь поднатореть в кузнечном ремесле, чтобы, когда кузнец вернется из похода, начать работать вместе с ним. Дел будет много, ведь селение придется отстраивать заново, и, чем больше он будет уметь, тем легче будет Арну убедить отца отпустить его на волю. Если же это не удастся, он твердо решил бежать, хотя за лето он так привязался к Арну, что ему не хотелось покидать селение. К тому же здесь была единственная возможность встретиться вновь со своими родными. А сделавшись свободным человеком, да еще кузнецом, он сможет выкупить их из неволи, если у них не будет другой возможности освободиться. Он знал, стоить это будет дорого, очень дорого, но он рассчитывал на помощь Арна.

Ну, а если ему не повезет и придется все-таки бежать, чтобы избавиться от рабства, тогда тем более важно научиться всему, чему только можно. Хороший кузнец нужен везде, но он покамест слишком молод и должен на деле доказать свое умение, если хочет, чтобы люди в него поверили.

Поэтому Угль трудился упорно, не зная устали.

Много времени он потратил, выковывая топор, и Арн усердно ему помогал, потому что заготовка была толстая и нужно было раздувать огонь, чтобы в горне было достаточно жару. Особенно долго бился Угль, пытаясь сделать проушину для топорища. Он не знал, как к этому подступиться, и мог действовать только наугад. Держа поковку щипцами, он пробовал пробить ее насквозь зубилом, но ему никак не удавалось как следует раскалить железо. В конце концов он сдался. Придется спросить у настоящего кузнеца. Но головке топора он сумел придать нужную форму, а потом прожег отверстие в топорище и прочно всадил в него головку.

С того дня, как мальчики обзавелись настоящим топором, они начали валить большие деревья. Им хотелось удивить и обрадовать дружинников, когда те вернутся из похода. Ведь надо будет сразу приниматься за постройку новых домов — и вот первые прямые и длинные бревна уже лежат срубленные топором, который сделал Угль. Это тоже пойдет ему в зачет. Составленный Углем план был тщательно, до мелочей, продуман.

Скворцы давно уже начали собираться в большие стаи. Каждый вечер тысячи, даже десятки тысяч скворцов появлялись над фьордом и то вились совсем низко над тростниковыми чащами, то взмывали вверх и уносились вдаль, а потом вдруг дружно, всей стаей, поворачивали назад — и продолжали свое представление, пока наконец со страшным гамом не усаживались в заросли тростника. Наутро их не было, но каждый вечер они появлялись вновь.

Ночи становились все темнее, вечера — все короче, и мальчики ловили себя на том, что их все чаще тянет на прибрежные холмы, откуда хорошо видно горло фьорда — узкий пролив, через который войдут во фьорд корабли, когда они наконец вернутся с чужбины. Мальчики понимали, что еще слишком рано, но обоим так хотелось, чтобы в этом году корабли пришли пораньше! Ведь если викингам сопутствовала удача, то есть если они много наторговали и награбили, вполне могло быть, что они вернутся раньше обычного.

И Угль и Арн прекрасно знали, ради чего они совершают свою ежедневную прогулку, но никогда не заводили об этом речь, скрывая друг от друга свое нетерпение. И каждый день возвращались домой разочарованные.

Вокруг на тощих полях поспели хлеба, но не было рабов, чтобы их убрать. Урожай был скудный, лето ведь стояло сухое и жаркое. Мальчики пробовали рвать колосья и пальцами вылущивать из них зерна, а потом молоть их и варить кашу. Они старались как могли, но то, что получалось, не приводило их в восторг. Каша выходила какая-то безвкусная. Правда, в холодные дни от нее делалось тепло в животе, а это было уже немало. Одежда у мальчиков износилась и порвалась, хотя самые большие дыры они зашивали с помощью ежовых игл и ниток, надерганных из уцелевших обрезков парусины.

Да, хотя и Арн и Угль держались стойко и не падали духом, пора было все же кораблям возвращаться домой.

Как-то раз, темным осенним вечером, мальчики сидели у костра, обгладывая косточки зажаренных на ужин птиц, которых подстрелил Арн. Выло прохладно, и, набросив на плечи свои парусиновые одеяла, они с аппетитом ели и болтали. Насколько они были молчаливы в начале своего знакомства, настолько любили они поболтать друг с другом теперь. Разговаривали они по большей части о будущем: как все сложится, когда корабли вернутся домой, как будет отстраиваться селение, как они разыщут своих родных. Они были уверены, что искать их нужно где-то севернее, потому что весной все корабли уплывают на юг, а значит, возвращаясь, они плывут на север. Пусть отец Арна пошлет на север нескольких верных людей. Они там разбредутся по разным местам, расспросят о новостях и без труда нападут на след матери и сестры Арна, а также других женщин из селения, они ведь их всех хорошо знают. А когда они их найдут, то вернутся домой и после этого все вместе отправятся в поход, чтобы совершить ответный набег и отомстить. Хорошо бы, к тому времени фьорд еще не сковало льдом, тогда можно будет плыть на кораблях. А нет, так придется идти в пеший поход.

Арн уже сто раз излагал этот план. Он был уверен, что отец его одобрит, и уверен, что его удастся осуществить.

Наконец он умолк.

Немного погодя Угль сказал:

— А у меня для тебя кое-что есть. Небольшой подарочек.

— Ну да! Какой? — Арн мгновенно загорелся.

— Потерпи, скоро увидишь, — по своему обыкновению, поддразнил его Угль.

— А где он? Ну давай же скорей!

— Он в хижине. — Угль встал. — Посиди тут, я сейчас.

Минуту спустя он вернулся. В руке у него был какой-то продолговатый предмет, в темноте Арн не мог разглядеть, какой.

— Вот, пожалуйста, — сказал Угль, протягивая его Арну.

Арн взял. Это был нож в деревянных ножнах, удобный, красивой формы и невероятно острый.

Арн обомлел.

— Но это же… это нож! — выговорил он, опомнившись.

— Ну да, — смущенно улыбнулся Угль. — Пригодится, когда будешь воевать с угрями. И потом, тебе теперь будет чем защищаться, если я захочу тебя убить. — Лицо Угля расплылось в широкой улыбке.

Арн в ответ тоже улыбнулся. Он пересел ближе к костру, чтобы получше рассмотреть подарок. Ножны, блестящие и гладкие до того, что на ощупь казались мягкими, состояли из двух половинок, выдолбленных изнутри и стянутых узенькими полосками высушенной кожи угря. Лезвие у ножа было острое, красивой поковки, а ясеневая ручка — старательно выскоблена, прочно насажена и дополнительно укреплена с помощью смолы и той же угриной кожи. Такому ножу мог позавидовать любой мужчина. На его изготовление пошло, должно быть, немало времени.

— Какой он… замечательный! Но когда же ты его сделал? — удивленно спросил Арн.

— Когда ты уходил на охоту, — сказал Угль. — А когда ты был дома, я прятал его в хижине. Помнишь, как ты в самый первый раз принес рыбу? Я в тот день завозился с ним — еле-еле успел его спрятать до того, как ты подошел. И чуть ли не первое, о чем ты заговорил, — это что тебе очень нужен нож.

— Но почему ты даришь его мне?

— Потому что… — Угль смутился. — Потому что это первый нож, который я сам сделал. И еще потому, что он, по-моему, хороший.

Больше Угль ничего не сказал. Что тут объяснять.

Но Арн понял. Вернее, в голове у него мало-помалу начало кое-что проясняться. Он сидел и думал о том, что поступок Угля достоин хевдинга. Но когда в его сознании возникло слово «хевдинг», ему стало стыдно, потому что, раз он подумал о хевдинге, значит, он в то же время как бы подумал и о рабе.

Все, что он пережил за минувшее лето, беспорядочно замелькало в его памяти, и отдельные мгновения, словно вдруг остановившись, живо вставали у него перед глазами. Он вдруг отчетливо увидел себя самого, каким он был в первое утро после набега, а затем себя сегодняшнего и не без удовольствия отметил перемену, которая произошла в нем за это время. Ему не надо было долго думать, чтобы понять, кому он обязан этой переменой.

— Спасибо, — сказал он тихо. И чуть погодя добавил: — И за все остальное тоже.

Последнего Угль предпочел не расслышать. Слишком трудно было бы на это ответить.

— Не за что, — сказал он. — Надеюсь, он хорошо тебе послужит.

Потом они сидели и смотрели на фьорд. И, быть может, впервые чувствовали, что молчание их объединяет.

А несколько дней спустя они стояли бок о бок на вершине одного из прибрежных холмов и смотрели вдаль, на узкий пролив, где показались три полосатых паруса. Ветер дул слабый, но попутный, и викингам незачем было грести. Медленно приближались корабли к родным берегам. Головы драконов, украшавшие их нос, сейчас были убраны, чтобы не дразнить духов, которые охраняют здешние земли, и показать, что корабли пришли с миром.

Арн и Угль стояли плечо к плечу. Хоть они никогда и не говорили об этом, но это была минута, которой они все лето ждали. Четырнадцати-пятнадцатилетние мальчишки не должны оставаться совсем одни. Только удача помогла им выжить. Удача и стойкость.

— Вот отец и возвращается домой, — тихо сказал Арн. — Теперь справедливость будет восстановлена, и ты станешь свободным человеком. По-настоящему свободным. Но хевдингом ты, наверно, так никогда и не станешь. — Последнюю фразу Арн произнес немного виноватым тоном.

— Хевдингом. — Угль криво усмехнулся, растягивая это слово и будто пробуя его на вкус. — Я и не рвусь стать хевдингом. Хевдингом человек становится потому, что у него отец хевдинг, или потому, что он богаче других или имеет больше власти, а значит, может применять насилие. А я стану кузнецом. Кузнецом может стать только тот, кто умеет работать головой и руками.

Двое друзей обменялись коротким взглядом. И снова стали смотреть на корабли, которые, разрезая воды фьорда, медленно приближались к берегу.